Андрей Коваленко
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: Алёна Шилова

Коваленко: мы доказали, что Соколов умер от теплового удара

Доказано, что хоккеист Артём Соколов умер из-за солнечного удара. Профсоюз подаёт в суд на руководство клуба, рассказал Андрей Коваленко.
4 августа 2015, вторник. 14:00. Хоккей
Хоккеист клуба ВХЛ «Ермак» Артём Соколов скончался 12 июля 2014 года. В первые дни предсезонной подготовки во время кросса спортсмену стало плохо, а на следующий день в больнице он скончался. «Ишемическая болезнь сердца, случай не связан с производством», — к такому решению пришла комиссия. Родные Артёма с такой оценкой были не согласны. Олимпийский чемпион, глава профсоюза игроков КХЛ Андрей Коваленко добился полноценного и объективного расследования трагической гибели Артёма Соколова — и справедливость восторжествовала.

— Мы получили документы от следственного комитета. Окончательные выводы, которые они сделали, выглядят так: человек умер от солнечного удара, — рассказывает Коваленко. — После всех мероприятий, проведённых в соответствии с законом, мы получили этот окончательный вердикт.
Главное, мы доказали, что это было на самом деле, что человек умер от теплового удара. Он бежал кросс, упал, попал в кому и в больнице умер вследствие не болезни сердца, как утверждали инспекция труда и прокуратура, подтвердившие слова доктора и директора. Артём Соколов умер от воздействия солнечного удара.
Таким образом, уже подано заявление в суд города Ангарска по статье 125 об оспаривании постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. И будет подан иск о компенсации по контракту игрока.

Мы возбуждаем уголовное дело на руководителей клуба в соответствии с законом о том, что работник умер на производстве и никакие меры не были приняты. И неважно, работают эти руководители сейчас или нет, это уже их проблемы, но как физическое лицо они на сегодняшний день существуют. Также мы подаём иск на хоккейный клуб «Ермак» — они обязаны выплатить 200 процентов годового контракта Артёма супруге и дочери. Сумму мы прекрасно знаем. Копию контракты мы нашли.

— Какие-то выплаты Анне Соколовой клуб вообще делал?
— Когда в прошлом году мы вели с клубом переговоры, с ними общалась вдова, клуб выплатил ей 300 тысяч рублей, после чего выплаты прекратились. Мы подаём иск, чтобы решение о выплатах было принято уже через суд. Наверное, они подумали, что какое-то время прошло и можно ничего не платить, все про это забудут. Но мы не забыли, мы ждали окончательного решения следственного комитета, чтобы у нас всё было чётко: либо они подтверждают вывод прокуратуры и инспекции по труду, и тогда мы соглашаемся с ним, что действительно у Артёма была болезнь сердца, либо ситуация выглядит совершенно иначе. Они вынесли свой вердикт, и теперь мы обжалуем решение прокуратуры.

— Как реагирует на ситуацию руководство хоккейного клуба?
— Мы с руководством хоккейного клуба больше не связывались, потому что там сейчас другой руководитель. Кроме того, по Высшей хоккейной лиге мы уже давно работаем в соответствии с законодательством — так захотели клубы и руководство ВХЛ. Поэтому мы проводим все мероприятия в соответствии с законом. Так будет продолжаться и в дальнейшем.

— А руководство ВХЛ в курсе?
— Нам это тоже неважно. Ещё раз отмечу, что мы действуем в соответствии с законодательством. Закон в нашей стране никто не отменял. На сегодняшний день никаких звонков ни со стороны клуба, ни со стороны руководства ВХЛ не поступало. И по опыту я знаю, что вести переписку с ними бесполезно, на наши письма они не отвечают. Может быть, они будут отвечать прокуратуре и следственному комитету. Пускай там теперь разбираются.

— Примерно понятно, сколько по времени займёт дальнейшее выяснение?
— Всё в соответствии в законом. Юристы подали заявление, сейчас оно будет рассматриваться. Для нас теперь временной отрезок роли не играет. Главное, что мы доказали, что это было на самом деле, что человек умер от теплового удара. Он бежал кросс, упал, попал в кому и в больнице умер вследствие не болезни сердца, как утверждали инспекция труда и прокуратура, подтвердившие слова доктора и директора. Артём Соколов умер от воздействия солнечного удара. Думаю, что давать оценки всей этой ситуации и поведению руководителей смысла не имеет. Справедливость в итоге восторжествовала.

Вот как-то в прошлом году господин (Герман) Скоропупов (управляющий директор ВХЛ) привёл пример ярославского «Локомотива», что я тогда ничего в прессе не говорил, кипиш не поднимал, а урегулировал вопрос мирным путём. Конечно! Потому что когда случилась ситуация с «Локомотивом», я в этот же день был на месте, и мы с Юрием Николаевичем Яковлевым сразу решили все вопросы. Я сразу вошёл в комиссию, которая расследовала несчастный случай на производстве, и никто не говорил, что ребята были в полёте и это не относится к рабочему месту. Даже переговоры с группой «Согаз» прошли адекватно, они согласились, что самолёт — это рабочее место, хоккеист следовал на игру, и поэтому выплатили все компенсации. И обвинять кого-то в той ситуации невозможно, всё было сделано в соответствии с законом.

По ситуации с Артёмом мы также обращались и направляли соответствующие документы, что в соответствии с законом они обязаны создать комиссию, а из клуба мне ответили, что там достаточно высококлассных специалистов города Ангарска и они не нуждаются в работниках профсоюза. Такой ответ сразу говорит о квалификации директора, о незнании законодательства. И ладно ещё он может не знать, но юрист клуба должен был сообщить ему об этом. Они сразу отказались с нами сотрудничать, поэтому мы действовали иначе.

— Каким образом профсоюз выстраивает взаимоотношения с ВХЛ?
— Со всеми клубами Высшей лиги мы будем всегда действовать в соответствии с законодательством РФ. Там у нас есть задержки по зарплатам, невыплаты. По каждой ситуации о нарушениях будут подаваться документы в прокуратуру, в инспекцию по труду.
Также мы подаём иск на хоккейный клуб «Ермак» — они обязаны выплатить 200 процентов годового контракта Артёма супруге и дочери. Сумму мы прекрасно знаем. Копию контракты мы нашли.
А если будет иметь место какой-то состав преступления, то будут и уголовные дела. Пускай они теперь думают: хотят они работать с профсоюзом или не хотят договариваться.

Все ребята вступают в профсоюз независимо от того, есть там пункт о профсоюзе или нет. ВХЛ с нами на контакт не выходит, а клубы выходят, только когда к ним проверка из прокуратуры приходит, тогда нас просят забрать заявление, обещая выплатить все долги.

Я предлагаю клубам всё обсудить и договорить обо всём, а мне отвечают, что это должны сделать руководители ВХЛ. Скоропупов же говорит, что клубы заставляют его. Просто друг на друга стрелки переводят. Поэтому пускай они сами определятся, чего хотят. Если хотят развалить хоккей, пускай разваливают дальше (появление всевозможных проверок во время тренировочного и игрового процесса мешают конечному результату в спорте и ставят под вопрос участие в дальнейших чемпионатах). А я делаю свою работу честно и буду продолжать это делать.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 24
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →