Даугавиньш и Карсумс в гостях у «Чемпионата»
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: «Чемпионат»

«Курс валют? Хоккеисты всё равно получают хорошие деньги»

Каспарс Даугавиньш и Мартиньш Карсумс рассказали о страшных сборах в Пинске, эмоциях Витолиньша, подвигах Озолиньша и своей жизни в России.
8 февраля 2015, воскресенье. 17:45. Хоккей
Очередными гостями редакции «Чемпионата» стали нападающие московского «Динамо» Каспарс Даугавиньш и Мартиньш Карсумс. Игроки пришли к нам в субботу днём. Живут они недалеко от редакции «Чемпионата», в районе станции метро «Маяковская». Мартиньш, который уже давненько не давал интервью, сразу предупредил, что говорить в основном будет Каспарс, а он просто за компанию пришёл поддержать друга, но по ходу разговора быстро выяснилось, что оба игрока «Динамо» вполне позитивные и общительные ребята, готовые открыто говорить на любые темы.

«Деревянный конь. Чтобы знал, что ты – деревянный»


— Буквально на днях вы играли в бенди. Как впечатления от русского хоккея?
Мартиньш Карсумс: Да, расскажите нам, пожалуйста, — взяв диктофон, вошёл в роль журналиста Мартиньш.
Каспарс Дауганьвиш: Было довольно-таки интересно. Побегали на большом поле. Это было впервые. Наша команда выиграла, их (кивая на Карсумса) проиграла.
М.К: Сколько голов забили?
К.Д: Ты что ли интервью будешь брать?
М.К: Да! Я вопрос же задаю! Ты что не отвечаешь?!
К.Д: Я один всего забил, в защите играл.
М.К: Как так? Латыши написали, что два (улыбается).
К.Д: Было интересно. Правила? Мы там играли по хоккейным правилам. Единственное правило было: чтобы забить гол, все должны перейти середину. А угловые подавали так, кто где стоял (улыбается). Эмоции другие. Думаю, что такое занятие было полезно для команды. Марчи там даже силовые приёмы использовал.

— На Миронове? – включились журналисты.
М.К: На Миронове лучше не надо.

— Кто в «Динамо» лучше всех играет в бенди? Жердев пять забил.
М.К: Он просто стоял в правильном месте.
К.Д: Прямо у пустых ворот (улыбается). По технике неплохой игрок Глазычев, но он рассказал, что играл один сезон зимой в детстве. Он, кстати, единственный, кто мог мячик поднять в воздух, а остальные просто бегали.

— В «Динамо» такие мероприятия по ходу сезона часто бывают? У вас сейчас деревянный конь появился, на буллитах играете.
К.Д: Это внутри в команде, чтобы веселее было. Кто на буллитах последним забивает, тому он передаётся. А в бенди играли второй раз, но первый на большом поле в Красногорске.

— А почему всё-таки конь? Намёк на СКА, ЦСКА или что?..
М.К: (Смеётся.) Вы сами сказали, не знаю, откуда у вас такая информация.
К.Д: Просто он деревянный, и чтобы знал, у кого руки не работают, что ты — деревянный (смеётся).
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

Ребята стали переговариваться на родном языке.


— В команде по-русски разговариваете или тоже так бывает?
М.К: По-разному бывает (смеётся).

— Вы так хорошо говорите по-русски, хотя Советский Союз практически не застали.
К.Д: Родился я в Советском Союзе. Я до 10 лет ни слова по-русски не знал. Там где я вырос, никто не говорил по-русски.
М.К: А я в школе учил русский с первого класса. Мне надо было. Но когда уехал играть в Америку, забыл чуть-чуть. Перед этим нормально говорил.

— Сейчас тоже неплохо.
М.К: Сейчас очень плохо. Ругаться только хорошо умею (смеётся).

«Озолиньшу делали укол, и он опять шёл на поле, ложился под шайбу»


— Год прошёл с момента Олимпиады в Сочи. Игры не вспоминали?
К.Д: По телевизору сейчас показывают повторы Игр. А мы участвовали, есть что вспомнить. Перед Олимпиадой, когда мы ещё в Риге были, к нам приходили серьёзные люди и говорили, что лучше оставаться всегда внутри Олимпийской деревни. Никто не думал, что что-то случится, просто такие меры безопасности. В Сочи всё было отлично. Впечатления остались лучшие, сами Игры были здорово организованы. И для нашей сборной Олимпиада удачно прошла, команда хорошо играла.

— В четвертьфинале канадцам вы ведь всего 1:2 проиграли…
К.Д: Может, по результату чуть-чуть не хватило (смеётся). Если бы повезло, то, конечно, могли. Я сам не играл тот матч.
М.К: На самом деле нам вратарь очень помог, там больше 50 бросков было. Из-за его игры такой результат. По результату выглядело, что мы лучшие.

— Игра держала болельщиков в напряжении. Сначала был четвертьфинал Россия – Финляндия, а потом сразу Латвия – Канада и весь стадион за вас болел.
М.К: Да, по-моему, весь мир даже болел (смеётся). Я так слышал. В Канаде паника была, а все хотели, чтобы мы выиграли.

— Ваш капитан Сандис Озолиньш тогда был особенно раздосадован поражением…
К.Д: Он капитаном был и, наверное, знал, что это последняя Олимпиада для него, хотел поразить весь мир. Всё равно мы до четвертьфинала дошли, это уже достижение. Мы со всеми соперниками хорошо играли, не было ни одного провального матча. У нас лучшая сборная была создана за последние годы. И капитан у нас большая звезда. Он каждую игру боролся и показывал своим примером, как нужно относиться к игре. Мы знали, что если будем биться друг за друга, то если не медали выиграем, но до четвертьфинала дойдём. А дальше уже эта игра с Канадой – сюрприз для всех. Даже для нас самих проиграть канадцам 1:2 – очень хороший результат.

— После матча не было заметно, что вы все довольны результатом…
К.Д: Конечно, когда так близка победа… Нам и так много везло, а если бы ещё немного (улыбается). Могли и выиграть. В концовке могли забить, но канадцам повезло. Всё могло по-другому закончиться, если бы та шайба залетела. Тогда вообще было бы интересно: Россия проиграла, Канада проиграла – два фаворита, а латыши играли бы за медали (смеётся).

Озолиньш боролся больше некоторых молодых игроков. После игр он иногда уже еле ходил, спина болела, но ему укол сделали, и он опять шел на поле, ложился под шайбу.
— Озолиньш, где бы ни играл, всегда попадал в плей-офф – и с рижским «Динамо», и с «Атлантом». Это совпадение или действительно такой человек, который может собрать команду, повести за собой?
К.Д: Он такой человек. Сандис в жизни многого достиг. Он капитан. Бывают разные капитаны. Он всё, что говорил в раздевалке, потом на льду делал. Он боролся больше некоторых молодых игроков. После матчей он иногда уже еле ходил, спина болела, но ему укол сделали, и он опять шёл на поле, ложился под шайбу. Вроде, у него уже всё есть в карьере. Он выиграл и Кубок Стэнли, и столько лет в хоккее. Но он всегда выкладывается до последнего и остальные тоже должны это делать, глядя на него. Другого выбора просто не было. Я думаю, это его главное качество – он всегда работал. Талант у него тоже огромный — может и забить, и отдать, но то, как он работает – просто пример вообще в хоккее. В мире немного таких игроков.

— Когда Рига играла в плей-офф с ХК МВД, у Сандиса локоть был порван, там кость торчала, а он выходил и играл…
М.К: Машина просто. Всё равно ему — болит или не болит, он выходит и играет. Он был у нас как папа. Вот папа сказал, и все выходили, делали. Из тех, с кем я играл, таких игроков даже не помню больше. Такого, как он, я не знаю.
К.Д: Есть лидеры, но такого я тоже не встречал больше. Может, потому что мы выросли все, глядя на него. Мы когда начали в хоккей играть, он уже был звездой, за Кубок Стэнли боролся. Я впервые на Олимпиаде с ним вместе играл. А у меня дома есть фотки, где я такой маленький ещё мальчишка с ним сфотографировался, а потом играть в одной команде, ещё и в одном звене, на большинство вместе выходить – это очень приятно.
Есть лидеры в каждой команде, но то, что он прошёл, – уникально. Он с хоккеем закончил, потом вернулся. Целый год не играть, а потом вернуться на такой уровень – тоже немногие могут. Когда я в «Оттаве» играл, там тоже был такой человек — Альфредссон. Он 20 лет провёл в одной команде, его весь город уже мэром называл. Он тоже всего достиг, но всегда выкладывался, своим примером показывал, как нужно работать, со льда последним уходил. Просто эти люди хоккей любят. Он как маленький ребёнок — ему шайбу дали, и он никому её не отдаст. Это любовь к спорту и огромная работа. Редко бывает такое сочетание.

— Для вас Озолиньш с детства был кумиром?
К.Д: Конечно! Из-за него и в хоккей начал играть. И форму достал. Я каждую ночь вставал и смотрел, когда он за Кубок Стэнли борется. Только поэтому я в хоккей начал играть. Потом уже я знал его давно, в гольф вместе играли. Когда он за «Динамо» играл, я с ним тренировался. Но на Олимпиаде играл с ним впервые в одной команде, и для меня это был дополнительный бонус.

— Когда человек с таким опытом уходит из хоккея, его потеря чувствуется. Как думаете, он в какой-то роли вернётся в хоккей?
М.К: Может, годик отдохнёт и начнёт играть опять (улыбается). От него этого можно ожидать.
К.Д: Он хоккей так любит. Он один раз уже вернулся, почему бы и нет? Ему тоже, наверное, трудно дома сидеть. Он иногда говорит в интервью, что у него и сейчас жизнь интересная, но я думаю, что всё равно ему трудно жить без хоккея. Играл до 42, а теперь сидит дома и ему хорошо? Думаю, нет. Он бы играл ещё, если бы не травмы. Посидит ещё и не сможет просто. У него много друзей в хоккее. Тренером, наверное, нет, но менеджером. Может, сборной как-то поможет.

— Говорили, что он в политику хотел пойти.
К.Д: Было такое, но поменял сейчас свои мысли. Паузу взял.

— Прощальный матч Озолиньша в Риге должен пройти? Всё-таки действительно такая величина.
К.Д: Думаю, что он сам не хочет. Он такой простой человек, ему это не нужно. Если он чувствует, что закончил, он просто ушёл и всё. Простой человек такой. Ему не нужно, чтобы все его вспоминали. Так что без матча обойдётся (смеётся).
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«Курс валют? Хоккеисты всё равно получают хорошие деньги»


— Сейчас все легионеры в России обеспокоены курсом…
М.К: Рубля. Да, я сразу понял вопрос (смеётся). А что тут говорить? Нечего. Подписали контракт в рублях и всё, там уже ничего не поменять. Конечно, хотелось бы, чтобы было больше, но это невозможно. В контракте есть все цифры. Ничего не поменять.
К.Д: Ничего не зависит от нас. Конечно, всем это неприятно. Говорят только про легионеров, но в то же время и русские ребята тоже будут терять деньги. Потому что всё дорожает, это очень заметно. Ту же самую машину купить или просто продукты. Цены растут. Все это видят, и всем неприятно. Но что тут сделаешь? Ты должен выполнять свой контракт, а потом будешь решать, где играть дальше. Возможно, те, кому ситуация с курсом не понравится, подпишут контракт в другой лиге и будут играть за другую валюту. А кто захочет остаться, будет играть здесь. Во время сезона никто не будет уходить из клуба. Да, ты потерял 10% или даже 40% зарплаты. Но всё равно хорошие деньги в хоккее зарабатываешь. Такого никто не мог ожидать. Ситуация сейчас для всех неприятная, не только для иностранцев.

— Простые люди заходят в магазин и сразу чувствуют разницу в ценах. Вы как хоккеисты обращаете на это внимание?
К.Д: Конечно. И жена говорит постоянно. Один раз пошла купить продукты, заплатила две тысячи рублей, через месяц за то же самое — уже три. Чувствуется. И не только продукты, всё дорожает. Билеты на концерты, в ресторанах цены поднимают.
М.К: На поезд в Ригу тоже. У меня сейчас жена ехала, и очень дорого стоит билет.

— Многие легионеры уедут, как считаете?
К.Д: Думаю, нет. Может, поменяются просто. Каждая команда будет находить способы, как удержать легионеров. Будут использовать других игроков, чтобы была конкуренция в команде. Тем, кто останется, может, больше денег дадут, условия создадут лучше. Но легионеры будут. КХЛ тоже хорошая лига, и не все легионеры играют здесь из-за денег. Выиграть Кубок Гагарина не так просто.
М.К: Согласен. Всё сказал правильно (улыбается). Может, нефть подорожает.

— Вы за нефтью даже следите?
К.Д: (Смеётся.) Мы уже как политики по разговорам. Сейчас уже все новости только об этом – курс и Украина.

— Музыкальный канал можно смотреть.
К.Д: В раздевалке вот у нас всегда музыка, больше ничего.

«Плохой журналист, уходи отсюда!»


— По родине не скучаете?
М.К: Как не скучаем? Всегда. Нигде так не будет, как дома.
К.Д: Нет такого, что трудно жить без дома, но всё равно, если есть шанс съездить домой, каждый раз его используем в перерывы. Приятно было съездить в Ригу на матч, когда играли с «Динамо», хотя даже дома не побывали, оставались в гостинице.

— Почему в Риге стали меньше ходить на хоккей? Посещаемость упала.
М.К: Не так как в прошлом году. Сейчас ближе к плей-офф больше ходят, команда борется, игры поинтереснее.
К.Д: В Риге фанаты жёсткие. Если команда проигрывает – не очень идут. Два года назад в Риге тоже мало болельщиков приходило, в следующем сезоне было очень много. В Латвии вообще целая секта динамовских фанатов. По большому счёту вся страна следит за этой командой. Есть, конечно, ещё баскетбол и футбол, тоже смотрят. Но в Риге «Динамо» — это точно религия. Люди на машины наклейки клеят, в школе дети карточками меняются. Раньше не было рижского «Динамо», все следили только за сборной, а сейчас на сборную никто не приходит, потому что видят игроков дома. Раньше билеты на сборную было не достать.
К тому же это не так дёшево — пойти на игру. Билет в среднем стоит на нормальное место 10-15 евро, и если идёшь всей семьёй, нужно заплатить за парковку, покушать купить детям, это 100 евро минимум. Даже если пойти раз в месяц, всё равно дорого получается для семьи.

— А на чемпионатах мира, тем не менее, латышей всегда много, одни из самых активных фанатов.
К.Д: Они тоже весь сезон копят деньги. Люди могут не приходить на каждую игру «Динамо», но зато поедут на целую неделю на чемпионат мира отдохнуть и посмотреть хоккей. В Белоруссии вообще было здорово и визу не нужно делать. Гостиницу фанатам было не так дорого снять, и пиво для них стоило по одному евро, дешевле, чем в Латвии…
М.К: Всё он знает (смеётся). Сколько выпил?
К.Д: Плохой журналист, уходи отсюда! (Улыбается.) С тобой не говорю.
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«Когда впервые увидел кошку Машу, она спала на моей майке»


Как в команде отнеслись к тому, что «Динамо» не будет переезжать на «Арену-Легенд» перед плей-офф?
К.Д: Я вообще об этом недавно услышал. Только позавчера меня спросили, будем ли мы там играть. Думали, что только на следующий сезон переедем туда. Нет смысла сейчас переезжать, скоро начнётся плей-офф, мы весь сезон играли на одной арене, зачем менять её в конце сезона? В следующем сезоне переедем, и будет время привыкнуть.

— Говорят, кошку Машку туда тоже собираются забрать. Вы с ней знакомы?
М.К: Конечно, без Машки никуда (смеётся).
К.Д: Да, она талисман команды и всего дворца уже.

— Вы не удивились вообще такой теме?
К.Д: Я был в шоке вообще, когда впервые её увидел. Она в раздевалке прямо на моей майке спала (смеётся). Я люблю животных, поэтому мне нравится всё это.

— В «Динамо» вообще дружный коллектив?
К.Д: Очень. Может, Марчи уже что-то расскажет? Сидит и молчит. Звезда КХЛ (улыбается).
М.К: Как коллектив? Он вот только (кивая на Каспарса) не очень (улыбается). А так вообще коллектив у нас очень дружный, проблем никаких нет. Всегда все помогают друг другу, вместе можем и посмеяться над чем-то. Интересно работать.
К.Д: Да, коллектив отличный. Когда я приехал, сразу почувствовал командный дух. Все играют друг за друга. В раздевалке всегда хорошая атмосфера, весёлая, но когда нужно, то все серьёзно относятся к делу и работают, как надо. Также и с тренерами у нас отличные отношения, они спокойно могут после тренировки зайти, пошутить. В команде никто никогда не говорит ничего за спиной. Если есть проблемы, то спокойно можно сказать о них, обсудить, посмеяться вместе.

«Витолиньш жёсткий тренер?.. Ну, не мягкий»


— С Витолиньшем по-русски общаетесь?
К.Д: И так, и так разговариваем — по ситуации. Если отдельно, то проще на латышском, а если на скамейке — на русском, чтобы все поняли.

Да, потеряли 10% или даже 40% зарплаты. Но всё равно хорошие деньги в хоккее зарабатываешь. Такого никто не мог ожидать. Ситуация сейчас для всех неприятная, не только для иностранцев.
— У Харрийса это первый сезон в роли главного тренера. Когда в начале сезона у команды были проблемы, как справлялись с этим?
К.Д: Мы обсуждали это и с тренерами, и потом отдельно с командой. Конечно, начало получилось провальное, но в то же время это были всего две игры, ничего страшного не случилось. Нужно было подумать, в чём были проблемы, оставить всё плохое, взять с собой только позитивное и двигаться вперёд. По сути, у нас сезон начался с третьей игры. Мы всё обсудили, и потом нормально пошло, начали играть заново.

— Сейчас «Динамо» подходит к плей-офф. Видите ли вы сами какие-то проблемы в команде или всё хорошо?
К.Д: Единственное, что неприятно – это травмированные игроки. Но это у всех команд так. Наш плюс в том, что «скамейка» длинная и можем друг друга заменить. Все хорошо играют. Нет такого, что если один игрок получил травму, то его некем заменить и сразу провал. У нас любое звено может решить игру, и всегда это доказывают, а это самое главное.

— Харийс сильно изменился по ходу этого сезона в роли главного тренера?
К.Д: Трудно сказать, я думаю, не особо он менялся. У нас одна цель весь сезон — попасть в плей-офф и потом показывать максимальный результат. Каждую игру он настраивает нас на победу. Конечно, нельзя всегда побеждать. Бывают периоды, когда он злой ходит, потому что мы сами плохо играли. Но в то же время он всегда позитивно подходит к этому и старается решить проблему. И так весь сезон у нас.

— Получается, что он остался прежним, не изменился, став главным тренером?
М.К: По-моему, он практически не изменился — каким был в прошлом году, такой же и сейчас.
К.Д: Он таким же был и в сборной Латвии. Всегда старался всё объяснить и тактически помогать, разбирал с нами видео и в клубе точно так же. Олег (Знарок) всегда больше игру вёл, заряжал, управлял нами, принимал важные решения.

— То, что для него это первый сезон, другая ответственность, не давит на него?
К.Д: Я думаю, что давит. У каждого тренера первый год трудный, а тем более в клубе, где каждый год стоит задача выиграть Кубок. Думаю, что после каждого проигрыша он должен слушать критику и про нас, и про него. Но он хорошо с этим справляется, нет такого, что он морально сломался и потом пришёл на тренировку, на нас всё сразу вывалил. Конечно, мы все понимаем, что для него это первый год, тяжело, поэтому стараемся ему помогать, чтобы ему меньше критики приходилось слушать в свой адрес. Когда друг другу помогаешь, то можно многого добиться.

— Витолиньш вообще жёсткий тренер?
К.Д: Ну, не мягкий (смеётся). Как все тренеры, спрашивает много. Я первый раз играю в клубе, где все сборы были очень трудные. Тренеры спрашивают результат каждую тренировку. Если мы плохо начали тренировку, то сразу свисток и — вперёд, бегать. Может повысить голос, чтобы мотивировать. Но в то же время, если всё выполняешь хорошо, никто на тебя кричать не будет.

— А Знарок как-то подключается?
К.Д: Он приходит, где-то советует, смотрит тренировки иногда.

— Сколько раз в неделю его видите?
К.Д: Не каждый день. Когда игры сборной приближаются, он чаще приходит. Он больше с тренерами советуется, что-то с ними обсуждает, может, подсказывает, меняется что-то. К игрокам он просто заходит в раздевалку, спрашивает, как дела, пошутит и всё.
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«Пинск у «Динамо» будет всегда»


— Что можете рассказать про легендарные сборы в Пинске? Со сборами, которые проходят у клубов НХЛ, есть что-то похожее?
К.Д: Даже близко не могу ничего сравнить с Пинском. Я полтора месяца готовился, чтобы в Пинске не умереть (смеётся). Потом ещё там две недели и потом ещё полтора месяца до сезона было. Получается, три с половиной месяца готовишься к сезону. Я знал, что в Пинске будет трудно, но это было очень трудно… хотя и полезно тоже. Только сейчас мы сможем сказать, помогло это всё или нет, ведь это делается, чтобы в конце сезона мы могли дольше физически продержаться.

— Если чемпионат начнётся 22 августа, то сборы сократятся. Нужно ли будет раньше начинать подготовку к сезону?
К.Д: Трудно сказать, это решение будет лига принимать, и мы там ничего не можем сказать. Но, думаю, Пинск в любом случае никто не отменит, и короче он тоже не станет (смеётся). Пинск будет всегда.

— Правда, что у вас в Пинске практически спартанские условия? Говорят, что даже Wi-Fi в номерах нет.
К.Д: Не знаю, нормальные условия. Нет такого, что ты прям как в армии пришёл и спишь. После таких нагрузок сил просто нет ни на что. Интернет у нас был, мы купили белорусские карты, и нам хватало. А так всё нормально, кормят там хорошо, дворец нормальный, стадион… без разницы, какой стадион, когда бегать, метраж одинаковый, и болит всё так же (улыбается). Главное, что всё рядом, это очень удобно. Поспал, потренировался, покушал, поспал и так два недели.
М.К: По большому счёту, времени не было на Интернет, потому что после тренировок каждую минуту хотелось поспать. Даже не хочется ничего.

— Все выдерживают это?
М.К: Пока никто не уехал оттуда, и все живы (смеётся).
К.Д: Никто не сбежал (улыбается). Конечно, доктора за нами следят и если видят, что всё уже, совсем плохо, то снимают тебя с трассы, чтобы травмы не было, могут дать день отдохнуть или другие упражнения. Есть игроки, которым нельзя бегать или прыгать, находят для них другие варианты. Всегда есть несколько вариантов.

— Мартиньш, вы удивились, когда в прошлом сезоне с вами на сборах был Андрей Николишин?
М.К: Да, я всегда с ним бегал в одной группе. Я удивился, ведь ему за 40 лет. Я в шоке от того, как он бегал. Стыдно сказать, но я за ним всё время бегал. Удивительно, какое отношение у него было в Пинске к тренировкам. Просто работал, как конь. Машина такая. Это ещё один человек, с кого можно брать пример.

Если рижского «Динамо» не будет в КХЛ, может, кто-то вообще закончит играть. Даже в Ригу пробиться считается круто. КХЛ хорошая лига, можно заработать хорошие деньги, и дальше куда-нибудь уехать, в НХЛ. Есть где показать себя.
— А вы себя в 40 лет видите в Пинске?
М.К: (Смеётся.) Трудно это представить. Я даже не хочу думать об этом.
К.Д: Не знаю даже, что труднее – первый раз в Пинске или второй. Как оно во второй раз? Легче?
М.К: Легче никогда не бывает. Ты просто знаешь уже, к чему готовиться, и всё. А так знаешь, что жуть будет.

— По ходу сезона у вас такого, как в Пинске не бывает?
К.Д: Мини-Пинск есть, да (смеётся).
М.К: Если есть паузы дня три, то бывают жёсткие тренировки.
К.Д: Трёхдневный Пинск, но не такой страшный, как летом. К этому просто легче привыкнуть. В сезоне ты играешь, и три дня Пинска тебя не убивают. Просто шок небольшой. Это всё должно помочь. Мы все в это верим. И в Пинске, когда работаешь в последние дни, мысль пробегает: «Ну хоть поможет в конце сезона». И весь сезон легче.
М.К: Это работает. Ты как себя чувствуешь?
К.Д: (Смеётся.) Нормально.

«Перелёты в КХЛ убивают тело»


— Идёт уже седьмой сезон КХЛ, как вы считаете, уровень лиги за это время вырос?
К.Д: Мне сложно сказать, я играю в КХЛ всего второй раз, но я постоянно следил за тем, что происходит и когда играл за Ригу, и в этом году. Можно просто посмотреть, что сейчас происходит в нашей конференции — уже четыре команды набрали больше 100 очков, битва за плей-офф идёт, 6-7 команд могут попасть. Это уже говорит о высоком уровне. Если в первые годы разрыв между командами мог быть огромным, то сейчас более ровно все идут. Не видно большой разницы между первым и восьмым местом. Вырос уровень. Легионеры стали приезжать более сильные.

— Но первые четыре команды всё равно выделяются. Из тройки ЦСКА, СКА, «Йокерит» с кем предпочтительнее всего сыграть в плей-офф?
К.Д: Без разницы, всё равно придётся с кем-то из них играть. Если мы хотим выиграть кубок, то нужно проходить всех.
М.К: Ты можешь играть с кем угодно, не имеет значения. Первая команда может проиграть последней. Плей-офф — это совсем другая история. Всё начинается заново, и нужно быть готовым к каждой игре.

— В прошлом году у вас как раз была такая ситуация. В чём была причина неудачи?
М.К: Мы были хорошо готовы и физически тоже, просто «Локомотив» больше забил (смеётся). Я не знаю, просто так сложилось, они выстрелили, потом и СКА обыграли. Лучше это забыть и думать о следующем плей-офф.

— В этом сезоне есть вероятность, что вы опять встретитесь с «Локомотивом» в первом раунде. Не думали об этом?
М.К: Будет «Локомотив», значит, будем играть с ними, а всё, что было плохое, об этом думать не нужно, иначе ничего хорошего не будет. Будем сражаться каждую игру.

— С «Йокеритом» вы пока сталкивались один раз. Вам вообще по душе, что КХЛ расширяется в Европу, появляются такие крупные города, как Хельсинки?
К.Д: Для хоккея это хорошо. Они играют немного в другом стиле, более агрессивно и быстро. Хотя тут тоже не должно быть такого, что одна команда в Португалии, а другая во Владивостоке. Разница уже слишком большая, это трудно физически. Я играл 80 матчей в НХЛ и нормально себя чувствовал, а здесь эти перелёты убивают тело. Два дня потом трудно. Но расширение – хорошо для развития хоккея. Первый матч мы проиграли «Йокериту», но сейчас будет шанс взять реванш.
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«Можно жить в Сибири, а можно в Женеве, у озера»


— Сейчас говорят, что если КХЛ будет расширяться, то в первую очередь в хоккейные страны: Швейцарию, Германию. Каспарс, когда вы играли в Швейцарии, у вас что-нибудь спрашивали о КХЛ?
К.Д: Я тоже слышал об этом, интерес был. Когда я играл в Женеве, приезжали люди известные в КХЛ, смотрели игры. Мне рассказывали, что у них мысль уже давно была Женеву взять в КХЛ, но я думаю, что этого не произойдёт. У них очень сильный чемпионат и давние хоккейные традиции. Президент ИИХФ Рене Фазель тоже швейцарец, и как я понял из прессы, ему КХЛ не очень нравится, поэтому он этого не допустит, даже если предложат много денег. В Швейцарии будут поддерживать свои традиции.

Хотя случиться может всё. «Йокерит» тоже играл в Финляндии столько лет и теперь в КХЛ. Я знаю, что владельцу клуба в Женеве предлагали это, и он очень долго думал об этом. Он сам рассказывал мне, что никак не мог решиться, как-никак нужно будет много ездить, а у них в чемпионате всё близко. Самая длинная поездка 6 часов на автобусе, и каждый день возвращаешься домой. Уровень у них тоже хороший, они уже знаменитая лига в мире, там играет много серьёзных легионеров. И выбор у тебя: либо играть в Швейцарии, либо в России. Две главные лиги, куда иностранцы могут приехать.

— Почему выбирают Швейцарию, а не Швецию или Финляндию?
К.Д: Во-первых, из-за финансовой составляющей. И лига сильная. Там 12 команд очень серьёзных. Команды, занявшие 2-е и 3-е места в прошлом году, на этот раз не попадают даже в плей-офф, и это при том, что они усилили состав. Да, каждый сезон есть одна команда, которая немного слабее других, но и это не портит турнир. Это канадский хоккей. Там большинство тренеров связаны с Канадой. И в юниорскую систему привозят канадцев, есть из Квебека специалисты. Сборы проводят, учат.
Команды играют агрессивно быстро. И по деньгам швейцарские клубы занимают второе место в Европе, после КХЛ. Немаловажный фактор для ребят, которые приезжают из Канады — уровень жизни. Если деньги одинаковые, и стоишь перед выбором, где жить в Сибири где-то или в Альпах, в Женеве, у озера, где снега нет почти, ответ очевиден.

— В Женеве вам понравилось?
К.Д: Да, очень нравится этот город. Разве что там скучновато. Люди в Женеве спокойные, их в субботу и воскресенье вообще не видно. В воскресенье вообще всё закрыто, все отдыхают дома с семьями. Там вообще делать нечего. Даже в кино не сходишь в воскресенье, потому что кинотеатры закрыты и торговые центры. Швейцарцы работают пять дней в неделю, а потом с семьёй отдыхают. Зато можно сесть в машину и поехать во Францию. Из моего окна была видна граница, 500 метров. До Шамани можно добраться за 45 минут, Цюрих близко. Жизнь другая просто. И снега там не было весь сезон ни разу.

— Как вы считаете, почему в Швейцарии хоккей серьёзно развивается? Легионеров там много?
К.Д: Лимит там четыре легионера. У меня в команде канадцев было человек 12, но большинство из них со швейцарскими паспортами. У них система выстроена как в Канаде, в том числе юниорская. Ты поднимаешься до 18 лет, играешь в первой команде, потом уезжаешь в НХЛ.
В каждой команде есть человек, который подыскивает игроков в низших канадских лигах. Со мной играл парень, у которого даже родители забыли про швейцарские корни, а в клубе отыскали в его родословной швейцарскую прабабушку и сделали ему паспорт. Через два года он может играть даже в сборной Швейцарии. И такая система там не только с канадцами, но и с представителями других стран. Если ты поиграл четыре сезона в детских командах, то тебе даже необязательно получать швейцарский паспорт, ты не считаешься иностранцем. Получается, что у тебя есть лицензия играть в швейцарском хоккее.
Можно, например, даже играть за сборную России, но не считаться в Швейцарии легионером. Это у них отработанная система. В Давосе, который находится недалеко от Чехии, часто используют эту систему. 14-летних ребят из Чехии привозят в Давос, где они играют до 18 и потом не считаются иностранцами в первой команде. Там очень серьёзная конкуренция. Даже вторая лига в Швейцарии сильная. Нет большой разницы между первой и второй лигами. Команда из второй лиги может обыграть команду из первой.
Конкуренция и система юниорского хоккея построена очень грамотно. Потому и сборная в последнее время показывает высокие результаты. Если сравнить с Латвией, разница огромная. У нас детского хоккея практически нет. Что в такой ситуации можно ждать от национальной сборной? Шанс единственный, только если в 15 лет уехать за границу и пробиваться там. Нет системы.
В КХЛ сейчас создали МХЛ. А то раньше во времена Суперлиги молодёжь сидела всю игру на скамейке, не выходя на лёд, а играть в таком возрасте обязательно надо. У канадцев почти вся молодёжная сборная играет в юниорских лигах.

— Вам в Швейцарии не хотелось остаться, с учётом таких условий?
К.Д: Хотелось. И сюда хотелось приехать (смеётся). Может, ещё вернусь туда когда-нибудь, кто знает?.. Там всё было хорошо и в хоккее, и в жизни.

— А в Москве как живётся?
К.Д: Тоже хорошо. Прямо в центре Москвы живу, всё нормально.
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«Оптимальный вариант — проводить ЧМ раз в два года»


— Как относитесь к возрождению Кубка мира?
К.Д: Говорят, что на чемпионаты мира канадцы не привозят лучших игроков, не получается серьёзной борьбы. Неудобные сроков проведения, идёт сезон. С Кубком мира будут неудобства для европейских клубов. Оптимальный вариант сделать чемпионат мира раз в два года, как в футболе. Тогда бы играли все лучшие. Каждый год сильнейших не собрать. Хотя для нас хорошо, что энхаэловцы не приезжают, больше шансов на победу (смеётся). Но, с другой стороны, интересней играть против сильнейших, чтобы сравнить себя в противостоянии с такими великими сборными, как Канада, Россия. Но мне идея с Кубком мира совсем не нравится. Даже если в конце августа сборы начинать, ты не в своей лучшей форме будешь. Международные соревнования надо проводить или в середине сезона, как Олимпиаду, или в конце.

— Понятно, что перелёты очень выматывают. Но какие из российских городов вам нравятся, помимо Москвы и Санкт-Петербурга?
К.Д: Я впервые был во Владивостоке, очень понравилось.
М.К: Ещё Хабаровск красивый город. Просто туда лететь далеко. Новосибирск мне нравился, от Омска остались приятные впечатления, в Казани очень красиво.
К.Д: Но вообще не успеваем ничего посмотреть. Из гостиницы на стадион, со стадиона в гостиницу и на самолёт. Ну, если выбирать, то Казань и Питер.

— А какой из городов не понравился?
К.Д: Пинск очень не нравится (смеётся).

— Пинск надо в КХЛ включить.
М.К: (Смеётся.) Надо создать там наш фарм-клуб. Кто туда попал, будет весь год просто готовиться, безо льда.

— А в Москве где бываете? В театр ходите?
К.Д: Жена ходила. Я в театре не был, в цирк ходили, на мюзикл. Сходили на Пашу Волю посмотреть. Не хочется всё время дома сидеть. Жена уехала, делать было нечего, снег ещё пошёл, я решил сходить на Красную площадь, прогуляться.

— Часто там бываете?
К.Д: Раз 5-6 был. Всё равно каждый раз, когда кто-нибудь в гости приезжает, ходим. От моей квартиры минут 15 пешком.

— Ленина видели?
К.Д: Нет ещё. Жена как-то хотела зайти, но очередь была слишком длинная.
М.К: А я сам всё очень хотел сходить.

«Если Риги не будет в КХЛ, это сильно ударит по хоккею в Латвии»


— Мартиньш, вы после каждого домашнего матча берёте дочку на руки. Она любит хоккей?
М.К: Ну как любит? Она большая фанатка папы, «Динамо». Я надеюсь, что она не будет играть в хоккеем. Не хотелось бы этого. Ей просто нравиться кататься на коньках. Мы на Красной площади тоже катались на катке. Но хоккей не для моей дочки точно (улыбается).

— А как относитесь к женскому хоккею? На Олимпиаде смотрели?
К.Д: Я финал смотрел на Олимпиаде. Не всю игру, только концовку, и как они праздновали. За женским хоккеем следить не очень интересно. США и Канада на голову сильнее всех и играют всегда между собой. У них система создана такая, что никто и никогда их не победит. Мне когда 13 лет было, у нас в Латвии была одна команда этого возраста, и мы играли с ребятами на год-два старше и с женской сборной тоже. Нельзя было силовых приёмов. Я даже пару игроков знаю.

— А в Латвии есть детский хоккейный чемпионат?
К.Д: Есть, но не такой сильный. Когда я рос, у нас было даже не два, а полторы команды моего возраста. Приходилось играть против старших ребят. Ты играешь, чтобы просто потом куда-то уехать. Сейчас больше детей играет. Построили дворцы в других городах, поэтому стало лучше. Раньше в Риге было два дворца.

— Те же проблемы, что и в России.
К.Д: Когда у вас тысячи дворцов, сложно сравнивать. Сейчас в Риге девять дворцов, в каждом есть детская команда. Но нет такой системы, как, допустим, у ЦСКА, когда у каждого возраста своя команда. Нет такого, что ты привёз детей, и они могут заниматься спортом. Всё равно родителям приходится платить за всё полностью – за аренду льда, зарплату тренерам, форму.

— Ходят слухи, что «Динамо» Рига может выйти из КХЛ. Это сильно ударит по хоккею в Латвии?
К.Д: Конечно. Это единственная профессиональная команда. У нас есть чемпионат Латвии, но это не турнир, а одно название, чтобы сборная могла участвовать в чемпионатах мира.
М.К: И дети берут пример с игроков «Динамо», для них это важно. А если команды не будет…
К.Д: Так есть мечта, надежда пробиться куда-то. А если не будет «Динамо», может, кто-то вообще закончит играть. Даже в Ригу пробиться считается круто. КХЛ хорошая лига, можно заработать хорошие деньги, и дальше куда-нибудь уехать, в НХЛ. Есть где показать себя. Ни один скаут ни разу в жизни не приедет смотреть чемпионат Латвии, забей ты там хоть тысячу голов. Надеюсь, чтоб будет команда. И нам хоть один раз в сезоне в Ригу съездить (смеётся).
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 46
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →