Владимир Юрзинов
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: «Чемпионат»

Юрзинов: матчи сына не смотрю даже в записи, хочу ещё пожить

О развитии хоккея в мире, МХЛ, тренерских качествах Знарка, работе сына и многом другом — в интервью Владимира Юрзинова-старшего.
30 января 2015, пятница. 13:01. Хоккей
ВЛАДИМИР ЮРЗИНОВ В ГОСТЯХ У «ЧЕМПИОНАТА». ФОТОРЕПОРТАЖ.

Владимир Юрзинов посетил редакцию «Чемпионата» в среду. Это тот случай, когда появляется человек, которого знают все. Охранники на входе были готовы пропустить Владимира Владимировича в редакцию без пропуска. 20 февраля ему исполнится 75 лет, и он по-прежнему не может жить без хоккея. Сразу после интервью Юрзинов отправился в Череповец, где 31 января состоится матч МХЛ за Кубок Вызова.

«Что станет с нашим хоккеем, если у нас не будет молодёжи?..»


Расположившись в кресле, первым делом Владимир Владимирович достал из портфеля стопку листков, на которых была напечатана его биография.

— У меня как у собаки – своя родословная, — пошутил мэтр мирового хоккея. — С возрастом начинаешь подбивать итоги. Оказывается, пропустил я, что в 1974 году возглавлял сборную в серии с ВХА. Наверное, никто не помнит? Это была такая организация, которая хотела подмять под себя НХЛ. Они купили лучших игроков, и была такая серия в 1972 и 1974 годах. Там были Бобби Халл, Горди Хоу, Маховлич. Мы играли четыре матча в Канаде и четыре матча в России. Горди Хоу приезжал в Россию с сыновьями. Тренерами были Борис Павлович Кулагин, Костя Локтев и я. Это было начало тренерской работы, и я этим, честно говоря, горжусь, но забыл записать.

— В Сочи мы говорили с Дмитрием Ефимовым, и он сказал, что на совещании с руководством КХЛ было озвучено очень много претензий к лиге.
— Честно скажу, никаких сведений у меня нет. Какие претензии там. Чем недовольны — не знаю.

— Ваше мнение об МХЛ? Всё ли правильно было сделано за эти годы? В нужном ли направлении развивалась лига? Появилась множество новых городов в МХЛ, ограничения по возрасту.
Вообще, если говорить, в чём я вижу развитие нашего хоккея, – в том, что нам надо объединить усилия. Потому что очень мощная система создана: ФХР, МХЛ, ВХЛ, ЮХЛ. Но чёткого объединения нет.
— А вы как сами-то к этому относитесь?

— Мы считаем, что в целом положительно, потому что у ребят появилось больше шансов проявлять себя, география обширная.
— Я такого же мнения. Из свежих новостей — про Кубок мира. Вы обратили внимание, какое у него отличие от 2004 года?

— Будет молодёжная команда.
— Вы тоже обратили внимание, да? Ну а почему вдруг? Зачем канадцы, энхаэловцы запускают туда молодёжь?

— Это бесценный опыт для молодёжи поиграть с ведущими сборными мира.
— Ну а зачем им нужен этот бесценный опыт? Там, кстати, будет ещё один Кубок — молодёжная сборная Северной Америки будет играть несколько матчей против сборной Европы. Почему они пошли на это, как вы считаете? Нужно отметить это как какое-то явление или нет? Не было же такого никогда.

— Из-за финансов, у них всё ради денег?
— Можно и так смотреть. А вот ещё что вам бросилось в глаза после молодёжного чемпионата мира в Канаде? На стадионах 20 000 зрителей. А на словаков вы обратили внимание? У них бронзовые медали. А почему? Откуда они взялись, словаки?

— Там не без везения, конечно.
— Без везения мы могли бы и после американцев улететь, правильно? А вы знаете, что «молодёжка» Словакии играет в местном чемпионате? Принцип какой? Все страны занимаются своей молодёжью. А датчане откуда взялись? Взяли и выбили немцев, представляете? Тоже занимаются там! Вошли белорусы. А с чего они вошли? Какая их муха укусила?

— Надолго?
— Может, и вылетят, но надо было ещё войти, там же многие не попали. У них четыре команды играют в МХЛ. То есть идёт подготовка даже через Молодёжную хоккейную лигу, в том числе европейцев. Но явление такое, что сейчас молодёжью все страны занимаются. Поэтому для меня этот вопрос… Ну как можно не заниматься своим будущим? Не важно, что будет, как будет, но заниматься завтрашним днём необходимо. Другие страны думают: а что останется после нас? Так и здесь. Что станет с нашим хоккеем, если у нас не будет молодёжи?

— Она будет. Там, видимо, были претензии конкретные…
— В претензиях конкретных нужно серьёзно разбираться. А я говорю про само движение. Вы обратили внимание, какое мощное движение, направленное на развитие своего молодёжного хоккея, во всех странах? Вы видите, как добиваются результата на молодёжных чемпионатах мира. Те же швейцарцы по составу были очень приличные. Как это так, швейцарцы? Просто все занимаются своим молодёжным хоккеем. Поэтому я считаю, что без этого нет ни развития, ни будущего нашего хоккея.

Направление, которое было принято, когда Александр Медведев и Вячеслав Фетисов, когда они ещё были в паре, создавали эту лигу, – это был прорыв. Мы показали молодым ребятам: вы нам нужны, мы вас любим, мы хотим, мы ждём вас. И вы правильно заметили: появились эти команды, их же никто за уши не притягивал, не тащил туда. А их количество растёт с каждым годом. Это движение, которое, я считаю, и остановить-то невозможно.

— Должно только развиваться.
— Другое дело: какие формы должны быть, куда нужно развиваться? Нам просто нельзя от этого отказываться. Не хочу пугать, но без этого просто нельзя в нашем хоккее. Формы, ситуация могут быть разные, как сейчас, сложные, но это направление должно развиваться. Это серьёзный момент.

Совершенно правильно вы заметили, что молодёжь – она пошла в народ, в нашу географию, не в элиту. А сколько сделано? Я сейчас приехал из Альметьевска, у них есть рабочая лига, сельская лига, катки во дворах. Без потёмкинских деревень. Они такие там краснощёкие, на улицах играют. Я говорю: а где форму-то берёте? А нам, говорят, выдают.

«Надо развивать молодёжный хоккей, а то поменяем коньки на санки»


— Владимир Владимирович, вы вот говорите про глубинку. Но что касается крупных городов — Москвы, Санкт-Петербурга, никто же не ходит на молодёжные команды. Поэтому соревнования и выносят в Альметьевск и Череповец.
Необходимо играть 18-летним, 20-летним в МХЛ. И по возрастам до 23-24 лёт обязательно должны быть команды Запада и Востока в ВХЛ.
— Ну а кто виноват? Мы же, значит, недорабатываем. Каждый раз говорим: вот не ходит никто, ну а кто виноват-то? Причём говорят люди, которые непосредственно этим занимаются. Ну а чего, разве плохо, что в глубинке ходят? Сколько ДЮСШ, к примеру, в Магнитогорске? А в Омске? Ну, естественно, «Ястребы», команда Кожевникова, до 18 лет, каток есть Кожевникова. Ну а жителей сколько?

— Омск — миллионник.
— Больше, больше… В Питер, допустим, сейчас три команды в МХЛ, потом клуб взял под себя школы, то есть все эмхаэловские команды под колпаком, как и детско-юношеские. Сейчас были «СКА-Варяги», «СКА-Серебряные лисы». И школы там все развиваются. У них такого не было никогда. Ну что такое, когда у нас одна школа на миллион? В Омске, к примеру, полторы школы. Но по идее, на каждые 100 000 жителей должна быть ДЮСШ. Причём могут быть варианты, одна до 18 лет. В народ должен идти хоккей.

