4 года с момента гибели «Локомотива»
Фото: РИА Новости
Текст: Мария Роговская

Погибшие на взлёте. Помним

Прошло 4 года со дня страшной трагедии. В день памяти «Локомотива» — о тех, кому уже не суждено выйти на лёд… Весь хоккейный мир помнит.
7 сентября 2015, понедельник. 13:00. Хоккей
Страшная трагедия произошла 7 сентября 2011 года. В 15:58:36 мск в простых метеоусловиях самолёт начал разбег по взлётно-посадочной полосе ярославского аэропорта «Туношна». Во время разбега Як-42 выкатился за пределы полосы и взлёт произвёл с грунта в 400 метрах за её торцом. Полёт длился несколько секунд: лайнер набрал высоту не более 5-6 метров, затем столкнулся с радиомаяком, врезался в землю на берегу реки Туношонки (недалеко от её впадения в Волгу) и взорвался. Часть обломков и хвост упали в реку. Выжил только один человек: инженер по авиационному и радиотехническому обслуживанию Александр Сизов. Остальные 44 человека (36 пассажиров и 8 членов экипажа) погибли.

Гибель хоккейной команды привлекла внимание всего мира. Кроме российских граждан в команде был гражданин Швеции — Стефан Лив, Германии — Роберт Дитрих, два гражданина Чехии — Ян Марек и Карел Рахунок и гражданин Словакии — Павол Демитра. На борту самолета Як-42 находилось 26 молодых, талантливых игроков. Мы вспоминаем о том, какими были эти ребята, которые больше никогда не выйдут на лёд.

Виталий Аникеенко


Мало кто знает, что Виталий был не просто отличным защитником и добрым человеком, но ещё и аспирантом первого года обучения факультета физической культуры, спорта и туризма Тульского государственного университета. О нём рассказал его преподаватель Вячеслав Ермаков.

«Виталик был хороший парень, жизнерадостный, жизнелюбивый, открытый, весёлый. Характер у него был типичного защитника, во всех смыслах слова.

Он весной привёз все документы, сдал вступительные экзамены. Он хотел иметь профессиональное спортивное будущее. И мечтал по окончании аспирантуры стать кандидатом наук. А ещё он был очень весёлым парнем, с самоиронией. Мы с ним виделись в июле, когда он приехал из Ярославля. У него была сломана нога и были проблемы с зубами. О себе он тогда говорил в третьем лице: «Завтра Виталик к родителям в Киев поедет. Вставит зубы и будет опять красивым!»
1. Аникеенко Виталий Сергеевич
2. Бахвалов Юрий Алексеевич
3. Беляев Александр Владимирович
4. Баландин Михаил Юрьевич
5. Васюнов Александр Сергеевич
6. Вашичек Йозеф
7. Вьюхин Александр Евгеньевич
8. Галимов Александр Сергеевич (скончался в больнице)
9. Дитрих Роберт Генрихович
10. Демитра Павол
11. Зимин Андрей Валерьевич
12. Калимулин Марат Натфуллович
13. Карповцев Александр Георгиевич
14. Калянин Александр Игоревич


Он должен был приехать к нам осенью, чтобы начать обучение в аспирантуре. Когда мы узнали о его гибели, мы были в шоке. У него было столько планов на будущее, и тут всё оборвалось», — вспоминает Вячеслав Ермаков в интервью «Комсомольской правде».

Михаил Баландин


Защитник Михаил Баландин работал под руководством Петра Воробьёва, который рассказал о нём с огромной теплотой.

«То, что из Мишки выйдет отличный хоккеист и защитник, я понял после одного забавного случая. Поехали мы как-то с ребятами 1980 года рождения на Турнир четырёх в Чехию, в какой-то из небольших пограничных с Австрией городков. Летели через Вену, поэтому должны были проходить паспортный контроль на границе. И вот, значит, сидим мы в автобусе, ждём… Все ребята приготовили уже паспорта. Мишка тоже достал и сидит, постукивая паспортом по окошку. И достучался – уронил его в зазор между кузовом и обшивкой салона. Мы в шоке: что делать? Разбирать салон, так на это несколько часов уйдёт, да и никто не стал бы нам это бесплатно делать. Просидели мы тогда из-за этого паспорта на границе часов шесть: и на тренировку не успели, и сами все измотались. Короче говоря, я тогда на Мишку всех собак спустил. Но он, что удивительно, после всей этой паспортной истории не впал в отчаяние и не озлобился на меня. Наоборот, он лучше всех сыграл на том турнире. После этого я понял, какая у него твёрдая нервная система и что из него выйдет толк в хоккее. Он и потом не раз доказывал крепость своего характера.

С годами Мишка ещё больше окреп и стал уверенней себя чувствовать на площадке. В последние годы он был одним из сильнейших оборонцев в лиге – обыграть его один в один практически не представлялось возможным для соперника. Я встречался с Мишей незадолго до трагедии. Он был очень рад вернуться в Ярославль. Ему безумно хотелось играть именно за «Локомотив», и я думаю, у него бы все получилось», – вспоминает тренер Пётр Воробьёв в интервью «Ярославскому региону».

Александр Васюнов


Про Александра Васюнова рассказал его друг и партнёр по юношеской команде Илья Нефёдов.

«Саня всегда был лидером команды. Тренеры его ставили только в первое звено. Он был очень напористым, забивал много шайб и постоянно становился лучшим бомбардиром тех или иных турниров.

Он всегда хотел выступать в НХЛ – сильнейшей хоккейной лиге мира. Да, я думаю, что это мечта любого профессионального хоккеиста – поиграть за океаном. Первое время в Америке ему было очень непросто. Саша был там один. Когда мы созванивались, говорил, что ему не хватает общения, ведь в том городе, где он жил, было очень мало русских. К тому же ему приходилось и готовить, и стирать… В какие-то моменты Саша был очень подавлен. Особенно когда не ладилось и с игрой. Он считал, что ему будет куда полезней провести сезон в КХЛ, чем возвращаться в АХЛ. Он хотел поднабраться сил, окрепнуть, чтобы уже потом не мотаться по низшим американским лигам, а окончательно обосноваться в НХЛ», – рассказывал «Ярославскому региону» Илья Нефёдов.

Йозеф Вашичек


Чешский нападающий Йозеф Вашичек долго выступал в НХЛ, затем приехал в «Локомотив», где стал любимцем болельщиков, которые шутя называли его «Забивашичек». О своём партнёре и друге рассказал знаменитый латвийский защитник Сандис Озолиньш.

«В «Харрикейнз» мы отыграли вместе полтора сезона — с октября 2000 года до середины января 2002-го, когда меня обменяли во «Флориду». Прекрасно помню его, 20-летнего, только-только появившегося в тренинг-кэмпе «Каролины». Йозеф был самый большой и высокий игрок в команде. И уже тогда было видно, что Вашичек — очень талантливый и умный хоккеист. И за эти 11 лет он не растерял свой талант, напротив — преумножил его. Плюс возмужал.

Йозеф был одним из самых влиятельных игроков не только в «Локомотиве», но и во всей КХЛ. За ним всегда был нужен глаз да глаз. Он и так был здоровый, а когда занимал место перед воротами, то сдвинуть его с пятачка практически не представлялось возможным — нужно было прибегать к ловкости, хоккейным хитростям.

А как человек — очень позитивный, весёлый, приятный и отзывчивый. Расставшись с «Каролиной», мы не теряли контакта: и в НХЛ, и в КХЛ, когда наши команды уже встречались как соперники, всегда старались найти время, чтобы пообщаться, поинтересоваться делами друг друга», – поделился воспоминаниями Сандис Озолиньш в интервью изданию «Фан-зона КХЛ».

Александр Вьюхин


Вратаря Александра Вьюхина, удивительного человека во всех отношениях, вспоминает его тренер Леонид Киселёв.

«Вообще Саша по рождению свердловчанин и мальчишкой попал в харьковский спортинтернат. Его в 17 лет взяли в киевский «Сокол». Советский союз разваливался, и мне тренер «Сокола» Александр Сеуканд тогда посоветовал Вьюхина.

Саша вообще был светлый человек. Много, наверное, наживший себе неприятностей на том, что он достаточно прямой. И в частности в хоккее. Он в раздевалке, несмотря на молодость, мог сказать веские слова, и его слушали. Он авторитетный парень, который никогда не лукавил, никогда не врал и говорил то, что он думает. Иногда это ему большие неприятности приносило, и, скажем, в «Авангарде» из-за этого его «ушли», но он всем всё доказал. Какие у нас тут были потом вратари, ну, может быть, за исключением Рамо, я никого не хочу из ребят обидеть, но Саша был не хуже их. Ни как человек, ни как вратарь. Недаром он все рекорды побил – и в суперлиге, и в КХЛ. И ещё бы побил, если бы вот не трагедия.

Был ещё такой момент: играли в Москве со «Спартаком», «сгорели» в одну шайбу. И Саше от красной линии тогда забили гол. Они стояли с Серёжей Храмцовым по очереди, «Спартак» приехал в Омск, и была очередь Храмцова. За день до игры Саша подходит и говорит: «Леонид Георгиевич, поставьте меня, я их один порву». И при равной абсолютно игре мы их обыграли 7:0. Сашка колоссально стоял. Я после игры говорю: «Сань, ты у меня почаще просись таким образом». Он человек с характером, целеустремлённый человек, и я скажу, что его спортивное долголетие и то, что он на таком высоком уровне играл, заслуга его характера. Светлая ему память», — сказал тренер Леонид Киселёв в интервью порталу «Sports.ru».

Александр Галимов


Александр Галимов был мужественный, смелый и весёлый человек. О сыне рассказала мама нападающего Елена Леонтьевна.

«В «Ак Барс» его звали в последний год. Татарин же. Предложение было очень хорошее, но тогда куда только не звали. В «Динамо». Кажется, в Магнитогорск. Но в Ярославле остался, он тут вырос. «Локомотив» хороший контракт дал на четыре года. А главное, хотел второго ребенка. Говорил: «Мам, если что, поможешь».

Саня со швейцарских сборов вернулся: «В этом году кубок наш будет. Такие пацаны собрались, просто супер…» Видели бы вы два их товарищеских матча перед сезоном, с Череповцом и Нижним!

Друзья сына таким теплом нас окружили, что только они и удержали в этой жизни. Нас не будет — и за могилой сына ухаживать станет некому. Ребята всё-таки играют, им некогда. Недавно приезжал в Ярославль отец МакКримона. Вспоминал: «Сын рассказывал, что есть у него в команде молодой охотник, отличный парень…» Мы ему картину подарили. Как раз на охотничью тему», – вспомнила Елена Леонтьевна в беседе с корреспондентом издания «Спорт-экспресс».

Роберт Дитрих


Немецкий защитник Роберт Дитрих родился в Казахстане. После распада СССР его семья переехала в Германию, где он увлёкся хоккеем и пробился в сборную страны. О переезде своего сына в Ярославль рассказала мама защитника Мария.

«Он очень восторгался игрой Павола Демитры и Йозефа Вашичека. Говорил, что до них ему ещё расти и расти. Помню, в Лейкербаде мы сидели в одном ресторанчике, и он принялся объяснять папе, как Вашичек мастерски владеет клюшкой, вскочил и начал что-то с восторгом показывать, а все посетители оборачивались и, улыбаясь, смотрели на него, не понимая, что он такое изображает. А про Сашу Галимова так вообще отдельная история. Дело в том, что Саша был первым игроком из команды, кто подошёл к Роберту в раздевалке знакомиться. Подошёл и спросил: «Роберт, ты разговариваешь по-русски?» На это Роберт, разумеется, ответил: «Нет». Тогда Саша предложил ему: «Давай я буду учить тебя русскому, а ты будешь натаскивать меня по английскому!» Саша вообще был уникальным человеком. Роберт всегда говорил: «На Сашу Галимова можно один раз посмотреть с утра и потом весь день ходить и улыбаться». А ещё он очень сдружился со Стефаном Ливом. Везде с ним вместе ходили. Стефан ведь не знал русского языка и, видимо, надеялся, что Роберт что-то понимает по-русски и, если что, сможет ему объяснить на английском. Но на самом деле у Роберта с русским были тоже очень большие проблемы: ни писать, ни разговаривать на русском он не умел. Мог только что-то прочитать или разобрать обрывки фраз в разговоре. Просто когда мы переехали жить в Германию, потребность в русском языке отпала. Ещё какое-то время мы продолжали говорить дома на русском, но когда Роберт пошёл в школу, ему нужно было в первую очередь учить немецкий. Поэтому русский язык вскоре позабылся.

Многие общепринятые в России вещи Роберту были просто непонятны. Например, его удивила мужская традиция здороваться за руку. Просто в Германии или в Америке всё приветствие составляет одно лишь слово: «Хай!» Но когда он пришёл первый раз в раздевалку «Локомотива» и увидел, что при входе все ребята проходят по кругу и со всеми лично здороваются за руку, он тоже решил обойти всех и поприветствовать. Однако Роберт почему-то посчитал, что так нужно делать при каждой встрече, даже если куда-то ушёл всего на несколько часов. Поэтому, вернувшись в раздевалку после обеда, решил поздороваться со всеми заново. Первым сидел Саша Вьюхин. Роберт подошёл и протянул руку, на что тот в недоумении ему ответил: «Ты что, пацан, будешь теперь со мной по четыре раза на дню здороваться?» — вспоминала Мария в интервью «Ярославскому региону».

Павол Демитра


На льду Павол Демитра был джентльменом, ещё его называли профессором. Что уж говорить про жизнь вне хоккейной площадки. В Словакии Демо считался кумиром, образцовым хоккеистом. О своём друге и бывшем одноклубнике известный нападающий НХЛ и популярный хоккейный эксперт Джереми Рёник написал в своей книге.

«Мы с Демитрой жили в одном номере, я очень любил этого парня. Да вы и не сможете найти кого-то, кто плохо к нему относился. Он был полон жизни и бесконечно любил эту игру. Он всегда был готов прийти на помощь, подставить плечо. Когда Кит Ткачак играл вместе с Демитрой в «Сент-Луисе», то мне рассказывали, что они спорили, словно пожилая семейная пара. Ткачак считал Демитру близким другом и часто приглашал в гости к себе домой. Если Кит пускал кого-то в узкий круг своих друзей, то можно было с уверенностью сказать, что это достойный человек», — писал Джереми Рёник в автобиографии.

Марат Калимуллин


Защитник Марат Калимуллин был добрым и отзывчивым человеком. Он всегда с удовольствием помогал детской школе в Набережных Челнах, приезжал к ребятам и проводил для них мастер-классы. Об удивительном характере этого защитника рассказал тренер ДЮСШ «Челны» Владимир Бубукин.

«Как-то Локомотив играл в Нижнекамске. Мы поехали на матч, а после игры надо было уезжать – поздно уже, автобус был заказной. Да и «Локомотив» проиграл. Думали, что Марату наверняка было бы не до нас. Уехали, не повидавшись с ним. Но едва выехали из города, звонок от Марата. Оказалось, что после матча он быстро принял душ, выбежал к нам. А мы… а мы уже уехали. Знаете, вот даже в этих мелочах можно сказать, насколько он был простой и добродушный человек! Ведь на льду он был очень жёстким игроком, отличным защитником. А вне площадки – прекрасный, добрый парень», — вспоминал Владимир Бубукин в разговоре с корреспондентом «Комсомольской правды».

Александр Калянин


Про талантливого нападающего Александра Калянина рассказал его тренер Александр Ардашев.

«Для меня, не скрою, стало большим удивлением то, как раскрылся Саша. Хотя я изначально знал, какой большой в нём скрыт потенциал. Ещё когда я работал тренером во второй команде «Локомотива», ко мне подходила Сашина мама, интересовалась, будет ли из её сына толк. Я сказал, что мастерство у него есть, но недостает хорошей техники катания, что нужно немного подождать, чтобы окрепли ноги. Зато характер у Сашки был просто сумасшедший! Играл он агрессивно и напористо. Помню, на одном из турниров в Финляндии перебил всех соперников из шведской команды, так что мне даже пришлось его останавливать.
15. Кирюхин Андрей Анатольевич
16. Клюкин Никита Сергеевич
17. Королев Игорь Борисович
18. Кривоносов Николай Иванович
19. Куннов Евгений Геннадьевич
20. Кузнецов Вячеслав Михайлович
21. Лив Стефан Даниэль Патрик
22. Марек Ян
23. МакКриммон Брэд Байрон
24. Остапчук Сергей Игоревич
25. Пискунов Владимир Леонидович
26. Рахунек Карел
27. Салей Руслан Альбертович
28. Сидоров Евгений Владимирович
29. Скрастиньш Карлис Мартинович
Но больше всего, на мой взгляд, на Сашину карьеру в большом хоккее повлиял предсезонный сбор 2007 года, который он провёл в ХК МВД. Хотя сборы длились всего пару месяцев, этот небольшой временной промежуток его очень здорово изменил. Он стал совершенно другим человеком. У него изменилось отношение к игре. На площадке стал вести себя как настоящий профессиональный игрок. Однако в основной команде, к сожалению, ему тогда шанса не дали, поэтому он и вынужден был уехать в Челябинск. Неудивительно, что там он сразу заиграл и через год его вернули обратно», — вспомнил Ардашев в интервью «Ярославскому региону».

Андрей Кирюхин


Про сильный характер нападающего Андрея Кирюхина, его талант и целеустремлённость рассказал друг игрока Анатолий Жибарев.

«Андрюха всегда был лучшим во всём. Я его знал с раннего детства, у нас родители дружили. Мы с ним много времени проводили вместе, играли в футбол и хоккей, делали уроки. Особенной чертой его характера была аккуратность. У него всегда всё было в полном порядке и на своих местах. Постоянно интересовался спортивными новостями, в первую очередь футбольными и хоккейными. Здорово играл в футбол – этого у него было не отнять. Отец его мечтал, чтобы Андрей стал знаменитым хоккеистом», — рассказывал Анатолий Жибарев «Ярославскому региону».

Никита Клюкин


К молодому нападающему Никите Клюкину все вокруг относились с огромным уважением. О его капитанском характере рассказал тренер игрока Борис Пушкарёв.

«Про него и плохого-то ничего и не вспомнишь. Все о нём всегда отзывались только хорошо и ставили в пример другим ребятам. Он своим трудом завоёвывал к себе уважение со стороны преподавателей и тренеров. Не зря Никиту выбрали капитаном молодёжной команды. Ему идеально подходила эта роль. И не зря все тренеры «Локомотива» доверяли ему место в основном составе. Ведь, по сути, только Никита из всех ребят своего возраста сумел пробиться в основной состав команды, хотя вместе с ним росло очень много талантливых ребят», — приводит слова Бориса Пушкарева сайт памяти «Локомотива» hclokomotiv2011.ru.

Стефан Лив


Воспоминаниями о своём бывшем одноклубнике, невероятно добром и улыбчивом вратаре Стефане Ливе, поделился Владимир Тарасенко.

«Стефан был классным парнем, добрым, отзывчивым. Он очень помог нам, во многом благодаря его надёжной игре «Сибирь» так удачно выступала. Его очень любили болельщики. В память о Стефане на его месте в раздевалке мы повесили его игровую майку, а под его портретом стояли живые цветы», — вспоминал Тарасенко в интервью порталу «Спортбокс».

Ян Марек


О чешском нападающем Яне Мареке, который был одним из лучших в составе национальной сборной, рассказал тренер команды Алоиз Гадамчик.

«У меня нет слов. Я не знаю, что говорить. Ян Марек разговаривал со мной за две недели до катастрофы. Он рассказал, что у него родился ребенок. Спросил моего мнения о том, что он подумывает в связи с рождением ребёнка вернуться в Чехию и выступать за «Спарту». Я сказал ему: «Ян, уже поздно. Всё зависит от тебя, как ты сам решишь». И он решил остаться.

Карел Рахунек, Йозеф Вашичек и Ян Марек были не только прекрасные хоккеисты, но в первую очередь замечательные люди. Мне сложно описать свои чувства. В своей жизни я ни разу не переживал ничего подобного», – сказал Гадамчик чешскому изданию Hokej.cz.

Сергей Остапчук


Про Сергея Остапчука рассказал его бывший наставник, директор новополоцкой СДЮШОР по хоккею при ХК «Химик-СКА» Владимир Пульвер.

«Самым первым его тренером был Андрей Коробов, затем я. Сергей был надеждой нашей спортшколы. Несмотря на свой юный возраст, это был очень трудолюбивый мальчишка, у него уже тогда была цель. К тому же его отец тоже был хоккеистом. Даже неспециалисту было видно, что из Сергея вырастет хороший, добротный спортсмен. Сергей был задиристым парнем. Однажды во время матча его посадили на скамью для штрафников. Он был разъярён, ведь до конца игры оставалось совсем мало времени. И когда вышел после штрафных минут на лёд, забил решающую шайбу. Я думаю, что все наши ребята и сейчас помнят тот эпизод. Мы тогда выиграли турнир. На память осталась фотография, на которой вся наша команда. И Сергей там самый маленький из нас...» — рассказывал Владимир Пульвер изданию «Naviny.by.Белорусские новости».

Карел Рахунек


Добрый, отзывчивый Карел Рахунек был одним из лучших защитников лиги. О дружбе с ним рассказал Сандис Озолиньш.

«Было это в первой половине регулярного чемпионата НХЛ — 2006/2007. Мы играли с Карелом в одной паре. Рахунек — очень хороший игрок. Он стал чемпионом мира, самым результативным защитником регулярного чемпионата КХЛ. В КХЛ его авторитет был очень высок — все команды знали, на что он способен. Находясь на льду, Карел своей игрой громко говорил о себе, а вне площадки был тихим и спокойным человеком», — вспоминал Озолиньш в интервью корреспонденту «Фан-зоны КХЛ».

Карлис Скрастиньш


Озолиньш рассказал и о другом защитнике, своём соотечественнике Карлисе Скрастиньше.

«У него было железное желание. Поскольку невозможно провести столько лет и матчей на высочайшем уровне без единой травмы, без болячек, без синяков, растяжений и ушибов. Да и, думаю, ни у одного человека нет такого организма, чтобы в нём что-то не болело… Особенно если он занимается таким контактным видом спорта, как хоккей. Желание Карлиса играть, его характер, умение терпеть боль и позволили Скрастиньшу заслужить репутацию «железного человека». При этом он был очень добрым, отзывчивым и порядочным», — сказал Озолиньш в беседе с корреспондентом «Фан-зоны КХЛ».

Руслан Салей


Про своего соотечественника, лидера белорусской сборной, рассказал Алексей Калюжный. Во время чемпионата мира в Минске Калюжный, комментируя свою капитанскую нашивку, сказал: «У нас есть один капитан — Руслан Салей. На все времена. Я – исполняющий обязанности».

«Тот ответ стал продуктом внутренних ощущений. Я потом вспоминал и понял, что мне очень легко дались слова о Руслане. Всё было спокойно. В правильном месте и вовремя. Очень гармонично. Каждый раз, когда ты приезжаешь в сборную и надеваешь капитанский свитер… Личность Руслана настолько сильная, что ощущается в команде до сих пор. Все ребята, которые играли в период его лидерства в коллективе, чувствуют, каким должен быть настоящий капитан. В подобные моменты дух Салея присутствует в раздевалке», — признался Алексей Калюжный в интервью порталу «Sports.ru».

Павел Снурницын


Про своего брата Павла Снурницына, его любовь к хоккею и преданность своему делу рассказала сестра нападающего Анна.

«Хоккей был для Пашки смыслом жизни. Я не помню, чтобы он хоть раз пропустил тренировку. Я очень удивлялась, как ему не лень вставать в такую рань, в пять-шесть утра, и ехать во дворец на тренировку. Возвращался тоже за полночь. Один раз мы его с папой даже потеряли. Он задержался на тренировке, и мы его поехали во дворец искать. Хотя в лишней опеке Пашка никогда не нуждался. Он с детства вёл себя по-взрослому. Чётко знал для себя, как нужно лучше сделать, поступить. И своими хоккейными заслугами никогда не хвастался: то ли стеснялся, то ли боялся сглазить. Про то, что его куда-то взяли, мы с папой узнавали последними. Хотя хоккею он отдавал очень много сил и времени. Помню, как в школе до трёх часов ночи за него биологию делала. За день на тренировках он так выматывался, что просто валился с ног», — рассказала Анна в беседе с корреспондентом «Ярославского региона».

Данил Собченко


Нападающий Даниил Собченко был очень добрым, внимательным и воспитанным молодым человеком, преданным своей семье и друзьям. Его друг и партнёр по молодёжной сборной Никита Двуреченский вышил фамилию Даниила на своих крагах.

«На сборах перед золотым чемпионатом мы с Данилой мечтали выиграть его, поднять над головой кубок и одеть медали. И всё это сделали вместе, а сейчас его нет… Смотрю фото — и слёзы…

Идея играть в крагах, на которых вышита фамилия Даниила Собченко, пришла ко мне через какое-то время после гибели «Локомотива». Для себя я решил, что до конца своей карьеры, которая, надеюсь, будет долгой, буду играть в таких перчатках. За какую бы команду я ни выступал», — признался Двуреченский в интервью официальному сайту ХК «Витязь».

Иван Ткаченко


Иван Ткаченко был очень светлым человеком. Добрым, отзывчивым, улыбчивым. После трагедии выяснилось, что он инкогнито перечислял значительные суммы на благотворительность, помогая лечить больных детей. Об этом удивительном человеке рассказал его друг Евгений Панин.

«Ванька с детства привык со всеми делиться, но про пожертвования он никому никогда не рассказывал. Даже от жены Марины держал это в строжайшей тайне. Но я несколько лет назад случайно узнал о Ваниной тайне. Однажды искал что-то в его компьютере и случайно натолкнулся на электронный перевод. В силу своей любознательности поинтересовался у него, что это такое. Так как мы были хорошими друзьями и никогда ничего не скрывали друг от друга, он мне рассказал, что переводит деньги одной из детских клиник, и взял с меня слово никому об этом не рассказывать. Я, разумеется, держал это в тайне. Я думаю, что жене он не рассказывал про пожертвования, потому что чувствовал неловкость из-за того, что принял это решение самостоятельно, не посоветовавшись с ней.
30. Снурницын Павел Сергеевич
31. Собченко Даниил Евгеньевич
32. Ткаченко Иван Леонидович
33. Траханов Павел Сергеевич
34. Чурилов Геннадий Станиславович
35. Шувалов Максим Алексеевич
36. Ярчук Артем Николаевич

Экипаж:
37. Солонцев Андрей Анатольевич, командир
38. Жевелов Игорь Константинович, 2-й пилот
39. Журавлев Сергей Валерьевич, бортмеханик
40. Сарматова Елена Александровна, бортпроводник
41. Максумова Надежда Музофаровна, бортпроводник
42. Шавина Елена Михайловна, бортпроводник
43. Матюшкин Владимир Юрьевич, бортмеханик
А потом, видимо, стеснялся ей в этом признаться. Он был очень сердобольным. У меня порой проскакивали даже мысли, что Ванька – парень-то святой. Однажды во время паузы в чемпионате мы всей своей компанией пошли на концерт «Мамулек» («Мамульки-бенд»), чтобы развлечься. Сели за столик, о чём-то разговаривали, и я вспомнил историю, которая произошла у моей жены на работе: женщина из-за неразделённой любви покончила с собой, оставив сиротой малолетнего ребёнка. Все ребята поохали-поахали и продолжили общаться дальше, а Ванька отошёл в угол и заплакал. Я подошёл к нему и спросил: «Что случилось?» А он мне в ответ: «Ребёнка жалко», — поделился этой историей Евгений с корреспондентом «Ярославского региона».

Павел Траханов


Павла Траханова вспоминает Борис Михайлов, тренер, под началом которого Павел играл в ЦСКА в Суперлиге в 1998-2000 годах.

«Когда в 1998 году я возглавил штатную команду ЦСКА, в ней играли многие молодые воспитанники «армейской» школы 1978 года рождения. Павел Траханов, Игнатов, Кровопусков, Денис Хлопотнов, мой сын Егор Михайлов, позже присоединился Евгений Королёв. Все эти ребята прошли с тренером Александром Волчковым через тернии высшей лиги, сезон отыграли в Суперлиге, и вместе мы начали работать над созданием боеспособного коллектива.

Пашка в игре был отчаянный парень, а на тренировках больше всего – добросовестный. Он подкупал тем, что всегда работал над повышением собственного мастерства. Когда было тяжело, никогда не ныл. Порой его даже приходилось останавливать. В игре – жесткий, цепкий, никого не пропустит. Всегда шёл к поставленной цели и добился в итоге всеобщего признания. Стал защитником высокого уровня. Дважды подряд серебряным призёром КХЛ просто так не становятся. У него и сейчас был и запас сил, и энергии, и мастерства. Мне было легко с ним работать», — признался Михайлов в интервью официальному сайту ХК «Атлант».

Юрий Урычев


Защитник Юрий Урычев стал чемпионом мира на МЧМ в Баффало, отыграв весь турнир на уколах и выходя в первой паре. Он был добрый и искренний человек, о его характере рассказала мама игрока Екатерина.

«Сын большой, могучий. И я ему по плечо. Он меня обнимет, и так мы могли просто гулять часами по городу. Всегда в обнимку. «Мам, пойдём тебе туфли купим! Сразу две пары!» Большой ребенок. Даже если я из-за чего-то обижусь на него, он мог на четвереньках приползти в мою комнату и рычать: «Я – лев! Я – тигр! Р-р-р!» В кроватку ко мне прыг – и спрятался. Невозможно было обижаться на него. Не было ни дня, чтоб он мне не позвонил, не спросил, как дела», — вспоминала мама защитника Екатерина в беседе с корреспондентом «Ярославского региона».

Геннадий Чурилов


Про жизнерадостный характер и хоккейное мастерство нападающего Геннадия Чурилова рассказал тренер Пётр Воробьёв.

«Гена отлично влился в команду. Центральный нападающий вообще особая, основообразующая фигура в команде, к которой должны тянуться другие игроки. Он должен объединять звено, ведь к нему идут все игровые нити. К тому же он должен обладать огромной силой духа и высоким интеллектом. В Гене всё это, безусловно, было. Он отлично справлялся со своими обязанностями. При этом всегда оставаясь очень жизнерадостным и открытым парнем», — отметил Воробьёв в интервью «Ярославскому региону».

Максим Шувалов


Родители Максима Шувалова Светлана и Алексей поделились воспоминаниями о жизнерадостном и весёлом характере сына и его мечтах.

«Максим был очень самодостаточным, даже в детстве, бережно относился ко всем вещам. Его любимая обувь – белые кроссовки. Представляете, даже в слякотную погоду он приходил домой, не испачкавшись, как будто по воздуху летал. А уж какой шутник! Постоянно подшучивал над нами, своей девушкой и друзьями, но по-доброму, чтобы потом все вместе могли посмеяться. Вообще он был очень открытым человеком. Его любили тренеры, ребята за его жизнерадостность. Последний тренер предрекал ему хорошую карьеру.

Конечно, для нас он всегда оставался ребёнком. Столько волнений: поездки на игры, да тут ещё экзамены начались. Помню его первый ЕГЭ: прошло совсем немного времени с начала, он звонит, что всё написал. Мы спрашиваем: «Максим, ну что же так быстро?» А он в ответ: «Так чего сидеть? Всё, что я знал, написал. Того, чего не знаю, всё равно не вспомню». Его всегда отличала быстрота движений, стремительность.

Несмотря на то что уже в старшем возрасте у них было по две-три тренировки в день, Максимка понимал, что учиться нужно прежде всего для него самого. Хоккей стал для него работой только с прошлого года. У него были все шансы стать великим спортсменом, ему только-только приоткрылась дверь в большой спорт… Он мечтал жить в Ярославле, играть на «Арене-2000». Помню, когда они с папой поехали первый раз смотреть хоккей в Ярославль, он сказал: «Как бы я хотел здесь играть!» — рассказывали Светлана и Алексей Шуваловы в беседе с корреспондентом издания «Аргументы и факты».

Артём Ярчук


Бабушка Артёма Ярчука Альбина Николаевна прошла с внуком все шаги хоккейной школы, от первых тренировок до игры за молодёжную команду. Она приходила на матчи и тренировки и даже дома помогала внуку играть в хоккей.

«Артём пришёл в команду, где все ребята были на год старше его, а он до этого не то что не умел кататься, даже на коньках ни разу в жизни не стоял! Первые дни передвигался по площадке маленькими шажочками, вцепившись руками в борт, но быстро освоился: на третий день сам разжал ручки и поехал.

Как же он любил хоккей! Артём, когда маленьким с тренировки приходил, тут же снова начинал в хоккей скорей играть! У нас соседка была – пожилая женщина, так он и её научил. И вот с одной стороны по его команде вставала Людмила Сергеевна, с другой – я. Мы как бы на воротах. Ворота – кресло или диван. Я пыталась сопротивляться: «Устала, не хочу!» «Нет, бабуля, надо играть в хоккей! – запальчиво кричал Артёмка. – Я буду сейчас вам гол забивать!» И забивал! То мне, то Людмиле Сергеевне. Потом менялись: он вставал на ворота, а мы пытались забить ему!» — вспоминала Альбина Николаевна в разговоре с корреспондентом издания «Советский спорт».
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 132
5 декабря 2016, понедельник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →