Анатолий Тарасов
Фото: РИА Новости
Текст: Алёна Шилова

Записи Тарасова: «Хоккей. Родоначальники и новички»

Книга легендарного тренера Анатолия Тарасова «Хоккей. Родоначальники и новички» выходит в России спустя 25 лет после написания.
12 февраля 2015, четверг. 13:00. Хоккей
Книг Анатолия Тарасова написано немало, но эта книга уникальна. Анатолий Владимирович Тарасов работал над её рукописью в последние годы своей жизни. Она была готова ещё в начале 90-х, но не увидела свет при жизни автора. Помог американец итальянского происхождения, известный тренер Лу Вайро – почитатель Тарасова. Осенью 1995 года книга в переводе вышла в США. Российские любители хоккея, тренеры на русском языке смогут ознакомиться с трудом Тарасова только спустя 20 лет! В свет книга выйдет 19 февраля.

«Чемпионат» до выхода книги опубликует наиболее яркие фрагменты из неё.

«Он присматривался к канадскому стилю»


Президент ФХР Владислав Третьяк:
«…Страницы, тронутые временем. Страницы, напечатанные на обычной пишущей машинке. Страницы, не позволяющие мне отвлечься на что-либо постороннее.

Что-то было мне знакомо, близко, важно, а что-то оказалось новым и требовавшим осмысления.

Я читал рукопись книги Тарасова.

Книги, которую Анатолий Владимирович написал в конце своей яркой и необычной жизни.

Книги, которая вышла ещё при его жизни… в Америке.

Книги, которая готовилась к выпуску в свет в России спустя почти два десятка лет после ухода великого тренера.

Анатолий Тарасов – отец-основатель отечественного хоккея: заложил фундамент нашей хоккейной школы, определил векторы её развития, выработал эффективные и самобытные подходы к тренировочному процессу.

Анатолий Владимирович стал для меня вторым отцом. Взял под личную опеку, когда мне было только 17 лет, и воспитывал буквально в круглосуточном режиме, не давая остановиться, удовлетворившись достигнутым уровнем.

…Я был поражён, когда в одной из первых глав прочёл об отказе молодого советского специалиста Тарасова от зарубежной командировки на турнир с участием канадцев. Отказ по собственному желанию от возможности впервые воочию увидеть родоначальников игры?! …Тарасов, которому едва перевалило за 30, продолжил идти своим путём. Искать, придумывать, находить и ошибаться, снова находить.

Он присматривался к канадскому стилю, получая массу впечатлений и информации для творческой переработки. Главным же оставалось строительство советской хоккейной школы по им же придуманным законам.

Тарасов жил хоккеем. И постоянно находился под прессингом: догнать канадцев – сравняться с ними – превзойти родоначальников…

Под таким же жесточайшим прессингом оказывались и игроки ЦСКА. И я тот прессинг ощутил на себе по полной программе.

Вскоре после зачисления в «основу» ЦСКА он неожиданно озадачил меня:

— Тебе сколько лет?
— Семнадцать.

— А я хочу, чтобы ты тянул на двадцать пять – по мастерству, по мужской зрелости.
— Как это, Анатолий Владимирович? Что-то не пойму.

— Скоро сам разберёшься. Ну что, «полуфабрикат», будешь вкалывать на полную катушку? Тогда толк будет.
— Так я же всё выполняю.

— Да это всё цветочки. Будешь щадить себя – отправишься в шахту, а забой!
— Какая шахта, Анатолий Владимирович? Я же в десятом классе учусь.

— В шахту! Ты меня понял, надеюсь.

Родители воспитали меня человеком ответственным и добросовестным. А в команде ЦСКА дня не проходило, чтобы старший тренер не нашёл повода придраться ко мне. Я терпел, терпел, потом не выдержал:
— Анатолий Владимирович, я же все ваши задания выполняю, а вы всё равно недовольны мною…
— Если я, молодой человек, перестану делать замечания, значит, вы для меня – мёртвый игрок. Усекли с первого раза?

А однажды Тарасов и вовсе сразил меня наповал. После победы в важном матче – то ли со «Спартаком», то ли с «Крыльями Советов» — вызвал меня к себе в тренерскую. Я только успел душ принять и переодеться.

— Молодой человек, что вы думаете о сегодняшней игре?
— Как что? Здорово команда сыграла. И я вроде не подвёл. Всё нормально.

— Вижу, не разобрались, что к чему. Идите и подумайте. Жду через десять минут.

Я пытался догадаться, на что намекает мэтр, но тщетно.

— Анатолий Владимирович, мы же вчистую их переиграли. Какие ещё могут быть вопросы?
— А у вас, молодой человек, в матче с заметил техническую погрешность, совершенно недопустимую для вратаря ЦСКА… Так что будьте любезны явиться завтра утром в зал и повторить два упражнения для этого элемента – по 500 раз. Ясно?
— Ясно.

И я пришёл назавтра, когда команда не тренировалась, и повторил те упражнения столько раз, сколько было сказано. И никто за мной не следил. Собственно, вся моя работа под началом этого тренера и состояла из подобных эпизодов.

В книге мэтр постоянно возвращается к идее непримиримого противостояния и взаимообогащения двух ведущих хоккейных школ – канадской и советской. Параллельно он акцентирует внимание читателя на важности учебно-тренировочного процесса, который позволял наставнику ежедневно продвигаться в творческом поиске. Тренировка, согласно Тарасову, — главный двигатель прогресса. Игроки ЦСКА любили его тренировки – интенсивные, зажигательные, всегда с какой-нибудь новизной. Были они сложными и тяжёлыми, зато живыми, эмоциональными и, кстати, недолгими – час с небольшим. После такой подготовки команда ЦСКА выходила на матч во всеоружии и чаще всего буквально сминала соперника. Летом закладывалась база общей и специальной физической подготовки; упражнения предлагались тяжёлые либо очень тяжёлые. Надо понимать, что в те годы никаких тренажёров в хоккейных клубах не было. Чего только Анатолий Владимирович не изобретал в стремлении превратить ведущих советских хоккеистов в атлетов мощных, подвижных, координированных, способных достойно противостоять звёздам североамериканским.

Технической оснащённости игрока и тактическому арсеналу команды Тарасов уделял пристальное внимание. Анатолий Владимирович экспериментировал постоянно с базовыми компонентами хоккейного искусства. А как оценить его индивидуальную работу с «полуфабрикатом» Третьяком? Тогда же и должности такой не было в советских клубах – тренер вратарей.
В многогранном величии Тарасова я, как его воспитанник, подчеркну ещё то, в чём он был исключительно силён. Анатолий Владимирович являлся психологом высочайшего класса!
Попробую коротко сформулировать роль Анатолия Тарасова в хоккее.
Книга тренера Анатолия Тарасова «Хоккей. Родоначальники и новички»

Книга тренера Анатолия Тарасова «Хоккей. Родоначальники и новички»

Человек, опередивший время


Доказательств множество. Самое наглядное – содержание игры в НХЛ. Оно стало намного богаче и интересней, чем было до исторических сражений между сборными СССР и Канады. Родоначальники игры очень многое позаимствовали у европейцев, и в первую очередь у Тарасова.

В 2013 году я в очередной раз побывал в Зале славы НХЛ в Торонто. Первым среди европейцев туда был включён Анатолий Тарасов. Присутствовали боссы НХЛ и те, кого чествовали. На трибуну вышел Рэй Широ, генеральный менеджер «Питтсбург Пингвинз»:
— Я счастлив, что сегодня имя моего отца будет увековечено в Зале славы. К сожалению, он не дожил до этого чествования. Знаю, что в зале присутствуют прославленные хоккеисты из России. Фред Широ признавал, что много полезного почерпнул у русских тренеров, что он вёл «Филадельфию Флайерз» к победам в Кубке Стэнли, тренируя по конспектам Анатолия Тарасова.

Я испытал в ту минуту гордость за нашу державу. Такое признание североамериканским хоккеем заслуг наставника ЦСКА и сборной Советского Союза дорогого стоит. Величие Анатолия Владимировича Тарасова не меркнет с годами.

И потому в этой книге, где он подвёл итоги своему беспримерному служению хоккею и Родине, уготована долгая-долгая жизнь».

Юрий Королёв, соратник Анатолия Тарасова, консультант ФХР:

«Это не пособие по хоккею, где можно найти ответы на специфические вопросы хоккея. Это не мемуары мэтра тренерского корпуса, где досконально год за годом, описываются биография и карьера.

Так что же эта книга?

Настольная книга.

Для действующего тренера, для будущего тренера, для думающего поклонника этого увлекательного и сложного вида спорта. Это Творческое наследие Тарасова, которое Анатолий Владимирович собственноручно написал для нас с вами».

«Хоккей. Родоначальники и новички»


К читателям
«Подумать только: двадцать с лишним лет вынашивал мысль написать книгу о том, как складывались наши отношения с канадскими спортсменами – родоначальниками хоккея. Да всё не решался приступить к работе. Понимал: не хватает мне глубоких знаний о североамериканских хоккейных профессионалах. А тренеру, как и режиссеру-постановщику, мало просто посмотреть спектакли конкурента. Важно почувствовать актёров, постичь дух театра, познать его изнутри. Не мог же я для создания книги воспользоваться тем, о чём только слышал или читал. Чужими конспектами, пусть даже добротными, никогда в течение долгой тренерской жизни не пользовался. Так был приучен своим первым в спорте наставником – замечательным тренером и педагогом Михаилом Давидовичем Товаровским.

…На склоне лет, полагаю, у меня появилось, наконец, моральное право написать книгу о нашем и канадском хоккее. Я не журналист, не писатель – тренер-практик. Ступил на эту стезю в 19 лет, а в 21 год, совершенно твёрдо решив, чему посвящу свою жизнь, получил тренерский аттестат. Профессией своей горжусь, дорожу.

Для меня главная проблема в хоккее – как с помощью этой в высшей степени динамичной, задорной, боевой и умной игры XX века воспитать в молодых людях многие полезные – не только физические – качества: волевую закалку, нравственный рост. Как сделать так, чтобы увлечение хоккеем стало для юноши прямой дорогой к честности и порядочности, успехам в учении, к активности в общественных делах, к дружбе, товариществу, к умению сочетать личные устремления с интересами коллектива.

И пусть книга получится в чём-то спорной. Автор на всём протяжении своей долгой, не всегда гладкой, но зато счастливой тренерской жизни никогда не искал «тихой заводи». Наоборот, меня всегда влекли рискованные тропы. Никогда не уклонялся я и от спора – тем более с сильными оппонентами. И я буду только благодарен каждому, кто пожелает продолжить этот спор, в той или иной форме высказать своё суждение о книге, об изложенных на её страницах мыслях и наблюдениях».

Глава I ИСТОКИ


«Игроки хоккея с мячом начали осваивать заморскую игру…»

«Развивать канадский – так его называли в ту пору – хоккей мы начали по приказу Всесоюзного комитета по делам физической культуры и спорта. Без каких-либо предисловий нам был зачитан приказ, согласно которому с 22 декабря 1946 года стали сразу проводить матчи чемпионата страны. Никаких методический пособий, кроме нескольких потрёпанных брошюр в правилами игры, у нас не было. Вот так, с места в карьер, и начали мы, игроки хоккея с мячом, осваивать новую для нас заморскую игру.

В самозабвении, с каким мы, хоккеисты той поры, относились к тренировкам, нам, смею уверить вас в этом, читатель, ни тогда, ни позже равных, пожалуй, не было. И летом, и осенью на асфальтовых дорожках парка ЦДКА, на теннисных и волейбольных площадках гоняли мы, едва выдавалась свободная минута, нами же изобретённую «шайбу» — пластмассовое кольцо, а то и хоккейный мяч.

Зимой 1946-47 года мы выступали сразу «на два фронта», играя и в хоккей с мячом, и в хоккей с шайбой. Матчи проходили обычно в один и тот же день. Утром, бывало, гоняли шайбу, вечером – мяч. И наоборот. И никто, представьте, не жаловался на усталость, на перегрузки.

Начинал я играющим тренером команды ВВС. Она была составлена в основном из солдат, обслуживающих летнее училище. Мои подопечные, солдаты срочной службы, ежедневно занимались и строевой, и огневой, и политической подготовкой, выполняли различные работы. Но, едва лишь появлялось у них «окно» свободного времени, мы тренировались. В любое время года, в мороз и слякоть.

Вспоминаю нашу солдатскую молодость не для одной лишь исторической достоверности. Когда сегодня вижу на тренировках спортсменов, которые ленятся, возмущению моему не бывает предела. Спорт требует упорства, умения дорожить временем, как бы прессовать его. «Молодость даётся только раз» — совершенно верно поётся в известной песне. И эту истину важно запомнить всем, кто стремиться разумно распорядиться молодыми годами. Убеждён: без напряжённой работы над собой, без фанатизма ничего путного нельзя добиться ни в спорте, ни где-либо ещё.

…Те же самые спортсмены, что выступали в составе хоккейной команды ВВС, неплохо играли в футбол. Осенью 1946 года футбольная команда ВВС, которую также тренировал я, вышла победителем турнира команд второй группы, получив право выступать в следующем сезоне среди сильнейших футбольных команд страны.

«Сталин не отпускал меня…»


«В разгар футбольного сезона крупный пост в ВВС занял генерал-майоров Василий Сталин. Влюблённый в спорт и спортсменов, он тут же азартно включился в наши дела, потребовав от команды исключительно одних лишь побед.

Василий Сталин не только болезненно переживал любую неудачу команды, но и стал вмешиваться в действия тренера, требуя поставить на игру то того, то этого футболиста. После матча в Москве с командой динамовцев Тбилиси, проигранного нами со счётом 1:5, он вызвал меня к себе на квартиру. Состоялся крутой разговор, в ходе которого я попросил освободить меня от должности тренера. Генерал не давал согласия. Его можно было понять. Он проявлял большой интерес к команде, беспокоился за её судьбу. Но ему и в спорте хотелось командовать. Я же придерживался иных принципов. Считал и считаю, что поиск состава и планирование тренировок, определение их содержания, выбор тактики на игру, а также многое и многое другое – прерогатива одного лишь тренера. И никакое вмешательство извне недопустимо. Но генерал этого понять не хотел.

Что ж, как говорится, нашла коса на камень. Я вернулся в ЦДКА – Центральный дом Красной Армии. Команда ЦДКА в первом розыгрыше чемпионата страны по хоккею с шайбой заняла второе место, уступив высший титул московским динамовцам. Кстати, играющим тренером динамовской
команды был Аркадий Чернышев».

«Настоящий тренер всегда должен быть выше подопечных»


«Какое это счастье – быть тренером! И долгие-долгие годы работать с одной командой. Ты, тренер, из совсем «сырых» игроков, или, как мы их называли, «полуфабрикатов», подобно ваятелю, «лепишь» мастеров игры. Ты не только их учишь всему, что знаешь и умеешь, но и сам у них учишься. И очень многому. Рисковать и побеждать. Творить. Терпеть невзгоды. С честью выходить из сложных коллизий. Уметь отдавать на алтарь команды всё, чем ты сегодня располагаешь. И быть постоянно, несмотря ни на что, собранным, сдержанным, быть готовым в считанные доли секунды просчитать ситуацию, найти новое, тактическое решение, психологические ключи и к своим игрокам, и к хоккеистам команды-соперника.

…Тренировки, труд спортсменов каждый день, каждый час дают тебе, тренер, новую пищу для размышлений. Тренер должен быть наблюдательным. Чем выше мастерство игроков, чем чаще победы, тем интересней работать с командой. Хотя, бесспорно, и сложнее. Прекрасный писатель Константин Паустовский сказал однажды, что первую книгу написать просто, а вот последующие… Так и в работе с командой: с каждым годом сложности нарастают. Ну и пусть, ведь чем сложнее жизнь, тем она увлекательней.

…Настоящий тренер должен всегда и во всём быть чуть впереди, чуть выше своих подопечных. Постичь эту истину мне пришлось довольно скоро. Однажды пришёл на индивидуальное занятия с вратарём Николаем Пучковым со вчерашним конспектом. Истинный спортсмен, фанатик хоккея, Николай воспринял это как обиду. Это послужило для меня уроком на всю жизнь.

…Ты, тренер, у игроков всегда на виду, словно на ладони. Они видят, как ты одет, каково твоё самочувствие, настроение – ничто не укроется от спортсменов. И надо поступать всегда так, чтобы не стыдно было за свой труд и поведение».

«Проба сил нам удалась»


«В марте 1948 года в Москву была приглашена чехословацкая команда ЛТЦ – лучший хоккейный клуб Европы. Для проведения трёх товарищеских матчей с клубом ЛТЦ впервые была создана сборная команда Москвы по хоккею с шайбой. Руководить ею было поручено мне. Задача перед нами была поставлена жёсткая: только победа. Иной исход международных соревнований с участием советских спортсменов был тогда неприемлем. Силы, самой собой, были не равны. На стороне чехословацкой команды и опыт, и высокое мастерство. А что у нас? Лишь огромное желание помериться силами с ассами, проверить себя.

…Мысль о проведении предварительных закрытых товарищеских встреч пришла в голову как-то сразу. Сейчас, когда с той поры прошло немало времени, могу признаться, что тогда я слегка схитрил. Утаил от соперников две тройки нападающих – армейскую и динамовскую, — а так же пару защитников. …Наш второй состав, хоть и бился вовсю, проигрывал соперникам с разницей в шесть-восемь шайб. И вот проба сил позади. Заявляю руководителям нашего спорта, что команда готова к открытым матчам. А мне отвечают: они не состоятся.

…Была создана коллегия Спорткомитета. Большинство высказалось против этих встреч. Боялись не столько нашего поражения, сколько оргвыводов… Результаты тех встреч хорошо известны. В первом матче победа была за нами – 6:3, второй мы проиграли – 3:5, хотя и вели со счётом 2:0, третий матч закончился вничью — 2:2.

Проба сил нам явно удалась. Довольны были наши спортивные руководители. Но особый подъём испытывал зритель. Болельщиков, стоявших плечом к плечу на восточной трибуне стадиона «Динамо», на каждый матч собиралось не менее тридцати тысяч. Да, так быстро, с первой попытки, завоевал тысячи поклонников новый вид хоккея. В хоккей с шайбой поверили. Важно было теперь закрепить достигнутое, усвоить урок. Сделать хоккей игрой массовой. Важно, конечно, не только научить ребят трудиться – энтузиазма в те годы у всех было в избытке, — но и трудиться рационально, продуктивно, нащупать средства и методы круглогодичной работы хоккейных команд. Такого опыта у нас тогда не было».

«Куда это вы, молодой человек, собрались?»


«Тренерский совет сборной (а в него, кроме меня, входили наставники ведущих клубов Аркадий Чернышев, Владимир Егоров, Александр Игумнов) стал чаще собираться, устраивать тренерский совещания и семинары, где обсуждались различные проблемы хоккея. Разговор, как правило, шел прямой, откровенный, много было споров. Любую, едва лишь наметившуюся, как глазок на ветке, свежую мысль мы подхватывали, брали на заметку.

…Мы тогда совсем не знали мирового хоккея, его истории. Доходили до нас слухи, что за океаном, в Канаде, существует какой-то особенный, почти сказочный хоккей. Рассказам очевидцев о зарубежном хоккее мы внимали, затаив дыхание. Понимали: наши будущие соперники играют в хоккей долгие годы, опережают нас. Хотелось увидеть, ближе узнать хоккей других стран. И вот однажды такая возможность мне предоставилась.

В Скандинавии гастролировал канадский любительский хоккейный клуб, и мне предложили собраться в дорогу, чтобы посмотреть его выступления. Радостный, окрылённый, я тут же сообщил по телефону эту чудесную новость Михаилу Давидовичу Товаровскому. Он попросил меня приехать к нему домой. Встретил удивительно холодно. «Так, куда это вы, молодой человек, собрались?» — спросил он меня в своей обычной ироничной манере. Я объяснил, что есть, мол, возможность увидеть на хоккейной площадке и шведов, и финнов, а главное – канадцев, о которых ходят легенды. «Вам не следует никуда ехать!» — огорошил меня мой наставник. «Почему?» — недоумевал я. «Вы не созрели смотреть зарубежный хоккей, — отвечает Товаровский. – Ведь если вы увидите иностранцев, сами уже ничего придумывать не будете – так человек устроен. А надо выдумывать, создавать своё. А уж когда твёрдо станете на собственный путь – тогда и ездите, смотрите!» И я отказался от командировки за рубеж. Хотя, не скрою, смутная, затаённая обида засела в душе.

Прошли годы упорного или, как я привык говорить, шахтёрского труда. Не за горами были зимние Олимпийские игры 1952 года. Мы очень надеялись принять в них участие – жаль, не случилось. К тому времени мы успели сыграть немало международных товарищеских матчей. И вот во время одной из встреч со мной Товаровский, наконец, сменил гнев на милость: «Можешь выезжать за рубеж. Смотреть хоть канадцев».

Королёв об отказе Тарасова:
«Поразительна проницательность Товаровского! Ещё поразительней то, что Тарасов… прислушался к его совету. На мой взгляд, эта история ключевым образом повлияла на тренерское кредо Анатолия Владимировича. Определила его генеральную линия на десятилетия – линию неугомонного и изобретательного новатора».

«Соперника нужно уважать, нельзя бояться»


«Сколько раз в жизни корил я себя за то, что не владею иностранными языками. Вот и сейчас – сижу рядом с канадцами, вижу их оживлённые лица, жесты и… не могу принять участие в разговоре.

И в Стокгольме, и в Италии на Олимпийских играх, в те счастливые для нашего хоккея победные дни я искал встреч с тренерами и боссами канадского хоккея. Хотя у меня было к ним много вопросов, главное, что мне хотелось узнать, это — желают ли они постоянных контактов с советскими командами, с нашим хоккеем. И от всех своих собеседников я получал холодный однозначный ответ: нет. И вдруг осенью 1957 года советской сборной предлагают прибыть в Канаду и провести восемь товарищеских матчей с любительскими командами. Готовить команду для поездки в Канаду поручили мне.

… Памятую о том, что уже не молод, Николай Пучков словно бы не хотел зря терять время, отпущенное на спорт: годы, месяцы, дни, часы… Временем дорожил. Чтобы постичь секреты вратарского амплуа, он как-то незаметно выучился читать и говорить по-английски. Я вскоре стал замечать, что Николаю знакомство с ними не пошло на пользу.

В спорте следует уважать любого соперника, считаться с ним, но — в меру. Соперника нельзя бояться. Тем более подражать ему, делать из него идола. Преклоняться перед авторитетами – это значит, в какой-то мере потерять себя. Авторитет канадцев в хоккее удивительно велик, постоянен, живуч. И что ж? Снимать шляпу? Слепнуть перед его сиянием? Убеждён, что такие богатые хоккейными традициями страны, как Япония, Дания, Голландия, ФРГ, в том числе наши соседи финны, давно бы добились на международной арене куда более заметных успехов, если бы отказались от подражания канадской манере игры. Копия, это известно, всегда хуже оригинала.

Но, отвергая преклонение перед авторитетами, я вовсе не призываю хоккейные школы замыкаться в узких национальных рамках, всегда оставаться «самими собой». Хоккей игра творческая. И всё-таки тренер во имя успеха не может не использовать такие категории, как национальные особенности и характер, наклонности и традиции народа, опыт физического воспитания, накопленный в стране. А если нет такого подхода к хоккею, то не может он иметь ни национальной окраски, ни стабильных успехов на международной арене».

В ближайшее время мы продолжим публикацию фрагментов из книги Анатолия Тарасова.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Назовите лучшего хоккеиста первой половины регулярного чемпионата КХЛ
Архив →