— Так играть не с кем детям.
— Ну как не с кем? А от кого это зависит?

— Соревнований нет.
— Да, а почему? Вот вы правильно говорите, очень чётко. Можем мы им дать систему соревнований или нет?

— Не по Сибири же ездить.
— Хорошо, а внутри города чемпионат? Деревня на деревню или район на район – это же правильно или нет? В наших это силах?

— Конечно.
— Так давайте! Мы сегодня говорим о совершенствовании нашего молодёжного хоккея. Потому что ясно: без молодёжного не будет вообще нашего хоккея. Деньги закончатся, все уедут и перейдём из хоккея на… Как у Высоцкого в песне – тренеры говорят: меняй коньки на санки. Так и здесь.

— А может ли МХЛ вообще влиять на детско-юношеский спорт, на подготовку? И должна ли?
— На мой взгляд, не только МХЛ. Вообще, если говорить о том, в чём я вижу развитие нашего хоккея, – в том, что нам надо объединить усилия. Потому что очень мощная система создана: КХЛ, ФХР, МХЛ, ВХЛ, ЮХЛ. Но такого чёткого объединения нет. И у каждого идёт: а мы это, а мы то… А вот если удастся чётко регламентировать это, то у нас, на мой взгляд, большие возможности. А вот надо ли нам использовать словацкий молодёжный опыт?

— В какой тогда лиге должна играть молодёжная сборная?
— Это я вас спрашиваю.

— В ВХЛ можно, наверное.
— Значит, НХЛ может включить молодёжную сборную на Кубок мира, а мы не можем? Почему?

— Там всё-таки краткосрочный турнир. А тут целый сезон.
— Ну, смотрите, у словаков же это даёт результат. Мировая практика показывает, что это действует. Американцы вот сейчас создают, выигрывают чемпионаты мира, начинают вести игроков до 24 лет. Словаки. У белорусов есть и свой центр. Я считаю, что это необходимо! Понимаете? Необходимо играть 18-летним, 20-летним в МХЛ. И по возрастам до 23-24 лёт обязательно должны быть команды Запада и Востока в ВХЛ. То есть нужно объединение всех усилий. Тем более есть опыт, для нашей страны. Что в этом плохого? Я не говорю, что надо собрать лучших, ни в коем случае. Собирают желающих, кто может, идёт или не идёт. И тренеров молодых мы будем готовить. У нас есть Новогорск, который простаивает, Воскресенск. Я вижу, что команда 18-летних может играть в МХЛ, две команды 20-летних — в ВХЛ. Что было хорошего у Брагина в этом году? У него был выбор.

— Он, в принципе, сборную собрал как раз ту, которая играет с мужиками.
— Половина команды ещё осталась, которая могла бы играть. Этот выбор очень важен. В развитии мы должны совершенствоваться, в подготовке наших резервов. И, в общем-то, результат есть: Кучеров, Василевский, Тарасенко. Ребята играют в НХЛ. Конечно, идеально, когда играют там и играют у нас. У нас тоже ребята хорошо развиваются. И не все «там» смогли, и Кицын, и Кабанов. Поэтому если мы останемся в стороне от этого движения, которое идёт в НХЛ, которое есть в мире, нам будет плохо. Мы должны предпринимать свои шаги. Шаги – это, конечно, география. Посмотрите, даже в тех школах, которые есть: Оренбург, Ступино, Кирово-Чепецк – там же школа, там же дети, там ходит не меньше тысячи зрителей. Правильно вы задали вопрос. МХЛ не может, а должна влиять на развитие, она и влияет своим расширением. За этим стоят и детско-юношеские школы. А сейчас взять и куда их направить? Это будет опять как полуночная лига.
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

«Российских хоккеистов в Европе не ждут»


— Есть мнение, что, может быть, стоит МХЛ как-то пересмотреть формат проведения соревнования. В Америке, в Канаде играют по штатам, достаточно ограниченное пространство, команды расположены в 700, максимум в 1000 километрах. Может, стоит в МХЛ так сделать, чтобы снизить затраты клубов? Разделить лигу на зоны.
— Создание элитных школ, которые потом оставить в стороне, – я бы этого не делал. Ни в коем случае. Потому что МХЛ занимается развитием молодёжного хоккея в стране, и не только нашего. Белорусы, казахи, латвийцы. Другое дело – форма этих соревнований. Здесь надо искать. Я с этим полностью согласен. Новые формы, дивизионы или что-то – МХЛ должна развиваться и совершенствоваться. Лига постоянно улучшается, развивается. Сколько должно быть иностранцев в КХЛ, скажите мне?

— Пять достаточно.
— А зачем пять-то? Вот сейчас кризис, денег нет. Сколько оптимальное количество для интересов нашего хоккея? Помню, Тарасов так очки приподнимал, нагибался через стол и говорил: «А что вы, молодой человек, сделали для нашего хоккея?»

— Вас так спрашивал?
— Ну а как же без этого? Вот почему пять легионеров оптимально? Это вам внушают руководители, они вам сейчас объяснят, что игроков у нас нет, тренеров нет. Они вам так споют в несколько голосов. Прямо такой стройный хор, мы такие бедные-несчастные. Сколько наших игроков в Финляндии?

— Русских? Голдобин.
— Откуда он там появился? Его Ларионов туда отдал. Многие молодые играют в Финляндии, Швеции, потому что они считают, что там развиваться лучше, чем в АХЛ. Хорошо, что Игорь грамотный агент и занимается развитием своих игроков. В Швеции сколько наших?

— Кабанов.
— Доигрывает (смеётся). В Чехии сколько наших? В Швейцарии? А кто из наших тренеров работает сейчас за рубежом? Нет никого. А хорошо это или плохо?

— Зачем российскому тренеру ехать в Швецию, когда есть КХЛ?
— А кто его возьмёт туда? Мы говорим о молодёжи. Брата нашего нет — ни тренера, ни игрока. А раньше ведь все тренеры, которые у нас работали, имели опыт за рубежом. Возьмите того же Воробьёва, Билялетдинова, Белоусова, Крикунова, Хомутова, Быкова, Кудашова. Я уж не говорю про игроков. Вы вот говорите, он не поедет туда – так его никто и не возьмёт. Почему? Европейские игроки там ходят в клубах свободно. Два места остаётся для канадцев, американцев или наших. Североамериканцы знают два, три, четыре языка, все говорят на английском. Эту конкуренцию не выдержишь. Поэтому наших нигде и нет. И не будет! Поэтому заниматься надо собой. Своим развитием.

— Вы же приводили в пример ребят, которые заиграли в НХЛ.
Знарок — тщательный и критичный по отношению к себе. Раньше не думал, что он такой глубокий парень. И характер его, конечно, играет большую роль.
Знарок тщательный и критичный по отношению к себе. Раньше не думал, что он такой глубокий парень. И характер его, конечно, играет большую роль.— Это единицы. А хорошо это или плохо? Вы никуда не сунетесь. Канадцы никого не пустят, то есть идёт борьба за влияние в хоккее. И все наши лучшие тренеры были игроками европейских клубов. На сегодняшний день ситуация такова: лучшая американская молодёжь на Кубке мира получит опыт, остальных они не пустят в Европу. Сейчас куда ни посмотри — везде канадцы.

— Как считаете, стоило ФХР настоять, чтобы молодёжная команда на Кубке мира была составлена из игроков разных стран?
— Сложно сказать. Я не знаю, как проходили переговоры. Я вижу конкретное явление — североамериканцы предпринимают шаги для развития собственной молодёжи. Не стройте иллюзий. Нас никто нигде не ждёт. Ни в Швеции, нигде. Не рвёмся? А вот надо бы рваться. Важно, чтобы наши игроки и тренеры получали опыт игры за границей, как в прошлые годы. Сейчас эта волна тренеров уходит.

— С этим связано падение уровня у нас?
— Вы уж сами думайте. Я просто рассказываю о ситуации, которая есть на сегодняшний день. Заниматься детским хоккеем — географией, школами – наша основная задача. Все зарубежные клубы, в том числе НХЛ, берут под своё влияние детские, юношеские и молодёжные команды. Тот же Афанасенков в «Тампе» занимается с детьми. У нас до молодёжи руки у руководства не доходят. Наша проблема в том, что перед руководством клубов не стоит задача по воспитанию игроков. Должно быть так: в этом году мы должны подготовить пять игроков, в следующем семь. Один из тренеров клуба КХЛ обязательно должен быть также тренером молодёжной команды. Эта система есть везде. И тогда у нас было бы по-другому. А тут нет такой задачи даже — воспитать, подготовить. А почему не поставить задачу каждый год выводить по 2-3 игрока? Почему так не сделать? Плохо это или хорошо для нашего хоккея? Надо совершенствоваться. Искать какие-то формы проведения соревнований. Надо делать, пробовать.

— Не только вам, МХЛ? А всем в целом?
— Да. Мы должны объединить все лиги, создать вертикаль. Необходимо провести конференцию на два-три дня перед или после чемпионатом мира, где будет поднят этот вопрос. Чтобы не кто-то что-то сказал, а как было раньше — официально. Иначе как мы будем выживать в этих условиях? Единственное – это объединение усилий. Ведь создано немало. Я много езжу по стране, вижу прогресс. Цель одна – развить свой хоккей. Сохранить его. Тем более в нынешних условиях — в связи с грядущим чемпионатом мира по футболу строительство ледовых дворцов практически приостановлено. А у нас даже в Москве играть негде. И не будет. И в Швецию нас не возьмут (смеётся).
Владимир Юрзинов и редактор хоккейного раздела Алёна Шилова
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

Владимир Юрзинов и редактор хоккейного раздела Алёна Шилова


«На Дальнем Востоке люди тоже хотят играть в хоккей»


— Вы сегодня упомянули слово «кризис».
— Не упомянул. Я повторил.

— На следующий сезон в КХЛ будут требоваться более серьёзные юридически подкреплённые гарантии по поводу финансирования клубов и выплаты зарплат хоккеистам, чтобы не было такого, что произошло со «Львом» и недавно с чешской «Энергией» в МХЛ. Дмитрий Ефимов сказал, что финансовое состояние в МХЛ неважнецкое, вопрос — где взять деньги?
— Простенький вопрос такой – где взять деньги (улыбается)? На ваш бесхитростный вопрос даю бесхитростный ответ – не знаю.

— Просто сегодня команда есть, а завтра нет.
— Ну а что сделаешь? Вот я и говорю, что надо думать всем вместе, как нам быть в этой ситуации. Правильно вы говорите: нужно искать правильные формы, как-то экономить. Сохранить нужно, сберечь и развить. Надо садиться и думать всем, исходя из интересов нашего хоккея.

— Спонсоров искать.
— Где их найдёшь? Они все попрятались сейчас.

— Только по указке если.
— Самим надо. Тот же Альметьевск – хороший пример. Съездите в Ступино, в Дмитров, в Мытищи. Там проходят детские турниры. Это живое дело. Они играют. А в Пензе закрыли молодёжную команду. А почему не закрыли взрослую команду ВХЛ? Почему молодёжную? А так бы мы из этой команды ВХЛ получили целую группу детских тренеров. Хороший пример – «Адмирал». Они школу открыли. Хотят чтобы дети играли в хоккей, росли. И люди там интересные. Мне говорят: зачем вы ездите на Дальний Восток, давайте в Черноземье развивать хоккей. Я отвечаю: там же люди живут. Они тоже хотят в хоккей играть.

Да, наверное, можно сделать дальневосточную зону. Надо всё обсуждать. Можно подключить ребят и создать ещё команды. Слава Фетисов говорил об этом. Главное — развивать детский хоккей. Сейчас у всех несладкие времена. Что делать, если на миллион человек одна школа, получается 30 детей на весь город? А если тренер плохой? И кто сказал, что через 10 лет там должен какой-то стоящий игрок выйти? А если в каждом районе проходит чемпионат города, это другое дело. Я же не придумываю. Я на этом вырос. Мне говорят: не с кем играть. Это же от нас зависит. Давайте сделаем детские команды. В Башкирии проходят чемпионаты на открытом льду, то же самое в Питере, в Альметьевске — прекрасное начинание. Давайте откровенно: сейчас кризис, легионеры уедут, а кто останется?..

— Самая посещаемая команда в МХЛ три года подряд «Динамо-Шинник» из Бобруйска. Потому что у них хороший стадион и нет большой команды. У них на матчах большое число тинейджеров на стадионе.
— А что такое тинейджер? Надо перевести. Потому что столько новых слов для меня – мониторинг, фаст-фуд. Я в последнее время хожу со словарём.

— Это школьники. Приходят в шарфах клуба, в свитерах.
— Конечно, вы правильно говорите. Посмотрите на Минск. 15 000 на каждом матче. Это о чём-то говорит. Почему мы такие вещи не замечаем? У них есть где играть, в любой деревне каток. Вы понимаете, хоккей должен идти в народ, а не в элиту. А у нас всё в элиту. МХЛ всё время должна развиваться. И развиваться при поддержке КХЛ. А то завтра закончатся деньги и кого мы будем покупать? Давайте вернёмся к Кубку мира. Это выставка-продажа. А почему мы этим не занимаемся? Можно сделать разные форматы: Урал против Сибири, Москва против Санкт-Петербурга. Почему бы нам не устроить выставку?

«Как тренер Знарок открылся для меня по-другому»


— Матчи Евротура с чехами будут выставкой молодых игроков? Всё-таки состав сборной России сейчас очень молодой.
— А как вы считаете? Ведь тут кто о чём, а я всё про молодёжь. Конечно правильно. Однозначно правильно. Я разговаривал с Олегом Знарком на эту тему и сказал ему: ты правильно делаешь, с твоим характером ты с этой командой едешь выигрывать. Не переживайте, не будет такого: ой, извините, мы не смогли, не взяли. Нет, это другой подход. Это характер, это наше будущее. Они должны за страну биться. И неважно как. А у Олега они будут за страну сражаться. Зная этот тренерский штаб, я в этом уверен.

— Почему вы так уверены, что при Знарке они будут сражаться? Олег Валерьевич давно не работал с молодёжью в таком объёме.
— Потому что я Знарка знаю. Хорошо. И вообще всю эту тренерскую бригаду. И Брагин, и Бойков, и Корешков. Гатиятуллин — очень грамотный парень. Они все у меня по несколько лет сидели на семинарах. Кудашов, Воробьёв, Чебатуркин, Горбенко, Скабелка, Скудра, Квартальнов — ребята объединённые. И игроки были хорошие и тренеры теперь. Эти семинары наши короткие… что за это время скажешь? Они имели роль объединения. Ребята уже разговаривают, спорят, ругаются. И такая тренерская конференция, как я уже сказал, вместе с руководством, была бы полезна. И как раз про формы бы порассуждали. Давайте думать, как в МХЛ Дальний Восток должен играть. А может, там ещё создать две команды.

— Вы говорили, что у Знарка эта функция объединения. Прошёл год почти, у него это получается?
— Я хорошо знал его как игрока. Моя задача — в основном подготовка молодых игроков и тренеров. Я со многими познакомился только сейчас и увидел очень много интересных ребят. И Знарок для меня по-другому открылся, и Брагин, и Саша Бойков, Паша Езовских, и Михалкевич. Целая группа хороших ребят. Переживаю за Женю Корноухова, куда-то он исчез, один из лучших тренеров МХЛ. Надеюсь, он ещё появится. Полно ребят. Браташ, Епанчинцев, Тюриков. Димка Квартальнов – для меня тоже открытие. Мне доставляет огромное удовольствие, что ребята звонят, многие мои бывшие игроки…

— Вы сказали, что Знарок раскрылся для вас с новой стороны, в чём?
— Да в тренерской работе. Он стал серьёзней. Знаю его семью. Там гены к тому же хорошие, отец прекрасный тренер. При этом Олег тщательный и критичный по отношению к себе. Раньше не думал, что он такой глубокий парень. И характер его, конечно, играет большую роль.

— Владимир Владимирович, когда мы наконец увидим вашу книжку?
— Я звоню Татьяне Васильевне Тихоновой, она говорит: мне предложили написать книгу про Виктора, это интересно. Что касается меня, вы не представляете, сколько у меня записей, надо писать две книги – лирическую и практическую. У меня большой тренерский опыт, с кем я только не работал. Мне хочется написать книгу для тренеров.

— В разговоре с Кудашовым, Воробьёвым стало ясно, что они получают большой опыт из ваших семинаров.
— Я и говорю, что надо чаще проводить различные конференции, встречаться. Шведы собрались, подняли вопрос, что надо сделать для поднятия молодёжного хоккея и приняли программу. Необходимо перенять этот опыт. МХЛ переводит шведские книги (у шведов есть программа, которую они сделали, после того как выиграли золото в Турине, в трёх томах по 200 страниц + DVD), Чемберса. Я не говорю, что это панацея, но опыт надо перенимать. Мы, к сожалению, не пишем. Надо писать, мне например, но…

«Сын – тренер со своими взглядами»


— Часто ли общаетесь с сыном, консультируете его по «Салавату Юлаеву»?
— Радуюсь успехам и огорчаюсь неудачам, но отношения к ним не имею. Созваниваемся часто, но о хоккее не говорим. Я даже не был на Кубке Шпенглера. Он работает самостоятельно, у него свой взгляд на вещи. Он говорит: «Если я буду делать, как ты, я буду не ты, не я». Это тренер со своими взглядами и идеями. Я не лезу. Мы с ним разные как тренеры.

— Вы с ним переживали ситуацию, которая недавно была в Уфе?
— Я не вместе с ним, я вместе с женой переживал. Но мы эту тему с сыном не обсуждали. Но я, конечно, за него переживаю. Матчи не смотрю.

— Почему?
— Хочу пожить ещё.

— Даже плей-офф?
— Тем более плей-офф. Даже в записи не смотрю. Только голы в Интернете.

— Получается, Знарка сейчас больше консультируете, чем сына?
— Легче. Потому что сын — это всегда другие отношения. Сын – это я сам. Да и Знарка консультировать не надо, там и так большой опыт. Откровенно говоря, я горжусь этими ребятами. Очень много у меня их. Финны, которые играли у меня, тоже многие стали тренерами – Сумманен, Киви, Кари Ялонен, другие.

— Сумманен как игрок был такой же, как сейчас тренер?
— Он характерный парень. Была тройка Саку Койву, Лехтинен и Янтунен или Сумманен. Если я его с этой тройки сдвигал, в раздевалку было лучше не заходить. Он всем мог «напихать». А когда обратно верну – нормально. Интересный парень. Он глубокий – всё записывал. Все мои ребята серьёзно занимались саморазвитием. Мне это очень приятно. Тот же Раймо, как и я, использовал в своей практике опыт баскетбольных тренеров, тренеров по катанию.
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 30
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →