Андрей Николишин
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Константин Устьянцев

Николишин: «Трактор» изменится в лучшую сторону

Андрей Николишин – об итогах дебютного сезона в роли главного тренера команды из хоккейной столицы России.
11 марта 2015, среда. 16:15. Хоккей
Андрей Николишин, дебютировавший в рамках седьмого сезона КХЛ в должности главного тренера, возглавил челябинский «Трактор» в октябре 2014 года, получив клуб в наследство из рук экспериментального наставника из Финляндии Карри Киви. Риск со стороны руководства клуба нанять на работу специалиста без весомого опыта работы в итоге полностью себя оправдал. «Трактор» не только сумел перестроиться по ходу «регулярки», перестроив игру, вспомнив, что такое забивать первыми и в результате выигрывать матч, вернув тем самым болельщика на трибуны, но и попал в плей-офф, где был близок к тому, чтобы выбить из чемпионской гонки одного из лидеров Востока – новосибирскую «Сибирь». О тренерском дебюте, методах работы, причинах успехов и неудач, психологии, деньгах, болельщиках, планах на будущее и многом другом – в эксклюзивном интервью с Андреем Николишиным.

«К сожалению, не удалось выполнить намеченное»


– Андрей Васильевич, осознание того, что сезон для «Трактора» закончен, уже наступило?
– Он ещё не закончен лично для меня. Работы больше, чем было. Сейчас проводим анализ, а также работаем с молодыми перспективными игроками, планируем летнюю подготовку, подготовку на следующий сезон.
После поражения в серии с «Сибирью» позитива было мало. Было чувство благодарности парням, тренерскому штабу, руководству, за то, что поверили, прониклись, помогали. Нам удалось объединить людей общей целью, но, к сожалению, не до конца удалось выполнить намеченное.
Необходимо провести тщательный анализ всего того, что было, и, внеся коррективы, провести работу над ошибками. Мы сейчас пишем программу на летний период и стараемся учесть все эти нюансы. Причём как общекомандной, так и индивидуальной подготовки каждого из ребят. Мы будем проводить тесты, и кто их не пройдёт, просто не останется в команде.

– Означает ли это, что контракт с вами будет продлён?
– У нынешнего тренерского штаба (Андрей Николишин, Владимир Цыплаков, Виталий Ячменёв и Фредрик Микко. – Прим. «Чемпионата») есть соглашение, рассчитанное до 30 апреля, его мы собираемся отработать до последнего. А что будет на следующий сезон – поживём увидим. Пока нового контракта нет.

– Как провели ночь после последнего матча с «Сибирью»?
– Её не было, этой ночи. Спать не ложился.

– О чём говорили с игроками в раздевалке?
– Поблагодарил их за отдачу, за самоотверженность. За то, что, несмотря ни на что, старались, бились до конца. Но были какие-то ошибки тактического плана, а также по настрою. Но с этим будем дальше разбираться.

Сказал, что без поражений не бывает побед, поэтому все должны это понимать и идти дальше. Сентиментальностей не было, каждый понимал, что могли сделать больше. Позитива было мало. Было чувство благодарности парням, тренерскому штабу, руководству, за то, что поверили, прониклись, помогали. Нам удалось объединить людей общей целью, но, к сожалению, не до конца удалось выполнить намеченное.

– Почему не удалось пройти «Сибирь»?
– Вели 1-0 в серии, но затем безобразно отыграли в неравных составах, пропустили ненужные голы в большинстве. Наверное, это главные причины, почему мы проиграли. Плюс удалений нахватали чересчур много. Но это наши ошибки, тренерского штаба.

– Поговаривают, что во время плей-офф команда находилась под солидной нагрузкой.
– Это не подкреплённые ничем слухи. У нас было много игр: четыре за пять дней, а после пошли через день, и мы не могли перегружать ребят. У «Сибири», наверное, была ещё летом заложена хорошая физическая база, поэтому они выглядели несколько быстрее и мощнее нас. Этот фундамент нужно закладывать ещё летом.

– Кого можете особо выделить среди игроков?
– Никого не могу, потому что это неправильно. Мы приверженцы того, что и выигрывает, и проигрывает команда. Я могу лично высказать каждому игроку то, что думаю о его игре, но публично выделять кого-то считаю неправильным. Команда — это как механизм, как машина, в которой важна работа каждой детали. Любая поломка приводит к остановке. Поэтому говорить слова благодарности кому-то одному будет неправильно.

«Я никогда не позволю себе оскорблять игрока»



Что чувствует тренер, когда его команда пропускает четыре шайбы подряд за 1.45 минуты (“Трактор” отметился антирекордом в третьем матче серии, пропустив в меньшинстве 4 шайбы менее чем за две минуты после удаления до конца матча Дмитрия Пестунова. – Прим. “Чемпионата”)?
– Боль за ребят, за то, что они попали в такую сложную ситуацию. И стараешься всеми правдами и неправдами помочь им выкарабкаться из неё, из этой психологической ямы.

— Ваши рычаги воздействия на повышение игровой дисциплины? Рублём бьёте?
– Мы, тренерский штаб, не имеем никакого отношения к финансам. За это отвечает менеджмент и руководство клуба. Мы же отвечаем за спортивную составляющую. Наши методы — это непопадание в состав, дополнительная работа в тренировочном процессе и моральное воздействие на игроков.

– Часто приходится ругаться матом?
– Мат должен иметь своё место и меру, его нельзя отделять от нашего бытия. Когда мы разговариваем по-мужски с ребятами в раздевалке, глядя друг другу в глаза, здесь любое слово имеет место. Но при этом я никогда не позволю себе оскорблять игрока.

– Можно ли предположить, что вашему предшественнику Карри Киви как раз не хватило того, о чём вы сейчас сказали?
– Без комментариев. Я ведь не знаю, как он работал, что говорил, как убеждал.

– Зато вы, как никто другой, в полной мере прониклись итогами его работы. Что было не так с «Трактором», когда вы возглавили команду, что являлось главной причиной провального старта сезона?
– Не было желания играть в хоккей. Для начала необходимо было вселить в ребят уверенность в своих силах, а также изменить моральный климат в коллективе. На тот момент ни один не испытывал удовольствия от игры. Мы напомнили парням, что хоккей это их жизнь, то, чем они занимаются с детских лет, и потому должны испытывать радость от игры. Например, первое, что мы делали, приходя на стадион перед утренней тренировкой, говорили ребятам «доброе утро» и «с праздником».

– Коррективы вносились в основном по части психологии?
– Да. Вообще, в командных видах спорта психология, наверное, имеет большую составляющую, нежели физиология.

– Прийти и начать действовать именно так, а не по наитию было вашим личным убеждение или такая методика работы была где-то подсмотрена?
– Всё это результат нашего жизненного опыта, которого мы набирались многие годы в хоккее, в том числе и заимствуя у других людей – наших наставников, старших партнёров.

– Владимир Цыплаков является вашей правой рукой, что входит в зону его ответственности?
– У нас изначально была договорённость и распределение ролей, кто чем занимается и кто за что отвечает. Цыплаков проделывает огромный объём работы и тактического плана, и по разбору игры. Он занимается больше с защитниками, а я и Виталий Ячменёв уделяем больше внимания нападению. Но, по большому счёту, делаем одно общее дело, и сказать, что Владимир не участвует в жизни нападающих, нельзя. Я приходил в клуб вместе с Цыплаковым, это была моя принципиальная позиция. И Владимир, и Виталий – опытные в прошлом игроки, у них многому можно научиться.

– Каждый из вас в своё время поиграл в НХЛ. Часто ли делитесь с подопечными опытом игры за океаном? Например, как подходят к тренировочному и игровому процессу звёзды мировой величины, с которыми удалось повариться бок о бок?
– Конечно. Рассказываем о многом. По ситуации делаем акцент на том или ином аспекте. Своим игроцким опытом нужно делиться с подопечными, рассказывать интересные наблюдения, чтобы человек реально понимал суть вещей. Если кто-то на мгновение почувствовал себя великим, мы в красках можем рассказать, как вели себя по-настоящему великие и чего они добились.

«Атюшов с позицией центрального нападающего справился великолепно»


– Почему вы не предпринимали попыток удлинить заметно сократившуюся к концу сезона «скамейку» за счёт тех же лидеров фарм-клуба «Челмет»?
– Есть определённый уровень, которому должны соответствовать игроки «скамейки». А если его нет, то и брать таких игроков нет смысла.
Для начала необходимо было вселить в ребят уверенность в своих силах, а также изменить моральный климат в коллективе. На тот момент ни один не испытывал удовольствия от игры. Мы напомнили парням, что хоккей это ваша жизнь, то чем вы занимаетесь с детских лет, и вы должны испытывать радость от игры.
И плей-офф отчётливо проявил наши недостатки в этом плане. Длина «скамейки» — это наш больной вопрос. Ни один тренер не враг себе, чтобы не ставить игрока, который соответствует нужному уровню и может принести пользу команде. Таких игроков, увы, на сегодняшний момент в дубле нет.

– Нет центральных, которые смогли бы составить конкуренцию номинальному защитнику Виталию Атюшову (в концовке сезона Атюшов регулярно появлялся на позиции центрального нападающего четвёртого звена. — Прим. «Чемпионата»)?
– Я очень благодарен Виталику за то, что он воспринял нашу идею закрыть позицию центрального нападающего в четвёртом звене, и он с ней справился великолепно. Очень быстро и грамотно перестроился и беспрекословно выполнял установки тренерского штаба.

Да и в раздевалке он занимает позицию лидера, в нужный момент может завести ребят. У него за плечами большой опыт. Не было бы его, тогда у нас бы легла нагрузка на центральных нападающих в других звеньях. Нам было бы физически сложно играть в три центральных. Булис – единственный универсал, но у него работы выше крыши. Пестунов полностью сыгрался с Глинкиным и Поповым, Основин ещё достаточно молод, и если ему где-то хватало физики, то опыта нет. Переводить в центр Паре, который совершенно не игрок формации центра, бессмысленно. В моменты, когда мы проводили усиление, тасуя звенья переводя того же Паре в центр, к сожалению, этого хватало лишь на короткий промежуток времени.

– По ходу сезона у вас состоялся серьёзный разговор с чешским легионером Мартином Ружичкой (после прихода Николишина Ружичка был выставлен на драфт отказов и переведён в фарм-клуб, после чего возвращён в основную команду. — Прим. «Чемпионата»), итогом которого стало чудесное преображение форварда, который раскрылся в самые ответственные моменты сезона. О чём был тот разговор?
– Мы с ним не один раз подолгу беседовали, и хорошо, что смогли достучаться. Он изменил своё отношение к делу. Я сам был легионером и понимаю, что Мартину было сложно перестроиться — другая страна, другой язык, другое отношение. Но мы все профессионалы и должны подстраиваться под обстоятельства, что он потихоньку, полегоньку, от игры к игре и стал делать. И в итоге дорос до игрока второго звена. Это дорогого стоит. И я надеюсь, что в следующем году он проявит себя ещё более ярко.

– Что случилось с Антоном Глинкиным и Андреем Поповым по возвращении из сборной?
– Практически все ребята, которые выезжают на Евротур, затем попадают в определённый психологический и физический провал. Это аксиома. Плюс у нас в это время было много матчей. Всё вместе накопилось и дало о себе знать. Ушла игра, уверенность, расстроилась игра целого звена. Но это такой чисто рабочий процесс. С этим всем нужно справляться, преодолевать и возвращать стабильность. Если они хотят расти, то, задрав планку, не имеют права опускать её.

– Не показалась ли вам смазанной концовка сезона в исполнении Майкла Гарнетта?
– Так оно и есть. Где-то Майкл пожалел себя в тренировочном процессе, вот оно всё и вылилось. Он вратарь, который способен играть на самом высоком уровне, но это всё должно подкрепляться хорошей физической формой. Причём это касается всех ребят. Надо за собой следить, надо всегда быть в отличной физической форме, тогда всё остальное будет намного проще. Где-то Майкл не доработал на тренировке, а результат этой недоработки вы видели.

– По вашему мнению, Гарнетт останется в команде в следующем сезоне?
– Трудно сказать. Это вопрос больше к руководству клуба.

– Что скажете по Василию Демченко, есть ли у него шанс стать первым номером или очередной сезон он проведёт в тени основного стража ворот?
– У Васи были хорошие игры, но были и провалы. Эта нестабильность тоже во многом из-за того, что его физическая форма оставляет желать лучшего. Он вратарь с хорошими данными и хорошими задатками, но ему нужно подтягивать физическую форму. При должном отношении к делу Василий может стать вратарём самого высокого уровня. Чтобы чего-то добиваться, нужно ставить самые высокие задачи.

«Не более 50% игроков оставил бы на следующий сезон»


– Сколько процентов из нынешнего состава вы готовы оставить в команде на будущий сезон?
– Не больше 50%. Остальные пока не соответствуют тому уровню, на который мы хотим вывести «Трактор». У нас есть концепция, по которой мы хотим строить команду и развивать её. Просматриваем мы и местных молодых мальчишек. На каждую позицию у нас есть две-три кандидатуры, из них будем выбирать. Мы хотим изменить команду в лучшую сторону.

– Вы будете сохранять нынешний рисунок игры – техничный, быстрый хоккей?
– Мы будем опираться на тех игроков, которые будут в нашем распоряжении. Но будем строить определённый общий рисунок игры. Это будет современный быстрый, агрессивный, силовой хоккей. Но от технического и индивидуального мастерства тоже никуда не деться.

– Придя в «Трактор», вы наделили Станислава Чистова обязанностями капитана, он оправдал ваши ожидания?
– Стас сделал огромный шаг вперёд и проникся той идеей, которую мы ему предложили. Я искренне был рад за то, как он играл в плей-офф. Он стал настоящим мужиком-капитаном, который может повести команду за собой. Чистов преобразился и, понимая всю ответственность своих полномочий, стал так же ответственно подходить к своей работе.

– Можете ли вы занести себе в актив этот первый сезон в качестве главного тренера?
– Во-первых, нужно ещё сделать анализ и какие-то выводы, а мою работу пусть оценивают другие. Во-вторых, оценивать пока ещё нечего. Сезон неполный, команду приняли по ходу, проделали огромный объём работы. Это был труд большой команды – от руководителей до массажистов, врачей, сервисменов, которые прониклись одной целью и делали всё для её достижения. Ну а то, что не прошли первый раунд, я считаю, это, конечно, огромный минус. Нельзя сделать однозначные выводы.

«Деньги никогда не были главным в моей карьере»


– В раздевалке вы для игроков свой парень, могут ли вас назвать, скажем, Андреем или Батей?
– Нет, дистанция между игроками и тренерским составом должна сохраняться и в раздевалке, и на стадионе. Должно быть понятие игрок-тренер и взаимное уважение должно быть обязательно.

– Какие в вашей жизни были прозвища помимо Бати?
– Батей меня здешние болельщики окрестили, а так меня Васильичем всегда называли, причём с 16 лет.

— Челябинские болельщики особенные?
– Челябинский хоккейный зритель понимает игру, ему не надо лишних слов. Есть, конечно, люди, которые только называют себя болельщиками и могут позволить себе уйти с игры, когда их команда проигрывает по ходу встречи. Тех, кто уходит, не дождавшись окончания поединка, я не считаю настоящими болельщиками. Ни один матч, который «Трактор» сыграл после нашего прихода, был не достоин того, чтобы уходить с него заранее. Это право тех людей, которые это делали, но лично мне с ними не по пути.

Позитивных болельщиков больше. Я знаю, как любят и ценят хоккей в Челябинске. И, поверьте мне, мы безумно благодарны нашим настоящим болельщикам. Болельщик — это как друг, который с тобой не только в радости, но и в тяжёлые минуты. И я воспринимаю болельщика только так. Болельщик — это не тот, который громче всех кричит, а тот, кто в трудную минуту поддерживает команду не только словом, но и делом. Тренерскому штабу и команде очень приятно и важно, когда болельщики изготовляют и вывешивают баннеры, проводят акции в поддержку клуба. Поверьте, каждый из ребят видит, что творится на трибунах, чувствует отдачу и энергетику.

– Деньги не самое главное на данном этапе вашей карьеры?
– Они никогда не были самым главным в моей карьере. Деньги никогда не ставились мною во главу угла. Я так воспитан, что в первую очередь — дело, а всё остальное уже потом.
Своим игроцким опытом нужно делиться с подопечными, рассказывать интересные наблюдения, чтобы человек реально понимал суть вещей. Если кто-то на мгновение почувствовал себя великим, мы в красках можем рассказать, как вели себя по-настоящему великие и чего они добились.

– Как отдыхаете от хоккея? Его было очень много в последнее время.
– По-разному. Я не сторонник каких-то шаблонов в этом плане. Начиная от шахмат с шашками и заканчивая прогулками, игрой в теннис, путешествиями, проведением досуга с детьми – много всего.

– Есть ли у вас любимое место в Челябинске и области?
– Мне очень нравится гулять в парке Гагарина.

– Семья находится с вами?
– Нет, они в Москве.

– За кого будете болеть из оставшихся в плей-офф команд, кто станет победителем?
– Выиграет сильнейший (смеётся). Если серьёзно, у меня, конечно, есть свой прогноз на победителя, но я не хочу его говорить, потому что люди могут обидеться. А я не хочу никого обижать. Буду переживать за тех, с кем я наиболее плотно лично знаком, не важно, в какой они играют команде. Конечно, в силу того, что мы находимся в Челябинске, то будем болеть за соседей — магнитогорцев, чтобы земляки прошли как можно дальше. Им тоже будет непросто. Хотелось бы, чтобы они наказали наших обидчиков, «Сибирь».
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 39
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →