Виталий Прохоров
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Александр Рожков

Прохоров: уже определили 10 железных кандидатов на ЮЧМ

Об игре сборной России U18 в МХЛ, железных кандидатах на ЮЧМ и игроках, выступающих в Северной Америке, – в интервью с Виталием Прохоровым.
11 ноября 2015, среда. 16:45. Хоккей
Главный тренер юниорской сборной России U18 и президент Центра подготовки юношеских сборных России по хоккею с шайбой имени В.В. Тихонова Виталий Прохоров рассказал о первых месяцах выступления команды в чемпионате МХЛ, жизни игроков в Новогорске и подготовке к юниорскому чемпионату мира.

«В «Центре» у нас есть возможность превращать слабые стороны в сильные»



— Прошло два месяца с начала чемпионата МХЛ. Чем вы довольны за это время, удивлены или разочарованы?
— Разочарований нет. Перед товарищескими играми в Чехии я упоминал об этапах подготовки. Выделю свою основную мысль ещё раз: Центр имени Тихонова необходим нашему хоккею. Для чего? Ежедневная работа в Новогорске позволяет видеть большое количество ошибок у ребят в плане технической оснащённости, тактического понимания игры и их физического и функционального состояния. В Центре созданы условия и возможности, чтобы работать над этими ошибками. Слабые стороны превращать в сильные.

Наша работа укладывается в определённые циклы. Июль, август, включая мемориал Глинки – начальный период, когда игроки и тренерский штаб, по сути, знакомятся друг с другом. Сентябрь, октябрь, ноябрь – один из самых важных периодов, адаптационный. Помимо тренировочного процесса внутри ребят происходила реструктуризация. Они каждый день находятся в Новогорске, в некоем закрытом пространстве, где работает психическая энергия и гуляет слишком много эмоций как позитивных, так и негативных. Период адаптации в подобном пространстве идёт сложно. Некоторые могут не выдержать, и некоторые не выдержали.

В тренировочном процессе нужно делать очень многое. К этому добавляются игры против старших ребят. Многие наши хоккеисты вообще впервые попробовали себя в молодёжном хоккее. Надо понимать, что в Центр пришли лучшие игроки своих команд 1998 года рождения. Они считали себя лидерами в клубах, а здесь их собрали всех вместе. У кого-то перестало получаться. Соответственно начало вступать такое понятие, как заниженная самооценка, недовольство текущим положением. Вроде бы есть коллектив, а по сути, его и нет.

Нашей задачей было сплотить ребят. Дальше пошла каждодневная работа над ошибками, борьба с таким понятием, как жалость к себе.

Из-за многих этих адаптационных проблем мы не лучшим образом стартовали, хотя задача занять первое место не стояла. Поняли, что предстоит огромная работа как с ребятами в отдельности, так и с игровыми сочетаниями, пятёрками. Хорошие встречи чередовались с не очень хорошими. Некоторые матчи мы проигрывали сами себе, потому что у ребят не было опыта игры со старшими. Более опытные по меркам МХЛ соперники отлично использовали наши ошибки, действовали мобильнее, жёстче.

У нас же многие продолжали играть в детский хоккей, где эмоции преобладают над здравым смыслом. Но трудолюбие заключается в том, что если ежедневно целенаправленно двигаться к поставленной цели, то через какое-то время результат будет приходить.

В начале октября мы проиграли «Красной Армии», а потом съездили на контрольные матчи в Чехию. В первой встрече мы просто были не готовы. Наверное, имела место недооценка соперника, потому что до этого мы ни разу не проигрывали чехам. Вторая игра показала, кто в доме хозяин, мы одержали уверенную победу со счётом 4:0. Именно с этого момента у нас начинает просматриваться образование стержня в команде. Были введены некие правила внутри коллектива. Мы видим проблемы, работаем над ними. На сегодняшний день результат: девять игр без поражений, восемь в чемпионате МХЛ. Ребята начинают находить нить, получают удовольствие от игры. Теперь игроки бьются в каждом эпизоде за себя и за команду. Для них неважно, против какого соперника выходить на лёд.

Следующий этап развития — подготовительный. Сейчас о нём говорить рано, у нас ещё не закончился адаптационный период. Он закончится 1 декабря. В ноябрьских играх мы до конца проверим всех ребят. У нас имеет место постоянная ротация. Ни на одну игру мы не выходили сильнейшим составом. У нас есть тренировочный состав и играющий, которые меняются по истечении определённого временного промежутка. До 1 декабря, может быть, даже до 20 декабря мы даём возможность проявить себя всем.

В январе мне нужно будет выбрать 20-25 человек, которые будут планомерно готовиться к чемпионату мира. 15 из них — основной состав, который способен дать результат, 5 игроков, которые смогут выключить любое лидирующее звено в других сборных, плюс два вратаря.

«Декабрьский Кубок Вызова станет промежуточным экзаменом»



— Как изменится состав команды в декабре?
— Правильнее сказать, в январе. У нас уже определилось общее число кандидатов: 30+15 (15 – это игроки, которых мы можем добирать в программу до 25 декабря). Из этого глобального списка в январе мне нужно будет выбрать 20-25 человек, которые будут планомерно готовиться к чемпионату мира. 15 из них — основной состав, который способен дать результат, 5 игроков, которые смогут выключить любое лидирующее звено в других сборных, плюс два вратаря. Это нам предстоит сделать 1 января, когда начнётся подготовительный этап. К этому времени мы уже поймём, кто будет способен достигать высоких целей. Пойдёт точечная подготовка.

— Декабрьский Кубок Вызова станет промежуточным экзаменом для команды?
— Именно так. 26-27 декабря у нас последние игры календарного года в чемпионате МХЛ, а до этого пройдёт мировой Кубок Вызова. И до 21-го числа фактически станет ясно, кто войдёт в окончательный состав, потому что 25 декабря у нас последний день дозаявки в МХЛ. Единственное, в марте, за две недели до чемпионата мира, я могу официально пригласить именно как в сборную России любое количество игроков из МХЛ. Это может быть точечное усиление, один-два человека, если кто-то выстрелит за это время в своих клубах.

«Есть дисциплина, свой распорядок дня, но есть и выходные»



— Как вы боретесь с негативными эмоциями, которых, наверное, не может не быть, когда ребята находятся столько времени вне дома?
— Я уже сказал про эмоции и настроение, но давайте лучше поговорим про условия, которые созданы в Центре имени Тихонова. Для примера в некоторых клубах МХЛ происходит такая вещь. Не все клубы имеют возможность кормить игроков и содержать их на сборах. И ребята зачастую тратят два с половиной часа в одну сторону, чтобы просто добраться до места работы. Теперь возьмите нашу ситуацию – шикарные условия: гостиница, три минуты ходьбы до дворца, пять минут до тренажёрного зала. Всё в шаговой доступности. Да, ребята жертвуют своим временем, скучают по дому, по родителям, друзьям, девушке, тусовкам. Но мы им так говорим: «Или ты позиционируешь себя как профессиональный хоккеист, прогрессируешь и идёшь целенаправленно к своей цели, или — дорога домой открыта». Здесь не армия. Да, есть дисциплина, свой распорядок дня, но есть и выходные. Каждый месяц по два-три человека на три-четыре дня, бывает на неделю, отправляются домой. У нас гибкий график в этом плане.

— Для вас каждый игрок как сын? Ведь помимо тренировочного процесса, приходится решать личные проблемы ребят.
— У нас целый Центр, где помимо игроков есть тренерский штаб, медицинский и обслуживающий персонал, административный отдел. Все наши сотрудники несут за ребят ответственность и круглосуточно занимаются с ними. Помимо спортивной составляющей, мы решаем их бытовые вопросы, помогаем им с получением образования, организуем досуг спортсменов.

— Как проходит обычный день вашей команды?
— Смотрим план тренировок на неделю. С утра до вечера наш тренерский штаб, который проживает на сборе вместе с командой, работает с ребятами. Помимо общекомандных тренировок на льду у нас проходят индивидуальные занятия с хоккеистами. Мы организуем просмотры видеофрагментов матчей, где игрокам объясняются их ошибки. Отдельным направлением идут тактические занятия. Серьёзнейшее внимание уделяется работе с вратарями.

В каких-то промежутках у нас может быть посещение различных культурно-образовательных мероприятий: семинары по технике речи, йога, театры, концерты, пейнтбол, иные командные мероприятия. Мы просматриваем тематические фильмы: что такое команда, что такое коллектив. У 90 процентов команд МХЛ таких возможностей нет. Также у нас с утра до вечера задействован персонал. У некоторых сотрудников Центра рабочий день заканчивается в 10 часов вечера.

— Культурно-массовые мероприятия игроки посещают по желанию или всей командой?
— Всей командой. Важно, чтобы у команды было внутреннее пространство, которое объединяет всех ребят.

Или ты позиционируешь себя как профессиональный хоккеист, прогрессируешь и идёшь целенаправленно к своей цели, или — дорога домой открыта.

«Железные кандидаты на ЮЧМ? Человек 10 таких есть»



— Для себя вы уже определились с железными кандидатами на чемпионат мира?
— Человек 10 таких есть. Из них пока хотелось бы отметить Германа Рубцова. Его пригласили в молодёжную сборную на Турнир четырёх наций, и на сегодняшний день он является кандидатом на участие в молодёжном чемпионате мира. Для нас и для Германа это большой успех. Ему можно пожелать играть без травм, потому что он им подвержен. Помимо Рубцова у нас есть четыре защитника и ещё пять нападающих, которые должны составить костяк команды на чемпионате мира. Фамилий пока называть не буду. С Рубцовым понятно, человек попал в молодёжную сборную, да и его статистические показатели говорят о многом. В октябре он сыграл 11 игр, в которых забросил семь шайб и отдал пять голевых передач, показатель полезности – «+7».

— Вы хорошо знали Рубцова ещё по «Витязю». Не удивил его прогресс и не грозит ли ему звёздная болезнь?
— Я его хорошо знал ещё до «Витязя». Что касается так называемой звёздной болезни, то время покажет, насколько человек с ней может что-то делать. Звёздная болезнь – это когда внутри исчезает желание доказывать своей работой то, что ты лучший. Помимо игры это ежедневный труд и отношение к делу. А так, Герман растёт. Он проявил себя на мемориале Глинке, показал прекрасный результат в октябре. Он работоспособный парень, внимательно слушает тренерский штаб. В принципе, за всё это время я не наблюдал у него какой-то звёздной болезни. Он восприимчив, готов к критике. У нас не возникало вопросов, что человек просто не тренируется или тренируется спустя рукава.

— Когда возникают такие вопросы, как поступаете с игроками?
— В Центре их по определению не возникает. Ребята стараются. Единственное, у нас есть такое понятие, как самостоятельная работа. Здесь мы направляем и обучаем ребят. Ещё когда идёт тренировочный процесс, бывает, что они слишком машинально выполняют работу. Быстро, с полной самоотдачей, но на автомате, как роботы. Тренерский штаб говорит им делать помедленнее, включать творчество, какую-то индивидуальность, непредсказуемость.

«У Сергачёва и Абрамова есть шанс, мы не расстались врагами»



— Следите ли вы за ребятами, которые выступают в Северной Америке?
— Следим, собираем данные по Сергачёву и Абрамову. По Соколову тоже есть информация, но им интересуемся в меньшей степени. По Сергачёву говорят, что он добавил. У Абрамова был период подъёма, потом спад, потом ситуация выровнялась. У Соколова, как нам говорят, проблемы в игровой дисциплине, нахождении на льду, понимании, что такое североамериканский хоккей. По остальным хоккеистам 1998 года рождения, которые уехали в Северную Америку, у нас тоже есть информация. Мы их знаем, в своих клубах за океаном они не на лидирующих позициях.

— У этой троицы есть шанс?
— У двоих. У них есть шанс. Всё очень просто. Чемпионат мира начинается 14 апреля, а в Северной Америке в этих числах заканчивается второй круг плей-офф. Сергачёв играет в команде, которая на сегодняшний день идёт в лидерах. Что будет дальше, нам тяжело сказать. Возможен вариант, что мы повезём на чемпионат мира то количество игроков, которых можно заявить отсюда и, может быть, оставим два места в заявке под четвертьфинал-полуфинал для ребят из Северной Америки. Такой вариант возможен, если у них всё будет так, как идёт на сегодняшний день. Они прогрессируют, поэтому мы рассматриваем их кандидатуры.

— Конкретно для Сергачёва и Абрамова отъезд в Северную Америку…
— У них был личностный мотив, но он не связан с Центром и сборной. Какой? Не хочу даже вдаваться в подробности. Это их личная история. Мы смотрим за ребятами, общаемся с ними. Если игрок принял решение отправиться за океан, оказался в непростых условиях, когда, по сути, ты один в незнакомой среде и без знания языка, и при этом ему удается стать лидером своей команды, то это говорит о характере спортсмена. А значит глупо отказываться от его кандидатуры.

Возможен вариант, что мы повезём на чемпионат мира то количество игроков, которых можно заявить отсюда и, может быть, оставим два места в заявке под четвертьфинал-полуфинал для ребят из Северной Америки.

«Всех соперников по ЮЧМ знаем, вопрос только по канадцам»



— После мемориала Глинки вы говорили, что разница между нашими игроками и канадцами в силе, мышлении, в технике катания, владении шайбой и ещё в психологии. Видите, что сейчас эта разница сокращается?
— Мы добавили. Именно после игры с канадцами мы поменяли вектор, но не на 180 градусов. Изменили направление подготовки после всего турнира, а канадцы это отдельная песня. Финны, шведы, чехи – они все добавляют. У нас тогда сложилось ощущение, что мы остановились в развитии. Конечно, потому что до этого всё выигрывали. Присутствовала самоуверенность, некая звёздная болезнь, когда ребята вернулись с отдыха и не ощутили никакой разницы. Да и мы, тренеры, этого не заметили. Поэтому создание Центра стало для нас хорошим подспорьем, только здесь мы можем планомерно заниматься проблемными точками. За пять дней же ничего не сделаешь.

Что касается канадцев, то у них сам по себе 1998 год рождения сильный. Они нам помогли. Но цыплят по осени считают, у нас в данном случае по весне. В апреле сравним состояние наших ребят и канадцев. Возможно, у них сыграют не все лучшие, потому что у них будет идти плей-офф, но я не думаю, что там есть слабые игроки.

— Для себя уже делаете наброски составов соперников по чемпионату мира?
— В принципе, по финнам уже всё ясно. По шведам и чехам на 80 процентов всё понятно, по американцам на 100. Мы их прекрасно знаем, ещё встретимся в этом году. Вопрос только по канадцам. В целом стиль их игры понятен, система та же, может поменяться только класс команды. Он может быть чуть-чуть пониже. Там убери трёх защитников и четырёх нападающих, и он немного опустится. Однако по работоспособности, по самоотдаче – всё будет то же самое. Может быть, даже лучше. Часто бывает, что класс понижается, а работоспособность увеличивается.

— По месту проведения чемпионата мира будет собирать какую-то дополнительную информацию?
— Никаких сюрпризов для нас не будет. Для подготовки к чемпионату мира мы выбрали дворец в Зеленограде, где есть маленькая площадка. В Северную Дакоту мы приезжаем 8 апреля, через два дня играем товарищеский матч со словаками, а 14-го числа стартуем на чемпионате мира игрой против американцев. Турнир и расписание для нас понятны, как подготовить команду в функциональном плане мы понимаем. Сейчас у нас для этого есть все возможности, пусть и придётся жертвовать какими-то играми. Будет много зрителей – это да, но когда ещё можно сыграть при переполненном 12-тысячнике? Это шикарно, когда-то ребятам надо начинать. Нас это не поставит в тупик. Может быть, только первые 10 минут матча с американцами, когда полетят, заорут, побегут. Надеюсь, мы будем к этому готовы.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 19
7 декабря 2016, среда
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →