Майк Кинэн
Фото: «РИА Новости»
Текст: «Чемпионат»

«Рашников и Величкин проявили смелость, пригласив канадца»

Перед стартом 8-го сезона КХЛ тренеры «Магнитки» Майк Кинэн и Илья Воробьёв рассказали о совместной работе в уральском клубе.
24 августа 2015, понедельник. 10:15. Хоккей
Когда кто-то пытается доказать, что иностранные тренеры, кроме как вред, ничего российскому хоккею не приносят, в качестве одного из аргументов приводят их нежелание работать с молодёжью и передавать свой опыт российским тренерам. В Магнитогорске, очевидно, всерьёз решили опровергнуть этот миф. Приглашение Майка Кинэна не только принесло «Металлургу» первый в истории Кубок Гагарина, но и обеспечило гармоничную систему, в которой комфортно чувствуют себя как игроки, так и тренеры.

Вот уже третий сезон подряд бок о бок с Железным Майком работает 40-летний Илья Воробьёв — сын Петра Ильича Воробьёва и один из тех, кого Дэйв Кинг в своём бестселлере называл своим проводником в российский хоккей. Как и его баскетбольный коллега Евгений Пашутин, поработавший помощником у таких тренеров, как Мессина, Ивкович и Блатт, Воробьёв год за годом накапливает бесценный опыт. Пашутин дорос до должности главного тренера сборной России, а Илью Петровича планомерно готовят на роль рулевого «Магнитки». Впрочем, всему это только предстоит сбыться, а здесь и сейчас Кинэн с Воробьёвым составляют один из самых успешных и органичных тренерских тандемов в КХЛ. Мы встретились с ними в Магнитогорске, чтобы обсудить их работу с разных сторон.

«В НХЛ тренера, который не подставил звено под Малкина, съели бы с потрохами»


— Вы третий год готовите «Магнитку», у команды костяк практически не меняется. Каков, на ваш взгляд, срок жизни команды? Как долго она может добиваться результата в одном составе?
Майк Кинэн: История показывает, что, если ты работаешь с костяком или у тебя есть группа лидеров, команда выигрывает. Это очень хорошая история и правильное направление.

Илья Воробьёв: Мы ещё за год до прихода Майка начали полностью перестраивать и омолаживать команду. Не все понимали, что этот процесс займёт время. Удачно получилось, что выиграли чемпионат. И главное, что действительно подобрали хороших игроков.

— В России, как правило, обновление состава идёт после неудач. Насколько важно и необходимо обновление состава после побед? «Ак Барс» и московское «Динамо» сталкивались с этой проблемой.
М. К.: Мы меняли игроков, но костяк у нас остался. Выиграть чемпионат очень тяжело. В прошлом году мы набрали примерно то же количество очков, как и в том году, когда мы
выиграли в регулярном чемпионате. Последние неудачи я связываю с большим количеством травм игроков в сезоне.

— Мистер Кинэн, Илья Воробьёв считается одним из самых перспективных российских тренеров. Он поработал с Полом Морисом, работает с вами, с Олегом Знарком в сборной России, у него очень известный отец. Чувствуете ли вы, что его тренерское мастерство растёт?
М. К.: Могу сказать, что прогресс Ильи заметен. Он побывал во многих переделках, поработал с разными тренерами. Опыт его отца тоже ему пригодился, всегда есть к кому обратиться за советом. Считаю, что Илья может стать одним из лучших тренеров КХЛ, а может и НХЛ.

— Илья Петрович, а вы сами чувствуете, что прогрессируете? Далеко не каждому человеку удаётся поработать бок о бок с такими мэтрами.
И. В.: Мне очень повезло, что я с шести месяцев в хоккее. Все разговоры в нашей семье только о хоккее. Большое спасибо отцу, что многому научил меня. Из иностранцев у меня был интересный опыт работы с Полом Морисом, ну и, конечно, с Майком Кинэном, с человеком, который выиграл всё, что только можно в этом мире. Каждый молодой тренер мечтает иметь такой опыт, общаться с такими людьми, потому что именно благодаря общению в тебе что-то зарождается. Мне повезло, я благодарен судьбе.

— Майк сказал, что вы можете вырасти и до тренера уровня НХЛ. Для вас это является целью?
И. В.: Мысль закрадывалась, и она очень интересна, но я не хочу, чтобы сейчас это выглядело какой-то PR-акцией. Конечно, это очень интересный опыт. Но давайте не будем сейчас из этого раздувать чего-то красивое и нарядное, хотя мысль, повторюсь, такая есть.

— Если говорить не о вас конкретно, а он российском тренерском цехе в целом. Что мешает нашим тренерам работать в НХЛ?
М.К.: У Ильи большое преимущество в том плане, что он хорошо говорит по-английски.

И.В.: Мне сложно судить, потому что я там не тренировал, но даже по менталитету в НХЛ всё иначе. Даже репортёры. Вспоминается одна история, когда я работал с Морисом. В «локаутный» год, когда под звено Малкина тренер нашего соперника не подставлял какое-то специальное звено, Пол сказал, что в НХЛ на пресс-конференции журналисты съели бы его за это с потрохами. Так что тут есть ещё и вопрос видения игры, всех тонкостей.

— Майк, расскажите о системе предсезонной подготовки «Металлурга». Нет ли у вас с Ильёй столкновения двух стилей – российского и североамериканского?
М.К.: В данном случае неважно, кто к какой школе относится, мы работаем в одной связке. Помимо Ильи Воробьёва у нас есть ещё Майк Пелино. Плюс нам помогает тренер вратарей Сергей Звягин. Мы работаем все вместе, и нам важно понимать друг друга. Команда видит, что мы все работаем в одной упряжке, понимает, что это важно и нужно для результата.

— Должен ли помощник в тренерском штабе спорить с вами, дискутировать о хоккее или все должны придерживаться строго одной линии и исполнять ваши указания?
М.К.: Нет-нет (улыбается). У нас абсолютно всегда всё обсуждается, а порой мои помощники принимают автономные решения. Я очень уважаю своих помощников. Они очень яркие специалисты. Мы доверяем друг друга. Честно говоря, мне в первый раз досталась такая тренерская команда – лучшая. Мы абсолютно всё обсуждаем, и всё у нас на доверии.

— Илья Петрович, на чём сконцентрирована ваша работа?
И.В.: Несмотря на то что я играл на позиции нападающего, в «Металлурге» в большей степени занимаюсь с игроками обороны.
Евгений Малкин
Фото: Reuters

Евгений Малкин


«Закрывать хоккеистов на базе недемократично, это советская психология»


— Во времена работы вашего отца зачастую случалось, что с командой работало всего два тренера, сейчас большинство клубов переходит на штаб из 4-5 специалистов. Это веяние современного хоккея?
И.В.: Да, однозначно, это веяние мировых стандартов хоккея. У нас в «Металлурге» всё совмещается.

М.К.: Да, действительно, хоккей растёт. Сейчас во многих клубах есть тенденция иметь тренера и по физической подготовке, и по катанию, и по техническим навыкам, и видеотренера. Возможно, это в какой-то степени пришло из американского футбола, где раньше чем в хоккее появились такие большие тренерские бригады.

И.В.: Смысл всего этого в том, чтобы понемногу добавлять в каждом мелком элементе. Выиграть сейчас очень сложно, все тренерские штабы работают хорошо. Поэтому всё решают
Прогресс Ильи заметен. Он побывал во многих переделках, поработал с разными тренерами. Опыт его отца тоже ему пригодился, всегда есть, к кому обратиться за советом. Считаю, что Илья может стать одним из лучших тренеров КХЛ, а может и НХЛ.
малейшие детали. Пару Олимпиад назад была интересная фраза — Майка Бэбкока спросили, что может быть решающим на Олимпиаде. А он ответил: «Любая мелочь, даже не вовремя сломанная клюшка». Сейчас уже такая разница влияет на результат.

— Пол Морис удивлялся, когда под звено Малкина не ставили сдерживающее звено. После работы с североамериканскими специалистами пересмотрели своё отношение к коучингу, к тактике по наложению смен?
И.В.: Да, это в большей степени североамериканское направление. В Советском Союзе это было не принято, подобная стратегия получила своё развитие в последние годы.

— Илья Петрович, приходилось ли вам, работая с иностранцами, объяснять им какие-то особые в психологическом плане моменты, которые банальны для русского человека, но не всегда понятны иностранцу?
И.В.: У Майка очень хорошее качество, что он не боится спрашивать о том, как будет воспринят определённый момент русским менталитетом.

М.К.: Так как мы окунулись в культуру другой нации, и для меня, и для Майка Пелино очень важно понять, как думают русские, что для них важно. Мы — иностранцы, и чтобы у нас сложились хорошие отношения со всеми, важно изначально понять психологию, ментальность.

— Майк, что вас удивило и с чем до сих пор не можете смириться? Возможно, менее профессиональное отношение игроков? И что приятно удивило?
— Нет чего-то такого, чего я бы не принял. Благодаря вице-президенту клуба Геннадию Величкину и моему помощнику Илье Воробьёву игроки у нас управляемые и тренируемые, не выходят за какие-то рамки. И я вам честно скажу, что русская культура и русские люди мне очень нравятся, я с удовольствием работаю с ними.

— Одним из главных различий между системами российского и североамериканского стилей подготовки называют отсутствие в Северной Америке кроссов. Так ли это?
М.К.: Нет, почему? Когда в 1994 году вместе с «Рейнджерс» мы взяли Кубок Стэнли, парни бегали кроссы по 5 миль.

И.В.: У нас в «Магнитке» кроссов практически нет. И когда я играл за отца, то были нагрузки и приличные, но бегали мы очень редко.

— Мистер Кинэн, почему вы приняли решение не закрывать команду на базе?
М.К.: Да, в Советском Союзе была такая психология. Но СССР давно нет, и психология многих русских поменялась. Я не вижу никакой надобности запирать игроков на базе. Мы уважаем ребят, доверяем им. Да, мы руководители, и где-то направляем их, но не используем такие силовые методы. И даже в работе, в тренировках, мы не настолько жёстко навязываем своё видение игрокам, мы просто подсказываем, направляем. Ну, и в конце концов это недемократично, запирать ребят где-то.

«Малкин правильно делает, топовые игроки не должны останавливаться»


— Майк, Ильи Петрович работает в сборной России. Даёте ли вы ему какие-то советы, обсуждаете эту работу? Например, финал Россия – Канада, возможно, обсуждали?
И.В.: А можно какой-то другой матч в пример привести?.. (Улыбается.)

М.К.: Работа в сборной идёт ему только на пользу. Конечно, я слежу за сборной России. Думаю, что Илья Петрович может привнести в игру сборной какие-то элементы из канадского хоккея.

И.В.: Для меня быть в штабе сборной – большой плюс. Прежде всего это постоянное общение с тренерами. И там — в сборной, и здесь — в «Металлурге». В национальной команде пытаешься внести свой вклад в эту большую копилку, а потом возвращаешься в Магнитогорск, применяешь то, что почерпнул в сборной. Это огромный обмен опытом, только так и можно развиваться в тренерском ремесле.

— Илья Петрович, когда вы вошли в тренерский штаб сборной, изменилась ли ваша работа в «Металлурге»? Возможно, вы стали следить и за кандидатами в сборную?
И.В.: Во время игры у тренера другое восприятие. Я не смотрю за действиями игроков на площадке с мыслями «о, «сборник» бежит!». Конечно, когда «сборники» приезжают, есть пять минут с ними поговорить, узнать о состоянии здоровья. Что касается их игры, то на это я обращаю внимание во время предматчевых разборов. Да и не стоит забывать, что у национальной команды есть прекрасные скауты, которые следят за всеми кандидатами и здесь, и по ту сторону океана.

— Не секрет, что в «Питтсбурге» с Малкиным и Кросби работал специальный тренер по катанию. Почему российские звёзды не прибегают к услугам таких тренеров, считая, что они уже всего достигли?
М.К.: Любые топовые игроки не должны останавливаться, должны развиваться, так что Малкин правильно делает, что занимается с тренером по катанию. Не надо стоять на месте. В России, я уверен, к этому тоже придут. Такие перемены уже совсем близко.

И.В.: Майк прав, перемены наступают. Наверное, в этом и есть плюс, что в России работают иностранные специалисты. Это постоянный обмен опытом.

Сейчас ребята самостоятельно готовятся к сезону за океаном, есть центр подготовки в Санкт-Петербурге и других городах. Причём занимаются они не только катанием, но и атлетизмом, техникой, скоростно-силовыми аспектами. Чего нам не хватает, чтобы воспитать как можно больше качественных хоккеистов, так это льда. А подход российских хоккеистов меняется к лучшему, ребята стремятся развиваться.

— Российские игроки прошлого поколения, которые покоряли НХЛ в 90-е годы, и нынешняя молодёжь – ментально разные?
М.К.: Да, я работал со многими русскими хоккеистами в НХЛ. Те игроки были воспитаны в СССР, у них была определённая ментальность. Сейчас ментальность другая даже у канадских игроков. Молодёжь другая. У них другой подход и к жизни, и к хоккею. Тренеру тоже приходится адаптироваться к этим изменениям, менять подход.

— Кто самый выдающийся российский хоккеист, с кем вам довелось работать в НХЛ?
М.К.: Я бы выделил Павла Буре, Алексея Ковалёва и Александра Могильного, хотя и помимо них у меня было много замечательных русских хоккеистов. Могу вспомнить и Сергея Немчинова, и Игоря Кравчука. Кстати, Ковалёв, когда мы впервые встретились, вообще не говорил по-английски, и могу сказать, что Виктор Рашников и Геннадий Величкин проявили очень большую смелость, пригласив в моём лице канадского тренера. А с Буре мы очень хорошо сошлись, ему нравился мой стиль руководство и тренировок.

— Вы упомянули Игоря Кравчука, который по окончании карьеры успел поработать главным тренером юниорской сборной России, а также помощником в «Северстали». Когда он играл под вашим руководством, вы видели в нём тренерские задатки?
М.К.: Кравчук был ярким и умным игроком. Любой яркий игрок может стать тренером. Игорь один из немногих русских энхаэловцев ещё тогда хорошо говорил на беглом английском языке. И я даже уговаривал его тогда переехать в Канаду. Принято было встретить Кравчука здесь, в России.

«Поставили Коваржа в первое звено, потому что у О’Райлли болела спина, а Гулаш сломал ногу»


— Вы говорили, что неудача прошлого сезона – следствие травм. Но не считаете ли вы, что причина в том, что соперники сумели найти противоядие от Мозякина и Зарипова?
М.К.: Несомненно, нашим соперникам удалось найти какие-то ключи к Зарпиову и Мозякину. Ведь это их обязанность! Наша задача, в свою очередь, воспитывать ребят и помогать
У Майка очень хорошее качество, что он не боится спрашивать о том, как будет воспринят определённый момент русским менталитетом.
им оставаться лучшим звеном в лиге. Я бы не сказал, что в прошлом сезоне наше первое звено стало менее эффективным — тройка Зарипов – Коварж – Мозякин была одной из лучших по результативности и показателю полезности в КХЛ. Ребята умные люди и они сами тоже должны понимать, что надо меняться.

И.В.: Конечно, под игру Мозякина и Зарипова стали подстраиваться, их изучили. Однако я могу сказать, что и лига серьёзно изменилась за два года. Появилось намного больше команд, организованно действующих в обороне. Синюю линию передвинули, зону расширили, но тренеры нашли из этого выход. Игроки спускаются в квадрат и перекрывают основные направления к воротам. Наша задача – подкорректировать игру Мозякина и Зарипова, внести в их действия на льду небольшие изменения.

— Возможно ли меняться в таком возрасте? Мозякину и Зарипову по 34 года.
М.К.: Безусловно. Я знал много игроков, которые менялись. Крис Челиос играл почти до 50 лет и постоянно совершенствовался. То же самое могу сказать про Марка Мессье. Можно играть очень долго и при этом грамотно меняться.

— «Чикаго» — эталон современного хоккея. Как по стилю, так и по тренерским заготовкам. Джоэль Кенневилль, обладая такими мастерами как Джонатан Тейвз и Патрик Кейн, использует их в равных звеньях, но объединяет в критический момент. Возможен ли такой сценарий в случае с Мозякиным и Зариповым?
М.К.: В команду в это межсезонье пришли два своеобразных игрока Томаш Филиппи и Войтек Вольски. Таким образом, у нас появилась глубина атаки. Теперь мы можем быть тактически более гибкими, пробовать разные варианты.

— Кому два года назад пришла в голову идея объединить вместе Коваржа, Зарипова и Мозякина? Без тренерского чутья здесь, очевидно, не обошлось…
М.К.: К этому сочетанию мы пришли путём экспериментов. Изначально центром к Зарипову и Мозякину мы поставили Кэла О’Райлли. У них неплохо получалось, к тому же Мозякин с О’Райлли играли вместе в предыдущем сезоне. Однако у Кэла болела спина, из-за чего возникла необходимость искать ему замену. Мы поставили к Зарипову и Мозякину Коваржа, который до этого играл с Миланом Гулашем. У них была настоящая связка ещё со времён выступления в Чехии. Но тут Гулаш ломает ногу! Как это говорят по-русски? Не было бы счастья, на несчастье помогло. Не могу назвать нас великим провидцами, просто так сложились звёзды.

И.В.: С самого начала, мы искали под Сергея сильного «крайнего». И когда появился Данис, то, что они будут играть в одном звене, даже не обсуждалось. Мы знали, что ребята дружили ещё до того, как оказались в одной команде, — и это ещё один плюс. Вопрос стоял больше по центру, чем по этой связке.

Павел Панышев и Дмитрий Ерыкалов из Магнитогорска.
Майк Кинэн, Павел Панышев, Дмитрий Ерыкалов и Илья Воробьёв
Фото: "Чемпионат"

Майк Кинэн, Павел Панышев, Дмитрий Ерыкалов и Илья Воробьёв

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 30
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →