Дамир Жафяров
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Дмитрий Ерыкалов

Жафяров: готов к сравнениям с Кугрышевым

Нападающий «Сибири» Дамир Жафяров рассказал о чемпионском сезоне в ЦСКА, Артюхине, обмене в новосибирский клуб и сравнениях с Кугрышевым.
3 августа 2015, понедельник. 17:38. Хоккей
В это межсезонье «Сибирь» потеряла всю первую пятёрку, но при этом приобрела очередного талантливого молодого игрока. В рамках обмена с ЦСКА новосибирцы заполучили 21-летнего нападающего Дамира Жафярова. О том, кто был кумиром его детства, что ему дал сезон в ЦСКА, каково играть вместе с Артюхиным и о переходе в «Сибирь» — в интервью Жафярова «Чемпионату».

«До сих пор помню, с какого места смотрел на Лекавалье»



— Предстоящий сезон — первый, когда вы не считаетесь «лимитчиком» и не можете быть отправлены в МХЛ. Уже пришло понимание, что вы не просто подающий надежды игрок, а тренеры с вас будут спрашивать по полной программе?
— Честно, за три года в КХЛ привык к тому, что все вокруг считают меня молодым и в любой момент могут отправить в молодёжную команду. Наверное, ближе к сезону придёт осознание, что за плечами остался целый этап в жизни.

— Как вы относитесь к лимиту на юниоров, который действует в КХЛ? Так ли он необходим молодёжи?
— Я думаю, да, конечно. Лимит — это не гарантия, а шанс. Ведь на предсезонные сборы берут не одного молодого игрока, а несколько, и кто себя лучше всего проявит, тому и доверят место в составе. А если бы не было лимита, то перспективные игроки могли бы играть в МХЛ и их бы никто не замечал. Проблема игрового времени? Я знаю, что в некоторых клубах заявляют «лимитчиков» для галочки или выпускают на несколько секунд, но у меня в «Кузне» была другая ситуация. После одного сезона в МХЛ я попал на сборы с главной командой и зацепился за основной состав. Анатолий Емелин доверил мне место в третьем звене, иногда даже выпускал в большинстве. Я ему за это благодарен.

— Далеко не все москвичи в восторге, когда их на драфте выбирают команды из других регионов. Стоит хотя бы вспомнить Дмитрия Осипова, который на церемонии 2013 года с не самым счастливым выражением лица примерял форму «Амура». Как вы восприняли, что вас выбрала «Кузня»?
— Кстати, Осипов — тоже выпускник «Руси», как и я. Что касается меня, то я был счастлив оказаться в «Металлурге». Честно, я не ожидал, что меня выберут на драфте. Мне было абсолютно безразлично куда ехать, главное — играть в хоккей. Драфт-2011 проходил в Подмосковье, но я, в отличие от своего партнёра по команде Ильи Любушкина, туда даже не поехал. Он-то меня и обрадовал, сообщив по телефону, что нас выбрала «Кузня».

— В 17 лет вы покинули Москву и отправились в Новокузнецк. Как далась столь радикальная смена обстановки?
— Может быть, даже и хорошо, что я поехал так далеко от дома, где ничто не отвлекает меня от любимого дела. Конечно, было тяжеловато. Ведь я всегда жил с родителями, а тут другой город, и в 17 лет предоставлен сам себе. Помогало то, что я переехал из Москвы не один, а с другими ребятами: Любушкиным, Скутаром, Шабуновым, плюс Слепышев из Пензы в тот же год к нам присоединился.

— Не так уж и много в КХЛ играет ребят из «Руси», чьим воспитанником вы являетесь. Расскажите немного про эту школу.
— Это независимая школа, у которой нет ни взрослой команды, ни молодёжной. Если говорить о её статусе, то она идёт сразу после «Динамо», «Спартака» и ЦСКА, но при этом котируется выше «Белых Медведей» и других московских школ второй группы. Мы всегда играли на равных с ведущими школами, а поначалу даже занимали третье место сразу после ЦСКА и «Спартака». Попал же я в «Русь» вместе со своим первым тренером Сергеем Ивановичем Глазуновым. Когда его пригласили из «Пингвинов» в «Русь», вместе с собой он забрал несколько пятёрок, в том числе и меня.

— Когда играешь в школе «Спартака» или ЦСКА, перед глазами есть герои из первой команды, на которых, как правило, ровняешься. За чьей игрой вы следили, выступая за «Русь»?
— Как только появлялось свободное время, мы с друзьями и родителями пытались попасть на хоккей. Будучи малым, собирал автографы известных хоккеистов, до сих пор дома лежат свитера и вымпелы с росписями. Кто точно есть в этой коллекции — не помню, но когда постарше стал, появилась кепка с автографами Малкина и Гончара. Запомнился и первый локаут, когда мне было всего 10 лет. Однажды пришёл на матч ЦСКА —
Когда твоя команда борется за кубок, роковым может оказаться каждое неосторожное движение. За год в ЦСКА я набрался уверенности.
«Ак Барс», а в составе казанцев мне запомнился Венсан Лекавалье. Разумеется, сфотографировался с ним. До сих пор помню, на каком месте сидел в том матче. А вообще, когда сначала ходишь на стадион как зритель, а потом возвращаешься на него в качестве игрока, это удивительные ощущения.

— Когда попадаешь на стадион ЦСКА, чувствуется дух истории, великих «армейских» традиций?
— Безусловно. Кроме того, она дорога лично для меня — я там всё детство играл. Могу сказать, что с того времени арена, конечно, стала намного лучше: появились флаги, реклама, в конце концов — видеокуб.

— В Новосибирске повтор своего гола на кубе не посмотришь...
— Ничего страшного (улыбается). Главное, чтобы на табло цифры были правильные. Новосибирск отличает то, что здесь очень хорошие болельщики, на фоне которых отсутствие куба становится мелочью.

«Мне было спокойно играть в одном звене с Артюхиным и Саймоном»



— Как оцениваете прошлый сезон? С одной стороны — вы стали чемпионом страны в составе ЦСКА, с другой — получали не так много игрового времени.
— Да и очков я набрал не так много, как хотелось бы. Всегда есть в чём прибавлять, и это касается не только статистики. В целом же сезон сложился неплохо. Я впервые поиграл в плей-офф, прочувствовал на себе кубковый хоккей. Было приятно, что на меня рассчитывают даже в самых важных матчах. Когда твоя команда борется за кубок, роковым может оказаться каждое неосторожное движение. За год в ЦСКА я набрался уверенности.

— Принято считать, что Дмитрий Квартальнов требует от нападающих играть в кость, лезть на пятак. Как вам удавалось вписываться с такую тактику, учитывая не самые большие габариты?
— На пятаке мне всегда доставалось (смеётся). Но если я не буду исполнять установку тренера, то и в состав попадать не буду. Требования одни на всех, вольности никому не позволяются.

— Успели ли вы за один сезон чему-то научиться у такого мастера, как Александр Радулов?
— Радулов — уникальный игрок, его эмоций на всю команду хватает. Его нельзя скопировать, но почерпнуть кое-что можно. Веду ли я себя эмоционально во время игры? Бывает, в зависимости от накала матча.

— Часть чемпионата вы провели в одном звене с Евгением Артюхиным. Какие впечатления остались от союза с одним из лучших силовых форвардов страны?
— С Артюхиным играть спокойно (улыбается). Иногда отвлекал внимание соперников на себя, а когда кто-нибудь у борта меня прижимал, всегда подъезжал к игроку, отталкивал его в сторону. С такими партнёрами играть всегда комфортно. Помню, ещё в «Металлурге» несколько раз выходил в одном звене с Крисом Саймоном. Он не только хороший игрок, но и замечательный человек. Несмотря на то что Саймон был намного старше большинства ребят и был легионером, он всегда мог пошутить в раздевалке, подбодрить нас. Величина.

— Помните, когда последний раз сбрасывали перчатки?
— Ох...(задумался). Разве что когда играл в школе по году. А так могу вспомнить только какие-то заварушки на пятаке, не более. Впрочем, мы все играем в хоккей, так что если надо будет подраться — я готов.

— А как же массовая драка между «Русскими Витязями» и «Кузнецкими Медведями», в которой вы принимали участие?
— Да я тогда и не дрался особо. Как было на самом деле? Сразу после вбрасывания «Русские Витязи» сбросили перчатки. Я сам не понял сначала, где нахожусь и что вообще происходит. Это был мой первый сезон в МХЛ, а тут такое! И вот когда все дерутся, я столкнулся взглядами с Ильёй Хохловым — моим бывшим партнёром по «Руси». С одной стороны — он играет в другой команде, с другой — мы друг друга хорошо знаем. Так и простояли всё время рядом, пока судьи драку не остановили.

— В это межсезонье за океан уехали ваши бывшие партнёры по новокузнецкому «Металлургу» Николай Складниченко и Антон Слепышев. Возникают ли мысли о том, что вам тоже стоит попробовать свои силы в Северной Америке?
— Конечно, я думал об этом. Там хоккей совершенно другой, и чтобы понять, могу ли я там играть, нужно прочувствовать на себе. Когда смотрю матчи НХЛ или видеообзоры, представляю, как бы поступил в той или иной ситуации на льду.

— Есть ли у вас какие-то симпатии среди команд НХЛ? На ваше детство пришёлся расцвет «Детройта», сейчас в тренде «Тампа-Бэй» с русскими ребятами.
— Нет такого, чтобы я переживал за какую-то отдельную команду. По возможности слежу за лигой в целом. Разве что могу выделить «Чикаго». Я за эту команду с самого детства играю на приставке. Всегда следил за Патриком Кейном. Поистине уникальный хоккеист.

«Первое звено «Сибири»? Сейчас всё это номинально»



— Когда узнали об обмене в «Сибирь» на Дмитрия Кугрышева и Игоря Ожиганова, как отреагировали на новый поворот в карьере?
— Мне заранее говорили, что может быть такой обмен между ЦСКА и «Сибирью». Не уточняли, на кого именно обменяют, но вариант такой рассматривался давно. Потом, когда всё состоялось, мне звонили агент и друзья, которые прочитали об этом в Интернете. Обмен воспринял только положительно. «Сибирь» — хороший клуб с отличными болельщиками.

— Вы уже месяц тренируетесь со своей новой командой. Как прошёл первый этап подготовки «Сибири» к новому сезону?
— Сборы всегда проходят тяжело, и здесь «Сибирь» не является исключением.
Болельщики будут смотреть на меня, как на нового «восемнадцатого». Я готов к сравнениям с Кугрышевым и постараюсь оправдать надежды.
Было много бега на первом этапе. Мы проделали неплохую работу. Впереди у нас игры и занятия по тактике, отработка большинства и меньшинства.

— Заметили что-то интересное в тренировках под руководством Андрея Скабелки?
— У каждого тренера свои методики. Было ли что-то интересное? Например, перед игрой в гандбол нам предложили интересную разминку. Мы вместе со всей командой синхронно делали движения под музыку. Было что-то вроде фитнеса. Когда тренировки в новинку — они и переносятся проще.

— Знаете ли, игроками какого калибра были ваши нынешние тренеры Андрея Скабелка и Андрей Тарасенко? Так, скажем, Тарасенко незадолго до вашего рождения играл на Олимпиаде в Лиллехаммере.
— Конечно, мне много рассказывали, да я и сам какие-то записи видел. Примерно представляю, кто за какую команду выступал, на каком чемпионате играл. Бывает непривычно видеть своих тренеров на фотографиях в старой форме и в том же возрасте, что я сейчас. Прошло много лет, но даже сейчас чувствуется, что они большие мастера. Порой могут что-то исполнить на тренировке, показать на своём примере. Подкидочка через несколько клюшек — это самое простое.

— Во время новосибирского сбора «Сибирь» открыла двери для владельцев абонементов, сделав двусторонний матч открытым. Было непривычно?
— Конечно. Обычно все тренировки во время предсезонной подготовки проходят в тишине, музыку нам никто не включает. А тут мы сразу получили шумовую поддержку: зрители хлопали, кричали. Было приятно и им, и нам. Конечно, в первую очередь, такие игры для тренера и для нас. Но при болельщиках непроизвольно стараешься показать себя с наилучшей стороны, появляются эмоции.

— С «Сибирью» на протяжении некоторого времени тренировался воспитанник клуба Владимир Тарасенко. Удивились столь неожиданному партнёру по команде?
— Немного удивился, конечно. Ребята, правда, предупреждали, что Володя может прийти на тренировку. Принято было потренироваться с человеком, который совсем недавно феерил в НХЛ. Он был с нами и на льду и в зале на протяжении нескольких недель, стал частью команды. Тарасенко не делал себе никаких послаблений. У нас и велосипед был тяжёлый, и «городок», но он всё проходил наравне со всеми. Сразу видно, что это игрок НХЛ. Выступая за океаном, он набрался опыта, все упражнения делает правильно, да и на льду показывал высший класс.

— Вы совсем недавно стали частью «Сибири», но уже принимаете участие в клубных мероприятиях. Так, недавно вместе с Игорем Фефеловым ездили в гости к болельщикам, чтобы вручить им атрибутику. Говорят, путь был не близкий.
— Это правда (смеётся). Изначально к болельщикам должен был поехать один Фефелов, но он мне предложил составить ему компанию. Думали, это где-то недалеко, а в итоге выехали чуть ли не за город. Так далеко я здесь ещё не ездил! Зато проехался по новому Бугринскому мосту — очень красивый. Когда встретили болельщиков — они удивились. Изначально их предупредили, что в такое-то время им привезут подарки, но не сказали, что в роли курьера будет кто-то из хоккеистов «Сибири». Мне приятно, что я стал частью этой акции. Мы сблизились с теми, кто нас будет поддерживать в сезоне, доставили людям радость.

— С первых же тренировок вас определили в первое звено к Игорю Фефелову и капитану команды Алексею Копейкину. Готовите себя к тому, что начнёте сезон в качестве игрока стартового состава?
— Первое звено? Поверьте, сейчас всё это номинально. Да, мы первыми делаем упражнения, но всё определят игры. Конечно, я стараюсь и хочу проявить себя, чтобы в сезоне получать больше игрового времени.

— В «Сибири» вы выбрали 18-й номер. Понимаете, что в связи с этим к вам будет приковано особое внимание болельщиков? В Новосибирске ещё не забыли другого 18-го номера — Дмитрия Кугрышева.
— Я ожидал, что так будет. Мало того что номер тот же, так ещё и мы оба стали частью одной сделки с ЦСКА. Болельщики будут смотреть на меня, как на нового «восемнадцатого». Я готов к сравнениям с Кугрышевым и постараюсь оправдать надежды.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 36
4 декабря 2016, воскресенье
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →