Сушинский: это победа России, понимаете?!
Текст: Алёна Шилова

Сушинский: это победа России, понимаете?!

Чемпион мира Максим Сушинский: о заслуженной победе в Канаде и полном преимуществе над канадцами - в развёрнутом интервью "Чемпионат.ру" уже не по горячим следам.
29 мая 2008, четверг. 22:08. Хоккей

Таков, собственно, и был уговор с чемпионом мира, нападающим сборной России Максимом Сушинским. О том, чтобы немного спустить пар и разговаривать о нашей победе, обо всём чемпионате и о том, что было и есть вокруг него и его итогов, не по горячим следам, а через какое-то время, когда улягутся уже эмоции и можно будет говорить спокойно. И развёрнуто.

— Я, честно говоря, уже совсем остыл. Никаких эмоций нет. Весь в работе, — говорит через десять дней после нашего «золотого» финала Сушинский. — Знаете, просто некоторые умеют радоваться, а я вот, наверное, нет.

— Так по заслугам же Россию списывали, нет разве? Россия ничем не выделялась. Только в последние годы начала возобновлять свои позиции на мировом уровне. Но, в принципе, это должно было случиться. Ведь мы последние года три уже выигрываем Евротуры все подряд, но никак не можем выиграть чемпионат мира, даже если на них не встречались с канадцами. Так что всё закономерно.

— Что, совсем?!
— Ну нет. Не могу так радоваться, как некоторые (улыбается).

— Но почему? Ведь эта победа — мечта целого поколения российских хоккеистов, можно сказать. Вашего, Максим, поколения...
— Это-то да. Ну… не знаю. Выиграли же уже — чего теперь-то радоваться? Теперь надо к другим победам готовиться.

— А этот чемпионат мира, Канада, Квебек вам лично чем запомнятся?
— Победой, конечно. И тем, что чемпионат в Канаде проходил. И тем, что он вообще был сотый. А главное, что мы выиграли его. И, что ещё более приятно, в финале именно Канаду обыграли.

— Этой победой наша сборная реально доказала, что её напрасно списывали с лидирующих позиций, как считаете?
— Так по заслугам же Россию списывали, разве нет? Россия ничем не выделялась. Только в последние годы начала возвращать свои позиции на мировом уровне. Но, в принципе, это должно было случиться. Ведь мы последние года три уже выигрываем Евротуры все подряд, но никак не можем выиграть чемпионат мира, даже если на них не встречались с канадцами (улыбается). Так что всё закономерно.

— Если сравнить сборную Бориса Михайлова 2002 года, дошедшую до финала в Гётеборге, в которой вы также играли, чего не хватило тогда? Чем эта сборная Вячеслава Быкова была сильнее? Там ведь тоже был упорный финал — со Словакией?
— По большому счёту, тогда, в Гётеборге, нам сопутствовала удача. Хотя команда тоже была хорошая. В финале нам чуть-чуть не хватило. Мы сравняли счёт, проигрывая по ходу матча, но допустили грубую ошибку и проиграли в итоге. А тут всё закономерно — эта наша сборная шла к победе очень уверенно. И тут ни о каких случайностях речь идти не может. Мы собирались выигрывать. Мы готовились. И мы выиграли.

— Эту команду все характеризуют как очень сплочённую.
— Ну а какие могут быть конфликты, когда люди играют за сборную? Мы же все делаем одно дело. Я думаю, что в любой команде, не только у Быкова, была такая обстановка. Другое дело, что недовольные есть всегда. Бывает тяжело, когда готовился с командой, а в состав не попадаешь на чемпионат мира. Это очень тяжело. Но я думаю, что и эти ребята очень рады данной победе, потому что их доля участия стопроцентная. Они же тоже готовились, играли товарищеские игры, занимались подготовкой команды.

— У вас самого ведь тоже были опасения по поводу попадания на чемпионат мира? Особенно после шведского этапа Евротура, помните?
— Да, у меня были сомнения. И до последнего момента были. Я только когда вышел на первую игру, чётко понял, что буду играть на чемпионате мира. Хотя… (прерывается на полуслове).

— Хотя что?
— Хотя всё равно были и неспокойные минуты, потому что были запасные игроки в команде. Но первые игры показали мне самому, что я могу ещё, и поэтому я успокоился.

— А реально верили, что команда может золото выиграть?
— Знаете, если бы я не верил, я бы вообще не поехал. Просто так вот взять и выкинуть два месяца из отпуска какой смысл?

— Вот у нас в столовой, например, стояли только два флага — наш и канадский. Явно подстроено. А так больше ничего подстроено не было… Мы играли в Канаде и… Каким оно могло быть, судейство-то? Это, я вам скажу, ещё более-менее нормальное судейство было. Могло быть хуже. Гораздо…

— А тот же Сергей Звягин приехал, зная, что вообще не сыграет. Дорогого это стоит. Нет?
— Да, и Серёже надо сказать отдельное огромное спасибо. Не каждый просто так приедет, зная, что он ни разу не выйдет на лёд. Хотя шансы у него были, если бы не приехал Набоков. Но Серёжа всё равно был с нами до конца чемпионата и прилетел в Москву с командой. И такое действительно большого стоит.

— Евгений Набоков показал на чемпионате мира просто потрясающую игру. Насколько, по-вашему, велик его вклад в эту победу? Справилась бы команда без него?
— Я бы сказал, что его вклад такой же, как и остальных игроков. Конечно, может, и было бы сложнее, если бы он не приехал. Но у нас и так были хорошие вратари. Евгений объективно посильнее, но… тяжело сейчас просто загадывать, что было бы. Сейчас мы чемпионы мира. Это главное. А что бы там было, это уже неважно. Мы чемпионы.

— Много разговоров было о Сергее Фёдорове, который спустя много лет вернулся в сборную и очень здорово ей помог, хотя в интервью и критиковал сам себя поначалу.
— Я, честно говоря, не читал этих его слов, потому что газеты вообще не читаю. Я думаю, что Сергей правда большой профессионал, и в команду он сразу влился. Просто все профессионалы чётко знают своё дело, и им всё равно, какая у них команда.

— Максим, а вы лично как оцениваете свою игру и игру вашего звена? К сожалению, у Сергея Мозякина так и не получилось по-настоящему раскрыться.
— Мы много играли в меньшинстве. И, по-моему, в этих эпизодах даже не пропустили ни одного гола. Где-то помогали забить. В большинстве бывали случаи. Так что, я считаю, мы достойно сыграли. Даже несмотря на то что Сергей не забил. Но он же свой буллит забросил и помог выиграть в итоге с белорусами и попасть на Швейцарию. Это тоже очень большой вклад.

— Все, получается, свой вклад внесли. Не было лишних в этой сборной. Тот же Алексей Терещенко какой гол канадцам забил. А Илья Ковальчук, от которого все ждали шайб весь чемпионат, просто похоронил Канаду.
— Вот поэтому мы и выиграли. Потому что у нас была команда, и каждый в этой команде был значимой фигурой. Если бы кого-то одного не было, может, и не выиграли бы.

— До чемпионата мира много разговоров было по поводу канадских площадок и того, что мы не успеем адаптироваться. Как это отразилось на игре? И так ли уж отразилось?
— Только если в лучшую сторону. Мне вообще эти площадки очень нравятся. Скорости, броски. Всё быстро. А кому-то не нравится, наоборот. У всех по-разному (пожимает плечами).

— Насколько знаю, у настоящих наших болельщиков даже сомнений никаких в нас не было, а вот журналисты кое-какие… Это ведь не только наша победа! Не Сушинского одного! И не Морозова! И не Быкова! Это победа всей нашей большой страны! Победа России, понимаете?! Я сам знаю и видел, как радовались люди. Мне рассказывали, что на улицах происходило тогда вечером…

— Скажите, Максим, теперь: правда, что на этом чемпионате всё было под финал Канада — Россия подстроено? Все говорили об этом...
— Да, может быть. Вот у нас в столовой, например, стояли только два флага — наш и канадский (улыбается). Явно подстроено. А так, больше ничего подстроено не было… (пауза, смех). Канада, да, у них две серьёзные игры было: одна с финнами [в группе], одна со шведами [в полуфинале]. А у нас, конечно, побольше было стыковых игр. У нас были и чехи, и финны, и шведы. Да и Швейцарию подарком не назовёшь, а мы с ними два матча сыграли.

— Но реально по игре самый сложный матч был против Канады, так ведь?
— Конечно. Во-первых, потому что это был финал. И мы ведь ещё проигрывали весь матч. Хотя со шведами мы только под конец отыгрались и за пять секунд до конца выиграли. Тоже победа была приятная.

— Все такие сложные игры наша команда провела одинаково. И здорово, что они были до Канады. Потому что в финале мы увидели, что наша команда умеет концентрированно играть до конца, несмотря на счёт. Хотя преимущество соперника в две шайбы, и это финал, казалось, что всё. Прежде всего самому сопернику, канадцам, казалось, что они сами и признают...
— Да потому что никто, ни один человек у нас в команде, не сомневался, что мы выиграем. Ни при 1:3, ни после того, как Хитли забил, и стало 2:4. Поэтому мы и выиграли! Даже в раздевалке после первого периода разговор шёл только о том, что мы сейчас ещё добавим, и они упадут.

— Так и произошло...
— Да, у нас было полное преимущество.

— Судейство вам не показалось предвзятым? Много было разговоров перед финалом и после, что канадцам многое судьи простили, а нам нет, в первом периоде особенно, половину которого мы провели в меньшинстве.
— А что тут говорить? Мы играли в Канаде и (улыбается)… Каким оно могло быть, судейство-то? Это, я вам скажу, ещё более-менее нормальное судейство было. Могло быть хуже. Гораздо. А мы не обращали внимания на судейство. А что толку обращать? Никогда ни один судья ещё не отменил своего решения. Так что спорить бесполезно было. Надо было играть. И забивать.

— А ещё канадцев сильно восхваляли, в том числе и наша пресса: «инопланетяне», мол, «волшебники», «без слабых мест» — что вообще удивительно, как же это наша сборная имела такое преимущество над ними. Как по-вашему, насколько этот соперник был хорош?
— Канадцы-то? Хорошая команда, чего там! Я, честно говоря, не знаю этих хоккеистов, я их в первый раз видел. Я не слежу просто за НХЛ, поэтому мне тяжело судить. Хотя ребята говорят, что у них были все лучшие. А насчёт «волшебников» — вы, так думаю, сами всё видели. Там, на льду. В финале (ухмыляется).

— Вам за такое не обидно? Что, будем откровенны, в свою же сборную, сборную России, свои же и не верили. Говорили, что это Канада такая великая...
— Насколько знаю, у настоящих наших болельщиков даже сомнений никаких в нас не было, а вот журналисты кое-какие… Я так думаю, что кто-кто, а пресса наша должна была Россию поднимать, потому что у половины нашей страны как минимум была перед финалом сумасшедшая такая надежда и вера в победу. А тут получается, что пресса хочет нашу же страну и опустить. Я этого, если честно, просто не понимаю. Это ведь не только наша победа! Не Сушинского одного! И не Морозова! И не Быкова! Это победа всей нашей большой страны! Победа России, понимаете?! Я сам знаю и видел, как радовались люди. Мне рассказывали, что на улицах происходило тогда вечером.

— Причём даже в тех городах, где и хоккея-то нет...
— Да, я смотрел с удовольствием такие сюжеты. И хорошо бы побольше именно такого показывали. У нас такую радость мало показывают. И пресса должна была на это так же откликнуться. А не писать про то, что повезло нам там или не повезло.

— Про чудо ещё… Вернее, «Чудо на льду-2». Первое, так понимаю, в 80-м, когда американские студенты у великой сборной СССР выиграли. И второе — когда вы сейчас у канадских «волшебников»...
— А вот это вообще ни в какие рамки не лезет! Мы весь турнир шли очень ровно. И ни у кого даже не должно возникать сомнений, что мы чемпионы, что нам тут повезло в чём-то. Мы просто были сильнее и физически готовы гораздо лучше. Поэтому результат закономерен. Чудес не бывает. Тем более, в финале. Я-то не читаю газет, поэтому от вас в первый раз услышал всё это. И сейчас вот мне стало очень обидно за то, что наши бараны-журналисты, оказывается, такое пишут.

— Бараны, Максим?
— Да, можно прямо открытым текстом так и написать. Просто это значит, что они даже сами себя не уважают. Но, к сожалению, всегда у нас так было и, наверное, будет. Это ещё и зависть, наверное. Так же, как тут про меня вот написали. Мне ребята дали прочитать. Говорят, смотри, мол, ты даже не вышел к прессе после победы. А меня даже никто не спрашивал и не просил выйти, представляете? Когда меня спрашивали, я выходил. А если не просили, то зачем я буду выходить? Зато вот опять написали, что я не вышел куда-то в микст-зону. Будто каждый повод используют, собирают гадость всякую. Обидно очень. Мы же победили на чемпионате мира!

— В аэропорту вот вас тоже не заметили...
— Просто потому что меня там действительно не было. Я раньше прилетел. Мы сразу после игры с Костей Горовиковым и моими друзьями улетели в Питер. А на следующий день мы, уже выспавшиеся, помытые и побритые, полетели на встречу с президентом.

— А в Кремле было сильно пафосное мероприятие?
— Да нет, никакое не пафосное как раз. Но очень приятно было, что глава государства отметил эту победу и сам лично нас поздравил. Было очень приятно.

— Судя по сланцам, в которых Кремль посетил Александр Овечкин, обстановка была неформальная...
— Ага (улыбается). Да нет, формальная. Просто у Сашки ноги в ботинки после самолёта не влезали (улыбается).

— А вы в костюме были?
— Да, даже с галстуком. Я же из дома приехал.

— Какие сейчас планы у чемпиона мира Максима Сушинского?
— Работаю. Потом поеду куда-нибудь отдохнуть.

— Все в отпуске, уже на солнышке загорают где-нибудь, а вы бизнесом занимаетесь?
— Да, а что делать? Надо. Надо заниматься, потому что надо кормить семью (улыбается).

— Это вы хотите сказать, что вам зарплаты хоккеиста не хватает?
— Хватает (улыбается). Но всё равно, на всю жизнь этого не хватит. Просто о будущем нужно думать. Вот я и работаю.

— Сейчас, после победы, все заговорили, что больше Россия свои позиции не упустит так надолго, что мы вернулись в лидеры. Вы согласны?
— Я считаю, что мы сейчас вернём свой статус. Тот, что был во времена СССР. Больше мы точно не будем ждать 15 лет чемпионских званий. «Золото» у нас будет чаще.

— У нас всё для этого есть теперь?
— Да, теперь есть всё.

— А чего не хватало?
— Вот этой вот одной победы и не хватало. Нам просто надо было этот барьер преодолеть — 15 лет без побед. Он очень давил на всех. Был всегда такой груз ответственности — надо выиграть, надо выиграть, надо обязательно выиграть, потому что не выигрываем, не выигрываем, никак не выигрываем. А теперь мы это перешагнули.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 1
26 июня 2017, понедельник
25 июня 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Кого вы считаете лучшим российским вратарём в истории НХЛ?
Архив →