Жилинский: сначала нужно спросить с себя
Текст: Олег Малицкий (ХК "Авангард")

Жилинский: сначала нужно спросить с себя

Этот человек - лучший бомбардир омского клуба за всю его историю, а ныне - старший тренер "Авангарда". Он по-прежнему влюблён в хоккей до беспамятства. Итак, Игорь Валентинович Жилинский.
10 июня 2008, вторник. 23:44. Хоккей
Этот человек — лучший бомбардир омского клуба за всю его историю, а ныне — старший тренер «Авангарда». Он всегда открыт для общения, дружелюбен, остроумен и по-прежнему влюблен в хоккей до беспамятства. Итак, Игорь Жилинский. Теперь уже — Игорь Валентинович Жилинский.

«Всегда нужно быть в тонусе»

Жизнь профессионального хоккеиста насыщена переездами. Бывает, менять место работы приходится довольно часто. Игорь Жилинский — не исключение. Помимо родного Омска, поиграл и в Тольятти, и в Тюмени, а в начале «лихих 90-х» даже в Польше на местных ледовых площадках успел отметиться. Однако, в отличие от многих, он всегда возвращался домой. Даже когда судьба забросила тренером в Новосибирск, где, казалось бы, все условия были для того, чтобы встать у руля главной команды — всё равно, Жилинский, как только появилась возможность, вернулся в Омск.

Жилинский Игорь Валентинович
Родился 16 января 1963 года.
Нападающий. Играл: «Авангард» (Омск, 1981-1985, 1987-1990, 1995), СКА (Новосибирск, 1985-1987), «Лада» (Тольятти, 1991, 1992), «Напшуд» (Янув, Польша, 1993), «Рубин» (Тюмень, 1993, 1994), «Авангард»-ВДВ (Омск, 1995, 1999).
Провёл в отечественных чемпионатах 747 матчей, забросил 407 шайб. Вместе с Алексеем Голубятниковым является рекордсменом омского клуба по количеству заброшенных шайб — по 262. Серебряный призёр чемпионата России в составе «Авангарда» (2001).
В настоящее время — старший тренер ХК «Авангард» (Омск). В «Авангарде» 16-й сезон.
— Чем для вас стало возвращение в родной город?
— Конечно, возвращение в команду, которой отдал большую часть своей спортивной жизни, в которой начинал как игрок, где работал директором ДЮСШ в своё время, для меня, разумеется, событие. Нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что «Авангард» в последнее время стал флагманом отечественного хоккея, добивался успехов на международной арене, делегировал игроков в сборные… Для меня это стало, само собой, значительным событием.

В межсезонье у Игоря Жилинского появляется редкая возможность отдохнуть от хоккея. Эту возможность он использует с максимальной пользой. Ранним утром отправляется на стадион «Динамо» играть с друзьями в футбол. Спортсмен до мозга костей, он до сих пор не может просто сидеть на месте.

— Что заставляет вас играть в футбол три раза в неделю?
— Чтобы нормально заниматься своей непосредственной деятельностью, я считаю, надо иметь хорошие физические кондиции. Для этого нужно быть готовым. Ведь сидеть на месте — значит, набирать лишний вес, опять же, нет выплеска эмоциям, которые накапливаются по ходу сезона. Поэтому, я считаю, каждому тренеру необходимо поддерживать себя в тонусе. Выражаться это может по-разному: кто-то крутит велотренажёр, кто-то совершает пробежки… Для меня в порядке вещей давать своему организму определённые нагрузки. В зависимости от времени, конечно, на первом месте всё равно работа. Но поиграть с друзьями в футбол на неделе, особенно сейчас, в межсезонье, стараюсь обязательно.

— Может, и от игроков чувствуется какое-то уважение, когда они видят, что наставник не заплыл жиром, а находится в хорошей форме?
— Я бы так категорично не говорил. Но… Знаете, есть поговорка: прежде чем спросить с кого-то, сначала спроси с себя. Я исхожу из этих понятий.

«Стал тренером — готовься к переездам»

— Что вам дала работа в Новосибирске?
— Прежде всего, неоценимый опыт. За неполные четыре года я успел поработать и с молодёжной командой, был и руководителем сборной региона среди молодёжи 1988 года рождения, был главным тренером второй команды «Сибирь», два с половиной года работал ассистентом главного тренера основной дружины. Особенно позитивно работалось мне с Сергеем Котовым. Всё-таки, это серьёзный специалист. Просто так завоевать пятое место в чемпионате России — а это стало высшим достижением новосибирского хоккея — невозможно.

— Вам довелось наблюдать сражения между «Сибирью» и «Авангардом», каждое из которых проходило в непримиримой борьбе. В чём, на ваш взгляд, причина этого явления?
— «Авангард» для любого соперника является очень серьёзным раздражителем. Да и потом, это традиции профессионального спорта, в частности, хоккея: географические соседи всегда между собой соперничают не на жизнь, а на смерть. Хотя, должен заметить: когда «Авангард» играл в других городах, и по стадиону объявляли счёт, в том случае, если Омск побеждал, в Новосибирске на трибунах это всегда встречалось аплодисментами.

— Тот случай в начале прошлого сезона, когда «Авангард» ушёл с площадки за несколько секунд до окончания финальной встречи Мемориала Белосохова, вам вспоминается?
— В том случае на первый план вышли эмоции, причём со стороны как руководителей обеих команд, так и со стороны болельщиков. Раздувать из того эпизода что-то из ряда вон выходящее я бы не стал. Отношения между тренерами, болельщиками и руководителями клуба с тех пор остались нормальными.

— Как относилась ваша семья к тому, что вы жили, по сути, на два дома — омский и новосибирский?
— Ну, как говорят: взялся за тренерскую работу, будь готов к переездам. Нет, не было и не будет, наверное, тренера, которого не увольняли. Это часть работы, и ко всем этим событиям нужно относиться философски. А семья действительно жила на два дома. Дочь у меня юрист, окончила университет, и в силу жизненных обстоятельств не могла со мной быть в Новосибирске. А супруга, когда «Сибирь» играла дома, приезжала ко мне. А потом опять возвращалась домой. Все-таки, наш дом — в Омске.

«Научить забивать нельзя. Это — от природы»

СКК имени Виктора Блинова, в 80-е годы ещё называвшийся СКК «Иртыш», ломился от болельщиков, которые шли посмотреть на «фирменный» хоккей от Елакова, Жилинского и Полякова…

— Слышу иногда, как какой-нибудь хоккеист говорит в интервью: ни за что не буду работать тренером! Думаю, что это мысли ещё именно игрока, который не задумывается, чем будет заниматься по окончании своей карьеры. Это решение нужно если не выстрадать, то прийти к нему с годами. Сиюминутным такое решение быть точно не может. Я пришёл к этому, когда уже заканчивал выступать.
— За счёт чего сложилась столь результативная тройка: Жилинский — Елаков — Поляков?
— Весной 1987-го года открылся СКК «Иртыш», ныне — СКК имени Виктора Блинова. Концовку чемпионата «Авангард» доигрывал на этом стадионе. В то время клуб занимал места далеко не ведущие, выступал во второй лиге чемпионата СССР. Поэтому произошли определённые изменения в тренерском составе, изменились и принципы селекции. Коллектив собирался под задачу выхода в первую лигу, и задачу эту решил всего за один сезон. Само собой, нельзя говорить о том, что это случилось исключительно благодаря нашей тройке. Но игру мы тогда показывали действительно зрелищную. Прежде всего, был идеально подобран центральный нападающий — Сергей Елаков. Его ещё называли «Профессором», как Ларионова. Он любой тактический, технический момент мог выполнить блестяще. Эдуард Поляков был несколько моложе нас обоих, но голевое чутьё и техническое оснащение имел отменные. Все вместе мы неплохо дополняли друг друга. Ну, и защитников, конечно же, нельзя забывать — Виктора Архипова и Сергея Гурова. Действовали мы всегда одной пятёркой.

— Вы сейчас поддерживаете отношения со своими бывшими партнёрами по звену?
— Эдуард Поляков живёт в другом городе, и связь у нас, к сожалению, утеряна. С Сергеем Елаковым общаемся по мере возможности — видимся на матчах ветеранов на первенство города. Правда, играет он за другую команду. Да и сказать, что мы дружим, что у нас общие интересы, нельзя. Даже когда в одной команде играли, мы не особенно тесно общались за пределами льда — однако, это не мешало нам находить общий язык, играя в хоккей.

— За 747 матчей своей карьеры вы забросили 407 шайб, 262 из них — за «Авангард». Скажите, что значит быть забивным форвардом? Как это даётся?
— На мой взгляд, научить этому очень сложно. В большей степени это голевое чутьё, которое даётся от природы. Немаловажную роль играют партнёры и уровень задач, который ставится перед твоей командой. Невозможно забивать много голов в клубе, который плетётся в подвале турнирной таблицы.

— У вас есть голы или матчи, которые вы до сих пор вспоминаете с удовольствием?
— Столько времени прошло… Вспомнить какую-то одну шайбу или игру трудновато. Тем более, что и матчей, и шайб неплохих было немало. (улыбается)

— А нынешний хоккей вам нравится?
— Я не сторонник сравнивать свою эпоху с нынешней. У каждого времени свои герои. Ничто не стоит на месте, и хоккей в том числе. Игра развивается. Хоккей стал более жёстским, более контактным. Плюс, несколько изменилась трактовка правил. Судейство немного другое сейчас. Сказать же, что хоккей стал менее комбинационным, я не могу. Но всё-таки, сегодня исход поединка зачастую решают индивидуальности, а не коллектив. Хотя в каждой команде есть люди, способные сыграть еще в «советский» хоккей.

— Есть чувство ностальгии, когда входите в СКК имени Виктора Блинова?
— Этот стадион оставил след в биографии команды «Авангард», в моей биографии. К сожалению, я не доиграл до тех времён, когда наш клуб добивался наивысших достижений. Но могу с уверенностью сказать — определённый вклад моё поколение в развитие омского хоккея внесло.

«Хочешь расти как тренер — учись»

29 мая этого года Игорь Жилинский получил диплом в омской высшей школе тренеров. В ходе обучения он по-прежнему оставался лидером, таким же, каким был на льду, и коллеги единогласно выбрали его своим старостой.

— Как решили стать тренером?
— Слышу иногда, как какой-нибудь хоккеист говорит в интервью: ни за что не буду работать тренером! Думаю, что это мысли ещё именно игрока, который не задумывается, чем будет заниматься по окончании своей карьеры. Это решение нужно если не выстрадать, то прийти к нему с годами. Сиюминутным такое решение быть точно не может. Я пришёл к этому, когда уже заканчивал выступать. Было это в Омске. Предлагали мне перейти в другую команду, доигрывать, но я предпочёл остаться дома. Анатолий Бардин мне предложил возглавить школу «Авангарда», и я согласился. Уже тогда я видел, как работают тренеры из ДЮСШ, из второй омской команды — и быстро понял, что «функционерство» не для меня, что мне ближе тренерская работа. Тем более, мне посчастливилось работать с такими известными специалистами нашего хоккея, как Карпов, Киселев, Михалёв, Цыгуров. И я решил остановиться на тренерской карьере.

— Не может быть двух тренеров, у которых во всём совпадают взгляды на хоккей. Если такое происходит в отношениях «главный тренер — старший тренер», я думаю, можно говорить о некотором угодничестве со стороны второго. В чём-то понимание игры, стратегии, тактики, должно различаться. Понятно, что своё мнение мы все высказываем в коллективе, но окончательное решение принимает только главный тренер. Скажу одно: задачи всегда зависят от того состава, который есть в наличии. Можно подбирать игроков под своё видение хоккея, а можно наоборот — своё видение подстраивать под тех хоккеистов, что значатся в заявке.
— Почему пошли в школу тренеров?
— На основании наших дипломов ФХР будет выдавать лицензии на право работать в командах мастеров Высшей лиги и КХЛ. Ну и кроме того, это знания, которые для современного тренера жизненно необходимы. Ведь тот запас знаний, которым обладает тренерский состав сегодня, богат не настолько, как нам хотелось бы. Обучение в школе я рассматривал как повышение своей квалификации. Процесс самообразования нескончаем, и уровень своего образования можно повышать из года в год. В методике хоккея, в области функциональной подготовки постоянно происходит что-то новое, и, если ты хочешь расти как тренер, всё это необходимо знать.

— Как звучит тема вашей дипломной работы?
— Для простого болельщика это может звучать слишком заумно. (улыбается) «Контроль функционального состояния нервно-мышечного аппарата хоккеистов на основе латентного времени вызванного сокращения». А если проще: я изучал то, что непосредственно движет игроком. Мышцы и нервы.

— Какие функции вы выполняете в «Авангарде» как старший тренер?
— Испокон веков в хоккее старший тренер играет роль «буферной зоны» между главным тренером и основным составом. Если же говорить более конкретно, в мои обязанности входит просмотр матчей, которые провела команда, выборка позитивных и негативных моментов, разбор вместе с командой прошедших встреч. Кроме того, я провожу анализ игры противника в той или иной зоне, анализирую также, какой тактикой он пользуется в поединках с тем или иным соперником.

— У вас, как у тренера, уже сложилось своё видение хоккея? Будь вы главным тренером, как бы вы разрабатывали тактику?
— Не может быть двух тренеров, у которых во всём совпадают взгляды на хоккей. Если такое происходит в отношениях «главный тренер — старший тренер», я думаю, можно говорить о некотором угодничестве со стороны второго. В чём-то понимание игры, стратегии, тактики, должно различаться. Если же говорить обо мне, то сейчас я — старший тренер ХК «Авангард». Понятно, что своё мнение мы все высказываем в коллективе, но окончательное решение принимает только главный тренер. Скажу одно: задачи всегда зависят от того состава, который есть в наличии. Можно подбирать игроков под своё видение хоккея, а можно наоборот — своё видение подстраивать под тех хоккеистов, что значатся в заявке.

— Но у вас есть желание возглавить когда-нибудь клуб Суперлиги и привести его к медалям?
— Как я уже говорил, сейчас я — старший тренер «Авангарда». Как будет дальше — одному богу известно. Хотелось бы именно сейчас, находясь в тренерском штабе омского клуба, вернуть команду на те позиции, которые были завоёваны раньше.
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
28 марта 2017, вторник
27 марта 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, по вашему мнению, должен стать новым главным тренером ЦСКА?
Архив →