Бирюков – о «Торпедо», Скудре и Юшкевиче
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Алёна Шилова

Бирюков: про Юшкевича — без комментариев, поговорим о Скудре

Михаил Бирюков уверен, что Петерис Скудра скоро выведет «Торпедо» из кризиса, а вот в «Югре» ситуация печальная и большие долги.
23 января 2015, пятница. 15:30. Хоккей
Вратарь Михаил Бирюков по ходу сезона перешёл из «Югры» в «Торпедо». Вратарь несколько лет в Ханты-Мансийске играл первую скрипку, но в этом сезоне ситуация изменилась. Об обмене Бирюкова говорили несколько месяцев, и в результате он случился. 29-летний голкипер утверждает, что руководство «Югры» даже не объяснило ему причины расставания, считает, что поступить с ним могли и с большим уважением, а также рассказал о финансовых проблемах клуба, трёхмесячных долгах перед игроками, а вот вопрос работы с Дмитрием Юшкевичем просто попросил оставить без комментариев.

Есть шанс всё изменить. Переживать или радоваться будем потом, осталось не так долго. Сейчас каждая игра «от ножа». Нужно просто попытаться перевернуть ситуацию, другого выхода нет.
Бирюков в «Торпедо» практически без раскачки и вынужденно стал первым номером. Сам он старается играть на уровне в каждом матче, получать удовольствие и не унывать из-за затяжной серии поражений, поскольку верит, что у главного тренера команды Петериса Скудры всё получится.

«Соврал бы, сказав, что мы на позитиве»


— «Торпедо» никак не может прервать серию поражений. Несколько игр команда действует неплохо, в том числе не позволили СКА забить ни одного гола за 65 минут.
— Думаю, что в матче со СКА мы играли достойно. В СКА серьёзный подбор игроков, они в любой момент могут собраться, добавить и решить исход матча. Просто нам было нужнее, для нас каждая игра сейчас как последняя, всё на кону стоит. Может, поэтому СКА не так ярко смотрелся на нашем фоне, мы изо всех сил бились, «кусались», цеплялись. Для нас это был очередной кубковый матч. И это не первая игра, когда наша команда выглядела как минимум не хуже соперника. Но, к сожалению, победа опять была не на нашей стороне. Мы уже много матчей так играем на равных, но чего-то нам не хватает, чтобы завоевать три или хотя бы два очка и одержать победу.

— У «Торпедо» сейчас очень непростой период, восемь поражений подряд. Как команда переживает эту ситуацию?
— Нам это очень непросто даётся. Я бы соврал, если бы сказал, что мы сейчас на позитиве. Это неправда. Я не так давно в Нижнем Новгороде, но вижу, что в «Торпедо» нет людей, которым всё равно, которые ходили бы и улыбались. Мы ещё после матча с ЦСКА собрались с ребятами и договорились между собой, что независимо ни от чего будем биться до последней секунды. Пускай всё будет против нас, но мы не будем опускать руки. Смысла переживать сейчас нет. Каждый день нужно двигаться вперёд. Есть шанс всё изменить. Переживать или радоваться будем потом, осталось не так долго. Сейчас каждая игра «от ножа». Нужно просто попытаться перевернуть ситуацию, другого выхода нет. Нет времени сидеть и переживать, расстраиваться, хотя иногда очень хочется. И бывают такие моменты, когда руки опускаются. Но допускать такое нельзя, ни к чему хорошему такие настроения не приведут.

— То есть настрой в команде хороший?
— Я считаю, что да. И я рад, что мы с ребятами хорошо поговорили, что все мы пониманием друг друга. Это было необходимо: глядя друг другу в глаза, мы договорились, что каждый что может будет отдавать для победы, для команды. Мы верим, что перевернём ситуацию.

— Чем вы можете объяснить эту серию поражений? Отчего в «Торпедо» сейчас кризис?
— Сложно сказать. В основном все поражения в одну шайбу. Нет провалов. Бьёмся в каждой игре, цепляемся, «кусаемся». Просто какие-то нюансы сказываются. В матче с рижским «Динамо», допустим, шайба за секунду до конца первого периода залетела, хотя вообще летела мимо ворот, попала в ногу игроку. Это, видимо, как снежный ком уже. Когда выигрываешь, когда ты на подъёме, победная серия как бы катится. Сейчас всё наоборот, в негативном плане. Мы постоянно разговариваем с главным тренером… Нам ничего не остаётся, как просто сжать зубы и за счёт работы, самоотдачи перевернуть эту ситуацию. Идти вперёд, каждый день начинать с нуля, выкладываться на 100 процентов.

«Скудра ненавидит проигрывать! Мы стараемся ему соответствовать»


— Главному тренеру Петерису Скудре удаётся в такой ситуации сохранять спокойствие? Чувствуете в нём уверенность?
— Всем известно, что спокойствие и наш тренер несовместимы (улыбается). Петерис — очень эмоциональный человек. И я считаю, что эти эмоции нам должны помочь. Они бывают и негативные, и позитивные. Но всё происходит по заслугам в отношении игроков. Если мы своей работой заслуживаем, то эмоции позитивные, а когда кто-то не доработал, ни один тренер не будет хвалить игрока. За этот короткий срок, что я нахожусь в «Торпедо», сделал вывод, что Петерис очень эмоциональный человек, и он ненавидит проигрывать. Просто ненавидит! Я уверен, что он не даст команде проигрывать.

Петерис очень эмоциональный человек, и он ненавидит проигрывать. Просто ненавидит! Он делает всё, что от него зависит, настраивает нас на каждый матч, как на последний бой. Мы стараемся соответствовать его требованиям, но не всегда получается.
Он делает всё, что от него зависит, настраивает нас на каждый матч, как на последний бой. Мы стараемся соответствовать его требованиям, но не всегда получается. Он не даёт нам опустить руки и каждый день своими эмоциями пытается зарядить нас позитивной энергией. Где надо, он хвалит, где надо ругает. Эти его эмоции гонят нас вперёд, не дают нам закиснуть.

— Зачастую Скудра позволяет себе на пресс-конференциях критиковать игроков своей команды, в том числе вратаря Ивана Касутина. Сам Петерис это очень логично объяснил, и наверняка многие тренеры с ним согласны. Просто в КХЛ как-то сложилось, что игроков не критикуют. А вы вот спокойно к критике относитесь? Если главный тренер о ваших ошибках будет публично говорить?
— Пока если ко мне были какие-то претензии, а больше даже нюансы по игре, то Петерис мне об этом всегда говорил лично. О положительных моментах он мне тоже говорил. Поэтому то, что я вижу на сегодняшний день в плане его взаимодействия с игроками, правильно и справедливо. Если ты заслужил похвалу – тебя похвалили. Если ты заслужил обратное – тебя ругают. Да, он не стесняется. Да, это не очень приятно. Но мне очень нравится, что для него нет разделения — эти хорошие, а эти плохие. У этого тренера все игроки одинаковые, и каждому он всегда по заслугам что-то высказывает. Я так вижу ситуацию.

— Вот вы сказали, что тренер не стесняется, критикуя, а эта чрезмерная эмоциональность Скудры не давит на игроков?
— Сложно говорить за всех. Тем более у нас больше чем полкоманды были травмированы, только сейчас возвращаются. Я, например, всегда как делаю? Ставлю себя на место человека, на данный момент Петериса. Он очень эмоциональный человек, не любит проигрывать, терпеть этого не может, и я понимаю его состояние. Я вижу, как он старается сам показать своим примером, что не нужно опускать руки, каждый день нужно начинать с чистого листа, пахать, не щадя себя, чтобы перевернуть это всё.

Понятно, что ситуация неприятная, но она взялась не просто так. Во-первых, больше половины команды травмированных. Никто не хочет в этом искать какие-то оправдания и списывать на это все неудачи. Но, тем не менее, это сыграло и играет не последнюю роль. Тут вообще много нюансов сказалось. Конечно, неприятно, что есть такое напряжение и натиск. Но не всегда стоит похвалу получать. Нужно пережить этот период.

— Тут вопрос терпения руководства.
— Если Петерису дадут время на следующий год и костяк останется, когда пройдёт через эти неудачи и закалится, у «Торпедо» будет уже другая команда. Не бывает тепличных кубковых команд, которым всё легко даётся и они идут, как по красной ковровой дорожке. Вспомним ту же ситуацию Олега Знарка, когда у его команды было 11 поражений. Я не говорю, что это нормально и к этому нужно стремиться, но в той ситуации закалялась чемпионская команда. Руководство тогда просто предоставило главному тренеру время, верило в него. А Петерис только второй год работает главным тренером, он ещё очень молодой в этой должности, и для него тоже всё в новинку. Только с опытом приходит такое.

«Тема «Югры» для меня больная и тяжёлая»


— Вы перешли в «Торпедо» из «Югры» не так давно, и практически без раскачки пришлось стать первым вратарём команды. Непросто в такой ситуации?
— Поначалу я вообще ничего не успел понять. Единственное могу сказать, что я был готов к переходу. Я не знал, куда конкретно перейду, говорили то про один клуб, то про другой. Всё ходило вокруг этой темы и немножко нервировало. Последний месяц в Ханты-Мансийске я практически «сидел на вещах», все сумки были собраны. Я жил одним днём. Даже начал уже кое-что домой отправлять. Я работал с командой, но так как я не играл, мы с тренером вратарей ещё дополнительно работали, брали лёд, зал. Я готовил себя и внутренне, и физически к тому, что может случиться такая ситуация.

Лидеров из «Югры» искусственно убирали. Скороходова, Хлынцева, Хвостова, Пепеляева, Бирюкова. А к результату это пока не привело. Всё в «Югре» печально. И очень большие финансовые задолженности, уже больше трёх месяцев.
— И это случилось.
— (Улыбается.) Да, готовил-готовил, и тут пришли и сказали, что я теперь в «Торпедо». Сначала я удивился немного от неожиданности. Мы как раз в поездке были, я играл с «Сибирью», и мне говорят, что у меня ночью самолёт… Я прилетел, мы выспались, и мне говорят, что вот уже игра с «Локомотивом». Всё получилось очень быстро. С другой стороны, мне кажется, что это и хорошо. У меня не было лишних мыслей в голове, обид и иллюзий. Просто я постарался сконцентрироваться и играть. Вроде, всё безболезненно прошло.

— А эта ситуация с «Югрой» вам понятна?
— Если честно, очень тяжёлая для меня ситуация. Сейчас уже проходит такой период в «Торпедо», когда я втянулся, и мысли лезут в голову, хотя стараюсь их от себя гнать. Для меня это очень больная тема. Тема разочарования. И не только для меня, а вообще для моей семьи. Я как-то тянулся к «Югре». У меня очень хорошее время было в этой команде. Я не понял просто, что произошло, и мне никто ничего не объяснял. Я несколько раз задавал вопросы: «Почему такое решение? Что произошло? В чём моя вина?». Одно дело, когда у меня какие-то конфликты были по молодости, когда отчасти я сам был виноват, а здесь я просто не знаю, что произошло. Мне говорили чётко: «Претензий к тебе нет». Летом я прошёл все тесты, у меня не было ни лишнего веса, ни каких-то других проблем. Да, возможно, в играх были какие-то нюансы, не всё получалось. Может, от меня ждали большего. Но тогда было начало сезона, новый тренер, новая команда. Я считаю, что мы всё равно неплохо играли. Сейчас они взяли других вратарей, но ситуация не изменилась, если только не ухудшилась, как я вижу уже со стороны, судя по результатам.

«Про Юшкевича — без комментариев»


— Что вам говорил главный тренер команды Дмитрий Юшкевич?
— Летом я встречался с Юшкевичем, он мне сам лично в глаза говорил: «Останься, ты мне нужен». За мной и за моим агентом Бельмач ходил два месяца: «Оставайся, оставайся». Хотя на тот момент у меня был вариант и я думал, что, возможно, пришло уже время что-то поменять. Я просто не смог отказать, потому что «Югра» — не чужой мне клуб и патриотизм какой-то присутствовал. Я не сторонник бегать из команды в команду. Конечно, бывают такие обстоятельства, когда ты не можешь на них повлиять, но когда есть выбор, я решил не бегать никуда. Я уже прижился там, мне нравилось, болельщикам нравилось, что я в команде. Меня уже считали своим.

Но как-то не смогли мне объяснить причины этого расставания, ответить по существу. И я даже не могу сам понять, в чём дело было. Пытаюсь в себе копаться, найти причины, но честно, не могу. Наверное, что-то я сделал не так.

— Но что конкретно?
— Не знаю. Я спрашивал несколько раз и у руководства, и у главного тренера. Мне отвечали только: «Претензий нет, ты и как человек, и как вратарь нас устраиваешь». С Бельмачом было тяжелее, он вообще говорил о каких-то вещах, не относящихся к хоккею. Юшкевич тоже толком не мог ничего сказать, говорил, что он тут ни при чём. Мне, честно, самому очень хочется узнать, что это было.

— Обид не осталось на руководство? На главного тренера?
— Нет, какие обиды? Никаких обид, это жизнь. Я просто не понял ситуацию. И я считаю, что заслужил другого к себе отношения. Может, я не прав, но это лично моё мнение. Я считаю, что можно было вызвать человека и сказать: «Миш, извини, это спорт, мы не видим в тебе того, что хотели бы увидеть по какой-то причине, давай искать тебе вариант». Уверен, что тогда у меня бы не было такого осадка, как теперь. Но это моё личное мнение. А как уж надо было сделать, людям, принимавшим решение, виднее. Они старше меня, опытнее, и они сделали, как посчитали нужным.

— Получилось, что в «Торпедо» перешло много игроков из «Югры», что, кстати, странно...
— Да, много. Но я не знаю, с чем это связано. Мне лично приятно, потому что я всех ребят знаю и нормально себя в команде чувствую. Я очень рад, что мы с Лёшей Пепеляевым вместе приехали. Пять лет отыграли спина к спине и увереннее чувствуем себя, когда находимся рядом. Это немаловажный нюанс для меня. Очень удачно получилось в этом плане.

— Не считаете, что главные тренеры «Югры» и «Торпедо» схожи? Про Юшкевича много говорят, что он требовательный, эмоциональный.
— Про Юшкевича без комментариев вообще.

«При Шепелеве у «Югры» не было финансовых проблем. Сейчас серьёзные долги»


— Если посмотреть на ситуацию шире, то получилось, что у «Югры» после ухода тренерского штаба Сергея Шепелева постепенно ушли и все лидеры той команды.
— Я так понимаю, что лидеров из «Югры» искусственно убирали. Скороходова, Хлынцева, Хвостова, Пепеляева, Бирюкова. Думаю, дойдёт очередь до других, кто там давно уже. Вообще, как-то всё это очень странно и пока ни к чему не привело. Я буквально недавно смотрел матч «Югры», там уже, по-моему, даже по 30 человек даже не приходит на стадион. Всё настолько печально. И очень большие финансовые задолженности. И передо мной, например, и перед другими ребятами. Уже больше трёх месяцев.

— Есть понимание, когда эти вопросы будут решены?
— Раньше ещё были какие-то обещания, а сейчас даже и их нет. Непонятно, куда клуб катится. Я не знаю, с чем это связано. Могу только сказать, что, когда была команда Шепелева, у нас вообще не было никаких финансовых проблем. Я вам открою секрет: нам даже иногда зарплату платили вперёд на месяц. Пускай это был не такой большой бюджет, не такие большие контракты, но всё, что говорили, выполнялось в срок. Даже был случай, когда задержали зарплату на один день, и то президент сам приходил, извинялся, что возникли какие-то нюансы в банке. А сейчас ситуация сложная, и ребята-иностранцы высказываются, что недовольны. И в детской школе у тренеров не всё нормально, хотя у них-то вообще копейки. Мне это сами тренеры при встрече говорили. Как-то в общем всё очень грустно в «Югре». Повторюсь, когда были времена при Шепелеве, такого даже близко не было, и результат был намного лучше, а бюджет намного меньше.

— Долги перед игроками серьёзные?
— Очень большая задолженность до сих пор есть. Мы звоним в клуб, но нам никто не говорит — вообще погасят её или нет, и когда они собираются это сделать. Насколько я знаю, у ребят, которые в команде до сих пор играют, такие же проблемы, как и у всего персонала. Не знаю, как это будет выглядеть дальше.

— В случае если больше двух месяцев долги, игроки ведь вправе обратиться в профсоюз, чтобы этот вопрос решали на другом уровне.
— Да, просто как-то мы шли навстречу руководству. Нам что-то объясняли, какие-то истории придумывали, что надо подождать потому и поэтому. Все адекватные люди, и когда тебе говорят: нужно немного подождать по такой-то причине, надо играть в хоккей, а по финансам всё будет, не переживайте всё решим, — мы думали: о'кей, нет проблем, никто слова не говорил. Сейчас я уезжал, все уже в команде очень злые, агрессивные, потому что устали слушать какие-то истории. Понятно уже всем, что эти истории вымышленные и смешные. Взрослым людям это уже неинтересно слушать. И результата нет.

«Мы ситуацию перевернём, к «Торпедо» придут победы»


— Вернёмся всё же к «Торпедо». У вас при такой сложной ситуации не появились сомнения, что команда реально может оказаться без плей-офф?
— Мы с ребятами договорились, что независимо ни от кого и ни от чего будем выходить и биться. Нам уже не имеет значения, с кем мы играем. Да, это тяжело, вроде как, всё против нас. Но надо просто работать, грызть лёд. У нас тренерский штаб серьёзно работает. Всё против нас, но не зря же говорят, что для русских чем хуже, тем лучше. Есть шанс перевернуть это всё. Отступать нам некуда. Лично я для себя сделал вывод, что просто нужно выходить и работать, а удача рано или поздно повернётся к нам лицом. Если ты сидишь на диване, результата не будет, но если ты пашешь каждый день, отдаёшь себя, то рано или поздно результат придёт. Будем надеяться, что результат придёт в ближайшем матче.

— Скудра вот даже не сомневается, что команда будет в плей-офф.
— Он говорит это так искренне, с такой уверенностью, что это заряжает команду. Это придаёт нам уверенности. Мы верим, что всё получится. Он постоянно это повторяет и говорит: «Меня никто не переубедит в обратном, и мне не интересно, кто и что думает, в команде мне нужны бойцы». И мы стараемся тянуться за ним, за его уверенностью, это придаёт нам сил.

— Как бывший вратарь, Скудра уделяет особое внимание работе с голкиперами?
— У меня впервые в карьере так получилось, и я радуюсь, что главный тренер – бывший вратарь с такой карьерой в НХЛ, с такой школой. И Андрей Царёв тоже. Я ещё помню его игры за ЦСКА и «Ак Барс». Андрей очень много времени с нами проводит, тренировки у нас интересные. Петерис в основном занимается командой, но когда был перерыв, когда есть время, он выходил с нами пораньше, подсказывал какие-то нюансы, делает тонкие замечания. Это для меня просто бесценный опыт. Остаётся исправляться.

— Переход всё-таки у вас был непростой. Как оцениваете свою игру?
— Сложно сказать. Мы разбираем все матчи с тренером вратарей, и вроде нет каких-то прям таких ошибок, что заслуживали восемь поражений подряд. Но сложно мне сейчас позитивные моменты искать. Команда проиграла столько матчей, и моя вина в этом, безусловно, есть. Я стараюсь, выкладываюсь. Не могу сказать, что всё плохо или хорошо. Есть над чем работать. Мы каждый день движемся вперёд, работаем, каждый день разбираем нюансы. Я себя нормально чувствую. Будем надеяться, что в скором времени у нас будет такая же победная серия.

— Вратарь обычно мечтает быть первым номером, и в «Торпедо» вам эта возможность представилась сразу, сменщика пока нет, проблемы со здоровьем у Ивана Касутина. В такой тяжёлой ситуации о сменщике не мечтаете?
— (Смеётся.) Вы знаете, недавно приходила такая мысль. Но вообще спортивная карьера настолько коротка, что я уже несколько лет назад пришел к такому выводу: стараюсь наслаждаться каждой игрой, потому что не знаю, сколько их осталось впереди. Пока у меня есть силы, здоровье и возможность, нужно просто брать это всё. Придёт время, когда ты будешь скучать об этом, вспоминать и думать, что вот сейчас бы вернуть те времена… Чтобы не было сожалений, нужно максимально отдаваться сейчас и получать удовольствие от каждого проведённого дня и тем более от каждого матча. Чем большая я играю, тем больше удовольствия получаю. Конечно, пока не удаётся в полной мере получать удовольствие. Когда команда проигрывает, я очень расстраиваюсь. Но, тем не менее, я в игре, я хочу играть. Рано или поздно мы ситуацию перевернём, придут победы, и всё будет круто.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 16
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Назовите лучшего хоккеиста первой половины регулярного чемпионата КХЛ
Архив →