Анатолий Тарасов с командой
Фото: РИА Новости
Текст: «Чемпионат»

Пять историй из тренерской практики Анатолия Тарасова

20 лет назад не стало Анатолия Тарасова. Человека, который мог говорить о хоккее часами. И ему всегда было что рассказать.
23 июня 2015, вторник. 09:45. Хоккей

О несовместимости звёзд в одном звене


«Наблюдаю тренировку канадской сборной. Вижу на льду звено: Марсель Дионн — Уэйн Гретцки — Бобби Кларк. Тренер решил объединить сразу трех грозных форвардов из разных клубов. Я тогда же записал себе в блокнот: ничего не получится.

Совершенно не хочу умалять достоинства трех этих хоккеистов. Они старались, как могли. И каждый представлял собой немалую силу. Но как звено они не состоялись. Почему? Давайте порассуждаем.

Выступая в составах своих клубов, они за долгие годы привыкли к тому, что им подыгрывали, на них трудились партнеры. А тут, оказавшись в одной упряжке, они должны были волей-неволей ассистировать друг другу, подчиняясь интересам коллективной игры. В этой ситуации справиться с задачей смог только Гретцки, который в детстве получил навыки коллективных действий.

Нет, далеко не каждый может умело играть на партнёра. И речь идёт не только о точном и своевременном пасе, что само по себе искусство. Это лишь внешнее проявление коллективных усилий. Куда сложнее внутреннее единство звена, чувство локтя, сыгранность, основанная на уважение к партнёру, доброжелательном к нему отношении. Не верил я, что эти канадские звёзды, особенно Кларк, сумеют ради успеха команды «заниматься благотворительностью», делить мастерство, свою славу с кем-то ещё, подчинить свою индивидуальность интересам команды. Они привыкли к другому. К тому, что интересы команды в том и состоят, чтобы как можно ярче блистала на поле звезда».
Анатолий Тарасов и сборная СССР
Фото: РИА Новости

Анатолий Тарасов и сборная СССР

О канадских хоккеистах


«Не припомню случая, чтобы канадские хоккеисты начали бы матч, как у нас говорит, шаляй-валяй. Встречи клубов этой страны мне всегда напоминают поединки боксёров, где соперники задались целью на первых же секундах послать во что бы то ни стало друг друга в нокаут. Матчам профессионалов чужда выжидательная тактика, проходят они без разведки. Каждая из команд сразу же предъявляет свои козыри. Именно поэтому, полагаю, зрительские скамейки на стадионе заполняются, как правило, до свистка судьи. Никому не хочется пропустить драматической завязки поединка.

Если, встречаясь с канадцами, не учитывать этого обстоятельства, беды не миновать. Вспомним еще раз начало первого матча советских хоккеистов с профессионалами. На 30-й секунде в наши ворота была заброшена первая шайба, на 7-й минуте — вторая. А финальный матч чемпионата мира для молодежных команд, когда канадские спортсмены не только повели с тем же счетом 2:0, но и владели инициативой весь первый период? Наши так и не смогли опомниться и в конце концов упустили чемпионский титул.

Как упредить стартовый натиск канадцев? Как реагировать на бурное начало ими матча? Можно действовать, как говорится, «лоб в лоб», начать встречу так же предельно активно, поставив перед игроками задачу захвата территории, а вместе с ней и инициативы.

Но можно хладнокровно встретить мощный наскок канадцев, сыграть от обороны, но так, чтобы извлечь и выгоду — постоянно контратаковать. Такие уколы, как показала практика, сразу охлаждают пыл канадских игроков, срывая их натиск большими силами.

Когда я веду речь о достоинствах канадского хоккея, это вовсе не означает, что призываю перенимать все это у них в готовом виде. Нет. Нужен иной подход.

Брать или не брать что-либо из арсенала соперника, решает тренер. А мерилом здесь служат его взгляды на хоккей, его кредо, то, какие средства и методы спортивной борьбы он исповедует. А уж коли решился на заимствование, то подумай, как видоизменить, приспособить для своей команды то, что берешь у соперников. Лишь тогда новшество будет полезно и твоим хоккеистам, и тебе принесет удовлетворение».
Анатолий Тарасов и игроки московского ЦСКА
Фото: РИА Новости

Анатолий Тарасов и игроки московского ЦСКА

«Гретцки напоминал мне на льду большого ребёнка»


«1982 год. Финляндия, Хельсинки. Чемпионат мира, на который Канада делегировала сильную команду профессионалов. Идет одна из тренировок команды. Легкая, на сорок минут.

Спортсмены покатались, побросали по воротам шайбу, порепетировали игру при численном неравенстве. Все. Завтра у канадцев — очень важный матч с командой Швеции. Тренеры ушли в раздевалку. Тренировка закончена.

Но не для всех. Уэйн Гретцки просит одного из защитников остаться. И более получаса ведет с ним единоборство. И как! Вот он расположился у точки вбрасывания. Перед ним, буквально в двух метрах, его визави. Гретцки стартует и пытается обыграть защитника. Тот стремится выбить, отобрать шайбу, блокировать форварда. Как будто ничего особенного. Обычное упражнение. Но необычно выполнял его выдающийся форвард.

То он обводил защитника, уводя шайбу неуловимыми движениями крюка клюшки — быстрыми, вправо-влево. То проталкивал шайбу под крюк клюшки соперника. То, выставив вперед плечо, шел на контакт с защитником, а шайбу отводил в сторону. То намеренно посылал шайбу под ноги соперника, а когда тот пытался подцепить ее клюшкой, возвращал шайбу себе, успевая войти в контакт с визави, лишить его устойчивости, прибавить скорость и получить свободу маневра. То, наоборот, посылал шайбу в ноги себе и, едва защитник порывался ею овладеть, делал ускорение, внутренней стороной лезвия конька подбивал шайбу вперед на крюк своей клюшки и обводил опекуна.

То успешно переигрывал его, пользуясь сменой ритма. У форварда длинные руки, он отводит шайбу далеко от себя вправо. На этот маневр реагирует защитник. Тогда нападающий не спеша
переводит шайбу влево и, почти не контролируя ее зрением, чувствуя лишь, что шайба на крюке клюшки, следит за защитником. Тот крутит головой то влево, то вправо, не в состоянии разгадать истинных намерений форварда. А тот, резко стартуя, со всего хода врезается в защитника, опрокидывает его на лед и мчится дальше.

Уэйн Гретцки, выполнявший все эти сложные и разнообразные приемы, выглядел при этом большим ребенком, которого осчастливили подарком — дали всласть поиграть в хоккей. На его лице, во всех жестах, движениях читались радость, удовольствие, отрешенность от всего, что находится за пределами льда. Он наслаждался хоккеем. А когда у него что-либо не получалось, он совсем по-детски злился и с удвоенной энергией начинал всё сначала.

Тренируясь, Гретцки проявлял не только упорство, он постоянно размышлял, контролировал свои действия. Высоко держа голову, он при обыгрыше защитника словно бы обозревал все поле, следя за действиями воображаемых партнеров, и даже время от времени отдавал им пас.

Он покинул площадку, когда на нее выехала машина шлифовать лед. Шел мимо трибун усталый, но довольный собой. И в эти минуты я понимал, чем велик этот игрок».
Вячеслав Фетисов и Анатолий Тарасов
Фото: РИА Новости

Вячеслав Фетисов и Анатолий Тарасов

«Играть так очень просто. Сложно тренироваться, чтобы играть так»


«Игра Фирсова была совершенна и с трибун казалась настолько простой, что однажды Анатолия даже спросили, сложно ли так играть. На что он в присущем ему стиле ответил: «Просто. Очень просто. Сложно тренироваться, чтобы играть так».

На тренировках, шлифуя старые приемы, изобретая новые, Фирсов дорожил буквально каждой секундой. И многих, особенно молодых, партнеров заражал своим азартом. Впрочем, слово «азарт» не совсем подходит к действиям Фирсова. Правильней будет сказать, что играл он и тренировался неистово.

Бывало, мы, тренеры, пытались сдерживать на тренировках неуемный пыл Анатолия, но все наши поползновения были бесполезны. Часто случалось, что он сам увеличивал сложность предложенных нами упражнений. Ведение шайбы сопровождал прыжками, танцевальными па наподобие нынешней аэробики. Другие хоккеисты ЦСКА, которых трудно было удивить сложными тренировочными упражнениями, во время занятий на Анатолия просто засматривались.

Когда Фирсов пришел в «армейскую» команду, был он вовсе не атлетом — из-под кожи ребра выпирали. Но атлетические тренировки, в которые он поверил сразу и безоговорочно, быстро дали свои плоды: у спортсмена окрепла мускулатура, увеличилась масса, возросла мощь бросков. Правда, богатырем с виду Анатолий так и не стал, однако редко кому из соперников удавалось выиграть у него единоборства. И дело не только в том, что Фирсов постоянно развивал быстроту, силу, ловкость, он почти до совершенства довел хоккейную смекалку. Достаточно вспомнить его знаменитый прием «конек — клюшка», который по справедливости надо было бы назвать его именем, как это делается, к примеру, в гимнастике».
Анатолий Тарасов
Фото: РИА Новости

Анатолий Тарасов

«В ситуациях, когда иные игроки раздувают щеки, Харламов всегда оставался самим собой»


«Завоевав «всё золото мира», Валерий Харламов никогда, подчеркиваю, никогда не выглядел этаким старателем на россыпях спортивной удачи. За победу он сражался, как говорится, не на живот, а на смерть. И когда под сводами спортивных дворцов звучал наш советский гимн, Валерий всегда был очень горд. Не столько своим вкладом в успех, сколько тем, что на самом высоком флагштоке алеет советский флаг. Чувство патриотизма было свойственно Валерию Харламову в самой чистой и высокой степени.

Одареннейшим человеком был Валерий. Убежден, займись он в юности всерьез футболом, и в этой игре был бы на первых ролях. А как он танцевал! Помню, во время традиционных для армейских хоккеистов праздничных вечеров по случаю окончания сезона, когда в танцевальный круг со своей дамой входил Валерий, сразу в тень попадали такие признанные танцоры, как Анатолий Фирсов, Владимир Викулов. Валерий был настолько пластичен, изобретателен, так совершенно владел своим телом, настолько тонко понимая партнершу, что после танца всякий раз раздавались аплодисменты. Подобного в нашем почти семейном армейском кругу мне не доводилось встречать ни до, ни после.

Да, безусловно, Валерий был талантлив во многих сферах деятельности. Но создан-то он был все же для хоккея, для этой скоростной, хитроумной, боевой игры настоящих мужчин. И какие бы хоккейные звезды ни окружали Валерия — и в стане соперников, и среди партнеров по команде, — он оставался сильнейшим среди сильнейших, первым среди лучших».

Должен сказать, что талант Валерия раскрылся для нас не сразу. Даже в молодежной команде ЦСКА, где он, хоть и выделялся своеобразием действий, лучшим все же не был — некоторые из его партнеров казались более многообещающими и перспективными. И когда пришла пора решать, определять судьбу юного дарования, его не сразу приняли в коллектив ЦСКА. Тогда нами, тренерами, было принято рискованное, но, как оказалось впоследствии, оправданное решение. Чтобы Валерий мог развить в себе игровую самостоятельность, усовершенствовать обводку, разучить новые финты, опробовав их на реальных соперниках, ему было предложено
поиграть сезон в одной из армейских команд среднего класса — из города Чебаркуля.

Разумеется, отправив туда юного спортсмена, я изрядно волновался, хотя и знал, что попал Харламов в хорошие руки — тренировал тогда чебаркульскую команду хороший специалист, справедливый человек Владимир Альфер. Периодически мне сообщали, как у Валерия идут дела в новой для него, взрослой компании: замечаний нет… играет самоотверженно… прибавляет в мастерстве. (В скобках скажу, что мною был составлен для Валерия индивидуальный план подготовки.)

Приходили из Чебаркуля и такие вести: стадион городка, вмещающий восемь тысяч зрителей, во время матчей всегда переполнен — публика валит «на Харламова». И вскоре мы поняли, что Валерий созрел и для ЦСКА, что не потеряется он в компании хоккейных знаменитостей. Чуть позже воплотился в жизнь замысел создания принципиально нового по распределению игровых обязанностей звена форвардов. Родилась тройка, в которую вошли основные игроки армейской команды — Борис Михайлов, Владимир Петров и Валерий Харламов. Великая тройка!»

Валерий Харламов не сознавал своего величия. Вернее, не хотел сознавать. Ничем не желал выделяться среди товарищей-партнеров, даже от капитанской повязки (а мы, тренеры и игроки, предлагали ее Валерию не раз) отказывался, предпочитая оставаться, как говорят психологи, «неформальным лидером». Говоря о будущем, о том времени, когда придется завершить спортивную карьеру, мечтал о работе с мальчишками. Именно с мальчишками, а не с мастерами хоккея, хотя последнее считается куда престижней.

Но престижность Валерия никогда не волновала. И в ситуациях, когда иные игроки раздувают щеки, Харламов всегда оставался самим собой».
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 45
7 декабря 2016, среда
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →