Илья Горохов
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Алёна Шилова

Горохов: если выиграю с «Локомотивом», уйду со спокойной душой

Защитник Илья Горохов надеется выиграть Кубок Гагарина с «Локомотивом» под руководством Кудашова, и тогда его задача будет выполнена.
12 августа 2015, среда. 13:15. Хоккей
Ярославский «Локомотив» не без труда проходил становление возрождённой команды. В команде сменилось несколько тренеров, но до серьёзных результатов ярославцам пока добраться не удалось. В межсезонье руководство «Локомотива» поступило, на первый взгляд, небанально – доверив пост главного тренера известному в Ярославле Алексею Кудашову. Не обладая большим опытом, Алексей Николаевич уже сейчас уважаем как коллегами по цеху, так и хоккеистами, а главное тренер не мыслит другой задачи, кроме чемпионства. Мы пообщались с одним из самых опытных и авторитетных игроков «Локомотива» Ильёй Гороховым, который выиграл Кубок Гагарина вместе с Кудашовым в «Динамо». Горохов, анализируя опыт прошлых сезонов, убеждён, что «Локомотив» под руководством Кудашова способен на такой результат с первого сезона.

«Ребята приняли тактику Алексея Кудашова»


— Как идёт подготовка «Локомотива» к сезону под руководством нового главного тренера?
— Мне тут почему-то сразу вспомнилась фраза: а с какой целью интересуетесь? (Улыбается.)

— Чтобы попытаться понять, к чему «Локомотив» в итоге придёт с Кудашовым.
— Моё мнение: в этом сезоне предсезонная подготовка команды поставлена правильно. Ничего не упущено – это как минимум. Наоборот, я считаю, что у нас были серьёзные нагрузки, грамотно подобранные.
Новый тренерский штаб, на мой взгляд, сделал всё очень правильно. У команды заложена хорошая база, и самое главное, что психологический фон на хорошем уровне. Так что, наверное, мы на правильном пути.

— По первым матчам можно какие-то выводы делать?
— Наверное, первые игры говорят только о том, что ребята приняли тактику Алексея Кудашова. И когда команда её выполняет, всё получается. А вот, например, результат матча с «Ладой» на Кубке губернатора Нижегородской области говорит о том, что расслабились.

— Лидеры не играли и вот…
— Не важно, кто не играл. В любом составе команда должна правильно играть, а не в детско-юношеский хоккей, который показали с «Ладой» — сбились на индивидуальную игру, перестали выполнять игровое задание. Было впечатление, как будто Алексей Николаевич зашёл перед игрой в раздевалку и сказал: «Так, сегодня, ребята, можете играть, как хотите» — развернулся и ушёл.

— Сложно такое представить…
— Конечно, сложно! Я хоть и не был на установке, но точно знаю, что такого не было. Алексей Николаевич всегда ставит задачу выигрывать в любом матче, а иначе не будет ни командного роста, ни личностного. Спорт высших достижений из этого и состоит, что в каждом моменте ты борешься за наивысший результат, за победу. Иначе смысла играть нет.

— А такой настрой команды чем можно объяснить? Молодой состав, не все установки дошли?
— Я вот заметил, что перед игрой какой-то необычный галдёж стоял в раздевалке, нетипичный для игрового дня. Я думал, что, может, мне показалось. Но нет, не показалось… С другой стороны, это хорошо – своевременный урок, все увидели, что с расслабленными булками нельзя выходить, и не важно, какой соперник и какая по важности игра. Всегда нужно собираться на все 100, и готовиться к игре продумывая её, а не так просто. Я говорю не об установке тренера, а о каждом отдельном игроке.

— Индивидуальный настрой зависит и от лидеров команды.
— Отчасти конечно. И общий фон в команде перед той игрой просто был такой, вальяжный, что ли. Команда три матча подряд выиграла, и соперники были неплохие, а тут расслабились. Не было такой, знаете, статности у команды. Выиграли три матча, и ура! Да и тем, кто постарше, этот матч дали отдохнуть, и ребята отнеслись к игре несерьёзно.

— Нужно было вам зайти в раздевалку и пояснить всё?
— Так нельзя. Алексей Николаевич чётко сказал: «Ребята (те, кто сегодня не играет), идите, не мешайте, пусть готовятся сами». Он, видимо, всё это тоже заметил. Так получилось, что неиграющие пришли в раздевалку, когда ребята собирались выходить на лёд, и Кудашов шепнул мне: «Илюха, выводи народ, что-то не нравится мне сегодня атмосфера».
За два года команда столько натерпелась. Оба года психологически коллективу было реально очень тяжело. Из-за смены тренеров, разных требований, смены обстановки. Реально тяжело было. Ребята натерпелись.

— Вы играли вместе с Кудашовым и тут перешли на уровень работы тренер-игрок. Перестраиваться не приходится?
— Когда все адекватные и образованные люди, хватает уровня культуры, чтобы перейти на другую форму общения, не потеряв при этом связи, которые были раньше. Это нормально. Не вижу здесь никакой проблемы и уверен, что Алексей Николаевич тоже.

— Бывает такое, что, став тренером, человек меняется очень сильно…
— Кто как. Переходя на руководящую должность, кто-то меняется до неузнаваемости, а кто-то остаётся человеком. Это важный момент. В нашем случае всё, слава богу, хорошо (улыбается).

«Команда за два года столько натерпелась. И Кинг матерился…»


— Если всё-таки немного вернуться к прошлому сезону…
— Лучше бы, конечно, не возвращаться к прошлому сезону (улыбается). Честно говоря, за два года команда столько натерпелась. Оба года психологически коллективу было реально очень тяжело. Из-за смены тренеров, разных требований, смены обстановки. И требования были разнонаправленные: где-то совсем неплохо, где-то совсем плохо, где-то вообще ничего не было понятно. Реально тяжело было. Ребята натерпелись.

Сейчас коллектив очень ценит отношение к нам наших тренеров, что для них люди действительно как люди, ко всем требования равны, второсортных нет. Да, они правильно и строго требуют, но это их работа. Без переборов работают: матом кричат только в самом экстренном случае (улыбается), на личности не переходят. Это уважительное отношение. Приятно, когда так.

— А Кинг матерился?
— Бывало. В позапрошлом году — нет, а в прошлом — да.
Фото: Фотобанк КХЛ

— А стоило вообще менять его тогда на Симпсона?
— Не знаю. Стараюсь такие вопросы не обсуждать. Руководство поменяло, значит, посчитали, что так нужно. А нам уже приходится просто работать. Сказали – «копать», значит копаем (улыбается).

— В тот период, который команда работала с Симпсоном, что-то положительное для «Локомотива» можно отметить?
— Что он ушёл.

— Кингу в итоге с задачами всё равно справиться не удалось.
— В позапрошлом году он приходил в коллектив, который подготовил Пётр Ильич Воробьёв, всё настроил, ножки подкачал, винтики подкрутил, головы на место поставил, всех взбодрил, причёсочки, так сказать, сделал. А тут он пришёл во второй год в конфликтную команду. Разлад был в коллективе. Предсезонной подготовки было ноль. Куда?

— Действительно было заметно, что «предсезонка» скомканна.
— Да караул! Мы вообще не готовились. «Прокурили» весь предсезонный период.

— Как тогда можно нормально провести сезон?
— Вот поэтому Кинг и ругался весь сезон. Игроки друг с другом дрались. Конфликты действительно были. Тяжёлая ситуация была и для команды, и для Кинга. И не всегда он выдерживал, конечно. Тяжело ему было. Видно, что тяжело было… дедушке.

— Дедушке всё-таки?
(Улыбается.) Ну, он и сам про себя так говорил: «Я дедушка, бегают у меня внуки, маленькие чижики».

— Если смотреть на результат «Локомотива», понимая условия, в которые он пришёл, справился Кинг, максимум сделал?
— Тут сложно как-то оценить. На мой взгляд, попасть в плей-офф – не показатель. Хотя некоторые говорят: «О, здорово, попали в плей-офф!»

— Для «Локомотива» это уже давно не цель.
— Конечно! Что это за достижение? Для нашего клуба это обязательное требование — попасть в плей-офф. Поэтому, наверное, всё-таки не выполнил. Надо быть объективными. Хотя бы первый раунд плей-офф – ещё куда ни шло, проходить «Динамо», стараться выиграть у следующего соперника, залезть куда-то в медальную зону. Тогда можно было бы обсуждать уровень качества работы, а так… Я считаю, что тут даже обсуждать нечего.

— «Динамо» объективно не могли пройти?
— В таком состоянии, в котором находился «Локомотив» в течение всего сезона, я думаю, нет.

«При Петре Ильиче и свобода была»


— Но реально ли было поправить ситуацию в сезоне, если «предсезонки» не было?
— Надо было рисковать и проводить «предсезонку» в течение сезона, как делал Воробьёв год назад. У Петра Ильича опыта и тренерской мудрости на это хватило. Он был вынужден рисковать. Он понимал, что требуется коллективу на данный момент и что потребуется к плей-офф. Воробьёв знал, как подвести коллектив к этому времени. Мы рисковали вообще не попасть в плей-офф в тот год, потому что постоянно под нагрузкой находились. Но, тем не менее, плоды работы Петра Ильича налицо – в плей-офф неплохо выступили. Со временем уже все понимают, где чья заслуга.

— Говорили, что Воробьёв заложил базу, а Кинг пришёл и дал свободу игрокам, которой не хватало, и поэтому такой результат…
— При Петре Ильиче и свобода была. Если честно, Пётр Ильич немножечко постарел, чуть ослабил вожжи в психологическом плане, и этого было более чем достаточно для комфортной работы. Тренировал он, как принято у нас говорить, «по своим тетрадкам». Вот есть объём работы и если ты его выполняешь, всё идёт как по накатанному. Поэтому я не заметил, чтобы с приходом Кинга так прямо все вздохнули с облегчением и улыбаться стало можно. При Воробьёве все тоже улыбались и хорошо себя чувствовали. Может, тренировались побольше. Может, молодёжь чисто его фигуры побаивалась. Но по себе я так не скажу.

— Не закошмарил?
— Нет, конечно! Хороший, адекватный тренер, который может научить! Просто его требования надо выполнять!

— Может, зря тогда?
— Как тут скажешь? Не нам с вами судить. Что сделано, то сделано.

— То есть эти два сезона для «Локомотива» в минус?
— Это смотря как судить. Если посмотреть, что «Локомотив» не выиграл Кубок Гагарина, то это, конечно, минус. Но «Локомотив» за это время обзавёлся костяком, приработались все шестерёнки механизма. Пусть было тяжело и психологически, и физически. В этом плане у команды большой сдвиг вперёд. Поэтому тут смотря по каким критериям оценивать. В этом году у нас Плотников уехал в НХЛ и Егор Яковлев — в СКА. Плотников вырос качественно и поехал себя пробовать, будет играть в любом случае. Приятно.

Егор тоже в сильный клуб перешёл, и за него СКА очень приличную компенсацию выплатил, клуб заработал. Мальчишки выросли, показывают хороший хоккей. Это не только к этим двоим относится, а поднялся общий уровень игроков, и на подходе ещё целая когорта реально хороших пацанов, все они впоследствии будут играть на серьёзном уровне. И с этой стороны для «Локомотива» явный плюс.

— Это, наверное, в целом результат работы школы в Ярославле.
— Естественно, сегодняшние молодые новобранцы — это уже системные плоды. И ребята появились реально приличные – и с головой хорошо, и парни правильные. Приятно, когда люди не «здравствуй, дерево» и ничего святого, а именно правильные. И на душе спокойно.
Фото: Фотобанк КХЛ

«Тут мужики. С некоторыми приходится побеседовать»


— Плотников правильно сделал, что решил уехать?
— Если у человека есть такая детская мечта поиграть в НХЛ и у него есть все силы, возможности, то естественно, это правильный шаг. Он стремился к этому и почему нет? Может, он в НХЛ ещё вырастет, как игрок и как личность. Дай бог ему хороших результатов и всего-всего.

— Для него в каком-то плане риск поехать так, выкупив контракт?
— Не думаю. Лично для него нет. Для кого-то возможно. Я знаю Серёжу, он умеет правильно качественно работать, когда нужно собраться, потерпеть может в нужные моменты. У него абсолютно всё есть, чтобы даже там лидером стать. Поэтому ему я только добра и успехов желаю. Хотя, конечно, жалко, что «Локомотив» без такого хоккеиста остался, но что поделать.

— Будете других воспитывать.
— Да, у нас другого выбора нет.

— А приходится как лидеру команды реально воспитывать?
— Не люблю это слово. Может быть, что-то подсказать, показать приходится, чтобы не на какие-то мелочные вещи люди разменивались, а посерьёзнее к своей работе относились, как к любимому делу.
Кинг и ругался весь сезон. Игроки друг с другом дрались. Конфликты действительно были. Тяжелая ситуация была и для команды, и для Кинга. И не всегда он выдерживал, конечно. Тяжело ему было. Видно, что тяжело было… дедушке.
Нюансы приходится показывать и рассказывать в любом случае, а иначе не перенести отношение к хоккею и к жизни ребятам. По-другому как они поймут и главное когда? Если ты молчишь, ничего не говоришь…

— Своим примером.
— Тут опять же – кому-то кажется, что ты так делаешь, а кому-то, что иначе. Кто-то видит это с одной стороны, а кто-то с другой. Тут много граней, которые легче пояснить. Тем более если у человека в голове всё хорошо, он восприимчивый к информации, хочет её получить, легче ему один раз подсказать, чем он будет сам додумывать долго. Молодой, восприимчивый игрок взял эту информацию, как губка впитал, и держится за это, а ты смотришь потом в тренировочном процессе, в играх и видишь: мальчишка-то растёт прямо на глазах, и так порой приятно становится. Думаешь: ага, команда возрождается, становится качественнее, с бородой, с мышцами.

Два года назад эти же парни весили по 80 килограмм, а кто-то и столько не весил, такие доходяги были, а сейчас все под 90, а кто-то и за 90 с лишним (улыбается) и при этом качественного мяса прибавилось. Все растут, развиваются. Дай бог, и результат к правильной работе приложится. Как правило, так бывает.

— Жёстко не приходится какие-то моменты объяснять?
— Кто-то иногда не понимает, другие понимают сразу. С некоторыми приходится побеседовать.

— ?!
— А как по-другому? Это ж коллектив, тут мужики. Некоторым приходится какие-то вещи объяснить жёстко. Но итог-то всё равно хороший, качественное движение вперёд.

— Добро должно быть с кулаками?
— Не всегда. Совсем редко. И без кулаков можно. Добро должно быть добрым!

«На самом деле хоккеисты читают…»


— Сейчас читаю книжку хорошую, — продолжил Илья. — Захар Прилепин написал о лагере Соловки, называется «Обитель». Вроде, книга про тюрьму, начало ХХ века, сразу после революции, 20-е годы. Мальчишка, лет в 27, не особо сформировавшийся в мужчину, со своими, как обычно бывает, тараканами в голове, попадает на Соловки и от себя рассказывает о быте, о трудностях, которые там приходится переносить в зависимости от сезона, от работы, которую давали в лагерной жизни. Пишет очень интересно, многое показывает и рассказывает между строк. Показывает, как, попадая в труднейшие условия, человек привыкает, адаптируется и становится даже солнечному лучику рад, каждой хлебной крошке, потому что завтра, например, могут вообще не покормить или убить могут. Он на грани между жизнью и смертью каждый день находится. Рад восходу, закату, отношение к жизни меняется. И прямо по книжке парень взрослеет на этих трудностях, превращается в мужчину, в реально сильного персонажа по жизни. Вначале книги он просто плывёт по течению, не думает, а потом начинает взвешивать каждое слово, каждое действие.

— И это так же проецируете на команду?
— Да, отчасти. Вроде: и трудно нам было два сезона, а зато мы что-то попробовали. У других команд был один тренер и одни требования, а у нас их было четыре, и мы попробовали разную тактику от каждого. Это тоже хорошо для опыта молодого игрока, интересно. Да, может, какая-то тактика не нравилась, а какая-то нравилась очень, воспринималась быстро и легко, другая была совсем тяжёлая. Но ребята выходили каждый раз по заданию, играли в разные рисунки, они развивались и в хоккейном плане и в личностном, и требования к ним всегда были разные. Не говорю, что нас не кормили (улыбается), нас кормили, конечно. Опыт был реальный.

Современная жизнь настолько динамичная, что людям некогда радоваться восходу и закату. Кто-то просит не 24, а 36 часов в сутках, каждый вечер всё равно времени не хватает. Кто-то погряз в своих проблемах и вопросах. Кто-то наоборот ничего не делает, ему достаточно телевизора. Кто-то в компьютерных играх счастлив. Есть много чего поделать в современной жизни, а о чём подумать, народ не успевает.

— А вы как?
— Я, наверное, стараюсь что-то подмечать.

— Мне всегда казалось, что у вас ценности правильные.
— Я надеюсь, да. По молодости у меня были периоды и бесшабашные. Без особого анализа. Для любого человека важно, сколько этот период протянется. У кого-то он длится целую жизнь, и она остаётся неустроенной, кто-то может даже плохо закончить. У всех по-разному. Есть такие, кому и вообще не нужно ничего прививать, настолько бывает человек качественно сформирован родителями и жизнью, что у него изначально всё правильно и хорошо. Всё индивидуально.

— А книги вы часто читаете?
— Да, очень люблю.

— Какие-то определённые?
— Стараюсь интересные выбирать, разные. Например, в команде, мне нравятся книги, которые Серёжа Коньков выбирает для прочтения, что-то у него иногда беру. Это к слову, что в команде правильных парней много. Кто-то может что-то посоветовать, или сам в книжный захожу, ищу что-то для себя.

— Есть такой стереотип, что хоккеисты мало читают… Тем более умные книги.
— На самом деле хоккеисты читают. Я бы не сказал, что таких мало. Наоборот, время-то есть. А вот про компьютерные игры точно могу сказать, что не моё это. И детей своих ограничиваю в этом. Просят? Конечно, просят. Это же современный наркотик. Очень-очень дозированно должно быть это всё. Всё хорошо в меру. Потому что молодые люди, когда подрастают, начинают думать чисто технически, как компьютер односложно, им становится трудно какую-то многогранную задачу решить. Привыкают, что за этой кнопкой надо нажать эту, а потом ту. Если тебя покормили и у тебя кнопки, на которые можно понажимать, тебе не к чему стремиться – это проблема сегодняшнего молодого поколения.

«Зачем ему кого-то копировать? Это Кудашов»


— У вас таких проблем не было?
— Не было. В наше время все всегда голодные были. Все чего-то хотели, к чему-то стремились. По крайней мере мне так казалось. Все двигались. Я вот даже когда учился в обычной школе, не в спортивной, видел, что кто-то хочет куда-то и у него одни книжки, у второго другие книжки, и он хочет в другое место, а кто-то в армию хочет. Все куда-то устраивались. А сейчас спросишь: «Куда собираешься?» — тебе отвечают: «А я не знаю, как кривая выведет». Родители кормят, поят, одевают, гаджеты есть, Интернет есть, и всё — жизнь удалась. Родители и так любят. Привить желание развиваться тоже важно. И поэтому приятно, когда смотришь, что человек не особо раньше задумывавшийся, увидел, что люди до сборной выросли и уехали в НХЛ, и сразу отношение поменялось, путь подсмотрел, ягодички поджал и работает, пыхтит. Пусть так, но зато он понял, что не стоит размениваться на сегодняшние мелочные нюансы в счёт завтрашнего дня.

— Кудашов ведь тоже всегда был такой правильный?
— Да.

— Не случайно стал главным тренером?
— Нет, целенаправленно. Он ещё до «Динамо» всё в тетрадку записывал, анализировал, подготовка шла полным ходом. Опыт у него и образ собирательный такой. Очень долгий путь на самом деле. У него не было такого: «О, я закончил, пойду-ка в тренеры». Он давным-давно знал, что будет тренировать, поэтому планомерная подготовка у него была через все сезоны, тогда уже в мыслях было желание стать тренером. На самом деле это дорогого стоит.

— Опыт у него очень серьёзный, с кем только не работал из тренеров.
— Алексей Николаевич умеет подмечать и видеть плюсы, минусы, сопоставлять их, анализировать. Поэтому я всегда говорил, что у него получится интересно работать. И он не копирует никого. Он человек с именем, сам себя создавший. Зачем ему кого-то копировать? Это Кудашов.

— С одной стороны, он для Ярославля имя, а с другой молодой тренер. Не риск?
— Я бы так не сказал. Мы проводили уже аналогию по игрокам, что чтобы кому-то созреть нужно одно время, а кому-то другое. Так и тут. Одному тренеру, чтобы созреть нужно пять сезонов или десять до главного. А кому-то вообще не дано, поработал и сказал: «А мне надо вторым быть». А кто-то сразу понимает: «Да, я первый тренер, и всё на этом, я знаю, что делать».

«Очень хочется с «Локомотивом» выиграть. Моя задача будет выполнена»


— Кубок реально выиграть так сходу? Всё-таки одно дело «Атлант», а тут другой уровень.
— Мы ради этого и стараемся. Если есть возможность его забрать, почему бы и нет. Надеюсь, что всё будет хорошо. И Алексей Николаевич тоже. Хотя знаю, переживал. Переживал не из-за того, что не знает, что делать, а из-за того, что просто уровень ответственности другой, коллектив серьёзный, клуб с традициями.

— Да и «Локомотив» для Кудашова не пустой звук.
— Конечно, тут всё в одно сошлось. Всё хорошо будет, я уверен. Помощники хорошие, руководство адекватное. Он открытый человек и всегда находится в контакте с коллективом. Так же проще работать, когда ты понимаешь всех изнутри и снаружи, держишь на ладони.
Выиграть хочу. Очень хочется с «Локомотивом» выиграть. Очень! Морально я бы выполнил для себя задачу. Это было бы идеально для меня.

— Илья, а для себя вы какие задачи ставите?
— Выиграть хочу. Очень хочется с «Локомотивом» выиграть. Очень! Морально я бы выполнил для себя задачу. Это было бы идеально для меня.

— Вы даже уйти были бы готовы?
— А почему нет? Алексей Николаевич уходил из «Динамо» на мажорной ноте. Счастье любого спортсмена — уйти с победой. И я не против. Поэтому хочется и заставляешь себя именно с этими мыслями. Команда растёт, уровень повышается, и возможности есть у команды качественно выстрелить.

— Схожесть с чемпионским «Динамо» сейчас есть?
— На самом деле что-то есть. Пока есть по игре ещё вопросы, сбиваемся на детско-юношеский хоккей, как я сказал, зрелости, опыта киллера не хватает, у кого-то психологии победителя. А нужно держать марку, уровень, ты должен его показывать вне зависимости от того солнечный нынче день или дождливый. Для сегодняшнего «Локомотива» это важно — выглядеть солидно, зрело. И только положительные эмоции должны быть в команде.
Фото: Фотобанк КХЛ
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 42
5 декабря 2016, понедельник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →