Калюжный. Человек, который вернулся домой
Текст: Алёна Шилова

Калюжный. Человек, который вернулся домой

Нападающий "Динамо" – только о хорошем, которое ждёт его и его команду, об омском "новом годе", который не стал для него счастливым, и о России, которая обыграет Канаду на Олимпиаде...
18 июля 2008, пятница. 01:18. Хоккей
Ещё год назад без Алексея Калюжного невозможно было представить "Авангард". Дуэт форварда сборной Белоруссии и мастодонта российского тренерского цеха Валерия Белоусова длился много лет. В прошлом сезоне после провального старта омской команды Белоусов был отправлен в отставку. Следом капитанской повязки лишился и Калюжный...

Сейчас в "Динамо" Калюжный вспоминает это уже без особого желания и признаётся, что уже тогда осознал: в Омске ему не быть. И возможно, не случись этого тогда, не сиял бы Калюжный сейчас широкой улыбкой на всю динамовскую базу...

– Я это почувствовал ещё после нашей первой встречи с Михаилом Игоревичем Головковым. Человек в личной беседе очень производит впечатление, чувствуется его динамовский стержень. Он душой болеет за "Динамо", и клуб для него не просто какой-то момент в карьере, а это вся его жизнь... Как только у "Динамо" появился интерес ко мне и мне об этом рассказал агент, это уже многое изменило для меня. Даже не зная деталей, ничего не обговаривая, я уже серьёзно об этом думал... И больше я не рассматривал никаких других вариантов.
– Очень приятно вернуться в "Динамо", чувствуешь себя как дома. Хотя многое непривычно, многое изменилось. Но всё равно ты как бы вернулся лет на десять назад, когда ещё мальчишкой в 14 лет приехал сюда, в Новогорск на базу, – улыбается нападающий, обводя взглядом базу своего нового старого клуба, – чувствуешь, что ждёт тебя здесь только хорошее.

– Это "хорошее" – оно каким местом в турнирной таблице выражается?
– Если посмотреть на команду, то, я думаю, это вполне реально – добиться хорошего результата. У нас один из сильнейших составов в КХЛ. Команда усилилась, пришло много хороших ребят. Так что состав очень серьёзный. Здесь результат будет прежде всего. Хотелось бы в первом сезоне КХЛ выиграть медали.

– Вы вот так после всего пары дней на предсезонном сборе это говорите?
– Знаете, я это почувствовал ещё после нашей первой встречи с [президентом "Динамо"] Михаилом Игоревичем Головковым. Человек в личной беседе очень производит впечатление, чувствуется его динамовский стержень. Он душой болеет за "Динамо", и клуб для него не просто какой-то момент в карьере, а вся его жизнь. После того как я приехал на базу в Новогорск, увидел, как тут всё изменилось, похорошело, стало на уровень выше. Здесь такое, что, даже просто зайдя в раздевалку, поражаешься, насколько всё суперсовременно. Представьте, даже душевая отделана в динамовских цветах. Одним словом, всё подобрано со вкусом. С динамовским.

– Насколько ваше впечатление от президента клуба сказалось на принятии решения в пользу "Динамо"?
– Как только у "Динамо" появился интерес ко мне и мне об этом рассказал агент, это уже многое изменило для меня. Даже не зная деталей, ничего не обговаривая, я уже серьёзно об этом думал. А когда пообщался с людьми, то у меня вообще не осталось никаких сомнений. Решение мы принимали вместе с семьёй. Буквально день – и я для себя всё решил. И больше я уже не рассматривал никаких других вариантов.

– В Омске вы провели немало времени, причём сезоны у вас были очень хорошие. С какими чувствами уезжали?
– Да, четыре года я был в Омске. И даже несмотря на последний сезон, у меня от Омска осталось много хорошего. Я уехал из "Авангарда" не с лёгким сердцем, а... (пауза) с грустью. И много людей там осталось, с которыми мне было приятно рядом находиться. Много хороших товарищей, друзей. Но я ехал домой.

– Вы сказали: "Несмотря на последний сезон". То есть его не можете к хорошим отнести?
– Слишком сложно он для нас начался. И, преодолевая эти сложности, мы потратили много сил, много эмоций. И даже уже под конец регулярного сезона, когда мы поставили цель закончить его на восьмом месте, чтобы в плей-офф первый раунд начать дома, мы очень много отдали за это восьмое место, и, может быть, поэтому нас где-то не хватило в первом раунде. А так, конечно, сезон с учётом отставки Валерия Константиновича Белоусова... (пауза). С этим человеком я проработал шесть лет, и мне было довольно сложно принять то, что его уволили. Было не по себе. Я чувствовал свою ответственность за всё это.

– Но результат этой смены тренера вы можете оценить? Она положительно сказалась?
– Наверное, она сказалась бы положительно, если бы мы прошли первый раунд плей-офф. А так Омск давно уже не вылетал в первом раунде. Понимаете, смена тренера в любом случае встряхивает команду. Это как Новый год. Его не первый год отмечаешь, но ждёшь каждый раз, что с нового года всё будет как-то лучше. Так же и здесь. Плюс не только тренер сменился, но пришёл и новый старый генеральный менеджер [Анатолий Бардин]. И я согласен, что что-то надо было менять, искать, потому что было понятно: люди, которые живут этой командой, не могут так просто на это смотреть. Тот же губернатор [Омской области Леонид Полежаев], для которого "Авангард" – это его детище. Он не мог позволить, чтобы "Авангард" так просто шёл в накат и закончил сезон бесславно. Поэтому он пытался что-то изменить.

– Я бы не стал отделять себя от команды. Личные результаты – это всё хорошо, но важнее командные. Хотя вообще по личным показателям сезон был неплохой. Знаете, в какой-то момент из-за всех этих трудностей мне просто хотелось доказать, прежде всего самому себе, что все эти испытания я могу пережить, перенести и выйти из ситуации достойно. Играть начал – назло всем "друзьям"...
– Сейчас вы можете сказать, в чём причины такого провала "Авангарда" на старте? Селекция?
– Тут много факторов сказалось. Во многом и уход лидеров команды, которые очень много прошли в хоккее: Дима Рябыкин, Лёша Трощинский, Виталик Ячменёв. То есть люди, которые в хоккее уже всё знают и умеют. Если бы они были, я уверен, нам было бы гораздо проще вылезти из той ситуации. А команда во многом поменялась, пришли новые ребята, и им самим нужно было время, чтобы почувствовать себя своими в коллективе. Наверное, где-то было что-то упущено... Всё как-то в одно сложилось, в общем, и сложилось неудачно с самого начала.

– Историю с вашим отказом от капитанства можете прояснить?
– А я не отказывался. Не знаю, откуда это пошло, что я отказался сам. Меня просто вызвали и сказали, что есть такое решение – поменять капитана. Что мне оставалось? Никто не говорил мне, чьё это решение и чем оно было вызвано. Мне просто объявили, и всё.

– А какого-то разобщения в коллективе не было от этого?
– У нас была не та ситуация. Это никак не могло расколоть команду, потому что все мы были в сложной ситуации и всем нам больше всего хотелось начать выигрывать. К тому же капитаном назначили Сашу Свитова, местного воспитанника, вернувшегося из НХЛ. В команде он обладает большим авторитетом. Поэтому для команды всё это прошло довольно мягко.

– А для вас?
– А для меня? (Задумывается.) Давайте я оставлю это для себя, ладно? Я это уже пережил. А потом, то, как это повлияет на меня, не особо волновало тех, кто принимал это решение. Так я думаю.

– Но тогда вы уже поняли, что в Омске скорее всего не останетесь, так?
– Не то чтобы понял, но – тут вы правы – в моём видении дальнейшего это сыграло большую роль. Я начал смотреть на ситуацию немного другими глазами. И сейчас я счастлив тому, что я в "Динамо", живу дома, рядом со мной моя семья. Быть дома – это большое счастье. Получать одновременно удовольствие и от хоккея, и от жизни не всегда получается.

– А для себя прошедший сезон по результату как оцениваете?
– Я бы не стал отделять себя от команды. Личные результаты – это всё хорошо, но важнее командные. Хотя вообще по личным показателям сезон был неплохой. Знаете, в какой-то момент из-за всех этих трудностей мне просто хотелось доказать, прежде всего самому себе, что все эти испытания я могу пережить, перенести и выйти из ситуации достойно. Играть начал – назло всем "друзьям" (улыбается).

– Переживал, и ещё как! А какой финал был! И то, что ребята сделали, просто чудо! Я дома смотрел игру, но когда Илья Ковальчук забивал голы, я, кажется, слышал всех соседей. Даже не знал, что у нас столько поклонников хоккея. Стены дрожали! Стёкла чуть не вылетели! Я правду говорю... Ничего случайного! Они были лучшими на этом чемпионате, и они выиграли. Я думаю, что достаточно уже принижать заслуги своих. Произошло то, что должно было произойти. К чему шли, того и добились – своим трудом, талантом и поддержкой всех болельщиков. Этим гордиться нужно, а не обсуждать, случайно – неслучайно. Ещё раз обыграют канадцев на Олимпиаде, и всё.
– А ещё вы до этого сезона давно не играли за сборную...
– Да. На этом чемпионате мира было много нового, интересного, и на меня большое впечатление произвели те канадские тренеры, которые работали с нашей командой. И Кёрт Фрейзер, хотя после чемпионата мира с ним и не продлили контракт. И Глен Хэнлон. Люди очень профессиональные, и такого, что они сумели создать в Белоруссии, ещё не бывало. По крайней мере я не помню, когда ещё был такой интерес, такая поддержка и такой коллектив. Много они нового привнесли в белорусский хоккей.

– Но сборной Белоруссии эта вера не помогла. Или это реальные возможности команды?
– Нельзя всё-таки прыгать через ступеньки. Можно делать всякие заявления и о медалях и о местах, но в хоккее не бывает случайностей. Греки вот выиграли предыдущий чемпионат Европы [по футболу], но здесь [в хоккее] такие вещи маловероятны. Здесь всё-таки есть определённое количество команд, элита мирового хоккея, куда пробиться очень сложно. А у нашей сборной есть рост, есть движение вперёд. Есть будущее. Оно заложено. Поэтому я думаю, что надо согласиться с тем, какая команда есть, и идти вперёд, а не говорить, что раз вы там не взяли медали, то всё было плохо. Нет. Я считаю, что команда выступила очень достойно. И это на самом деле наше место, то, которое сейчас есть. И плюс это место позволило нам без квалификации попасть на Олимпиаду.

– Тогда ваше мнение по отставке Фрейзера? Зря?
(Пожимает плечами.) У меня от работы с ним осталось очень хорошее впечатление. Да, не всё было просто. Я и сам не до конца понимал некоторые моменты, но что по-человечески, что по вере в команду Кёрт произвёл огромное впечатление. Я считаю, что человек хорошо сделал свою работу. Не мне решать, должен он продолжать работу со сборной или нет. Кто-то посчитал, что результат мог быть и выше. Возможно, сложись обстоятельства чуть иначе, так и было бы. Но по тому, какую он провёл работу, ему не за что себя винить, а тем более нам винить его.

– До этого вы давно не играли в сборной по разным субъективным, так скажем, причинам. Теперь инциденты были исчерпаны?
– Особых инцидентов и не было. Я вот что скажу: после чемпионата мира, когда мы закончили последнюю игру, Кёрт позвал меня к себе и сказал: "Алекс, мне про тебя много говорили, всё это оказалось полной ерундой. Спасибо, что ты приехал". Это я к тому, что всегда есть "друзья", которые "помогут" и "подскажут" когда надо и кому надо (Калюжный произнёс это таким тоном, что сомнений в том, что он имел в виду, не оставалось).

– Но теперь вы уверены, что вас будут приглашать в сборную?
– Я-то с удовольствием приеду.

– Значит, чемпионат мира вам понравился? Если вообще.
– Было столетие хоккея и чемпионат мира в Канаде, это накладывало отпечаток. Но по тому дворцу (смеётся), где мы были, по тем условиям – те чемпионаты в Европе, на которых я был раньше, были организованы гораздо лучше и интереснее. Комфортнее, я бы сказал. Но, видно, такой сейчас канадский хоккей. В нашем представлении там должно быть что-то невероятное, а на самом деле всё было очень приземлённо.

– Впечатление, что это не чемпионатам мира, а дворцу сто лет?
– А дворец на самом деле, кстати, был безобразный. Такие раздевалки, что ребята, которые выше метра восьмидесяти, сидя надевали шлемы, потому что иначе можно было головой цеплять потолки спокойно.

– За сборную России переживали? Всё-таки вы в России давно...
(Перебивает.) Конечно! Во-первых, знаешь многих ребят. А во-вторых, всё равно поколения ещё настолько не поменялись, чтобы воспринимать Россию отдельно от себя. Не так давно мы были все вместе. Переживал, и ещё как! А какой финал был! И то, что ребята сделали, просто чудо! Я дома смотрел игру, но когда Илья Ковальчук забивал голы, я, кажется, слышал всех соседей. Даже не знал, что у нас столько поклонников хоккея. Стены дрожали! Стёкла чуть не вылетели! Я правду говорю...

– Вот вы, игрок сборной Белоруссии, говорите "чудо" – и звучит это у вас как-то тепло, что ли. А у нас в России многие восприняли, такое впечатление, эту победу именно под таким соусом, что наша команда выиграла незаслуженно. Случайно.
– Ничего случайного! Они были лучшими на этом чемпионате, и они выиграли. Я думаю, что достаточно уже принижать заслуги своих. Произошло то, что должно было произойти. К чему шли, того и добились – своим трудом, талантом и поддержкой всех болельщиков. Этим гордиться нужно, а не обсуждать, случайно – не случайно. Ещё раз обыграют их [канадцев] на Олимпиаде, и всё. Так же можно и про футбол сейчас говорить, что голландцы, мол, были не те... А я считаю, что все эти результаты закономерны. Посмотрите ту же статистику НХЛ, какую роль там играют российские игроки – Овечкин, Ковальчук, Набоков, Малкин. Сомнений быть не может. Эти ребята лидеры мирового хоккея. Или взять сейчас КХЛ – какой она интерес вызывает у всех! Многие клубы Европы думают о вступлении в неё.

– Сравнения КХЛ с НХЛ чем-то уже оправданы, по-вашему?
– Давайте сезон ещё подождём, а? Надо создать систему, как в НХЛ. Мы вот готовились перед чемпионатом мира в Монреале, и я побывал на игре плей-офф, когда "Монреаль" играл с "Филадельфией", и ощутил, какой там хоккей праздник для людей. Если наша новая лига сможет делать такое же, то мы будем разговаривать с НХЛ на равных. И уровень будет расти. Нужно работать. И нужно время.

– Сейчас все только и говорят о соглашении с НХЛ по уважению контрактов. Оно будет?
– Как только игроки начали ехать не отсюда туда, а оттуда сюда, так сразу заговорили про уважение. А когда 15 лет до этого отсюда уезжали, всё было в норме? Надо, конечно, иметь какой-то договор. Но пусть пока НХЛ пожинает те плоды, которые они сами и взрастили. Раз некоторые российские клубы смогли составить им конкуренцию, конечно, им это не нравится. Взять ту же ситуацию с Радуловым. Мы доказали, что игроки как ехали туда, так теперь могут и обратно поехать. НХЛ просто не нравится видеть такого сильного конкурента.

– Зато нам нравится, и тем интереснее будет первый чемпионат КХЛ.
– Вот о чём я и говорю: все уже ждут его, ждут чего-то нового. Все надеются, что это будет что-то интересное. Как идея эта лига видится мне как очень хорошая. Важно теперь претворить это в жизнь, и всё будет в порядке. Непременно.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →