Алексей Морозов
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Мария Роговская

Морозов: один раз меня спрашивали, увольнять ли Билялетдинова

Алексей Морозов – о распаде тройки с Зиновьевым и Зариповым, золоте Квебека, поражении на ОИ в Ванкувере и советах Билялетдинова.
29 сентября 2015, вторник. 14:35. Хоккей
Алексей Морозов завершил карьеру больше года назад, но только этим летом нападающего и лидера чемпионского «Ак Барса» с почестями проводили в Казани. Под своды «Татнефть Арены» подняли майку Морозова с номером 95 под овации трибун, ровно так, как было, когда капитан поднимал над головой кубок Гагарина

Капитан «Ак Барса» и сборной России, воспитанник «Крыльев», один из лидеров «Питтсбурга», а сейчас управляющий директор МХЛ. С Алексеем Морозовым мы вспомнили самые памятные истории из его карьеры. Он рассказал, как оказался в «Крыльях» и ездил на тренировки через всю Москву на первом утреннем поезде; как уехал за океан, где познакомился с Марио Лемье и играл в одной команде с Яромиром Ягром; как чуть не перешёл в «Рейнджерс», куда его приглашали звёзды Бродвея, но выбрал «Ак Барс»; как в Казани сложилось знаменитое звено с Сергеем Зиновьевым и Данисом Зариповым; как он однажды отговорил руководство клуба увольнять Зинэтулу Билялетдинова, и команда стала чемпионом; как Билялетдинов научил его быть капитаном и насколько тяжело ему далось решение о завершении карьеры.
Жалко, что наше звено с Зиновьевым распалось. Может, он сейчас бы так не поступил, зная, к чему это приведёт. Но такой у него характер. Сергей вспыльчивый. Если у него что-то не получается, то он делает поспешные выводы. Бывает, что игра не пойдёт — и он может к руководству пойти, на всех пожаловаться, на Билялетдинова, на партнёров. А вообще он – хороший парень.

«Крылья Советов». «Мы бежали в метро к 5.25 утра…»


Свою карьеру Алексей Морозов начал в хоккейном клубе «Крылья Советов», который дал ему путёвку в большой хоккей. Морозов считает «Крылья» своим домом и делает всё для возрождения клуба, который уже несколько лет не участвует в чемпионатах МХЛ и ВХЛ.

«Я оказался в «Крыльях» следом за отцом. Он был тренером в «Локомотиве», и ему предложили взять ребят 1978 года в «Крыльях». Он меня и перетянул за собой. Мой старший брат занимался в ЦСКА, его не стали переводить, он уже прижился в команде. Под руководством отца я играл мало, его команда была младшего возраста, но он был тренером молодёжной команды «Крыльев», и несколько матчей под его руководством я всё-таки провёл. Часто я тренировался с командой отца, когда ждал его после школы. Мы жили далеко, было удобнее возвращаться вместе.

У нас была дружная команда, с ребятами из школы общаемся до сих пор — созваниваемся, собираемся раз в год. Ещё известные хоккеисты? Дмитрий Набоков был девятнадцатым номером первого раунда драфта, в «Чикаго» и «Айлендерс» играл. Сашка Трофимов в «Ак Барсе» играл, в сборную вызывался, но с ним несчастный случай в Турции произошёл. Он попал в аварию на мотоцикле, долго лечился, полтора года пропустил. Ему колено по кусочкам собирали. Так и загубил карьеру…

Первые сезоны в хоккее для меня складывались тяжело, а потом при Константине Ивановиче Смирнове я прибавил, стал попадать в сборную Москвы, потом в молодёжную сборную России. Когда меня отцепили, я очень расстроился, но решил ещё больше работать. И прибавил со временем. Я практически пропустил переходный период из молодёжного хоккея во взрослый, сразу попал в первую команду «Крыльев» к Игорю Ефимовичу Дмитриеву. В 16-17 лет заиграл в основе молодёжной сборной.

Я люблю «Крылья», там всё по-семейному было. Школа находилась рядом с дворцом, иногда у меня были утренние тренировки до начала уроков. Потом после школы я возвращался на арену, делал уроки, ждал отца, с его командой катался. Когда было время между школой и тренировкой, мы с ребятами гуляли по Сетуни, ходили в кинотеатр «Минск». Потом игровые автоматы появились — мы там пытали счастья. Бывало, съездишь в сборную, получишь суточные и идёшь в автоматы играть. Выигрывал, но чаще проигрыши были. Потом понял, что не надо на это время тратить.

Сейчас идёт работа по возрождению «Крыльев», недавно встречались с руководством. Нельзя сказать, что получится из этого. Много людей приходило в «Крылья» с разными идеями и планами, но возродить клуб ещё ни у кого не получилось. Может, были другие цели, например, на стадион и инфраструктуру.

«Крылья Советов» нужны Москве. Я же не динамовец, у которого всё хорошо и новая арена. Кто-то не понимает, говорит: «А зачем они вообще?». Но для меня это не так. Если «Крылья» возродятся, это будет одним из самых радостных моментов в моей жизни. Недавно я там был, смотрел, как дети катаются, и вспоминал своё детство. Мы жили на Щёлковской, на другом конце Москвы. У нас был самый крайний дом ко МКАДу. Нас было трое игроков «Крыльев». Как сейчас помню, мы бежали к открытию станции метро к 5.25 утра, чтобы успеть на семичасовую тренировку. Подбегаем к метро, ждём открытия дверей, стоим с баулами и клюшками, а рядом бабушки стоят и спрашивают: «Вы куда, ребята, так рано-то?». «Нам надо», — отвечали», — вспомнил о своих первых шагах в хоккее Морозов.

НХЛ. Звёзды Бродвея звали поиграть за «Рейнджерс»


Семь сезонов Алексей Морозов провёл в «Питтсбурге», выбравшем талантливого форварда на драфте. Нападающий поиграл в одной команде с Марио Лемье и Яромиром Ягром, снялся в фильме «Брат-2» и был близок к финалу Кубка Стэнли, но выиграть трофей ему так и не удалось.

«Решиться на отъезд было несложно. В «Крыльях» менялось руководство, Игорь Ефимович уже тяжело болел, тренеры сменяли один другого. Я попал на драфт, и мне предложили контракт. Но я не сразу согласился, три года ещё поиграл за «Крылья». Помню, приехал в США 21 сентября, и у меня было всего 10 дней на акклиматизацию и работу с командой. «Предсезонку» я с «Крыльями» проходил, был в хорошей форме. Помню свой первый матч в НХЛ, играли с «Лос-Анджелесом». Уэйн Грецки вышел на площадку, я внимательно рассматривал его движения, думал: он это или нет. Я ведь мечтал о таком моменте!

Приятно было с Марио Лемье поиграть. Третий матч был, кажется, мы выиграли. Я иду по раздевалке, пью «Колу», навстречу Лемье. Он останавливает меня: «Что ты пьёшь, зачем себя травишь? Выпей лучше пиво из холодильника, оно полезнее и жажду утолишь». Я думаю: «Ничего себе!». Мне ещё 21 года не было, отмазался, что нельзя ещё. Приятно было поиграть с такими людьми, много полезного узнал от них.

Когда ближе всего были к победе в Кубке Стэнли? Один раз мы дошли до финала конференции. Там нашим соперником был «Нью-Джерси», тренером был Глинка, много чехов в команде. От одного игрока зависел результат команды. Ягр поругался с Глинкой, что-то ему не понравилось, и у них пошли разногласия. Восемь чехов разбились на два лагеря, они не понимали, слушать им Глинку или Ягра. А Ягр не захотел играть с Лемье в одном звене, и меня поставили туда. Началась какая-то чехарда, и команда сошла с дистанции, мы проиграли серию 1-4. Обидно, потому что неплохо шли. Причина их конфликта? Никто не знает, может, как раз из-за сочетаний звеньев или как играть против «Нью-Джерси».

После «локаутного» сезона, проведённого в Казани, у меня была возможность вернуться в НХЛ. Одно из самых интересных предложений сделал «Рейнджерс». Мне звонил генеральный менеджер клуба, Ягр, который тогда там играл. Они прислали мне даже специальный диск, я до сих пор его храню. На этом диске звёзды Бродвея, актёры знаменитые, которые любят клуб, на фоне Нью-Йорка зовут меня в команду: «Алекс, приезжай к нам, здесь классно. Мы тебя ждём». Очень красиво было. Я долго думал, но «Ак Барс» оказался более интересным вариантом для меня. Посмотрел на состав «Рейнджерс» — мне не хотелось играть там в третьем звене, выполняя оборонительные функции. Я решил остаться в Казани, поиграть за сборную и за клуб», — объяснил своё решение Морозов, которое наверняка кто-то посчитает спорным.

Казань. Игроки «Ак Барса» стали драться друг с другом


Во время локаута Алексею Морозову так понравилось в «Ак Барсе», что он уже не захотел возвращаться в НХЛ.
Мне звонил генеральный менеджер клуба, Ягр, который тогда там играл. Они прислали мне даже специальный диск, я до сих пор его храню. На этом диске звёзды Бродвея, актеры, которые любят клуб, на фоне Нью-Йорка зовут меня в команду: «Алекс, приезжай, здесь классно. Мы тебя ждём».
В Казани Морозов стал чемпионом России и двукратным обладателем Кубка Гагарина. Одним из ключевых факторов успеха «Ак Барса» была блестящая игра звена Зарипов – Зиновьев — Морозов.

«Уже в «локаутный» сезон Билялетдинов много доверял нам с Зиновьевым, ставил на большинство, например, хотя в команде было много звёзд. Мы играли в тройке с Глинкой или Ковальчуком, а Зарипов оказался в нашем звене в следующем сезоне. Так и сложилось наше звено.

Конечно, все победы с «Ак Барсом» памятны. И два Кубка Гагарина, и 2006 год, когда после провального «локаутного» сезона в нас никто не верил, а мы уверенно победили, показали своей игрой высокий класс.

Хотя в тот год была непростая ситуация. К нам приехал «Витязь», они раскатились перед игрой и вышли к бортику посмотреть нашу раскатку. А у нас на льду начинается драка внутри команды! Другие ребята, и я в том числе, их разнимают. Бойцы «Витязя» стоят растерянные, не понимают — с кем тут драться, все дерутся. Я не дрался, я разнимал. Что это было? Конфликт игроков, не хочу называть фамилии. Надо было как-то исправлять ситуацию, мы выиграли матч у «Витязя» и всей командой с женами пошли в ресторан, участники конфликта переговорили друг с другом, разобрались. И в этот год мы спокойно, уверенно стали чемпионами.

Жалко, что наше звено с Зиновьевым распалось. Может, он сейчас бы так и не поступил, зная, к чему это приведёт. Не сказать, что после Казани у него отлично сложилась карьера… В «Ак Барсе» он и играл лучше, и на лучших позициях был. Но такой у него характер. Сергей вспыльчивый. Если у него что-то не получается, то он делает поспешные выводы, а иногда лучше обдумать свои решения. Бывает, что игра не пойдёт — и он может к руководству пойти, на всех пожаловаться, на Билялетдинова, на партнёров. А вообще он хороший парень. Мы виделись недавно в Казани, над Зарей пошутили. Общаемся время от времени – с Данисом часто, а с Сергеем — реже», — рассказал Морозов.
Алексей Морозов
Фото: Фотобанк КХЛ

Алексей Морозов


Работа с Билялетдиновым. Его советы в жизни очень пригодились


Под руководством Зинэтулы Билялетдинова Морозов играл много лет, и от работы с таким выдающимся специалистом у Алексея остались лишь положительные воспоминания.

«Билялетдинов нашёл подход к игрокам, собрал в составе ребят, которые умеют выполнять его установку и воплощать его видение игры. Многие игроки работали с ним довольно давно, ещё со времён «Динамо», он перетянул их в «Ак Барс». У нас был тогда просто отличный коллектив, и все понимали, что победить можно только за счёт коллектива. Мы выиграли Кубок европейских чемпионов, проиграли в финале «Магнитке» Кубок России, а иначе смогли бы сделать золотой дубль.

Билялетдинов очень спокойный? Он очень сдержанный на публике. Но он может и вспылить, когда у команды не идёт игра. Может и накричать, и завести команду, встряхнуть в перерыве. Хороший тренер умеет не только спокойно на лавке стоять, но и заводить команду. Мы с ним много разговаривали и советовались. Билялетдинов всегда говорил: «Каждый спортсмен за себя отвечает. Чем больше ты сейчас тренируешься, больше работаешь, тем дольше ты поиграешь и будешь оставаться в хорошей форме».

Он меня сделал капитаном и много давал советов. Мы обсуждали разные моменты. Бывало, не пойдёт у меня игра, я сидел расстроенный, на себя обижен – ну, ничего не получается. Он видел это и вызывал поговорить: «Даже если у тебя не пошла игра, другие не должны смотреть на тебя и киснуть. Наоборот, их надо заводить, им пример подавать. Не может игра хорошо складываться 100 матчей подряд. Да, бывает, что чувствуешь усталость, но ты должен быть капитаном и лидером как в раздевалке, так и на площадке, на скамейке». Это Билялетдинов меня этому обучал. Мне его советы в жизни очень пригодились», — признался Морозов.

Уход из Казани. Это было предложение, но унизительное


Морозов ушёл из «Ак Барса» в ЦСКА летом 2013 года. Говорили, что Казань сделала ему предложение, но он выбрал «армейскую» команду.

«Я не могу сказать, что это было предложение. Мне сказали: «Если не трудоустроишься, то мы тебе поможем». Но соответственно уже на других условиях и с другими позициями в команде. Ну, как это расценивать? Как предложение? Ни один уважающий себя человек не захочет соглашаться, тем более если есть достойные предложения от других команд. Это можно назвать предложением, но оно было унизительным.

Сейчас у нас хорошие отношения с руководством «Ак Барса». Когда мы с Данисом уходили, нас наградили, президент республики поблагодарил нас за игру, за годы в «Ак Барсе». Недавно майку мою в Казани подняли, праздник устроили. Обида? Нет. Я и тогда не обижался, понимая, что клуб идёт на омоложение команды.

Очень приятно было недавно снова оказаться в Казани, где поднимали мою майку, вспомнил, какие были дерби Уфа — Казань. Это было такое важное для меня событие. Я вышел на лёд, болельщики поприветствовали меня, и я вспомнил те потрясающие эмоции, которые переживал, играя за «Ак Барс». Любому хоккеисту, спортсмену было бы приятно, что его труд так высоко оценили», — уверен Морозов.

Сборная России. Самое памятное – овертайм Квебека


Много лет Морозов был ведущим игроком сборной России и её капитаном. В составе команды он дважды становился чемпионом мира, причём первая победа, самая памятная для него и многих российских болельщиков, состоялась в Квебеке, на родине хоккея, когда в овертайме финального матча наша сборная впервые за 15 лет стала чемпионом, обыграв Канаду.

«Самое памятное – овертайм Квебека. Осознали, только когда сирена прозвучала, шлема скинули, и все побежали… Это был очень тяжёлый турнир, наши ребята получили много травм, серьёзно критиковали Илью Ковальчука, из-за того что он не забивал.
Один раз меня даже спрашивали, увольнять ли Билялетдинва. Была написана бумага на его отставку, но я настоял, чтобы нам дали время. И в этот год мы выиграли Кубок.
Мы читали прессу, следили за публикациями, но Илья человек, сильный духом, он не обращал внимания на критику. Илья много работал на команду, заводил нас в матче со шведами, когда я травму получил — драться полез. Быков поддерживал Ковальчука, говорил, что Илья делает свою работу, а голы придут. Вот они и пришли в самый нужный момент.

Всё складывалось тяжело, но это лишь закалило нас. Мы вышли на финал против канадцев и тут же получили пару голов. Тяжёлое начало, но терять было нечего. Сборная России 15 лет ничего не выигрывала, а тут мы уже до финала дошли. Мы собрались, надо было выложить всё в этом матче, чтобы нас потом камнями не закидали.

Забили одну, потом вторую, почувствовали уверенность, а в овертайме воспользовались ошибкой соперника. Канадцам, конечно, было обидно. После второй шайбы они думали, что игра у них в руках. Это был юбилей ИИХФ. Конечно, канадцы расстроились, что у них на родине Россия впервые за15 лет стала чемпионом.

Эта золотая медаль, как и все остальные, хранится на видном месте. Раньше они у меня в сейфе были, а сейчас сделал комнату, где все мои награды хранятся, чтобы красиво было и гости могли посмотреть», — рассказал Морозов.
Алексей Морозов
Фото: Фотобанк КХЛ

Алексей Морозов


Дружба с Ковальчуком. «Лемье? Если ему надо, пусть подойдёт»


Один из самых близких друзей Морозова — капитан СКА Илья Ковальчук. Познакомились они ещё в 2001 году, когда Ковальчук приехал в Америку на драфт.

«Мы дружим с момента его драфта. Илья приехал в Питтсбург молодым парнем с нашим общим агентом. У них как раз были сборы перед драфтом. Илья тогда ещё английский не знал, и агент ему говорит: «Пойдём, познакомлю тебя с Марио Лемье». Илья ответил: «Если ему надо, пусть подходит».

Мы пошли вместе с Ильей и агентом на ужин, на следующий день они пришли ко мне в гости, посмотрели американский футбол. Потом они уехали на драфт, а я потом его поздравил. В следующий раз мы виделись в Москве на Кубке «Спартака». Потом Илья перешёл в «Атланту», и мы стали общаться, сдружились. Я крестил его сына Филиппа, он – моего сына Никиту. Моя жена крестила его дочку Еву этим летом. Очень приятно, когда получается встречаться семьями и с детьми, по-семейному», — рассказал Морозов.

Ванкувер. «Я был знаменосцем, и все говорили, что это плохая примета»


В карьере Морозова было две Олимпиады – Нагано 1998 года и Ванкувер в 2010 году. Первая принесла ему серебряные медали, единственные олимпийские медали в его коллекции. В Ванкувере он нёс флаг России во время церемонии открытия Игр, а сама Олимпиада закончилась для Алексея и для всей команды поражением в четвертьфинале от канадцев.

«Это было очень неприятное поражение. Для меня турнир складывался непросто ещё из-за того, что я был знаменосцем, и все говорили, что это плохая примета. Никто в это, кстати, не верил. Я даже подошёл к тренерскому штабу, потом к Третьяку, сказал: «Я не хочу быть кем-то, если правда есть такая примета…»

Решили, что не надо брать это в голову, удел слабых – говорить про приметы. Но когда мы проиграли, то тут же все заговорили, что примета подтвердилась.

Впечатление от открытия Олимпиады? Я с детства любил смотреть эти церемонии… то мишка полетит, то ещё что-то. А тут получилось поучаствовать, ещё и со знаменем России. Это было очень волнительно. Часа четыре мы ждали в очереди. После церемонии приехал к ребятам, и они сказали: «Ты неплохо смотрелся, но улыбался бы почаще». Просто я нервничал…

Было очень обидно и за команду, и за себя. Я понимал, что это одна из моих последних Олимпиад… Хотелось добиться этой медали. Да есть серебро Нагано, но хотелось золото. Ванкувер тяжело в памяти сидит… И команда у нас была хорошая, и надежды были. Но одна игра и неудачная… Может, перегорели, но мы тогда явно уступали канадцам, они просто разделались с нами.

Потом кто-то критиковал тренеров, может, им просто не понравилось работать с этими специалистами. Я с Быковым и Захаркиным работал не один год и знал, что ждать, как у нас всё построено. Мы до этого прошли не один турнир вместе. Я их не критиковал, а поддерживал в такой момент. Они – хорошие специалисты, и доказали это, в том числе и в прошлом году. Отдохнули, вернулись, выиграв Кубок со СКА и опять ушли.

От Олимпиады мы долго отходили. Акклиматизация ещё сказывалась. У нас оставалось несколько матчей «регулярки» и плей-офф. После Ванкувера ничего не хотелось, не мог собраться на игры. Вроде надо доказывать, а настроения не было», — признался Морозов.

Завершение карьеры. «Перед Олимпиадой в Сочи я надеялся попасть в сборную»


Уйдя из «Ак Барса» в ЦСКА, Морозов отыграл ещё один сезон, после чего принял решение заканчивать карьеру профессионального хоккеиста. Через год ему предложили должность управляющего директора МХЛ.

«Мне не хотел бегать по командам, когда ЦСКА расторг контракт. Для себя понимал, что из Казани ушёл, в ЦСКА всё получилось не так, дальше бежать в другую команду мне не хотелось. Перед Олимпиадой в Сочи был ещё шанс, честно, я думал, что вдруг звено сложится в ЦСКА, сезон пойдёт хорошо, и смогу попасть в сборную. Вдруг что-то случится, но не случилось…

В ЦСКА пришёл новый тренерский штаб, и я стал не нужен. Я не хотел бегать по командам. Сын пошёл в первый класс, не было смысла уезжать из Москвы. И главное, что мотивации у меня не было, а как без неё играть и биться? Если ты сам себя не готовишь к каждой игре, не настраиваешь – ничего хорошего не получится. И я решил, что надо заканчивать и заниматься семьей. Год почти наслаждался временем с семьей, воспитывал сына, ездил с ним на тренировки. А потом появилось предложение от МХЛ. Мне хочется набраться больше опыта, заниматься развитием нашего хоккея. Не всё всегда получается. Когда теперь на открытиях каких-то матчей мне надо шайбу бросать, а я не привык к такому, лучше на вбрасывание встану. Надо уметь перебарывать состояние нервозности, но с опытом это придёт», — уверен Морозов.

Лучший капитан. «Капитан — это не просто на майке нашивка»


Многие хоккеисты — и опытные, и молодые до сих пор считают, что Алексей Морозов был лучшим капитаном сборной и «Ак Барса».
Морозова всегда отличали не только качества очень сильного игрока, но и очень честного и порядочного человека, настоящего лидера.

«Многое Билялетдинов подсказал, как стать хорошим капитаном. Ну и своё видение ситуации, воспитание сказалось. Капитан не должен подстраиваться под интересы кого-то, только интересы команды должны учитываться и все должны поступать исходя из её блага. Не надо тянуть одеяло на себя. Я так считаю. В спорных ситуация я из этого и исходил. Бывало, кто-то хочет в Москву, у кого-то день рождения, предлагают выходные после победы пробить, чтобы было время улететь и отметить праздник. Я не вёлся на эти разговоры, делал всё, советовался с тренерами, понимал, что это неправильно, и доносил такую мысль до ребят. И они меня понимали.

А иногда наоборот переубеждал тренера, чуть ли не ругались с ним, чтобы он дал отдохнуть ребятам. Объяснял, что никто ничего плохого не будет делать, что просто надо отдохнуть ребятам.

Капитан — это не просто на майке нашивка. Сколько шишек валится на капитана? Руководство команды с тебя спрашивает, а «Ак Барс» обычно стартовал плохо, до ноября буксовал. Сентябрь-октябрь – это всегда встречи с руководством и объяснение, почему так происходит. Один раз мне даже предлагали дать согласие, чтобы Билялетдинова уволили. И ребята это знают. Уже у руководства была бумага на его отставку, и меня спрашивали: «Ну, что, подписываешь?» Но я настоял, чтобы нам дали шанс до конца месяца. И мы тогда выиграли Кубок. А на награждении руководитель мне это вспомнил», — рассказал Морозов.
Алексей Морозов
Фото: Фотобанк КХЛ

Алексей Морозов

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 75
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →