Герман Титов
Фото: Алёна Сахарова, «Чемпионат»
Текст: «Чемпионат»

Титов: поблажек не будет, любимчиков в «Спартаке» у меня нет

Главный тренер «Спартака» рассказал о карьере в НХЛ, общении со СМИ, помощниках Козлове и Уланове, а также вспомнил Дэйва Кинга.
10 августа 2015, понедельник. 14:00. Хоккей

Герман Титов в гостях у «Чемпионата». Фоторепортаж



Главный тренер возрождённого «Спартака» Герман Титов, придя в редакцию «Чемпионата», сходу заявил, что открыт для прессы и готов общаться со СМИ столько, сколько это будет нужно. То же самое будут делать хоккеисты красно-белой команды, о чём спартаковцам, по словам Титова, было объявлено на специальном собрании. Титов заявил, что команда планирует тренироваться по современным методикам, а все негативные эмоции хоккеисты должны оставлять дома. «Мы – одна семья, один коллектив. Никакого негатива быть не должно», — резюмировал специалист.

«С предложением на меня вышли Жамнов и Каменский»


— Расскажите, как появился вариант со «Спартаком». Ещё по ходу прошлого сезона информация про вас и про Жамнова была, но тогда вы не могли дать комментарий, потому что работали в другом клубе. Как на вас вышли с этим предложением и как долго вы думали?
— Официально где-то к концу сезона вышли. Спросили, как смотришь на это предложение. В принципе, я времени на раздумья не брал, согласился сразу. Я знал, что будет очень большой пресс со стороны журналистов, болельщиков, под микроскопом начнут рассматривать каждый твой шаг. Как бы ты ни играл — хорошо, плохо — всё равно будут обсуждать.

— А кто вышел на вас с предложением? Алексей Жамнов?
— Да, Алексей Юрьевич Жамнов и Валерий Викторович Каменский позвонили, вместе разговаривали.

— Вы ведь с ними уже давно знакомы...
— Да, мы знакомы давно, но это ничего не значит. Они, наверное, просто увидели во мне перспективу. Я им благодарен, что у меня появился шанс в более сильной команде. Мы в Новокузнецке за два года проделали очень большую работу. Просто вот эти ситуации, когда у нас постоянно выдёргивали игроков, ломали ритм работы. Я доволен работой в Новокузнецке, получил огромный опыт работы и, приходя сюда, знаю, что хочу видеть здесь от более мастеровитой команды.

— С Новокузнецком расставались по-дружески, никаких конфликтов не осталось?
— У меня контракт закончился. Спасибо Новокузнецку за доверие, хотя у меня, по сути, никакого опыта работы не было. Огромное спасибо руководству, особенно Владимиру Робертовичу Роккелю, который пошёл на этот шаг. Я старался выполнять свою работу добросовестно, получилось ли это – надо спросить у руководителей. Они предлагали мне подписать контракт ещё на три года, но я получил другое предложение. Мы хотели создать программу, чтобы было больше своих воспитанников. И ребят подписывать не на год, а на три-четыре, с прицелом на плей-офф. Потому что за год трудно создать команду, которая боролась бы за более высокие места.

— То есть переход в «Спартак» — это своеобразное повышение для вас?
— Знаете, давайте так: сезон покажет. Но я считаю, что задачи здесь большие. Сразу поставили задачу попасть в плей-офф. Работать будет сложно, но интересно.

«С Козловым и Улановым мы на одной волне»


— Помощников в тренерский штаб сами выбирали?
— Да, помощников я выбирал сам. Игорь Уланов очень хорошо зарекомендовал себя в «Автомобилисте», где отвечал за защитников, у них было очень хорошее меньшинство, где-то четвёртое-пятое в лиге. У нас он будет отвечать за оборону. А с Вячеславом Козловым мы играли вместе в Воскресенске. В какой-то степени минус, что у Славы нет тренерского опыта, но он только что закончил карьеру хоккеиста. Знает многих игроков, против которых мы будем играть в следующем сезоне. Это поможет.

— Игроков «Атланта», которые перешли в «Спартак», он тоже хорошо знает.
— И игроков бывшего «Атланта», и тех, кто будет против нас играть тоже, сильные и слабые стороны соперника.

— С Игорем Улановым вы 15 лет назад играли вместе в «Эдмонтоне».
— Всегда приходишь со своей командой. Важно взаимопонимание, чтобы мы были на одной волне, чтобы у помощников и у главного тренера было одинаковое видение хоккея.

— Споры всё равно возникают, наверное?
— Конечно, но в споре рождается истина. Тебе, наверное, будет приятно, если с тобой всё время будут соглашаться, но это не пойдёт на пользу команде.

— А тренера вратарей кто назначал?
— По тренеру вратарей у меня кандидатуры не было, мне предложили кандидатуру Сергея Голошумова. Я встретился с Иванычем, поговорили, мне понравился его подход, метод работы с вратарями.

— Кандидатура Николая Мишина, который работал в Новокузнецке с Бобровским, не возникала?
— Мишин работал в моём штабе, но потом его убрали из команды. После этого он подписал контракт с «Адмиралом», а затем штаб «Адмирала» переехал в Хабаровск.

— Вячеслав Козлов выиграл два Кубка Стэнли, два Кубка Гагарина. Таких титулованных тренеров у нас сейчас, наверное, нет. На ребят влияет, что мимо них, например, на тренировке проезжает такой человек?
— Конечно, ребята должны понимать авторитет. Он работает с нападающими и отвечает за большинство. Я ему помогаю в этом деле, но, в принципе, у него авторитет огромнейший. Он может не только подсказать, но и показать, как это делается. Поэтому это очень хорошо, когда показываешь на своём примере. Совсем по-другому воспринимается.

— Ребята из «Атланта» — Игорь Левицкий, Сергей Шмелёв — уже воспринимают его как тренера? Только в прошлом сезоне выступали с ним на одной площадке.
— Это надо у игроков спросить, но я вижу, что ребята с уважением относятся к Славе. У них же разница в возрасте большая. Только в «Атланте», наверное, был Вячеслав, а сейчас по отчеству называют.
Фото: Алёна Сахарова, "Чемпионат"

«Никаких любимчиков нет, поблажек никому не будет»


— Расскажите про легионеров. Гилроя, Энгрена, Дженовея мы знаем. Жамнов говорил, что давно хотел привезти в Россию чеха Радила. И по Уэллману несколько слов, ведь человек первый год в России. Как вам вообще эти ребята, первое впечатление?
— Они оставили очень хорошее впечатление на сборе в Финляндии. Хотя было тяжело, никто не роптал. У них таких «предсезонок» не было, очень много бега. Но бега не кроссовые, а отрезками. Им, видимо, было очень тяжело, но ребята всё переносили нормально, не плакались. Болели ноги, болели мышцы, но ничего, справлялись. К концу сбора подсели, однако сейчас набирают форму и говорят, что чувствуют себя лучше. Плюс Уэллман никогда не играл на больших площадках.

— Часовые пояса у него ещё, наверное, сказываются?
— Ну, про часовые пояса уже не будем говорить, там недели достаточно, чтобы адаптироваться. Он здесь больше месяца, они уже не играют роли. А к большим площадкам надо привыкнуть. Я лично с больших площадок на маленькие легче перестроился, чем наоборот, когда приехал играть обратно в Россию.

— По вратарской линии: Иванников не смотрится явным вторым номером, он будет с Энгреном конкурировать?
— Я всегда говорю: на листе что угодно можно писать, первым ты выходишь, вторым, четвёртым. Но мы играем командой. Энгрен? Да, в сборной Финляндии играет, но всё будет решаться на тренировках и на играх. Иванникову, когда он приехал, я сказал: ради бога, переиграешь Энгрена – будешь у нас номером один. Переиграет тебя Атте – всё по спортивному принципу. Никаких любимчиков и поблажек.

«Спартак» всегда играл с прицелом на атаку»


— В какой хоккей «Спартак» планирует играть: атакующий, с акцентом на оборону?
— На оборону — нет, я рос в Советском Союзе, советская школа была более атакующая.

— Зинэтула Билялетдинов тоже вырос в СССР.
— Билялетдинов был защитником. Мне же всегда нравился атакующий стиль.

— Спартаковский бренд сказывается? Потому что в футболе постоянно говорят: «Спартак» должен играть в атакующий футбол.
— Когда я играл против «Спартака», они всегда действовали с прицелом на атаку. В сборную в основном только нападающие от них привлекались. Конечно, хочется играть в атакующий хоккей. Но мы будем исходить из ситуации, против какого соперника играем. Где-то можно и от обороны, если счёт нас устраивает, где-то можем авантюрно сыграть. Будем варьировать. А североамериканский хоккей сейчас больше напоминает советский.

— В «Кузне» игроки, в частности Ансель Галимов, говорили, что на тренировках вы делали акцент на североамериканский стиль.
— Я сейчас был на тренерских курсах в Канаде, и там нам говорили, что организм воспринимает тренировки, особенно в сезоне, порядка 45-50 минут. И никаких разговоров не должно быть. Вы объяснили игрокам 3-4 базовых упражнения, и они должны играть нон-стоп, выполнили, попили водички, делают следующее упражнение, чтобы всегда быть в тонусе. Но у каждого свой стиль, я не претендую на правильность. В Новокузнецке ребята с удовольствием это приняли, что мы не по полтора часа тренировались. На тренировочном сборе можно и побольше времени тратить. А в сезоне нужно поддерживать физические кондиции.

Я сейчас был на тренерских курсах в Канаде, и там нам говорили, что организм воспринимает тренировки, особенно в сезоне, порядка 45-50 минут. И никаких разговоров не должно быть.
— Правда, что вы хотели поменять кресла в «Лужниках» на красно-белые?
— Это не ко мне вопрос (смеётся).

Тут в разговор включился руководитель пресс-службы «Спартака» Владимир Самохин.

Владимир Самохин: Нет, ничего такого не было. Хотели раздевалку сделать в своих цветах, но насчёт кресел – нет. Это очень дорого и нецелесообразно.
Герман Титов: Это к нашему менеджменту вопросы, мне про спорт задавайте.

«Баллоны мои ребята не таскают, у нас современный стиль»


— Возвращаясь к спортивной теме: ребята не были в шоке от ранних подъёмов и трёхразовых тренировок?
— Да, тяжело ребята восприняли это. Организм ещё спит в 7 утра. Но когда я начинал в хоккей играть, нас вывозили на сборы и были трёхразовые тренировки: зарядка, утренняя тренировка и вечерняя. Здесь я ещё где-то лёд давал, а там мы на земле две недели работали.

— А такого, как у Владимира Крикунова, когда хоккеисты баллоны таскают, не практикуете?
— У меня такого нет. Люблю более современный стиль. Раньше мы очень часто бегали кроссы, сейчас – отрезками.

— Тест Купера хоккеисты сдавали?
— Нет, но я проводил подобие теста Купера. На льду.

— Теоретические занятия тоже вы проводите?
— Да, провожу. Разбираем тактику, большинство-меньшинство. Все для того, чтобы увидеть рисунок игры команды.

— В Новокузнецк вернулся Николай Соловьёв, который привык работать по старинке. Никакие видеопросмотры ему не нужны. Грубо говоря, будет на чуйку опираться. Вы задействуете видеооператора?
— Конечно, мы идём в ногу с современным стилем, поэтому я считаю очень важным посмотреть игру соперника. Мы будем предупреждены и вооружены. И в Новокузнецке у нас был видеотренер. Все игры, все голы просматривали. Сейчас в перерыве к нам приходит видеотренер, показывает голы и выводит на экран те моменты, которые надо исключить во втором периоде. Всё делается оперативно.

— Когда вы рассматривали вариант со «Спартаком», сыграл ли роль тот факт, что вы будете жить в Москве?
— Я не москвич, а из Подмосковья, поэтому мегаполис, конечно, давит. Я не привык жить в больших городах. В пробках приходится тратить много времени, и для меня это непривычно. В Новокузнецке всё было рядом. Конечно, люди ко всему привыкают. Было у меня ещё три предложения из КХЛ, но от каких клубов – пусть останется тайной. Я выбрал «Спартак».
Фото: Алёна Сахарова, "Чемпионат"

«Однажды выпил лишнего, а Дэйв Кинг устроил тренировку»


— Вы говорили про «Химик». Уже три года, как нет в живых Владимира Васильева. Переняли ли вы от него какие-то методы работы с хоккеистами?
— Я очень ему благодарен, этот человек очень многое для меня сделал. Можно сказать, вывел меня в люди, взяв в команду мастеров. С его помощью я заиграл на высоком уровне. Конечно, от тренеров, с которыми работал, начиная с Васильева, Юрзинова, Тихонова, – всё понемногу беру. То, что я считаю нужным на данном этапе.

— Каких североамериканских тренеров вы могли бы отметить для себя?
— Дэйв Кинг очень помог мне при переезде в НХЛ. В то время он работал в «Калгари». Я уехал туда уже в зрелом возрасте, в 28 лет, но не знал английского языка и не понимал, чего от меня хотят, что требуют. Благодаря его терпению и находчивости я и заиграл. Кинг нашёл мне роль в команде.

— Следили за его работой в КХЛ?
— Да, мы здесь общались. Когда работал в Новокузнецке, играли против него. После матча Дэйв сказал очень тёплые слова о моей команде.

— Читали его книгу? Всё ли правда, что он написал о России?
— Да, книгу его всю прочитал. Насчёт России не знаю (смеётся). Это его надо спросить — правда или нет.

— Прошлым летом на вас произвёл впечатление Кирилл Капризов. Могли бы вы выделить кого-то из спартаковской молодёжи?
— Есть пара игроков, но я не буду называть фамилии. Я уже как-то называл фамилии и сказал, что у нас первые два звена сформированы. Видимо, ребята посчитали, что они в основе и неприкасаемые. Наверное, это русская действительность такая, что если хвалишь, то люди считают, что ты им зелёный свет дал, и они могут делать то, что хотят. По этой причине я не буду называть фамилий, но могу сказать, что есть такие игроки, которые хорошо показали себя на сборах.

— Но согласитесь, что в «Спартаке» уже есть сформированный костяк.
— Есть. И мы надеемся, что эти ребята будут лидерами. Мы хотим им помочь, чтобы они не оставались на одном уровне, а повышали мастерство. Это, безусловно, зависит от меня и от тренерского штаба.

— Ребята отмечают ваш позитивный стиль проведения тренировок, несмотря на нагрузки. Его вы почерпнули в НХЛ? Можете позволить расслабиться?
— Знаете, в НХЛ есть традиция для новичков. Помню, однажды мы пошли на ужин и там немного отклонились от режима. А на следующий день, в восемь утра, Дэйв Кинг сделал тренировку на льду, без шайб. Было тяжеловато (смеётся).

— Выпили лишнего?
— Да! (Смеётся.)

«Дженовей даже с Артюхиным на сборах потолкался»


— Со всеми бывает. Возвращаясь к составу «Спартака», хочется обсудить защитников. Всем интересно, как вы будете формировать пары. Гилроя с Дженовеем планируете ставить вместе или будете разбивать североамериканцев?
— Сейчас мы ищем варианты. Смотрим оптимальные сочетания, чтобы ребята как можно лучше понимали друг друга. У нас ещё есть время, будем стараться выйти 25 августа на игру с минским «Динамо» в боевом составе.

— Гилрой в прошлом сезоне в «Атланте» некоторые матчи играл за воротами. Вы готовы к подобным экспериментам?
— Я люблю, когда защитники поддерживают атаку, но за воротами — это уже перебор.

— Большинство будете играть в одного защитника? Сейчас многие команды стали экспериментировать – выпускают одного защитника и четырёх нападающих.
— Это зависит от подбора игроков. Кто-то, как СКА, выпускает Ковальчука на большинство, потому что человек с большим опытом, звезда хоккея с хорошим броском от синей линии. Он и в НХЛ так играл. Но, повторюсь, всё зависит от подбора игроков.

— Спецбригады будут?
— Да, будут, просматриваю всех. Из сильнейших мы и составим спецбригады к началу чемпионата.

— Игорю Радулову говорите, чтобы начинал играть как брат?
— Давайте не будем о брате (смеётся). Я, например, всегда хотел играть, как Старшинов. Игорь — нормальный парень без каких-то капризов. Он играет на своём хорошем уровне.

— Вопрос по форварду Мерескину. В Уфе он провёл слабый сезон, вы его взяли на место травмированного Шафигулина?
— Шафигулина мы оставляем. С Мерескиным разговаривали на тему того, в какой роли его видим. Хотим, чтобы он помогал команде. Для нас именно это важно в первую очередь. Кто-то должен забивать голы, а кто-то помогать обороняться.

— Наверняка будут такие ситуации, в которых придётся постоять за команду… Есть человек на эту роль? Не Дженовею же кулаками размахивать.
— На роль тафгая, что ли? Кстати, скажу, что Чарльз хоть и маленький в плане роста, но он смог дать отпор большим игрокам СКА, когда мы играли товарищеский матч в Финляндии. Даже с Артюхиным потолкался (улыбается).

— Ну а если серьёзно?
— Да, есть ребята. Гилрой здоровый, тот же Мерескин. Но я всегда говорю ребятам, чтобы они заступались друг за друга, поэтому если кто-то нашего маленького обидел, то другой, кто побольше, должен ответить.

— Атмосфера в коллективе хорошая? По капитану есть информация?
— У нас есть лидеры, но мы планируем сделать тайное голосование по капитану и помощникам. Ребята напишут на листочках своё мнение, и на первой официальной игре вы узнаете имя капитана.

— Вам может не понравиться выбор игроков?
— Это их выбор. Ребята в раздевалке общаются между собой. Они выбирают себе вожака, чтобы человек был связующим звеном между командой и тренерским штабом.

— В матче турнира имени Аркадия Чернышёва с «Амуром» вы впервые играли овертайм в формате «три на три». Поделитесь впечатлениями.
— Тренерскому штабу нужно запасаться валидолом, потому что «три на три» — это постоянно опасные моменты. Но для зрителей интересно, так как будет больше атак. Но я, если честно, чуть не поседел. Важную роль будут играть катание и физика.

— Многих игроков после сборов вы отправили в «Химик» или отказались от их услуг, хотя вы человек достаточно мягкий… С чем была связана такая жёсткость?
— Это не жёсткость, просто те ребята, которых я отправил, пока не готовы к уровню КХЛ. Буду продолжать следить за «Химиком». Каждый день на связи с главным тренером Воскресенска. И с молодёжной командой тоже на связи. Хочется, чтобы у «Спартака» было больше своих воспитанников.

— Вы отличаетесь очень прогрессивными взглядами в общении с прессой. В «Спартаке» будете продолжать придерживаться вектора открытости?
— Я открыт для прессы и не буду закрываться, как бы ни было тяжело. Вне зависимости от того, проигрываем или выигрываем. Я знаю вашу работу. Играл 10 лет в НХЛ, где общение с прессой – часть обязанностей. Как бы ни сыграли, мы всё равно должны подойти к журналистам и поговорить с ними. А своё настроение отнести домой. Я уже донёс до руководства, чтобы у нас была открытая команда. Всегда говорю ребятам, что проиграть можно по-разному. К примеру, так, как мы проиграли Ярославлю на сборах, — так играть нельзя. Я не видел у ребят желания, они не имеют права так играть. Когда я был молодым, мне всегда нравилось играть против сильных команд. Против того же ЦСКА, когда там выходили Ларионов, Макаров, Крутов. Мне хотелось показать, чего я стою на фоне таких звёзд.
Фото: Алёна Сахарова, "Чемпионат"

«Как с ЦСКА нужно играть каждый матч»


— Вы наверняка знаете, что у «Спартака» будут такие принципиальные матчи: с московскими «Динамо» и ЦСКА, с питерским СКА. Там будут присутствовать и футбольные фанаты. Дополнительная мотивация вряд ли потребуется?
— Нужно против каждого соперника выходить и выигрывать. Я понимаю, что матчи с ЦСКА, с «Динамо» — это дерби. Но парни должны выходить против каждой команды – будь то ЦСКА или «Торпедо» — с должным настроем. Понятно, что во время матчей с московскими клубами будет совершенно другая атмосфера, адреналин. Думаю, не столько тренеры будут настраивать ребят, сколько они сами себя к этому готовить.

— Будет какая-то психологическая работа с хоккеистами? Перед тем же СКА, где есть Ковальчук. Не будут ноги у игроков трястись?
— У нас в Новокузнецке с вратарями работали психологи. Но вратари — отдельная каста. А с игроками… В Советском Союзе говорили, что лучший психолог — это главный тренер. И я с нашими мэтрами согласен. Никто так игрока не знает, как тренерский штаб. Хоккеисты всё время у тренеров на глазах.

— Иностранцам уже говорили, что необходимо подучивать русский язык?
— Они уже знают там основные моменты: «доброе утро», «спасибо» и т.д. Чеху вообще легко всё даётся. Я начал говорить с Радилом по-английски, так он мне говорит: «Не надо, я понимаю по-русски». В принципе, у нас нет проблем в общении с иностранцами, поскольку тренерский штаб говорит на английском. Есть у нас и игроки, которые в состоянии объяснить, куда можно сходить в Москве, в какой ресторан, например.

— Вы будете следить за дисциплиной вне площадки?
— Нет, я не сторонник таких вещей. Это не мой метод. Полагаю, что ребята, получая такие деньги, должны относиться к делу профессионально, следить за собой и думать о своей карьере. Хоккей обмануть нельзя. Ты сегодня нарушил режим, завтра нарушил… Потом это становится заметно, ты покинул команду и пошёл по рукам, как говорится. В Новокузнецке я чётко видел, кто у меня нарушал режим, а кто – нет. Я всегда говорю так: «На тренировке вы должны выкладываться на 120%, а что вы делаете за её пределами, меня не волнует. Сюда вы должны нести позитив. У вас могут быть проблемы с девушкой, другие проблемы, но на тренировку вы должны приходить и выгладываться на 120%». В Новокузнецке я серьёзно разговаривал с некоторыми ребятами, объясняя, что ещё одно нарушение и будем прощаться. Я сам был игроком, тоже не был святым. Но нужно знать меру. Когда до игры пять дней, ты можешь позволить себе выпить пива или вина. В НХЛ для игроков абсолютно нормальное явление — выпить за ужином бокал красного вина. Но это не значит, что ты должен после бокала вина идти в ночной клуб и продолжать дальше.

— Как удалось сняться в фильме «Брат-2»?
— Мы тогда с Морозовым, Ковалёвым и Каспарайтисом были на съёмочной площадке. Участвовали в тренировке, но самую большую роль из нас получил Дариус – он был самым разговорчивым из нас.

— У многих игроков, выступавших в НХЛ, остались в США дома, они там периодически живут. Вы не прикупили себе недвижимость за океаном?
— У меня семья в Калгари живёт. Дети родились там, им всё нравится. Я вот третий год в России, жена приезжает ко мне во время сезона. Ну а дочери приезжают меня навещать только на зимние каникулы. Учатся в университете, старшая дочь замужем, внучку мне родила. Я теперь дедушка. Жена и сейчас прилетит к началу чемпионата, а у детей там своя жизнь.

Дэйв Кинг очень помог мне при переезде в НХЛ. В то время он работал в «Калгари». Я уехал туда уже в зрелом возрасте, в 28 лет, но не знал английского языка и не понимал, чего от меня хотят, что требуют.

«В Канаде говорил, что я родственник космонавта Титова»


— Недавно у нас в гостях был Виктор Козлов, так вот его постоянно путают с Вячеславом Козловым. В футбольном «Спартаке» есть Егор Титов — вы с ним не знакомы?
— Нет, никогда не был с ним знаком. Но как игрок он мне нравился всегда. Я всегда болел за «Спартак», по молодости даже на фанатской трибуне сидел. Помню, как в 1981 году мы проиграли Ростову на Кубок СССР.

— А с космонавтом Германом Титовым вас не путали никогда?
— В Канаде путали. С Германом Степановичем. Я всегда говорил, что он мой родственник.

— Вы не планируете совместный досуг с футболистами? Когда в команде играл Бранко Радивоевич и другие словаки, хоккеисты часто ходили на футбол, а футболисты — на ледовую арену с ответными визитами.
— Сейчас мы хотим создавать совместные проекты, вот Владимир расскажет.

К разговору вновь подключился Владимир Самохин.

— К нам в гости приезжали вице-президент и коммерческий директор футбольного «Спартака», — рассказывает Самохин. – Пока мы хотим, чтобы они помогли нам в плане популяризации хоккейного «Спартака» через их структуры, соцсети и сайт. Нас год не было в КХЛ, и приходится по новой завоёвывать аудиторию. А футболистов мы всегда рады видеть, договорились уже, что они будут к нам приезжать на хоккей. Да и Герман Михайлович новую спартаковскую арену хотел посмотреть, но пока не получается из-за напряжённого графика.

— У футбольного «Спартака» очень много болельщиков, и если хоккейный клуб будет показывать результат, они в свободные от футбола дни будут ходить на хоккей.
— Да, мы понимаем, что показывая хороший результат, привлечём больше болельщиков, — вернулся к беседе главный тренер красно-белых. – Особенно на знаковые матчи.

— Трансферная кампания продолжается? Можно ждать пополнения в составе?
— Да, конечно, селекция должна продолжаться на протяжении всего сезона. Он длинный, недовольство в каких-то линиях может появиться в любой момент. Поэтому селекционная работа должна вестись непрерывно.

— Вопрос о голкиперах. Вы сами будете решать, кого выставлять на матч, или это будет делать тренер вратарей Голошумов?
— Конечно, я буду прислушиваться к его мнению, но решать буду сам. Такая же ситуация будет по защитникам и нападающим. Мы вчетвером собираемся, обсуждаем, и я выношу вердикт.
Фото: Алёна Сахарова, "Чемпионат"

«Матч в Италии – реклама для КХЛ»


— С чем связано проведение некоторых матчей «Спартака» в Италии и Будапеште, со сборной Венгрии?
— В Будапеште сыграть со сборной Венгрии нас пригласила местная федерация. С «Автомобилистом» вообще должны были в Екатеринбурге играть, но вынесли встречу в Турин. Полагаю, что всё это делается для популяризации хоккея. Это была инициатива КХЛ и представителей «Автомобилиста». Мы пошли навстречу, несмотря на длительный перелёт, который нам потребуется после матча. Но мы готовы помогать КХЛ в популяризации лиги.

— Между окончанием вашей карьеры игрока и стартом тренерской карьеры прошло 10 лет. С чем связана такая серьёзная пауза, чем вы занимались?
— Знаете, в 2005 году я решил закончить карьеру, хотя мог играть, в России были предложения. Но я решил: хватит. Мне было 40 лет, а семья жила в Канаде. Детей видел только в отпуске, хотелось чаще быть дома. И три года я просто отдыхал, наслаждаясь семейной жизнью, о чём ни капли не жалею. После этого начал задумываться о будущем, стал ходить на тренерские курсы в Канаде. Давал уроки молодым хоккеистам, когда меня просили. Я первые пять лет отыграл в Калгари, заработал себе имя. Там очень доброжелательно ко мне относятся. Долгое время занимался частными уроками. В клубную систему меня тренером не приглашали. Предлагали скаутскую работу, но это не для меня. Опять бесконечные поездки, да ещё и по Северной Америке. Я отказался, но благодарен, что не забыли.

Когда поступило предложение из Новокузнецка, я решил попробовать применить на практике в профессиональной команде знания, которые получил на тренерских курсах в Канаде. Теперь и в «Спартаке» хочу сделать такую команду, которую вижу сам.

— Вас никогда не интересовал агентский бизнес?
— Сразу вам скажу, что я не бизнесмен. Я в этих вопросах слаб. Нет у меня этой жилки.

«Однажды меня сильно подставило российское СМИ»


— Расскажите подробнее о своей семье, о детях. Вы прививаете им русскую культуру? Язык, например.
— Язык — это проблема всех русских семей, дети которых родились за границей. Ты с ними говоришь по-русски, они прекрасно всё понимают, но отвечают на английском. У меня две дочки-двойняшки, им по 20 лет.

— Дети в России так и не были?
— Были! Последний раз — три года назад.

— То есть первый раз?
— Нет, не первый раз. Я им показывал Москву, когда они были в маленьком возрасте. То есть я брал им специально гида с английским языком, он возил их по всем достопримечательностям Москвы.

— Они ходили в специализированную школу?
— Нет, в спортивную школу. Они синхронным плаванием занимались, становились дважды чемпионами Канады. Сейчас закончили выступления, потому что в синхронном плавании не такой длинный век, как у хоккеистов. Это очень тяжёлый вид спорта. Я всегда считал, что хоккей тяжёлый вид спорта, но синхронное плавание ещё тяжелее. Вот вы спрашивали, чем я занимался с 2005 года? С детьми ездил, шофёром был, везде возил их.

— Жена домохозяйка, а вы шофёр?
— Да, шофёром был личным (смеётся).

— Жена не работает в Канаде?
— Нет, не работает.

— В НХЛ с вами истории приключались? Всякое же было с нашими ребятами. Березина недавно арестовали, с Войновым проблемы, Хабибулин в своё время пьяный за рулём ездил…
— Это с подвохом вопрос. У меня проблема была, когда какое-то российское издание подставило так сильно, что меня обменяли из «Питтсбурга» в «Эдмонтон». Только уже не помню, какая была газета. Написали, что я очень плохо отозвался о тренере, что ему надо тренировать только детей, а не команду НХЛ. Вышло интервью, а через день состоялось большое собрание. Руководство команды вызвало на ковёр. После этого меня обменяли в «Эдмонтон».

— Там же разговор обычно короткий? Выставляют баул, грубо говоря, билет и всё…
— Нет, баул не выставляли. Просто меня вызвали наверх, и генеральный менеджер сказал, что я не имел права так говорить. Ответил, что неправильно перевели, что я так не говорил. Все ребята поняли и говорили, что пресса нечистоплотная… В принципе, генеральный менеджер тоже понял это, но дальше работать мы бы не смогли.

— После этого вы не закрылись от прессы?
— Какое-то время у меня было отторжение, и я не давал интервью российским СМИ. Но уже остыл, дело давнее и прошлое.

— Подстава-то серьёзная.
— Да, тем более в «Питтсбурге» всё очень нравилось. У нас был хороший коллектив, в команде было много русских и чехов. По-английски очень мало говорили в раздевалке.

— Кто там ещё был из русских?
— Я, Морозов, Галанов, Ковалёв, Каспарайтис, Скудра, Игнатьев. Чехов тоже много – Ягр, Ланг, Страка, Шлегр…

— Не удивлены, что Ягр до сих пор играет?
— Нет. Он не пьёт. Человек любит тусовки, но никогда не нарушает режим, это не для него. Тренируется очень серьёзно. Приходит на тренировку и пашет на убой. У него талантище, скажу я вам… Здоровье и талант – дай бог каждому.

— Морозов рассказывал, что за две недели того же Ягра приглашали тренироваться, заниматься с другими хоккеистами. Вы участвовали в таких вот пред-предсезонных тренировках?
— Да, конечно. Так принято в каждом городе, где базируется команда. Приезжаешь заранее, а там уже ребята собираются сами, оплачивают лёд. Я в «Калгари» первые пять лет приезжал заранее, недели за три. В те времена у нас начинался тренинг-кэмп 10 сентября, а я приезжал в начале августа.

«Таланты Ягра и Селянне соизмеримы, но они игроки разного типа»


— Контракты же тогда были другими? Потому что сейчас деньги, деньги, деньги… Все кругом выбивают гонорары.
— Я считаю, что такого раньше не было. Таких и денег не было раньше. Помню, в 90-е годы по миллиону долларов было у Гретцки, Мессье и Лемье. А больше ни у кого и не было. Это потом уже пошли скачки, после 94-го года. После локаута.

— Вы центральный нападающий. Можете назвать звёздных партнёров, с кем было удобнее всего?
— Ягр, Ковалёв, Флёри, Гэри Робертс, Теему Селянне, Пол Кария. Много ребят.

— С Селянне вы в «Анахайме» пересекались?
— Да, мы играли в одной тройке.

— Селянне недавно закончил карьеру. Их с Ягром можно поставить на один уровень?
— Да, я считаю, что их таланты соизмеримы. Но игроки она разного типа. Селянне взрывной и быстрый, забивал очень много. Ягр тоже забивает, но у него вдобавок очень хорошие руки.

— Из наград у вас золото чемпионата мира и серебро Олимпиады. Помните ту Олимпиаду в Нагано?
— Да, конечно.

— Финал с чехами – самое обидное поражение в карьере?
— Да, потому что проиграли такую игру. 1:0, обидный гол мы пропустили: защитник Свобода бросил, а шайба от клюшки нашего игрока влетела в ворота.

— Голкипер, который успел поиграть и в «Спартаке», не позволил вам выиграть олимпийское золото…
— Гашек? Помню его в «Спартаке». Видел, как он играл. Я в Россию приезжал каждый год после того, как закончил. У меня же здесь мои родители, родители жены. Поэтому мы частенько ездили.

— Доминатор — ещё один долгожитель в хоккее.
— Да. Я вот слышал, что он хотел опять возвращаться (смеётся).

— А то, что не удалось зацепиться за Кубок Стэнли? Есть какая-то обида? Говорят, не обязательно быть великим хоккеистом. Важно вовремя попасть в нужное русло.
— Согласен, главное попасть в нужную команду. В определённый момент, когда эта команда на ходу. Где-то есть обида, но не всем же Кубок Стэнли выигрывать.

— «Питтсбург» в то время мог его взять…
— Конечно, тот «Питтсбург» мог бы выиграть. Очень сильная команда была, но мы сами по своей глупости уступили во втором или третьем раунде «Торонто». Вели в серии, но что-то там не задалось, не пошло. В итоге проиграли. Жаль, в тот год у нас была очень сильная команда. Классное нападение, неплохая оборона.

И в «Калгари» была очень сильная команда. За три года до моего приезда они завоевали Кубок Стэнли. В регулярном чемпионате постоянно занимали первые места в дивизионе, но какая-то чёрная полоса с Дэйвом Кингом была – мы в седьмом матче постоянно проигрывали. Первый раунд для нас был непроходимый. Помню, и против «Ванкувера» вели 3-1, и в серии с «Сан-Хосе» — тоже 3-1, но в конечном итоге проигрывали серию 3-4. Мы могли побороться за чемпионство. Значит, не судьба.

— Сейчас следите за НХЛ или уже времени нет?
— Когда ничем не занимался, то ходил на матчи. У нас абонементы были для ветеранов. Пропуска давали тем, кто играл за «Флэймз». Поэтому часто ходил на хоккей. Ещё благотворительные игры были у ветеранов «Калгари», мы ездили по другим городам.

— А сейчас будете играть за какую-нибудь любительскую команду?
— За ветеранов «Спартака».

— Вы уже пообщались с ветеранами клуба – с Якушевым, Майоровым, Старшиновым?
— Обязательно.

— И последний вопрос. Сформулируйте, какие задачи обозначены перед командой «Спартак» на грядущий сезон?
— Конечно, хотелось бы пройти как можно дальше. Но давайте понимать, что этой команде только первый год. А первый год самый трудный, потому что коллектив новый. Мы пока притираемся друг к другу. Насколько быстро притрёмся – от этого и будут зависеть наши результаты. Чем быстрее – тем лучше результат покажем.
Фото: Алёна Сахарова, "Чемпионат"
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 30
2 декабря 2016, пятница
Назовите лучшего хоккеиста первой половины регулярного чемпионата КХЛ
Архив →