• Главные новости
  • Популярные
Коваленко: я снова готов идти напролом
Текст: Алёна Шилова

Коваленко: я снова готов идти напролом

С Русским танком и за столом переговоров, говорят, не забалуешь. Об этом – в первом эксклюзивном интервью не нападающего, но профсоюзного босса Андрея Коваленко.
23 мая 2008, пятница. 18:34. Хоккей

С Русским танком и за столом переговоров, говорят, не забалуешь. Об этом – в первом эксклюзивном интервью не нападающего, но профсоюзного босса Андрея Коваленко, данном им корреспонденту «Чемпионат.ру».

Наверное, вряд ли можно было бы найти более удачную и авторитетную кандидатуру на пост главы профсоюза игроков. С одной стороны, жаль, что мы уже не увидим Коваленко на льду, но и за столом переговоров он выглядит, как говорят его оппоненты из лиги, никак не хуже. И сам председатель профсоюза так настроен: в его новой работе всё будет очень серьёзно. «С ним, с Коваленко, не забалуешь», — так выразился один из руководителей КХЛ Владимир Шалаев. А он, Шалаев, профессиональный, высокого класса юрист, знает, что говорит…

— Как на хоккейной площадке, так и в жизни есть какие-то принципы. Есть вопросы, которые можешь решать мягко. Я допустим, такой человек, что никогда не любил никому уступать. И если я вижу, что меня начинают загонять в какие-то рамки, я начинаю бешено искать выход. И я всегда его найду, вплоть даже до того, что пускай будет хуже мне, но выход я найду.

Это интервью для «Чемпионат.ру» стало для Андрея Коваленко первым в его новом качестве и сразу же программным, не меньше. И напор, тот самый привычный напор Коваленко-нападающего в нём, в Коваленко-профсоюзном деятеле, очень хорошо чувствуется.

— Профсоюз собрался очень быстро, и понятно, что времени было в обрез. Но всё же многие вопросы с лигой вам уже удалось решить, причём в пользу игроков.
— Да, союз работодателей образовался уже давненько, и регламент у них составлялся не за один день. А нам буквально за один-два месяца нужно было всё решить. Всё, что мы могли сделать, считаю, сделано. То, что мы могли у лиги отжать, мы отжали. Но это всё на один год, до следующего апреля. А дальше уже будет подписываться коллективное соглашение уже в нормальном процессе, и не на год, как сейчас, а на несколько лет. Но вопросов, конечно, очень много у всех – и по коллективному соглашению, и по регламенту.

— А отжали вы у лиги что, например?
— Мне сейчас не хочется конкретно озвучивать вопросы. Лучше просто взять и почитать регламент и соглашение.

— То, что было до и что стало после?
— Да, до и после. Там сразу будет видно, какие вопросы мы выиграли. И скажу, что было очень нелегко, приходилось разговаривать и на повышенных тонах, и где-то стоять на том, что и мы не уступим, и вы не уступите. Но в конечном итоге, считаю, мы все заинтересованы в том, чтобы наш хоккей процветал, и всегда найдётся точка соприкосновения. И лига подошла с пониманием, что наш профсоюз имеет полные права защищать своих хоккеистов. Они пошли нам на уступки. И я надеюсь, что на следующий год этих уступок будет больше (улыбается).

— Ответственность я на себе чувствую давно. Играя в Ярославле, я чувствовал ответственность, что я – лидер команды, помощник капитана. В Череповце я чувствовал ответственность, что я капитан. Я всегда это чувствовал, потому что видел – молодые игроки смотрят на меня, они учатся у меня, как стать хорошим хоккеистом… Только если, грубо говоря, раньше в том же Череповце я отвечал за 25 человек как капитан команды, то сейчас их 1200 – в лиге. Больше людей – больше проблем…

— Шалаев после общения с вами уже сказал, что теперь понимает, за что Коваленко прозвали Русским танком...
(смеётся) Как на хоккейной площадке, так и в жизни есть какие-то принципы. Есть вопросы, которые можешь решать мягко. Я, допустим, такой человек, что никогда не любил никому уступать. И если я вижу, что меня начинают загонять в какие-то рамки, я начинаю бешено искать выход. И я всегда его найду, вплоть даже до того, что пускай будет хуже мне, но выход я найду. А теперь за мной стоит целая организация.

— Вы были готовы взять на себя такую ответственность?
— Честно сказать, ответственность я на себе чувствую давно. Играя в Ярославле, я чувствовал ответственность, что я лидер команды, помощник капитана. В Череповце я чувствовал ответственность, что я капитан. Я всегда это чувствовал, потому что видел: молодые игроки смотрят на меня, они учатся у меня, как стать хорошим хоккеистом. А сейчас, закончив с хоккеем и перейдя на новую работу…

— … Совершенно другую работу...
— Нет, для меня – ту же. Только если, грубо говоря, раньше в том же Череповце я отвечал за 25 человек как капитан команды, то сейчас их 1200 в лиге. Больше людей – больше проблем(улыбается). Но я здесь не один. У нас есть в штате профессионалы и есть люди, которые будут первое время нам помогать. И юристы, и другие специалисты. А контролировать всё это буду я.

— Когда такую организацию, как профсоюз, возглавляет такой человек, как вы, то за ним все и идут. Но всё же приятно, что вас выбрали, вам доверили?
— Всегда приятно чувствовать поддержку ребят. В этот раз нас было поменьше – только совет игроков, а в прошлый раз заседали человек сорок, и все единогласно были за мою кандидатуру. Значит, я как надо проявил себя в этой жизни, что нет сомнений в моей честности, моей порядочности и в моих пробивных качествах, которые потребуются потом при переговорах с лигой (улыбается).

— Вот опять же Юшкевич с вами не первый год знаком, а и то сказал, что открыл новую сторону в Коваленко как в переговорщике. И Шалаев тоже.
— Думаю, что у многих наших руководителей и вообще у людей складывается мнение о спортсменах как о людях неграмотных, которые не то что переговоры вести, просто общаться не умеют. Теперь мы доказали обратное. Если они этому удивлены, мы их и ещё постараемся удивить чем-нибудь.

— У нас и до этого хватало профсоюзов, но чтобы объединить всех — ни у кого не получалось.
— Идея витала в воздухе давно, и очень много народа пыталось её воплотить, профсоюз создать. Но все наталкивались те же трудности: во-первых, взносы, во-вторых, какие условия профсоюзы могут предоставить игрокам, если у каждого есть агент и каждый, по сути, выполняет свою работу. А при образовании КХЛ лига включила в свой регламент такой пункт, что игрок, не входящий и не состоящий в профсоюзе, просто не имеет права выходить на лёд. Как в НХЛ. То есть вступление в профсоюз добровольно, но по сути, если ты хочешь играть в лиге – обязательно вступаешь. А не хочешь вступать, тогда придётся поискать другую лигу. И сразу понятно, что нужна уже не шарашкина контора на день-два, а конкретная большая организация, которая за себя отвечает. Ребята поддержали всё это, и вот.

— Для меня это совсем недалеко от хоккея, но в то же время ты делаешь то, что в принципе ты делал и как хоккеист – добиваешься результатов. Только там я добивался тем, что бегал и забивал голы, а теперь я буду сидеть за столом переговоров. Но — опять же для хоккеистов, тех, кем я когда-то был. Поэтому я на адреналине сейчас. Я готов ко всему этому – идти напролом…

— Говорили о том, что был какой-то раскол первое время, а вот на прошлом заседании всё решилось. Это так?
— Нет, не так. У нас не было никакого раскола. Просто у нас было несколько организаций до этого, как мы уже говорили. Одну из них возглавляли Александр Харламов и Александр Зотов. Они присутствовали на всех наших заседаниях. А я тогда присутствовал как представитель игроков. И у нас ещё Анатолий Фёдорович Бардин тоже открывал профсоюз, но так как он генеральный менеджер [«Авангарда»] он этим теперь не имеет право заниматься. 12-го числа [апреля], когда мы собирались с ребятами, было решено, что если мы хотим работать вместе, и создаём единую организацию, то у нас должен быть один единый профсоюз, и никаких больше вокруг. Только единый профсоюз, и только с нашим профсоюзом лига должна считаться, о чём мы незамедлительно направим документы в лигу.

— Совет игроков в профсоюзе тоже очень приличный, все лидеры – Морозов, Епанчинцев, Сушинский, Юшкевич, Марков, Николишин, Кудашов и другие ребята...
— В Совет входили игроки с большим опытом выступления, как у нас в России, так и за рубежом. С авторитетом. Единственное, жалко, что на сегодняшний день в наш состав не вошли игроки чемпиона России «Салавата». Я думаю, что в будущем кто-то от Уфы обязательно войдёт. Кто это будет не могу сказать, потому что клубы сами должны решать на месте, кого они хотят делегировать. И пока у нас нет представителей Белоруссии, Латвии и Казахстана. Предстоит с ними работать по этому вопросу, чтобы игроки от этих команд тоже были в курсе всех событий.

— В ближайших планах у вас только работа по взаимодействию с КХЛ в преддверии первого чемпионата?
— Пока мы будем работать только с КХЛ. Планов у нас вообще, конечно, много – и выход на международную арену в том числе. Но как я обычно говорю, давайте заниматься проблемами, которые есть на сегодня, и не смотреть, когда они будут через год-два, то есть решать их по мере поступления. Война план покажет.

— А с агентами профсоюз тоже активную работу ведёт? Вот они и на ваших заседаниях в полном составе присутствуют.
— Да, сегодня они были на нашем съезде как приглашенные. У нас есть точки соприкосновения, и мы будем тесно с агентами контактировать. Тем более что лицензию по агентской деятельности они должны получать в профсоюзе, кстати. То есть сами ребята – совет игроков во главе с председателем — разработают ряд критериев, по которому агенты должны работать с игроками и которым каждый агент должен отвечать, прежде чем получить лицензию. А потом право агентов – получать лицензию и работать с нами дальше или же не работать.

— Как у вас сразу всё серьёзно...
— Так серьёзная организация с серьёзным началом и работу должна так поставить сразу. А не как раньше — просто поговорили и разбежались. Если уж заниматься, то заниматься! Если нет, то какой смысл всё это собирать?! Пообщаться между собой мы могли бы и в другом месте.

— Как правило, при создании какой-то организации люди обращаются к уже имеющемуся опыту. У вас есть идеал развития профсоюза? С НХЛПА, ассоциации игроков НХЛ, намерены пример брать?
— Естественно, у нас будет учитываться этот опыт. У нас вообще много игроков, выступавших в НХЛ. То есть что-то по нашей памяти оттуда мы приносим сюда и обсуждаем. В дальнейшем у нас планируется встреча с представителями НХЛ, чтобы обсудить ряд вопросов. Но это в будущем. Можно будет и с другими профсоюзными организациями пообщаться. Насколько я помню, одна есть в Финляндии или Швеции. То есть вообще получается с нашим профсоюзом только три-четыре организации на весь хоккейный мир. Надо это дело поправлять (улыбается).

— Чувствуется, Андрей, по вашим выступлениям перед игроками и по этому нашему с вами интервью, что вы идеей профсоюза сильно загорелись...
— Конечно, загорелся. И приятно, что ребята доверили. Для меня это совсем недалеко от хоккея, но в то же время ты делаешь то, что в принципе ты делал и как хоккеист – добиваешься результатов. Только там я добивался тем, что бегал и забивал голы, а теперь я буду сидеть за столом переговоров. Но — опять же для хоккеистов, тех, кем я когда-то был. Поэтому я на адреналине сейчас. Я готов ко всему этому – идти напролом за профсоюз, идти за ребят, биться до конца с любыми руководителями, не взирая на их ранг, возраст. Теперь уже у нас есть организация, которую будут уважать.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
29 мая 2017, понедельник
28 мая 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Согласны ли вы с решением КХЛ исключить новокузнецкий «Металлург» из лиги?
Архив →