Людмила Белякова
Фото: «Инстаграм» Людмилы Беляковой
Текст: Анна Овчинникова

Белякова: в США игроки фанатеют хоккеем, а у нас любят тусоваться

Людмила Белякова, единственная россиянка в NWHL (женском аналоге NHL), рассказывает, как оказалась в этой лиге и почему об этом мечтала.
26 ноября 2015, четверг. 15:00. Хоккей
Летом «Чемпионат» уже рассказывал о Людмиле Беляковой – первой русской девушке в Национальной женской хоккейной лиге. Женский аналог НХЛ был создан в США этим летом. Сейчас в лиге четыре команды: «Бостон Прайд», «Баффало Бьютс», «Коннектикут Вейл», а также «Нью-Йорк Риветерс», где и играет россиянка. Недавно Людмила стала героиней нашей рубрики «Красота дня», материал вызвал ажиотаж, а мы решили больше узнать о девушке, которая в одиночку представляет нашу страну за океаном.

«В каратэ побила всех, стало неинтересно, и ушла в хоккей»


— Как вы, хрупкая девушка, решились связать жизнь с таким непростым, суровым видом спорта?
— Ходила на игры папы, смотрела тренировки брата. И на одном из занятий тренер брата мне говорит: «Чего ты просто так ходишь? Надевай коньки и выходи на лёд». А незадолго до этого я только первый раз встала на коньки. У папы должна была быть игра, но её отменили, образовался свободный двухчасовой лёд. На одной половине коробки были другие мужики со своими жёнами и детьми, а на другой — я сама по себе каталась. Первый час держалась за бортик, а на второй час уже нормально поехала. А потом вышла на ту тренировку брата и спокойно покатила. Единственное, тренер говорил: «Сгибай коленки!» (улыбается).

— А до этого не пробовали другой вид спорта?
— В хоккей я пошла в семь лет. А в шесть около полугода занималась каратэ. Побила там всех, мне стало неинтересно, и я ушла. Ещё думала пойти в большой теннис. Но что-то даже никак не попробовала.

— Родные поддерживали вас в увлечении хоккеем?
— Конечно.

— Уже в 12 лет вас вызывали в юниорскую сборную, и вы там на равных играли с 18-летними.
— Да. В 2006 году мне даже на Турнире 4 наций выступать ещё не разрешили, потому что очень молодая была.

— То есть, получается, вы уникум?
— Это как посмотреть.

— А тренеры вам когда-то говорили подобное?
— Тренеры вообще не должны такое выделять. Не одна же я в команде.
Людмила Белякова
Фото: "Инстаграм" Людмилы Беляковой

Людмила Белякова


«Играю под 9-м номером в честь Максима Рыбина»


— У вас были какие-то кумиры?
— В детстве я болела за «Спартак», ходила на игры. И мне очень нравился Максим Рыбин. Из-за него я играю под 9-м номером. В сборной этот номер изначально был занят, поэтому там взяла 10. Здесь тоже свой номер взяла, 9. А ещё кумиры? Среди звёзд мне многие нравятся, у каждого беру что-то своё.

— А в женском хоккее?
— Там кумиров нет. Есть девочки хорошие, но чтобы от кого-то фанатеть – такого нет.

— За какую команду болеете теперь?
— А теперь я сама полностью в тренировках, и ни на какое «боление» времени нет.

— Что считаете сильной стороной характера?
— Я не привыкла сдаваться. Это не для меня. Всегда надо бороться и переть до конца.

— Чем увлекаетесь в свободное от хоккея время?
В хоккей я пошла в семь лет. А в шесть около полугода занималась каратэ. Побила там всех, мне стало неинтересно, и я ушла.
— Только хоккей. Начиная с этого лета больше вообще ни на что нет времени. До этого ещё могла погулять, как простые люди. А с этого лета я стала заниматься с Александром Хомутовым. Он действующий хоккеист, племянник Андрея Хомутова. У нас с ним было по три-четыре тренировки в день: два льда плюс земля либо плюс две земли. Он меня многому научил, за что ему большое спасибо. Мне очень не хватает этих тренировок в Америке.

— Какой из международных турниров, в которых вы участвовали, вам больше всего запомнился?
— Ну, конечно, бронзовый чемпионат мира и золотая Универсиада. Молодёжный чемпионат мира тоже. Вообще большие турниры. Различные турниры наций – они проходят каждый месяц, поэтому не так запоминаются.

— Что считаете своим наивысшим достижением на данный момент?
— То, что я попала в такую лигу, как NWHL. Играть в Северной Америке было моей мечтой с детства.

«Подписать контракт предложили после первой тренировки»


— В какой момент вы решились уехать за океан?
— Уехать туда я могла ещё после школы, в университетскую команду. Но у меня не очень хорошо с английским, и я решила немного подождать. А когда этим летом в Америке создалась NWHL, я подумала: почему бы нет? Заполнила анкету, отправила, решила поехать.

— То есть сами вызвались?
— Там надо было заполнить анкету, им отсылать, и уже они сами тебе отвечали, есть ли смысл приезжать в тренировочный лагерь.

— Помимо вас кто-то из России там был?
— Нет, в лагере из России была только я.

— А из Европы?
— Из Европы одна девушка в моём клубе сейчас играет, Вебер. Но на сборах её не было, она раньше подписалась. А помимо американок и канадок в лагере были две японки.

— Как проходил тот тренировочный лагерь?
Чем мы, русские, отличаемся от американок? Тем, что мы ленивей? Да, не спорю. Тем, что нам надо больше потусоваться. А там – фанаты хоккея.
— Он длился четыре дня. В первый день была тренировка, во второй день и в третий по две игры, а в четвёртый у меня получилось вообще три игры. Я за свою команду сыграла две, а потом меня попросили ещё за одну команду поиграть в финале. Но мне сразу, уже после первой тренировки, предложили подписать контракт.

— Команды в NWHL собирались не с нуля?
— Команды были созданы только в этом году, но какие-то девчонки уже были подписаны до тренировочного лагеря. Та же Вебер, я знаю, играла за «Бостон Блэйдс», это клуб CWHL. То есть кого руководство уже знало – тех подписали без просмотра.

— И вы сразу решились переезжать?
— Я должна была лететь туда 10 сентября, 15 сентября у «Риветерс» начинались тренировки. А прилететь удалось только 5 октября, задержалась из-за рабочей визы. Простая виза у меня была, а чтобы там работать и зарабатывать, нужна рабочая. Мне очень долго её оформляли. Но это их «косяк».

— Как вас устроили там? Где и как живёте в период чемпионата?
— Меня поселили в дом. Живу с японкой, вратарём, и с двумя американками. Девчонки хорошие. И в команде всё нормально. Не считая, конечно, того, что я не знаю английского языка. Сначала на пальцах общались, через переводчика. А сейчас уже более-менее неплохо сами разговариваем.

— Но языковой барьер всё же присутствует?
— Конечно.

— Как-то работаете над этим или в процессе само пойдёт?
— Как вам сказать. Относительно. Я начинаю привыкать, вливаюсь в это.

— Планируете ли выбраться на матчи НХЛ?
— Конечно же, мне это интересно. Правда, пока не могу сказать, на какой и когда, это не совсем от меня зависит. Я в Нью-Йорке ещё не особо ориентируюсь, где, что и как. Всё от девчонок зависит.

«Они не инопланетяне, они – фанаты хоккея»


— А насколько отличается уровень игры Национальной женской лиги от российских соревнований?
— Скорости в Америке однозначно выше, прессинг по всей площадке. По мышлению там немного другая игра. У нас в России больше играют по схемам, а здесь – шайбу забросил и бежишь за ней.

— «Бей-беги»?
— Что-то вроде того, да. Бей, беги, у ворот встретимся (улыбается).

— Каждый матч в НХЛ – шоу. А ходят ли болельщики на игры женских команд?
— Я отыграла там три матча. Первый мы играли в Коннектикуте, там был полный дворец, потому что это было открытие. Потом играли с «Бостоном» дома, у нас тоже были полные трибуны. На второй игре дома чуть меньше народу уже было.

— Это сколько? Пять тысяч, десять?
— Да какие десять тысяч, прекратите! (смеётся) Тысячи полторы, наверное. Даже, может, поменьше.

— А что за арена?
— Отдельный дворец. Два льда, две тренажёрки, зал, футбольное поле, баскетбольное поле.

— Какого возраста девушки собраны в командах?
— В этой лиге я самая молодая, все девчонки старше.

— Ощущаете ли вы, что не отстаёте от них по уровню мастерства?
— Чувствую, что не отстаю. Но в моей команде нет таких игроков, как в Бостоне, например. Там собраны лучшие: игроки сборной США, сборной Канады.

— Значит, учиться будете больше у соперниц?
— Ну да.

— В каком звене играете, на какой позиции?
Я получаю удовольствие, если рядом есть кто-то выше меня уровнем. Мне надо за ним тянуться. Чтобы «съесть» его.
— Играю в первом звене. Первые два матча провела в центре, третью игру – на краю. Первое время для меня не было понятно, какие там команды. А сейчас всех, кроме «Баффало», увидела, и уже перестраиваюсь с нашего хоккея на этот.

— Самое яркое впечатление от первых матчей?
— Больше всего впечатлили скорости. Там хоккей быстрее. Скорости, мышление, движение.

— Вы видели изнутри две системы женского хоккея – в Америке и в России. Как считаете, есть ли возможность у российской системы сравняться с американской?
— Почему бы и нет? Если будет такая же тактика, если будут такие же тренировки… Мы ведь ничем не отличаемся от них, мы из такого же теста. Они не инопланетяне. Но у них другой подход. Они со льда не уходят. Я живу в Америке – мне там 10 минут на машине до катка. Мы приезжаем на каток в час и уезжаем поздно вечером. Мы катаемся на льду, занимаемся в зале, дополнительно что-то делаем. Чем мы, русские, отличаемся от них? Тем, что мы ленивей? Да, не спорю. Тем, что нам надо больше потусоваться. А там – фанаты хоккея. Там конкуренция намного больше, и все девочки это понимают. Там на одно место в сборную по 50 человек. А у нас дай бог наберётся по три-четыре.

— Девушек из сборной России не хотите за собой подтянуть в NWHL?
— Они у меня уже всё расспрашивали! Как там, чего. Я думаю, они планируют поехать.

— То есть, возможно, скоро вы в этой лиге будете не единственная россиянка?
— Да. И это будет хорошо! Девочки будут переходить на другой уровень, и тянуться за более сильными игроками. У нас все друг друга знают и все друг с другом играли. А там для них будет что-то новое, так же, как и для меня. Мне это интересно. Я получаю удовольствие, если рядом есть кто-то выше меня уровнем. Мне надо за ним тянуться. Чтобы «съесть» его.
Людмила Белякова
Фото: "Инстаграм" Людмилы Беляковой

Людмила Белякова

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 47
5 декабря 2016, понедельник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →