Все новости

Метеор Блинова

Имя Виктора Блинова в России нынче подзабыто, а молодому поколению зачастую и вовсе неведомо. Помнят, да и просто знают сейчас о Блинове немногие. Но всё же помнят. Всё же знают.
Хоккей

Ровно 40 лет назад московский «Спартак» в рамках подготовки к сезону проводил тренировку в спортивном зале на улице Воровского. Играли в баскетбол. Защитник Виктор Блинов ловит брошенный ему мяч. Неожиданное падение. Судорога. Из носа и ушей Блинова потекла кровь. Тут же последовал немедленный звонок в институт имени Склифосовского. Укол в сердце. Не помогло. «Мотор» завёлся, однако мозг был уже отключён. Витя умер", – вспоминал партнёр Блинова по «Спартаку» Валерий Фоменков.

Имя Виктора Блинова в России нынче подзабыто, а молодому поколению зачастую и вовсе неведомо. В почёте и в памяти большинства – абсолютно заслуженно – многие. Но не Блинов. И не интереса ради, а правды для несколько дней назад автор этих строк просто поинтересовался у ряда друзей-знакомых, любителей хоккея: что знаете о защитнике 1960-х Блинове? Кто-то разводил руками. Кто-то говорил: что-то слышал, но ничего конкретного сказать не может. И лишь единицы вспомнили, что действительно был такой хоккеист, олимпийский чемпион 1968 года, чемпион мира, Европы, игрок «Спартака»… Помнят, да и просто знают сейчас о Блинове немногие. Но всё же помнят. Всё же знают.

Фоменков: Прежде всего, Блинов был одарён прекрасными физическими данными, имел праворукий хват, обладал своеобразным катанием. А какой у него был бросок! Он ведь бросал как? Низом, шайба летела в сантиметрах 15–20 ото льда – и точно в створ.

9 июля, в день случившейся сорок лет назад смерти Блинова, на Ваганьковском кладбище в Москве собрались почтить память хоккеиста порядка семи десятков человек, среди которых были и бывшие партнёры Виктора по «Спартаку»: Вячеслав Старшинов, Виктор Зингер, Евгений Паладьев, Валерий Кузьмин, Валерий Фоменков, Владимир Шадрин и другие. Генеральный менеджер омского «Авангарда» Анатолий Бардин и старший тренер омской команды Владимир Кукушкин – при нём 11 февраля 1962 года Блинов дебютировал в высшей союзной лиге. Журналисты и болельщики, как «Спартака», так и «Авангарда»…

«Блинов за неполные 23 года жизни успел сделать столько, что это даёт ему полное право считаться одним из лучших защитников отечественного хоккея за всю его историю, – считает нынешний президент „Спартака“ Вячеслав Старшинов, центрфорвард, не один год игравший с Блиновым в одной пятёрке. – Блинов – одна из самых ярких звёзд советского хоккея. Для него была характерна очень надёжная игра в обороне. Я не помню в его действиях сзади ляпов – чтобы провалился и из-за него забили гол. Нет, такого не было. Свои прямые функции он выполнял отлично. А про атакующий потенциал Блинова и говорить нечего! Мне вот вспоминается наш матч со Швецией на Олимпийских играх в Гренобле. Мы выиграли 3:2, а Блинов забил две сам, сделал передачу и стал одним из лучших защитников турнира, что в полной мере характеризует его спортивный потенциал. Или взять сезон 1966/67 – Блинов тогда забросил 17 шайб! Да ещё бы! Он ведь на тот период времени обладал самым мощным броском в стране. Да и сейчас равных Блинову в этом компоненте игры я не вижу. Он забрасывал очень много шайб. Подчас решающих».

«Прежде всего, Блинов был одарён прекрасными физическими данными, имел праворукий хват, обладал своеобразным катанием, – не без грусти в глазах рассказывал Валерий Фоменков, человек, причастный ко всем четырём победам „Спартака“ в первенствах СССР: трижды как игрок и однажды как тренер. – Хотя когда Блинов только пришёл к нам в команду, пробелы в тактическом плане были очевидны. Что и неудивительно, он ведь пришёл в „Спартак“, когда ему было всего девятнадцать лет. Но Всеволод Михайлович Бобров, тогдашний наш тренер, его „подтянул“. А какой у него был бросок! Он ведь бросал как? Низом, шайба летела в сантиметрах 15–20 ото льда – и точно в створ. Случай один интересный в Канаде был: утром вышли на раскатку и вдруг решили побросать – кто дальше. И Блинов метнул шайбу так, что перекинул сетку за воротами. Тогда даже Анатолий Тарасов удивился и сказал: „Вот Блинов океан перекинул“. А ещё помню, играли в Омске. Бросок – шайба попадает в штангу и разваливается на две части. Это, конечно, объясняется тем, что на дворе было -33, а при такой температуре шайба становится как ледышка… Но всё-таки…»

Шадрин: Мне вот вспоминаются его силовые приёмы в центре площадки. Ох, как он в одном из матчей вынес Бориса Михайлова! А бросок! Что он творил в «Лужниках»! Шайбу докидывал до табло! А не будь табло, шайба бы улетала ещё дальше. Шайбы после его бросков просто не было видно.

«А мне вот вспоминаются его силовые приёмы в центре площадки, – вспоминал Владимир Шадрин. – Ох, как он в одном из матчей вынес Бориса Михайлова! А бросок! Что он творил в „Лужниках“! Шайбу докидывал до табло! А не будь табло, шайба бы улетала ещё дальше. Шайбы после его бросков просто не было видно».

Взлёт Блинова был стремителен. Начало хоккейной карьеры – как в сказке! Блинову не исполнилось и двадцати, когда Всеволод Бобров привёз его из Омска в Москву. А в двадцать один год Блинов был уже чемпионом страны. В двадцать два – олимпийским чемпионом, чемпионом мира и Европы.

«Блинов умер на самом взлёте. Как комета или метеор. Сверкнул и потух, – рассказывает Старшинов. – Виктор ушёл из жизни в самом расцвете сил. В дальнейшем он бы, безусловно, прогрессировал и стал бы играть ещё сильнее. Но…»

В детстве Блинов получил серьёзную травму – упал со шкафа и ударился головой о швейную машинку, в результате чего в черепе не было куска кости. Была и другая, едва ли не ещё более страшная напасть – ликёро-водочный завод, расположенный вблизи дома Блинова. Как итог – к спиртному он пристрастился с ранних лет.

«В своей смерти Блинов виноват сам, – уверен Старшинов. – Он запустил себя до такого состояния, что у него просто не осталось печени… Хотя в самом факте виноват и врач, допустивший Блинова до той злополучной тренировки…»

Летом 1968-го Блинова, возвращавшегося из отпуска и непродолжительного заезда к сестре, в самолёте парализовало на левую сторону. Но при посадке всё отошло. А уже совсем скоро он явился на диспансеризацию команды, где о случившемся в аэропорту промолчал, при этом пройдя лишь поверхностный медосмотр – ухо, горло, нос…

«По приезде в Москву Блинову надо было срочно идти делать кардиограмму, а он никому ничего о случившемся в самолёте не сказал, – вспоминает Фоменков. – Пришёл на тренировку, врач – тогда им был Горшков, полковник в отставке, – у него спросил: „Всё, прошёл диспансеризацию?“ „Да, всё в порядке“, – отвечает Блинов. Вышел на тренировку. Команда была разделена на две группы – на улице Воровского спортзал небольшой – одна играла в баскетбол, а другая занималась со штангой. Блинов обычно спокойно жал по 90 килограмм, а в тот день не мог поднять разминочный снаряд весом в тридцать килограмм. Все смеялись, говорили, что в отпуске, мол, бурно отдохнул. А потом пришли в зал… Там всё и случилось».

Старшинов: Блинов умер на самом взлёте. Как комета или метеор. Сверкнул и потух. Виктор ушёл из жизни в самом расцвете сил. В дальнейшем он бы, безусловно, прогрессировал и стал бы играть ещё сильнее. Но…

«Врач не имел права допускать Блинова к тренировкам, ведь тот не прошёл медосмотр полностью, – резонно полагает Старшинов. – А вообще мне кажется, что-то в тот день Блинов предчувствовал… Мне рассказывали, что в день смерти всё в его квартире было убрано, вымыто, вычищено… Хотя такого за ним не водилось никогда – он жил один. И жил без правил. Хотя Виктор – очень хороший и добрый парень. О нём у меня остались самые прекрасные воспоминания».

Виктор Блинов умер от острой сердечно-сосудистой недостаточности. Ему не было и 23-х…

Когда катафалк с его телом направлялся на кладбище и пересекал площадь Восстания, группа московских таксистов перекрыла Садовое кольцо, начав при этом непрерывно гудеть…

Долгое время на могиле Виктора Блинова даже не было памятника – был просто холмик. Памятник появился лишь в 1998 году. Благодаря усилиям тогдашнего президента, а ныне генерального менеджера «Авангарда» Анатолия Бардина: «Памятник мы установили небольшой, скромный. Но большому человеку».

Совсем скоро в Омске, на родине Блинова, возьмёт старт очередной турнир памяти знаменитого хоккеиста. И вновь на турнире не будет «Спартака» – команды, раскрывшей для хоккея этого игрока.

«Мы были бы рады видеть „Спартак“ на турнире памяти Блинова. Просто сейчас переезды и перелёты имеют большое значение, и отправляться на предсезонные турниры куда-то далеко никто не хочет, – поясняет Анатолий Бардин. – Но в следующем году я буду разговаривать с руководителями „Спартака“ – очень хочу, чтобы эта команда приехала в Омск и на турнире сыграли бы два коллектива, в которых играл Блинов. Было бы символично. Надеюсь, это у нас получится».

Комментарии (0)
Партнерский контент