Александр Корешков
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Дмитрий Ерыкалов

А. Корешков: «Барыс» может собрать 20 легионеров, но это тупик

Президент «Барыса» Александр Корешков рассказал о работе в федерации хоккея, приобретениях астанинской команды и новой современной арене.
1 сентября 2015, вторник. 12:30. Хоккей
Известный в прошлом нападающий «Магнитки» и других российских клубов Александр Корешков после окончания карьеры работал в федерации хоккея Казахстана, а с недавних пор является президентом «Барыса». Мы пообщались с Корешковым о развитии казахстанского хоккея, отношении к лимиту, приобретениях «Барыса» и новой 12-тысячной арене, которая была открыта на Кубке президента Республики Казахстан.

«Первым делом после назначения позвонил своему брату»


— В России все знают хоккеиста Александра Корешкова, но мало кто следил за вашей работой в роли управленца. Чем вы занимались по окончании карьеры?
— Я заканчивал карьеру в «Барысе», и здесь мне предложили пост спортивного директора. Параллельно я стал работать в федерации хоккея Казахстана, где моим основным направлением стал детско-юношеский хоккей.
В последний раз в «молодёжке» у нас было настоящее ассорти: добавились парни из Караганды, Павлодара, Рудный и так далее. В каждом городе школы начинают работать.
Также я занимался сборами, визами и другой подготовительной работой к чемпионатам мира. Пять лет я посветил молодёжной и юношеской сборной Казахстана. Наконец-то мы добились, что все наши сборные выступают в первом дивизионе. Нам остался один шаг до элиты, хотя в первое время нужно просто закрепиться на этом уровне, потому что соперники там серьёзные. В Казахстане, да и не только, в 90-х годах был провал, и сейчас практически нет прослойки из хоккеистов среднего возраста. Посмотрите даже на «Барыс»: играют либо совсем молодые ребята, либо возрастные.

— Какими видят пути выхода из столь непростой ситуации в федерации хоккея Казахстана?
— У нас наконец-то заработали детско-юношеские школы. Если раньше мы набирали игроков только из Усть-Каменогорска и Астаны, то теперь есть выбор. В последний раз в «молодёжке» у нас было настоящее ассорти: добавились парни из Караганды, Павлодара, Рудный и так далее. В каждом городе школы начинают работать.

— В этом году в тренерский штаб «Барыса» вошёл ваш брат Евгений Корешков. Как стало возможным ваше воссоединение?
— На протяжении двух последних лет у него были предложения из КХЛ, но всё заканчивалось на уровне разговоров. Евгений понимал, что после пяти лет в молодёжной сборной России, с которой он выиграл и золото, и серебро, и бронзу, нужно идти дальше, развиваться. Конечно, он ждал приглашения, чтобы поработать на высоком уровне. Не скрою, что первым делом после своего назначения позвонил брату. При этом я отмечу, что мы приглашали Евгения в тот момент, кода главным тренером ещё был Андрей Назаров. Всё согласовывалось и с попечительским советов, и с самим Назаровым. Подчёркиваю, это не моё единоличное решение, а коллегиальное.

— Достаточно неожиданным было возвращение в тренерский штаб финна Раймо Хелминена, который уже работал в «Барысе»…
— Это прежде всего решение Ерлана Сагымбаева. Они вместе работали в тренерском штабе Ари-Пекки Селина и за это время хорошо сработались. Раймо добавляет «скамейке» эмоций.

«Ситуация в казахстанском хоккее постепенно улучшается»


— «Сарыарка», как один из ведущих клубов ВХЛ, готовит игроков для сборной Казахстана?
— Готовит, конечно. На последний юниорский чемпионат мира поехало человек пять из Караганды. Повторюсь, ситуация в казахстанском хоккее постепенно улучшается. Если раньше в том же Усть-Каменогорске не хватало льда, то сейчас там построили два модуля. Да и в Астане помимо ДС «Казахстан» есть не только новый шикарный дворец, но и ещё несколько крытых катков. Строится полноценная школьная академия, где будут жить иногородние хоккеисты. На подходе у школы «Барыса» первые выпускники 1999 г.р., они уже привлекаются в нашу молодёжную команду «Снежные Барсы».

— При этом «Сарыарка», будучи фарм-клубом «Авангарда», не работает на «Барыс». Есть ли возможность выстроить вертикаль?
— Нам сложно встроить «Сарыарку» в вертикаль хотя бы по той причине, что по правилам КХЛ заявить фарм-клубом можно только одну команду. На Кубок президента Республики Казахстан приезжал Сергей Немчинов, который с этого сезона руководит усть-каменогорским «Торпедо». Мы договорились с ним о сотрудничестве, будем подписывать договор. Так что мы можем в случае чего отправлять игроков в ВХЛ для набора игровой практики.

— Не так давно «Барыс» приглашал российскую молодёжь с прицелом, что они будут выступать за сборную Казахстана. В команде играли Михаил Григорьев, Фёдор Беляков, Никита Церенок. Вы не планируете вернуться к этой практике?
— Ребята были на подходе, но когда им хотели помочь в оформлении казахстанского гражданства, они не решались. Всё дело в том, что хоккеисты, заигранные за сборную Казахстана, считаются в России легионерами. А из «Барыса» куда потом выход, если перестанешь проходить в состав? Только в «Торпедо» и «Сарыарку». Россия же большая, там гораздо больше клубов и в КХЛ, и в ВХЛ. Мы понимаем, что у ребят есть мечта сыграть за сборную России, но с другой стороны, что это будет за опыт? Возможно, в лучшем случае – Евротур. Мы же может предложить и чемпионаты мира, и Азиатские хоккейные игры, и Универсиаду. Приняв казахстанское гражданство, они могут получить огромный международный опыт.

— Есть какие-то подвижки по возвращению в Казахстан игроков ЦСКА Семёна Кошелева и Юрия Сергиенко?
— Нам было бы проще их вернуть, если бы казахстанцы перестали считаться в КХЛ легионерами. Понятно, что если они сейчас перейдут в «Барыс» и станут выступать за сборную Казахстану, то отрежут себе обратную дорогу в российские клубы. Мы будем вести с ними диалог.

— На чемпионате мира в Москве кто-то из легионеров «Барыса» сыграет? Например, Брендон Боченски.
— На сегодняшний день паспорт есть только у Кевина Даллмэна. По остальным идёт работа, федерация этим занимается. По идее, четыре года прошло, и по правилам ИИХФ они имеют полное право играть за сборную Казахстана. Но окончательно всё решится ближе к чемпионату мира. Надо понимать, что натурализацией мы занимаемся исключительно из-за провала в 90-х и отсутствия на данный момент большого выбора игроков. Это мера временная.

«Из-за дефицита центральных мы подписали контракт с Кайгородовым и Сен-Пьером»


— Андрей Гаврилин завершил карьеру потому, что не получил предложения от «Барыса»?
— Когда начались сборы перед чемпионатом мира в Каркове, он подошёл ко мне и признался, что у него накопились болячки. Окончание карьеры было его личным решением, и мы с пониманием отнеслись к этой ситуации, не стали уговаривать остаться.

— При этом в «Барыс» остался Фёдор Полищук – тоже игрок достаточно возрастной…
— Федя сейчас восстанавливается после травмы, полученной на чемпионате мира, такая же ситуация по Диме Упперу – он получил повреждение в плей-офф. Андрей Гаврилин закончил карьеру. Николай Антропов уехал в поисках контракта в НХЛ.
Мы, в «Барысе», теоретически можем собрать 20 канадцев и с большой долей вероятности поборемся за Кубок Гагарина. Но мы понимаем, что с точки зрения развития местных игроков это путь в тупик.
То есть по сути к началу чемпионата у нас был только один чистый центральный – Дастин Бойд! Романов по своей сути крайний нападающий, но играл на Кубке президента Казахстана в центре, Старченко имел опыт выступления на этой позиции, но он тоже всё же комфортнее себя чувствует с краю. В итоге из-за дефицита центральных нападающих мы подписали контракты с Алексеем Кайгородовым и Мартеном Сен-Пьером.

— Вы Сен-Пьера именно как центра рассматриваете? Ведь он тоже не чистый центр.
— В первую очередь как центрального. Даже его статистика за «Медвешчак», где он 10 забил и 23 отдал, говорит о том, что он распасовщик. Не ломовой игрок, а скорее более тонкий. Сен-Пьер то и роста небольшого. Могу сказать, что решение о приобретении любого новичка мы принимаем совместно. Советуемся с главным тренером, с тренерским штабом, даже с легионерами нашими. Ведь немаловажно, чтобы игрок был и по человеческим качествам подходящим. Окончательное же решение по новичкам принимает попечительский совет.

— Рост Сен-Пьера меньше 180 сантиметров. Можно предположить, что при Андрее Назарове такой игрок не перешёл бы в «Барыс». Зная требования Ерлана Сагымбаева, можете сказать, как изменится команда в новом сезоне?
— Пожелание главного тренера состояло в том, чтобы брать рослых игроков, от 185 сантиметров и выше. Однако выбор на рынке игроков небольшой, и мы взяли Сен-Пьера, опираясь на его игровые качества и результативность, отодвинув габариты на второй план. Зато исходя из этих требований мы приобрели канадского защитника Китона Эллерби. При его росте он хорошо катается. У канадцев вообще блестяще поставлено катание, вне зависимости от того, большой игрок или маленький.

— На Эллерби вы рассчитываете как на помощника Даллмэну и Ландину при игре в большинстве или как на более оборонительного защитника?
— Он с шайбой никогда не стоит, не останавливается – это его достоинство. Как минимум он начинает атаки, а потом возвращается к своим прямым обязанностям. В отборе Эллерби играет неплохо, действует в основном по правилам.

«Мы стараемся придерживаться формулы «5+1»


— Существует ли в «Барысе» внутренний лимит на легионеров, который ограничивает вас в приобретениях?
— По сути, если смотреть регламент КХЛ, то для нас, как для иностранной команды, жёстких рамок нет. Но раньше по пожеланиям попечительского совета мы старались придерживаться формулы «5+1». Если бы у нас были казахстанские ребята, которые могли бы здесь и сейчас заменить легионеров, мы бы долго не думали. Однако на сегодняшний день приглашение иностранцев — это вынужденная мера.

— Не так давно уже бывший гендиректор минского «Динамо» Владимир Бережков выступил с интересной мыслью. По его мнению, смысл базового клуба сборной не в наигрывании кандидатов в национальную команду, а напротив, в предоставлении шансов заиграть в других клубах. Вплоть до того, чтобы не участвовать в финансовой гонке. Вы разделяете это мнение?
— Такое возможно только в том случае, если бы казахстанские хоккеисты не считались бы в КХЛ легионерами. Если бы у игроков четвёртого звена «Барыса» были бы предложения от российских клубов КХЛ, то почему бы нет? Тогда бы мы могли разгрузить «Барыс», пригласить новых ребят из молодёжной команды или чемпионата Казахстана.

— Как вы, казахстанец, почти всю карьеру отыгравший в России, относитесь к тому, что сейчас КХЛ делает казахстанцев чужаками?
— Мне сложно комментировать политические моменты. С одной стороны, Евразийский союз открывает границы, с другой – казахстанцы в КХЛ являются легионерами. Тем более что речь идёт о пяти-десяти игроках. Посмотрите на НХЛ: там кто попадает в состав – становятся звёздами, не попадает – значит, недостаточно хорош, и нет никаких лимитов. Мы, в «Барысе», теоретически можем собрать 20 канадцев и с большой долей вероятности поборемся за Кубок Гагарина. Но мы понимаем, что с точки зрения развития местных игроков — это путь в тупик, поэтому большая часть команды всегда будет состоять из казахстанцев, действующих и потенциальных игроков сборной.

Как удалось заполучить экс-игрока сборной России Алексея Кайгородова? Сыграло ли свою роль то, что вы знаете его по Магнитогорску?
— Давайте я не буду раскрывать детали нашей селекционной работы, всё же это конкурентная среда (смеётся). Мы рады, что Алексей сейчас с нами, надеемся, он поможет «Барысу» в достижении поставленных целей. Ну а фактор личного знакомства, конечно, никто не отменял.

— Какова актуальная ситуация по Николаю Антропову? Есть ли для него место в «Барысе» после приобретений Кайгородова и Сен-Пьера?
— На этот вопрос недавно отвечал президент казахстанской федерации хоккея Аскар Мамин. Вопрос по Коле Антропову до конца не закрыт, мы будем следить за развитием ситуации.

— Какие ваши первые впечатления от новой арены «Барыса»?
— Дело в том, что эту арену я видел ещё в процессе строительства. Как только заступил на свою должность – сразу поехал на стройку. У меня не было отпуска, я не ездил с командой в Швейцарию, мы все готовились к открытию нового дома «Барыса». Я видел всю грязь и мусор, которые были на месте этой красавицы-арены. В своей жизни мне доводилось бывать на современных хоккейных аренах, но что в Омске, что в Магнитогорске, что в Казани они стандартные, а у нас – необычная. Расположение трибун не пологое, а почти вертикальное. Складывается ощущение, что все зрители находятся над площадкой.
Арена ещё не «наряженная». Согласитесь, даже когда мы заезжаем в новую квартиру со всеми удобствами, нужно время, чтобы её обжить. Со временем внутри станет больше магазинов и кафе.

— В своей хоккейной карьере на какой самой впечатляющей арене вам доводилось играть?
— За океаном я так ни разу и не побывал, а на чемпионатах мира в Европе доводилось играть на классных аренах. Помню, в своё время пришли в шок от вида чешской «О2 Арены», которая вмещает 17 000 зрителей. И представьте, что чаша битком! Да ещё в матче против хозяев. После пятой минуты мы «горели» уже прилично, давление трибун сказывалось.

Новая арена «Барыса» — впечатляющее сооружение, но законченным его назвать сложно. Будет ли она меняться со временем?
— Конечно, арена ещё не «наряженная». Согласитесь, даже когда мы заезжаем в новую квартиру со всеми удобствами, нужно время, чтобы её обжить Со временем внутри станет больше магазинов и кафе. Мы планируем открыть музей хоккея, есть задумки по различным развлекательным проектам. Необходимо, чтобы новая арена жила не только во время домашних матчей «Барыса», она должна стать развлекательным центром, в который будет интересно приходить каждый день. У нас уже есть заявки на концерты. Арена ведь быстро трансформируется под любые мероприятия, вместимость отличная, так что не будет никаких проблем в случае приглашения топ-звёзд.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 22
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →