• Главные новости
  • Популярные
Книга Анатолия Тарасова. Глава V
Текст: Александр Рожков

Девиз Тарасова. Трудолюбие и скромность на примере Харламова

Анатолий Тарасов рассказал о своих тренировках и поведал, каким человеком должен быть хоккеист, приведя в пример Валерия Харламова.
3 марта 2015, вторник. 14:15. Хоккей
Книга Анатолия Тарасова «Хоккей. Родоначальники и новички». Глава I. Истоки

Книга Анатолия Тарасова «Хоккей. Родоначальники и новички». Глава I. Итоги

Книга Анатолия Тарасова «Хоккей. Родоначальники и новички». Глава III. Красота и мощь канадского хоккея

Книга Анатолия Тарасова «Хоккей». Родоначальники и новички. Глава. IV. Каким быть хоккею?

Книга Анатолия Тарасова, которая в переводе была напечатана в США в 1995 году, спустя 20 лет, 19 февраля, вышла в свет и в России. Пятую главу Тарасов посвятил рассказам о том, как побеждать канадских профессионалов. О средствах и методах его тренировок поведал Юрий Королёв.

«Арне, если хочешь, чтобы мы тренировались по тарасовским конспектам, плати нам дополнительно…»


«На чемпионате мира 1970 года Анатолий Владимирович дал мне интересное задание:

— Подсчитай, какой суммарный прокат у шведских защитников Шёберта и Мильтона.

Оба были таким здоровяками, такими рослыми, что казалось — вот раскинут руки в обе стороны и всю ширину зоны перекроют!

Было ясно, что их подвижность оставляла желать много лучшего; с разрушительными задачами справлялись и без беготни. С тарасовским подходом

— пятеро в атаке и пятеро в обороне — такое, конечно, ничего общего не имело… И все же мои подсчеты удивили:

Арне, если хочешь, чтобы мы тренировались по тарасовским конспектам, плати нам дополнительно… за каждую тренировку! У русских тренировочные нагрузки больше, чем в игре.
— Анатолий Владимирович, эти шведы набегают полтора километра за игру.

— Да не может быть?!

— Дважды считал, и результаты близки, сходятся.

Максимум — полтора километра.

— И как объяснишь?

— Я понаблюдал за ними повнимательней: шайбу отберут, отдадут пас нападающему и останавливаются как вкопанные на своей половине площадки, чтобы передохнуть, вперед особо не рвутся.

— Любопытно…

В 60-е годы шведскую сборную возглавлял Арне Стремберг. Очень грамотный и работящий специалист, который стремился вывести свою страну в лидеры мирового хоккея. Своим отношением к профессии вызывал у меня искреннее уважение.

С Тарасовым их связывали давние и хорошие отношения. Швед интересовался советскими методиками и охотно обсуждал профессиональные вопросы с Анатолием Владимировичем. На том же чемпионате мира 1970 года, было это при мне, Стремберг признался:

— Анатолий, ты, пожалуйста, учти, что я знаю слабые места в моей работе со сборной: мало тренируемся, мало уделяем внимания физической подготовке, недостаточно «перевариваем» нагрузок, потому отстаем в скоростной подготовке и в выносливости. Анатолий, ну а что я могу поделать, если сильнейшие игроки Швеции говорят мне в открытую: «Арне, если хочешь, чтобы мы тренировались по тарасовским конспектам, плати нам дополнительно… за каждую тренировку! У русских тренировочные нагрузки больше, чем в игре».

Надо признать, что с подобной проблемой наставник ЦСКА, базового клуба сборной СССР, не сталкивался. Анатолий Владимирович имел фактически неограниченные возможности — сколько считал полезным, столько и тренировал. Возникали проблемы другого плана: приучить людей переносить тяжелые нагрузки, внушить им необходимость этого, не загнать их физически и психологически, избежать однообразия в ежедневных, да еще зачастую двухразовых занятиях».
Анатолий Тарасов

Анатолий Тарасов


«До чего же Сологубов любил хоккейные столкновения!»


«Вспоминаю свою молодость, пору становления команды ЦСКА. Бывший фронтовой разведчик Николай Сологубов первым из наших защитников овладел приемами силового единоборства. Пользуясь ими, он «укрощал» даже самого Всеволода Боброва, когда тот в течение нескольких сезонов выступал за команду ВВС. И до чего же любил Николай хоккейные столкновения! На каждую тренировку он приходил раньше всех и каждого из игроков встречал просьбой: «А ну-ка обведи!» А так как, будучи играющим тренером, я появлялся на льду раньше других, первые синяки и шишки доставались мне.

Тогда у нас не было настоящих защитных доспехов. Игроки пользовались футбольными щитками, играли без налокотников, наколенников и шлемов. А на руки натягивали лайковые перчатки.

Был случай, когда Сологубов получил на матче в Свердловске тяжелую травму — соперник выставленным вперед коленом сильно ударил Николая в живот, да так, что он потерял сознание и тут же со льда был отправлен в госпиталь, где перенес сложнейшую операцию. И даже после такого драматического поворота спортивной судьбы этот мужественный человек продолжал выходить на площадку и как ни в чем не бывало вступал в силовое единоборство с любым из соперников.

В большом хоккее Николай Сологубов оставался до 39 лет. Неоднократно становился в составе советской сборной чемпионом мира, Европы, Олимпийских игр. Заслуга его в первых победах советского хоккея огромна. Будучи капитаном команды ЦСКА и сборной страны, он вел за собой ребят, увлекая своим личным примером. Он как бы говорил им: «Делай как я!»

«Чтобы ближе познакомиться со спортсменами, предпочитаю тренировку»


«Вспоминая этот период перехода хоккея от любительства к профессионализму, всякий раз задумываюсь над тем, как менялась в эти годы психология самих спортсменов. Раньше игра для них была удовольствием, досугом, теперь же — профессией. Жизнь в спорте стала необыкновенно сложной, но по-своему заманчивой и интересной. Хоккей стал уделом сильных телом и
Мало видеть игру — надо чувствовать ее ритм, слышать реплики игроков, читать их мысли, видеть возбужденные лица хоккеистов. Но, чтобы ближе познакомиться со спортсменами, предпочитаю тренировку.
духом молодых людей. В их жизнь пришли регламентированные ежедневные сложные тренировки, теоретические занятия. Появилась необходимость четко распределять по часам, по минутам каждый день спортивной жизни.

Все это отразилось на сознании, психологии молодых людей, играющих в хоккей. Если даже не все они целиком посвящали себя хоккею, то все-таки подспудно сознавали, что «волка ноги кормят». Что надо выбиваться из сил, стремясь попасть в спортивную элиту, поощряемую не только горячими аплодисментами зрителей и одами журналистов.

Так, благодаря новым стимулам по-новому формировалась жизнь человека спорта — у него возникало все больше обязанностей перед хоккеем, своим клубом. У него укрепилось желание в эти недолгие, короткие годы спортивной жизни прославить себя, создать задел для жизни после спорта. По-иному спортсмен стал относиться к индивидуальному, «фамильному» мастерству. Его беспокойство за спортивную карьеру благотворно отразилось на его отношении к тренировкам, к режиму, гигиене, питанию. Но особое внимание он стал уделять росту своего мастерства. Он понял необходимость самостоятельных упражнений, самотренировки. А это — важный фактор самовыражения спортсмена.

Когда мне говорят, что я, мол, хорошо знаю возможности того или иного хоккеиста, команды, поскольку видел их во многих матчах и так далее, я обычно отношусь к этим словам недоверчиво. Для меня, тренера, знать — значит быть рядом. Мало видеть игру — надо чувствовать ее ритм, слышать реплики игроков, читать их мысли, видеть возбужденные лица хоккеистов. Но, чтобы ближе познакомиться со спортсменами, предпочитаю тренировку. Особенно если проводится она умелым, волевым тренером».

«У Харламова был запас самых разнообразных знаний, которыми он охотно делился с каждым»


«Жаль, не все молодые спортсмены, так любящие популярность, славу, внимание близких и совсем незнакомых людей, отчетливо сознают, что у спортивной известности, как и у медали, есть две стороны — лицевая и оборотная. И если на одной, раскрашенной в яркие, радужные тона, красуется улыбчивая фея удачи, то на другой, не столь красочной стороне выведен девиз: «будь скромным и трудись». И тот, кто подолгу заглядывается на одну сторону медали и редко обращает внимание на другую, совершает непоправимую ошибку, которую не прощает быстротекущее время.

Трудолюбие и скромность. Два понятия, идущие рядом. В спорте их роднит многое. И не всегда одно может жить без другого.

Скажем, парень трудолюбив, на тренировках он рьян и азартен, но за пределами катка — кичлив. И это довольство собой подчас режет под корень его успех. Нескромность мешает спортсмену найти свое место в хоккейном коллективе, быть полезным ему и общему делу.

В нашем коллективном хоккее цена скромности особая. Без нормальных взаимоотношений в хоккейном коллективе, без дружбы между игроками, без атмосферы взыскательной доброты трудно, очень трудно овладевать высотами мастерства. А тренеру — почти невозможно создать боевые, творческие звенья. Классический пример трудолюбия и скромности являл собою Валерий Харламов. В команде с ним всегда считались ветераны, к нему тянулась хоккейная молодежь, и даже соперники неизменно оказывали ему уважение. Каждый хоккеист армейской команды ЦСКА стремился хоть немного пообщаться с ним, потолковать, поспорить. И каждый получал от таких бесед понятное удовлетворение, ибо был у Харламова и запас самых разнообразных знаний, которыми он охотно делился с каждым, и, главное, доброта, искренность, скромность».

«Отчитал Локтева за то, что он отказался от драки и увёл команду в раздевалку»


«Клуб «Филадельфия Флайерс» — самая, пожалуй, жестокая команда в НХЛ. Соперники ее побаиваются, но мало кто искренне уважает, хотя в составе этого клуба играл в свое время знаменитый Бобби Кларк. Константин Локтев, бывший одно время тренером ЦСКА, рассказывал мне, как однажды, пригласив московских армейцев в гости к себе, филадельфийцы встретили
приезжих спортсменов на своем льду. Навязали откровенный кулачный бой. Наш воспитанный тренер увел хоккеистов в раздевалку, потребовав прекратить хулиганство. Что же? Кое-кому из зрителей и журналистов такая реакция тренера не понравилась — они посчитали такое решение чуть ли не трусостью. Им хотелось драки с непременным условием, чтобы верх в ней взяли канадские спортсмены. Они потеряли голову, позабыв, что для кулачных боев существует боксерский ринг.

Не скрою, что и я отчитал своего молодого коллегу и друга, много лет выступавшего в рядах нашей армейской команды и сборной СССР, за неверное, на мой взгляд, решение. Во имя справедливости, замечу, что моя критика Локтева имела все основания: ведь он, тогдашний тренер ЦСКА, будучи игроком, был очевидцем многих моих решений в подобных ситуациях.

Возможно, команда Филадельфии состоит из супердрачунов, об этом мне говорили многие канадские тренеры. Один из них даже спрашивал совета: «Что делать, как быть моей команде?» Я и тогда говорил, и сейчас говорю: надо давать острастку!

Конечно, надо знать, когда выбрать для этого подходящий момент, ситуацию, иметь под рукой «комплект» игроков, психологически подготовленных, способных умело выполнить наказ тренера. А что прикажете делать, если соперник, зная твою, тренер, воспитанность, сдержанность, вместо нормального хоккея постоянно провоцирует твою команду на драку? Это — то же самое, что приглашать отдыхать в пороховой погреб. А может ли жестокий, драчливый хоккей».
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 18
8 декабря 2016, четверг
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →