Сохатский – о «Салавате», «Сибири» и сборной Росси
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Мария Роговская

«Шутили: давайте пятёрочку себе отгрузим и выйдем на «Сибирь»

Вратарь Владимир Сохатский оценил сезон «Салавата», признался, что вызов в сборную для него аванс, но он готов к конкуренции с Бобровским.
27 марта 2015, пятница. 11:02. Хоккей
Сезон для «Салавата Юлаева» получился неоднозначным. Ещё осенью возникли слухи, что фонд «Урал» прекратит финансирование команды. «Салават» демонстрировал неровную игру, потерпел несколько разгромных поражений, одно из которых привело к отставке Владимира Юрзинова. Впрочем, через несколько часов тренера вернули на прежнюю должность, а вскоре отправили в отставку генерального менеджера уфимцев Олега Гросса, у которого окончательно разладились отношения с Юрзиновым. Уже тогда было ясно, что глобальной перестройки не избежать.

В первом раунде плей-офф «Салават» Юрзинова проиграл «Магнитке». Ожидались изменения в руководстве клуба, и они произошли — пришли Сергей Михалёв и Александр Семак. Финансирование команды вместо фонда «Урал» теперь взяла на себя республика. Уже известно, что новым главным тренером «Салавата» будет Анатолий Емелин. Вместе с ним в Уфе будет работать Леонид Вайсфельд, в ведении которого будет селекционная работа. Об этом непростом сезоне «Салавата», перспективах клуба и личных задачах в сборной России мы поговорили с вратарём Владимиром Сохатским.

«Рад, что играл в плей-офф, но сезоном недоволен»


— Какие впечатления у вас от первых дней в сборной?
— Очень приятно оказаться в Новогорске, я тут впервые. Неожиданный вызов, но очень приятный.

— Что Олег Знарок говорил игрокам в первый день?
Руководство нам ничего не говорит про будущее, мы только из Интернета новости узнаем о возможных переходах. В команде всё спокойно, мы потренировались два дня, потом я уехал в Новогорск.
— На собрании он сказал, что всё в наших руках, никому поблажек не будет, всё зависит от того, кто как себя проявит.

— Отъезд за океан Андрея Василевского помог вам закрепиться в основном составе «Салавата»?
— Думаю, да. Не знаю, как бы карты легли, если бы Андрей остался. Когда он ещё был в Уфе, мне тоже давали играть. У нас никто не засиживался на скамейке.

— Это был ваш первый полноценный сезон в «Салавате». Ваш путь в основу был долгим.
— Да, через «Торос». В конце прошлого сезона меня забрали в «Салават» на плей-офф и оставили в команде на следующий сезон. В Уфе умеют работать с вратарями, тот же Андрей Леонидович Василевский, который сейчас в «Толпаре» работает, — отличный специалист. Главным было не упустить свой шанс, когда давали играть в первой команде. Я сыграл неплохо сначала с «Атлантом», это был мой первый матч в КХЛ, потом со СКА. Две игры подряд мы победили. Значит, шанс использовал. Доверие появилось.

— В «Салавате» в сезоне было достаточно вратарей: Коваль, Мейер, Хакимов, Ирвинг. Когда вы почувствовали себя явным первым номером?
— Наверное, в январе-феврале. Под конец регулярного сезона. Конечно, приятно, когда тебе доверяют, в «Торосе» я всё время был первым вратарём, играл почти без замен. Когда мне сказали, что буду играть в плей-офф, то конечно обрадовался, но это и огромная ответственность. Переживал.

— Как в целом можете оценить этот сезон?
— Оценивать не хочу, но сезоном я недоволен. Много было игр, где я неважно сыграл и не выручил. В концовке нам много забивали. Даже говорили, что это болезнь нашей команды. Если бы мы прошли подальше в плей-офф, то был бы доволен.

«Под бой курантов летели в Уфу»


— «Салават» весь сезон играл с перепадами. Почему не было стабильности?
— Сложно сказать. В плане физики у нас всё было нормально. Мы с ребятами обсуждали, что у нас календарь тяжёлый, перелётов много. Но не думаю, что на это надо ссылаться. Ну, получилось так, что поделаешь…

— Как считаете, участие в Кубке Шпенглера как-то повлияло на команду?
— Не думаю. Мне очень понравилось на турнире! Болельщиков было очень много! Мы думали, что они только на вечерние матчи придут на свою команду посмотреть, но мы ошиблись. На дневных матчах было очень много людей. Это приятно. Вообще, хорошо провели там время, съездили с ребятами в горы. Они на лыжах катались, а я не рискнул. Всё-таки с горы как-то опасно, вдруг травму получу посреди сезона.

— А Новый год где встретили?
— В самолёте. Под бой курантов летели в Уфу. Но это был хороший турнир, всё прошло очень дружно. Жаль, что швейцарцам в финале проиграли, но они сильные, играли в канадском стиле.

— Кубок Шпенглера считается неоднозначным турниром, потому что игрокам сложно акклиматизироваться.
— Не думаю, что это большая проблема. Да, в горах немного другой воздух, но быстро привыкаешь.

«Спокойно реагировали на новости об отставке и возвращении Юрзинова»


— А история с тренерской отставкой и возвращением Владимира Юрзинова буквально через несколько часов как-то сказалась на команде? Его с командой некоторое время не было.
Мы это обсуждали только в виде шутки: давайте пятёрочку сами себе отгрузим и выйдем на «Сибирь». Серьёзно так никто не думал. К тому же нам было без разницы, с кем играть.
— Нам сказали, что это случилось. Мы спокойно отреагировали. Потом рассказали, что тренера вернули. Мы снова спокойно это восприняли. Наша работа – выходить и выиграть, а не смотреть, что пишут.

— Юрзинов прилетел в Загреб, и команда выиграла. У вас было желание сыграть за него?
— Мы выиграли 3:1, бились. Он спокойно вернулся в команду, поговорил с нами, сказал выйти и показать свой хоккей. Мы спокойно выиграли. Майки никто не рвал со словами, что надо обязательно победить в этой встрече. Просто у нас в сезоне был ряд неудачных матчей, когда мы много пропускали и с разгромным счётом проигрывали. Может, мы ещё в концовке немного подсаживались, а соперник добавлял. Отсюда и такие счета.

— Вопрос финансирования команды фондом «Урал» несколько раз обсуждался в сезоне. Были ли проблемы у команды из-за этого?
— Нет, зарплату нам вовремя платили всегда. Эти вопросы решались на уровне руководства. Нас они не затрагивали.

«Не знаю, почему «Сибирь» считали слабее «Магнитки»


— Второй год подряд «Салават» проиграл «Магнитке» в плей-офф…
— Да, и счёт в серии такой же. Но все матчи мы проиграли в борьбе, уступали в одну-две шайбы.

— Перед плей-офф был такой расклад, что если бы вы проиграли последний матч регулярного чемпионата «Сибири», встретились бы с ней в плей-офф, но вы победили и попали на «Магнитку». В команде не обсуждалась возможность выбрать себе соперника?
— Мы это обсуждали только в виде шутки: давайте пятёрочку сами себе отгрузим и выйдем на «Сибирь». Серьёзно так никто не думал. К тому же нам было без разницы, с кем играть. Вот «Сибирь» ведь выбила «Магнитку. Что тут говорить? Не знаю, почему «Сибирь» считали слабее «Магнитки». Весь сезон новосибирцы играли хорошо. А соперника никто в плей-офф никогда не выбирал.

— Видели эпизод, как вратарь «Сибири» Александр Салак бил блином Якуценю?
— Да, это неоднозначный момент, конечно. Салак – эмоциональный, в него въехал игрок, и он решил дать сдачи. Но по правилам так нельзя.

— Вы так когда-нибудь делали? Или могли бы?
— Нет, я спокойный, просто играю. Если кто-то прокатывался, то мог вытолкнуть. Но никого никогда не бил.

— В КХЛ хотят ввести новое правило, чтобы тренер мог иметь возможность брать видеопросмотр, если считает, что была атака на вратаря во время взятия ворот. У вас были случаи, когда вам забивали, но вы считали, что была атака на вратаря?
— Конечно, было. Можно, в принципе, к судье подъехать… Посмотрим, примет ли лига это нововведение. Ещё интересно, что решат по поводу возможного проведения овертайма в формате «три на три». Даже не представляю, как это будет.

«Новости о будущем «Салавата» узнаем из Интернета»


— В «Салавате» наступает эпоха перемен. С какими чувствами вы её ждёте?
— Спокойно. Руководство нам ничего не говорит про будущее, мы только из Интернета новости узнаём о возможных переходах. В команде всё спокойно, мы потренировались два дня, потом я уехал в Новогорск.

— С новыми руководителями команды — Семаком и Михалёвым — были встречи?
— Да, у нас было общее собрание, на котором их представили команде. Они сказали, что будем работать вместе, чтобы все к ним обращались в случае чего. Ну а что ещё говорить сейчас?

— Михалёв сказал, что для вас вызов в сборную это аванс.
— Я согласен с этим. Понимаю, если бы мы прошли в финал конференции, если бы я показал суперигру, тогда был бы уверен, что поеду в сборную. А сейчас это аванс.

— И какую себе цель поставили на этот сбор?
— Конечно, пробиться в сборную. Я не приехал сюда просто потренироваться, борщи казённые поесть. Я изо всех сил буду стараться тут остаться.

— Вратарю из КХЛ всегда сложнее потому, что есть несколько голкиперов в НХЛ, на которых будут делать ставку в первую очередь. Сергей Бобровский не попадает в плей-офф.
— Ну а что в этой ситуации сделать? Значит, буду с Бобровским бороться за место в составе.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 25
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →