Владимир Путин и Дмитрий Чернышенко
Фото: РИА Новости
Текст: Дмитрий Ерыкалов

Резать по живому и не писать Путину. Как сократить КХЛ?

В сезоне-2015/16 в КХЛ примут участие 28 команд. Много это или мало для сильнейшей лиги Европы? Стоит ли Чернышенко пойти на сокращение?
27 июля 2015, понедельник. 14:45. Хоккей

Гандлер — за, Величкин сомневается, Чернышенко передумал


Катализатором столь щепетильной темы, как сокращение команд в КХЛ, стало заявление хоккейного агента Марка Гандлера. Он считает, что уменьшение числа участников оздоровит лигу, повысит уровень конкуренции и позволит избежать ситуаций, когда хоккеистам месяцами не выплачивают зарплату.

«Лига постоянно меняет свой состав. Каждый год мы видим, что какие-то команды приходят, какие-то уходят. Нет постоянства. Во многих клубах задерживают зарплаты. Нужно их так организовать, чтобы они были способны платить те деньги, на которые заключены контракты с игроками. В этом вижу главную роль КХЛ. Даже московское «Динамо» задерживало зарплату на два-три месяца. Я думаю, КХЛ должна брать курс на сокращение, а не увеличение команд. Это приведёт к стабильности. Спонсорам будет легче поддерживать клубы. И цены на игроков упадут. Первостепенная задача КХЛ, чтобы команды стали состоятельными. Иначе нет смысла в этой лиге вообще. Не знаю, почему такой акцент делается на экспансии. Ведь прекрасно, если в КХЛ играют 18-20 команд. Лига была бы намного качественнее. Но посмотрите, даже качество иностранцев заметно упало в прошлом и особенно в этом году», — считает Гандлер.

Среди руководителей клубов нет однозначного мнения по этому вопросу. Вот и один из наиболее авторитетных функционеров российского хоккея сомневается, стоит ли резать по живому. Причиной, почему в лиге нужно оставить 28 команд, Геннадий Величкин считает рабочие места для молодых игроков.

«Сократить лигу в два раза? Такое мнение имеет право на жизнь. Но и противоположное ему — тоже. Нет однозначного ответа. Вот сейчас у нас 28 клубов. Это значит, что мы даём рабочие места нашим молодым ребятам. Звёзды и в КХЛ получают прилично. А вот молодым никто сейчас больших денег не даёт. Они уже должны контракты себе заработать. Доказать, что могут получать больше. А с другой стороны, посмотрите, сколько известных игроков до сих пор сидят без контракта — Илья Никулин, Миша Анисин… Никто им шикарные зарплаты предлагать не спешит», — говорит Величкин.

Озвучивал своё мнение по этому вопросу и президент лиги. Дмитрий Чернышенко признался, что раздумывал о сокращении КХЛ, но впоследствии отказался от столь радикальной идеи. Впрочем, нельзя исключать, что со временем глава лиги проанализирует ситуацию и вернётся к прежним задумкам.

«Есть мнение уменьшить количество клубов кардинально. Вначале я тоже думал, что их должно быть меньше. Но сейчас, внимательно посмотрев чемпионат, прихожу к мнению, что эта цифра достаточно сбалансированна. В дальнейшем, наверное, будем придерживаться именно этого количества», — заверил Чернышенко.

В условиях жёсткого дефицита кадров и отсутствия должной конкуренции у КХЛ есть только два пути: либо сократить количество клубов, либо увеличить лимит на легионеров.

Разрыв в классе


Главная движущая сила возможного сокращения банальна — разрыв в классе. С одной стороны, в КХЛ культивируется миф о том, что каждый может обыграть каждого. Эту теорему могут доказать и любители ставок, предпочитающие обходить КХЛ, да и хоккей в целом, стороной. Действительно, есть и куда более предсказуемые чемпионаты. Любой рикошет может повлиять на исход матча, а роль вратаря выше, чем в каком-либо другом игровом виде спорта. Поймает голкипер кураж — тушите свет. Примерно так на старте прошлого сезона «Кузня» обыгрывала фаворитов, среди которых были «Салават Юлаев», «Ак Барс» и несчастный «Авангард», который достучался в новокузнецкую дверь только с четвёртого раза. Около 80% этих успехов — заслуга Ильи Сорокина, который вытаскивал по 40-50 бросков за игру. Но стоило молодому вратарю просесть физически и ментально, как карточный домик Титова сложился. Такие победы не отражают истинный уровень команды, они иррациональны. Особняком стоят и достижения дальневосточных команд на своём льду. «Амур» и «Адмирал» исправно пользуются специфическими преимуществами, но их победы над неакклиматизировавшимся соперниками не отражают общей ситуации с качеством хоккея в стране.

На протяжении всего существования КХЛ количество её участников варьировалось в диапазоне от 23 до 28 команд. Всё это время в лиге были свои записные фавориты и безнадёжные аутсайдеры, а также «плавающие» между ними середняки, которые периодически примыкают к той или иной половине. В отличие от НХЛ, которая изначально принималась нашей лигой за ориентир, в КХЛ практически невозможен прорыв со дна турнирной таблицу к кубку. Виной тому не только количество команд, но и инструменты, которые не работают по эту сторону Атлантики. Только соблюдая жёсткий, а не подвесной, потолок зарплат и используя драфт как идеальную «уравниловку», Гэрри Беттмэну удаётся поддерживать лигу из 30 команд на плаву. Показательно, что за последние семь лет разрыв между первой и последней командами НХЛ не превышал 65 очков, а в сезоне-2011/12 составил 46 очков. Тогда как для КХЛ лучшим результатом является дистанция в 64 балла. Более того, в последние годы наметилась отрицательная динамика. Так, в минувшем сезоне разница между ЦСКА и «Амуром» составила 94 очка! Это даже больше, чем в первый сезон КХЛ. При этом надо учитывать, что энхаэловская «регулярка» включает значительно больше матчей, что провоцирует рост пропасти между командами.

С проблемой разницы в классе сталкивается не только КХЛ как верхушка российского хоккея, но и лиги, которые её подпитывают. Так, первым решением Алексея Морозова после назначения на пост управляющего директора МХЛ, стало сокращение лиги с 39 до 32 команд. Это решение вызвало много споров, а «Сахалинские Акулы» и вовсе подняли на уши прессу, но таким болезненным способом молодёжная хоккея лига планирует побороть чудовищную разницу в уровне команд и разгромные счета, которые стали нормой. Почему бы КХЛ не взять пример со своего младшего товарища?

Дефицит кадров


Этот пункт плавно перетекает из предыдущего. Нехватка кадров — это и есть первопричина разрыва в уровне команд. Каждый год хоть сколько-нибудь талантливые игроки уходят на рынке свободных агентов с молотка, а топ-клубы привыкли держать по два состава. Как это возможно, учитывая, что КХЛ ограничивает заявку 25 игроками? Во-первых, клубы пользуются лазейками, заявляя игроков через МХЛ и ВХЛ, в том числе — по хитрым схемам, предлагая своим фарм-клубам заключить контракты с игроками, которые в дальнейшем даже не посмотрят в сторону Высшей лиги. Во-вторых, за семь лет лига так и не искоренила скрытую аренду, а зачастую руководство КХЛ предпочитало умалчивать эту проблему. А ведь «Локомотив», СКА, ЦСКА и ещё несколько клубов благополучно раздают свою молодёжь по лиге, полностью контролируя их дальнейшую судьбу. Вот и получается, что командам, чей зарплатный бюджет не дотягивает до миллиарда, приходится идти на компромиссы. В сильнейшей лиге Европы, которой до сих пор считается КХЛ, работу находят злостные нарушители режима, а также люди, пропустившие год, а то и два. Свежие примеры Александра Фролова и Виктора Александрова в полной мере отражают ситуацию на рынке.

Наблюдая за тем, как одни и те же хоккеисты курсируют между командами-аутсайдерами, становится очевидно, что в России нет 450 доморощенных игроков, способных наполнить профессиональную лигу. А ведь примерно столько рабочих мест есть в российских клубах КХЛ. В это межсезонье к ним добавился «Медвешчак», взявший курс на молодых российских игроков. Подпитку главной лиге страны не дают не только детско-юношеские школы, но и Высшая лига, которая в идеале должна представлять собой мясорубку, откуда выходят живыми только игроки, подготовленные для нового этапа. В действительности же выходцы из ВХЛ каждое лето приезжают на просмотр в кахаэловские клубы, но в большинстве случаев отправляются обратно с пустыми руками. Причём нередко они ходят по кругу, но пробить свой потолок оказываются не в состоянии. Звёзд КХЛ, проложивших себе путь наверх через Вышку, можно пересчитать по пальцам одной руки.

В условиях жёсткого дефицита кадров и отсутствия должной конкуренции у КХЛ есть только два пути: либо сократить количество клубов, либо увеличить лимит на легионеров. Второй метод видится не столь радикальным. И к тому же встречает яростное сопротивление у ФХР и министерства спорта. А уж после принятия «закона о легионерах» за счастье будет сохранить имеющуюся пятёрку иностранцев. Кроме того, из-за курса валют и задержек в зарплате действительно стоящие легионеры уже не рвутся играть в КХЛ. Иностранные хоккеисты опасаются нестабильной ситуации. Этим летом лигу покинули – Патрик Торесен, Тони Мортенсен, Стив Мозес, Ярко Иммонен, Андерс Нильсон.

Существует проблема и уровня легионеров. С каждым годом генеральным менеджерам клубов КХЛ всё сложнее отыскать стоящего игрока, все они уже известны и серьёзного уровня легионеров в Европе осталось не так много.

Руководство российского спорта и сама ситуация не оставляет другого выбора, кроме как подойти к проблеме с другой стороны. Сократив количество команд до 20, мы выпустим на рынок свыше сотни российских игроков, которые будут вынуждены биться за место в составе, а в случае неудачи усилят ВХЛ. При таком развитии событий ФХР не стоит переживать за судьбу сборной России: «сборники» ни при каких обстоятельствах не потеряют работу, а молодёжь всё так же сможет пробиваться посредством лимита на юниоров.

Игра на выживание


Никто не застрахован от неудачного сезона. Игроки, тренеры, менеджеры — все они люди, а значит, им свойственно ошибаться. Можно немного не рассчитать нагрузки во время предсезонки, и все планы вместе с селекций отправятся в мусорную корзину. Нелепое удаление способно привести к пропущенной шайбе, которая лишит команду путёвки в плей-офф. Генеральный менеджер может упустить информацию о хронической травме ключевого новичка, что также поставит крест на сезонных амбициях. Но если неудачи преследуют команду из года в год, не спасает ни встряска состава, ни полная смена руководящего состава, нужно задуматься о целесообразности своего присутствия в лиге. В КХЛ есть две команды, которые ни разу в своей истории не участвовали в розыгрыше Кубка Гагарина. Особняком стоят «Витязь» и новокузнецкий «Металлург». Подмосковная команда долгое время видела свою миссию в пропаганде тафгайского ремесла, а сибирский клуб считает смыслом своего существования воспитание талантливой молодёжи. Однако ни в том, ни в другом случае речи о спортивных задачах не идёт. И только в прошлом сезоне подопечные Олега Ореховского обозначили борьбу за плей-офф.

Российские клубы слишком избалованы отсутствием «лифта» между лигами и создают иллюзию того, будто за пределами КХЛ нет жизни, а понижение в классе приравнивается к смерти.
Кризис в экономике обнажил проблемы КХЛ, показав её финансово нестабильной лигой. Реалии таковы, что пропасть с радаров может любая команда: будь то обеспеченный новодел «Лев» или команда-история вроде «Спартака». В этих случаях, а также в истории с «Атлантом» всё завязано на генеральном спонсоре. Передумал Антон Зингаревич вкладывать деньги в хоккей — никто его не заставит тратить свои кровные. Отобрали лицензию у Инвестбанка — приступайте к распродаже. «Эффект внезапной смерти», если хотите. Но есть в лиге команды, которые в состоянии постоянного выживания проводят сезон за сезоном. Они не только заведомо не имеют возможности приглашать классных игроков, но и являются рассадником различных нарушений регламента, начиная с посредственного качества ТВ-картинки и заканчивая задолженностями перед хоккеистами. За семь лет «Кузня» и «Амур» лишь по одному разу выбрались из третьего десятка, а теперь, после неплохого дебюта в лиге, к ним присоединилась «Югра». И вряд ли кого-то удивит, если эти же команды в предстоящем сезоне разыграют между собой последнюю строчку в турнирной таблице. Предсказуемость — главный враг спорта, который отворачивает от себя зрителя. Это доказывают и сами поклонники «Витязя», «Кузни» и «Югры», которые даже сообща не заполнили бы питерский Ледовый или «Арену Омск».

Европейский потолок — 14 клубов


Для того чтобы выбрать ориентир, необходимо изучить иностранный опыт. КХЛ изначально опиралась на пример НХЛ, где количество команд является рекордным для ведущих профессиональных лиг. Теперь можно признать, что это было ошибкой. НХЛ — это огромная пирамида, которую подпирают фарм-клубы и европейские команды, готовящие для неё кадры. Когда чехи, шведы и русские мчатся через океан с мечтой играть в НХЛ — нет никакой проблемы в том, чтобы наполнить прогрессирующими игроками три десятка команд. Другое дело — КХЛ, чей удел не снимать сливки, а довольствоваться теми, кто не заиграл в сильнейшей лиге мира. Таким образом, ведомству Чернышенко впору избрать нечто среднее между НХЛ и сильнейшими европейскими чемпионатами.

Потолком для ведущих европейских лиг является 14 участников. Столько вмещают в себя чешский, немецкий и финский чемпионаты. 12 команд принимают участие в швейцарской NLA, 11 — в словацкой Экстралиге. До недавнего времени дюжиной участников ограничивалась и шведская SHL. Во многом благодаря этому высоко котировалась Аллсвенскан — вторая по силе местная лига, из которой выбралось на свет немало энхаэловцев. Однако со следующего сезона SHL расширится до 14 команд, что в том числе позволило вернуться в элиту легендарному «Мальмё».

Но на какие бы реформы ни шли скандинавы, они и близко не приблизятся к КХЛ по количеству команд. Повод ли это для гордости? Куда важнее общее число профессиональных лиг в стране. В Швеции их 8 (!), а в России — всего три, в том числе полуживая РХЛ, которая в скором времени должна вписаться в кахаэловскую вертикаль. Наличие 28 команд в КХЛ, 22 из которых — российские, принято объяснять уникальной географией и богатыми традициями тех или иных клубов. Однако пресловутые традиции не мешали АИК и «Мальмё» выступать во втором шведском дивизионе, а «Славии» вылететь из Экстралиги. Российские клубы слишком избалованы отсутствием «лифта» между лигами и создают иллюзию того, будто за пределами КХЛ нет жизни, а понижение в классе приравнивается к смерти.

Путин всех спасёт


Главный враг любого реформатора — реакция общественности. Так, в одной из областей губернатор потерял своё кресло из-за того, что попытался убрать за черту города вещевой рынок, а из метро — торговые киоски. За рынок вступились могущественные покровители и криминальные структуры, за киоски — обычные граждане, которые поддержали митингующих продавцов, которые не горели желанием остаться без работы. Вот и Дмитрий Чернышенко, если кого-либо возьмётся за сокращение команд в КХЛ, может столкнуться с ожесточённым сопротивлением на местах. Однако что в одном случае, что в другом польза от реформ способна затмить текущие недовольства. Важно принять волевое, пусть на данном историческом этапе и непопулярное, решение.

Причины, из-за которых можно исключить ту или иную команду, можно найти без особого труда. Здесь и пол зарплат, не соблюдаемый сразу несколькими аутсайдерами. Чтобы избавиться от неугодного клуба достаточно не давать ему отсрочек по погашению долгов, что практиковала лига в этом году. Сразу несколько арен не соответствуют техническому регламенту. В конце концов, отправилась же однажды «Лада» в академический отпуск, бросив все силы на строительство новой арены. Важно при подобном отсеве не выплеснуть ребёнка — клубы, которые испытывают временные проблемы, но в перспективе готовые приносить лиге пользу. Неслучайно Чернышенко всячески лоббирует строительство новых арен в Нижнем Новгороде, Новосибирске и Екатеринбурге, прекрасно понимая экономический потенциал их городов-миллионников. Есть ли будущее у клуба из города с населением 100 тысяч человек — вопрос риторический.

Нетрудно предсказать, что начнётся, когда лига вдруг сообщит, что команда не допущена к следующему сезону. Проклятия в адрес руководства КХЛ и местного правительства, а также письма Путину — вот что ждёт реформатов. Послания президенту вообще стали отдельным жанром фольклора. Они пишутся по поводу и без, вынуждая первого человека в стране применять ручное управление по самым незначительным событиям. Спортивные болельщики оказывают достойную конкуренцию бабушкам, которые пишут президенту доносы про грязные подъезды и сломанные лавочки во дворе. Игнорировать подобные просьбы и не раздавать каждому клубу по своей маленькой «Роснефти» — единственный способ покончить со столь порочной практикой. Хоккей в России — явление социальное, призванное скрашивать будни сограждан. Но стоит ли этим спекулировать, если даже там, где хоккей единственное развлечение, с трудом набирается пара тысяч отчаянных фанатов?
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 92
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →