Петерис Скудра
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Дмитрий Ерыкалов

Почему у игроков в КХЛ тепличные условия?

Петерис Скудра призвал брать пример с Северной Америки и увеличить давление на хоккеистов. Почему игрокам в КХЛ живётся слишком хорошо?
1 февраля 2015, воскресенье. 16:45. Хоккей

Скудра призывает к давлению

В разгар серии поражений «Торпедо» главный тренер нижегородцев дал развёрнутое интервью «Чемпионату» . Разговор, учитывая повестку дня, должен был пойти исключительно о делах «автозаводцев», но один из ответов Скудры перевёл его в глобальное русло. Петерис озвучил то, о чём говорят на трибунах, спорят в Интернете и давно думают его коллеги, но не решаются сказать публично. Эта тема актуальна для всех.

Публичные люди, получающие достойную заработную плату, не имеют права прятаться в кокон.

«Я вот не могу понять всегда: у игроков не должно быть давления? Оно только у тренера должно быть? А игроки не должны отвечать за результат? Да, тренер отвечает за результат, но тренер не выходит на лёд. И тренер давит на игрока, он должен спросить, если нет результата. Конечно, будет давление. А как иначе? Все хотят получать зарплату, играть — и чтобы не было давления? Это невозможно.

Эти ребята ещё не были в Северной Америке, когда ты не можешь включить телевизор или открыть прессу. Вот там давят! Ты пришёл с тренировки, а у тебя уже баул собран, и ты едешь в фарм-клуб. А если там сыграл плохо, тебе говорят: до свидания. У тебя там за спиной стоит очередь из хоккеистов, которые ждут твоего косяка. И там это давление каждый день. А в КХЛ какое давление? Тут не подошёл — поехал в другую команду. У нас нет хоккеистов, нет конкуренции и нет никакого давления. Все говорят про давление на игроков, но поймите: у нас вообще нет такого понятия. Этих ребят на неделю бы отправить в Северную Америку. Там ты каждый день цепляешься за своё место. Там рынок игроков сумасшедший, а тут этого нет. Ребята ходят из команды в команду. Давление на хоккеистов в КХЛ минимальное», — признаётся Скудра.

Откровение главного тренера «Торпедо» — отличный повод разобраться, почему игроки, выступающие в КХЛ, чувствуют себя неприкасаемыми и пребывают в тепличных условиях.

Выигрывает команда, проигрывает тренер

Неслучайно о излишне благостном положении хоккеистов в КХЛ высказался главный тренер. Именно представителям этой профессии приходится каждый день заставлять игроков работать, придумывать для них мотивацию и следить за соблюдением режима. Одно дело мотивация в сезоне, другое дело – после завершения регулярного чемпионата, после вылета команды из плей-офф. Временной отрезок между завершением соревновательного периода и началом предсезонки огромен, и в этот период заставить себя работать так же профессионально российским игрокам сложно до сих пор.

Скудра и его коллеги в этой войне находятся по другую сторону не только от хоккеистов, но и от генеральных менеджеров, а порой и от болельщиков. Ведь каждого из нас буквально с первого визита на стадион убеждают: выигрывает команда, проигрывает тренер. Для российского хоккея да и вообще спорта это не просто поговорка, но и правило жизни.

Достаточно лишь сравнить «срок жизни» главных тренеров в НХЛ и КХЛ, чтобы понять: в России им суждено выступать в роли разменной монеты. Семь сезонов Зинэтулы Билялетдинова в «Ак Барсе» или шесть лет Олега Знарка у руля ХК МВД и «Динамо» казались нам запредельным сроком, но они меркнут на фоне 14 сезонов Барри Тротца в «Нэшвилле». Но всё же такие «динозавры», как Тротц или Рафф — это исключения, куда показательнее средняя «продолжительность жизни» главных тренеров. За океаном три-четыре сезона у руля команды – обычный срок, который предоставляется практически любому специалисту на строительство команды. В КХЛ, на данный момент, нет ни одного (!) главного тренера, который задержался бы на своём посту дольше чем на два полноценных сезона.

Дошло до того, что тренерские увольнения воспринимаются куда более буднично, чем ссылка того или иного игрока в фарм-клуб. «Почему одного из самых талантливых игроков страны отправляют в Воронеж?» — удивляемся мы решению «армейцев» командировать Николая Прохоркина в «Буран». И таких примеров – уйма. Настоящим скандалом в своё время обернулась командировка Максима Сушинского и Олега Твердовского в «Торос». Сами игроки подобные решения воспринимают как личное оскорбление. Даже руководители порой признаются, что ссылка в фарм – это слишком жестоко. Так, Сергей Гомоляко искренне удивился, когда услышал вопрос о применении подобной меры по отношению к Андрею Костицыну. Мол, не царское это дело. В свою очередь циничные решения по отношению к тренерам кажутся чем-то логичным и закономерным.

Привычка выставлять крайним главного тренера наслаивается на наши реалии. Когда руководители клубов встают перед дилеммой «тренер или команда», в 90% случаев они делают выбор в пользу хоккеистов. На то есть несколько причин: проще расстаться с одним работником, чем вспахивать половину состава. Ведь замена игроков – это не только выплата компенсаций или трудоёмкий поиск обмена, но и признание своих ошибок, как селекционера. А кроме того, при дефиците рынка, найти замену игрокам сложнее. Есть у генеральных менеджеров объяснение, которое как нельзя лучше характеризует положение дел в лиге: «Если я этих игроков уберу, где я новых найду? Рынок пустой, лучше не найти!» Вот и сидят хоккеисты на тёплых местах, степенно наблюдая, как за их спинами один тренер сменяет другого.

Казалось бы, в этом сезоне началось движение материков. Владимир Юрзинов победил во внутриклубной борьбе Олега Гросса, предварительно отстояв своё право держать в фарм-клубе Игоря Скороходова. В Челябинске пусть и отправили в отставку Карри Киви, но первым делом сменили менеджмент. Кирилл Фастовский, вместо того чтобы в сложный период увольнять Андрея Скабелку, поработал на трансферном рынке, в том числе обменял шведского лентяя Андреаса Турессона. Однако последние изменения в стане «Югры» напоминают, что в России халатное отношение к делу игроков и тех, кто набирал состав в межсезонье, проще замаскировать за тренерскими просчётами.

Прессе не хватает авторитета

Скудра в своём выступлении призывает нас, журналистов, оказывать давление на игроков. По сути, он ищет себе помощников, которые поспособствовали бы повышению профессионализма. Петерис кивает на Северную Америку, где спортивные журналисты действительно являются четвёртой властью. В НХЛ известны случаи, когда заметка в местной газете приводила к обмену игрока, что уж говорить о массовой травле того или иного хоккеиста. Есть мнение, что у Ильи Брызгалова не сложилась карьера в «Филадельфии» из-за того, что он пребывал в состоянии конфликта с местными журналистами. Не сумев наладить отношения с тружениками пера и микрофона, он настроил против себя и болельщиков «Флайерз».

Представить подобную ситуацию в России практически невозможно. На это есть сразу несколько причин. Во-первых, в Канаде и США, в отличие от нашей страны, региональные журналисты обладают реальным весом. Связно это с тем, что за океаном практически нет такого понятия, как «федеральная пресса». У нас же руководители клубов, да и болельщики привыкли, что значение имеют статьи лишь в двух газетах и двух-трёх интернет-изданиях. На эти материалы обращают внимание и, в зависимости от тональности, либо обижаются и обрывают телефон редакции, либо вывешивают их на видном месте в клубном офисе.

При этом журналисты федеральных изданий порой далеки от истинного положения дел в команде, не знают всей подноготной. Как результат далеко не каждый аналитический материал воспринимается игроками или тренерами всерьёз. Ситуацию могли бы спасти местные журналисты, которые видят все домашние игры команды и знают нюансы, скрытые от посторонних глаз. Да только объективная реальность такова, что уровень региональной прессы неприлично низкий. Прежде всего потому, что достойную заработную плату могут предложить только крупные федеральные издания, которые и нанимают более-менее заметных авторов. Вот и получается, что региональная пресса, которая могла бы создать реальное давление и влиять на жизнь клуба, отсутствует как вид. Зачастую этому способствуют и сами клубы, лишая местных журналистов аккредитации за критические статьи. Контроль на местах в данном случае присутствует серьёзный.

Немаловажно и то, кому именно предоставляется рупор у нас и в НХЛ. За океаном принято чёткое разделение на журналиста, который рассказывает о происходящем и задаёт вопросы, и эксперта, который собственно оценивает действия игроков и тренеров. Они авторитетны, уважаемы и прекрасно знают предмет. В России же большинство журналистов если и имеют какое-то отношение к хоккею, то разве что к игре на X-Box. Самый популярный контраргумент на статьи выпускников журфака: «А ты сам играл? Попробуй выйди на лёд и сделай так же!».

Российские хоккеисты позволяют себе менять клубы, не меняя при этом своё отношение делу.

В нашем хоккее крайне мало экспертов, которые сочетают в себе знания и умение грамотно формулировать мысли. Сергей Гимаев, Александр Хаванов и его тёзка Бойков. На этом короткий список авторитетных экспертов, разговаривающих на русском языке, заканчивается.

Проблема в том, что даже Сергей Гимаев крайне редко критикует игроков публично. В одном из телевизионных репортажей он объяснил свою позицию тем, что не хочет, чтобы из-за его слов, брошенных в эфире, кто-то из хоккеистов лишился работы. Сергей Наильевич ощущает вес своего слова и не хочет вершить судьбы. Однако кто, если не защитник сборной СССР и заслуженный тренер России должен делать подобные оценки? Как правило, на вершине клубной иерархии сидят руководители города или области, которые по определению не разбираются в хоккее глубоко. За исключением, разве что, Валерия Шанцева и ещё пары губернаторов. Уважаемые хоккейные люди, которым предоставлена соответствующая площадка, могут открыть им глаза. Показать, что игрок не соответствует своей зарплате, а генеральный менеджер попросту вешает лапшу на уши спонсорам.

В КХЛ портятся даже звёзды

Профессиональный спортсмен сегодня – это не только игра на протяжении 60 минут чистого времени, но и всё, что происходит за пределами коробки. Интервью, пресс-конференции, организованные встречи с болельщиками и стихийные разговоры с фанатами. Люди, получающие миллионы долларов, должны понимать, что их обязанности не ограничиваются тренировками и играми. Тем, кто хочет оградить себя от внимания, уместнее заявиться в НХЛ – Ночную Хоккейную Лигу, где из зрителей в лучшем случае друзья, родственники и охранники, а давление исключительно атмосферное.

В связи с этим очень удивило заявление главного тренера Дмитрия Квартальнова, который после одного из матчей попросил журналистов не создавать лишний ажиотаж вокруг ЦСКА. Но как же так, Дмитрий Вячеславович? Ваша команда идёт на первом месте, в её составе собраны популярные хоккеисты, да и вы сам – современный российский тренер с большим будущим и достойным настоящим. О ком говорить, если не о клубе, который впервые с 1989 года может стать чемпионом страны? Лидерство – это не только эмоции от побед и премиальные, но и обречённость на пристальное внимание. Публичные люди, получающие достойную заработную плату, не имеют права прятаться в кокон.

До недавнего времени существовал стереотип, что все, кто прошёл школу НХЛ, становятся образцами для подражания. В НХЛ всё объясняется очень просто, в контрактах прописаны обязанности общения с прессой. Однако возвращение на родину крайне негативно действует даже не звёзд первой величины. В локаутый сезон любимец миллионов Евгений Малкин бегал с личной охраной от охотников за автографами, в частности разочаровав новокузнецких и новосибирских болельщиков. А чего только стоит последняя выходка Ильи Ковальчука? Можно долго спорить на тему, провоцировали ли Илью журналисты и насколько основанным был его срыв, но просто спроецируйте этот случай на заокеанскую действительность. Стал бы Ковальчук, будучи лидером «Нью-Джерси», называть корреспондентов фанатами «Рейнджерс», вставляя после каждого слова самое популярное англоязычное ругательство?

Даже мы, журналисты, не выступили с консолидированной позицией по «делу Ковальчука», хотя его выпад был именно в сторону прессы. Никак не отреагировала и лига, лишь сообщив, что разберётся с поступком своей главной звезды. Однако с трудом верится, что КХЛ оштрафует, а тем более дисквалифицирует игрока, на чьё возвращение в Россию затрачено столько сил и денежных средств. Хотя в определённой степени его поступок – удар по имиджу КХЛ. У нас принято сдувать со звёзд пылинки, забывая требовать с них соответствующую отдачу. Ковальчук – это не просто левый крайний форвард с убойным кистевым броском, но и лицо лиги, которое обеспечивает её репутацию.

В виде альтернативного наказания тем, кто наносит удар по имиджу лиги, мы предлагаем применять исправительные работы. Пусть Ковальчук, пославший журналистов в микст-зоне, извинится перед корреспондентом и даст ему большое эксклюзивное интервью в спокойно обстановке. Или почему бы не привлекать провинившихся игроков к благотворительным акциям? Попало в сеть скандальное видео с выпившим Михаилом Анисиным – пусть в свои законные выходные вместо очередных похождений он проведёт несколько мастер-классов для детей. В очередной раз сорвался Андрей Назарова – пусть примет участие в матче ветеранов, сборы с которого пойдут на помощь больным детям.

Проблема не в том, что журналисты, услышавшие мат Ковальчука, оскорбились до глубины души. Подобные выражения в обычной жизни мы слышим повседневно: в общественном транспорте, в очереди в магазине и на кухне во время семейной ссоры. Да только хоккей хочется воспринимать как нечто, выходящее за привычные рамки. Видеть в КХЛ не серые будни, а яркий праздник с полными трибунами, HD-картинкой и хоккеистами-супергероями, которым чужды наши пороки. Будучи на витрине общества, они должны быть чуть лучше, чем каждый из нас.

Лигу спасёт только конкуренция

О чём же всё-таки говорит Скудра? Да, он призывает сместить акценты и больше критиковать игроков, чем тренеров. Однако первопричиной сложившейся ситуации наставник «Торпедо» считает всё же не позицию прессы, а недостаточную конкуренцию в КХЛ. В то время, когда нашему хоккею нужно качественное улучшение, количество российских клубов только растёт. 22 команды – это исторический максимум, достигнутый в этом сезоне. После того, как с хоккейной карты пропал «Спартак», а КХЛ пополнили «Лада» и ХК «Сочи», для российских игроков появилось на 25 рабочих мест больше. Казалось бы, можно порадоваться за соотечественников, но лучше задуматься: а есть ли у нас пусть даже два десятка игроков в ВХЛ и МХЛ, которые безболезненно перейдут на новый уровень?

Скандалом обернулось расставание нижегородского клуба с Артёмом Тернавским. Однако вместо вопроса «почему Тернавский ушёл из «Торпедо»?» уместнее спросить «как Тернавский вообще оказался в КХЛ?». До того, как он в прошлом сезоне перешёл в «Адмирал», 30-летний защитник провёл сезон в Германии, где отметился отрицательным показателем полезности и нулём в графе «заброшенные шайбы». Немецкий чемпионат знаменит обилием канадских легионеров, жёстким стилем игры и парой-тройкой современных и вместительных арен. А вот звёзды немецкого чемпионата раз за разом проваливаются в КХЛ. Руководители клубов уже не смотрят в сторону DEL, когда затевают поиск легионеров, тогда как защитник с российским паспортом без труда находил работу в трёх клубах.

Легионеры, которые приезжают в КХЛ, находятся примерно в тех же условиях, что и наши ребята, решившие отправиться за океан. Разница лишь в том, что россияне в НХЛ сталкиваются с запредельной конкуренцией с местными хоккеистами, а кахаэловские легионеры бьются между собой за одну из пяти вакансий в команде. Они знают, что стоит однажды дать слабину – с ними тут же расторгнут контракт и возьмут следующего иностранца, стоящего в очереди за русскими деньгами и новым уровнем. Ахонен, Уилсон, Паре, Спруктс, Биллинс — список легионеров, с которыми без промедлений расстались в этом сезоне, можно продолжать ещё долго. В нашем хоккее практически идеально работает принцип «легионеры должны быть сильнее доморощенных игроков», но при этом российские хоккеисты позволяют себе менять клубы, не меняя при этом своё отношение делу и, как следствие, не повышая свой уровень.

Наши звёзды не просто получают большие деньги за меньшее количество матчей и более низкий уровень сопротивления, чем в НХЛ. Пользуясь закрытыми платёжными ведомостями, они убеждены, что никому ничего не должны. В том случае, если бы простые обыватели, а не только просвещённые болельщики знали, что до кризиса Ковальчук получал от государственной компании свыше 800 тыс. рублей в день, за каждым его прокатом или недоработкой в обороне следили бы ещё пристальнее.

Так будет продолжаться до тех пор, пока Андрей Коваленко, будучи главой профсоюза, будет ссылаться на криминогенную обстановку в стране.

Новое руководство КХЛ, тесно сотрудничающее с ФХР, вряд ли пойдёт на расширение лимита на легионеров. Куда реалистичнее вариант с сокращением количества команд, в том числе российских. При всей мрачности сценария КХЛ может от этого только выиграть. Сократив количество рабочих мест, мы заставим игроков грызться за место в составе, приучим к конкуренции. Вопреки стереотипам это не убьёт российский хоккей, а заставит игроков искать варианты и выходить за зону комфорта, что сделает их только сильнее. Быть может, тогда россияне на радость Владимиру Юрзинову-старшему появятся в европейских чемпионатах, а научившись дома конкуренции, они не будут складывать руки при первой же ссылке в АХЛ. И в НХЛ, как верно заметил Александр Медеведев, будет опять набираться больше российских звёзд, чем на одну команду.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 138
28 мая 2017, воскресенье
27 мая 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Согласны ли вы с решением КХЛ исключить новокузнецкий «Металлург» из лиги?
Архив →