Ильдар Мухометов
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: «Чемпионат»

Мухометов: планируем создать систему, как Фёдоров в ЦСКА

Генеральный менеджер «Адмирала» Ильдар Мухометов рассказал о долгах команды, красотах Владивостока и непринятой отставке Андриевского.
28 ноября 2015, суббота. 12:45. Хоккей
Накануне гостевой игры с «Северсталью» генеральный менеджер «Адмирала» побывал в редакции «Чемпионата». Ильдар Мухометов – хоккейной управленец новой волны. Закончив карьеру игрока, известный в прошлом вратарь поработал спортивным директором «Барыса», занимал должность ассистента главного менеджера в ЦСКА, где помогал Сергею Фёдорову, а с весны этого года является генеральным менеджером «Адмирала».

Приняв команду уже после открытия рынка свободных агентов, Мухометов и его помощники были вынуждены формировать состав в сжатые сроки и в условиях кадрового дефицита. Кроме того, новое руководство команды из Владивостока столкнулось с необходимостью выплаты долгов за прошлый сезон. Об этом, а также о селекционной политике «Адмирала», собственной школе и ситуации с неприятной отставкой Александра Андриевского Мухометов рассказал в беседе с журналистами «Чемпионата».

«Адмирал» уже выплатил 30% долгов по бонусам и компенсациям»


В матче с «Северсталью» наконец-то дебютировали два новичка вашей команды. Как разрешилась ситуация с заявкой Андрея Конева и Дэвида Бута?
— Мы приложили все усилия для этого. Бут – американский хоккеист, который до этого не играл в КХЛ, поэтому нужно было собрать достаточно много документов.
У нас два вратаря примерно одного уровня, но у меня был плохой опыт в «Барысе», когда перед началом плей-офф травмировались оба голкипера — играл молодой парень. Поэтому перед плей-офф мы хотим усилить эту линию и подстраховаться.
Во взаимодействии с ФХР мы предприняли ряд действий по заявке Бута. Насчёт Андрея Конева – это прерогатива тренерского штаба.

— Почему остановили свой выбор на этих игроках?
— Бут играл в НХЛ, мы за ним достаточно долго следили и собирали много информации. Наш спортивный директор Дэвид Немировски общался со специалистами непосредственно в Северной Америке. Мы подошли к этому выбору очень досконально. У него большой опыт игры в НХЛ, неплохая статистика, хорошая скорость и бросок. Андрей Конев – добротный защитник, поигравший в хороших командах КХЛ. Нам нужно было немного усилить наши оборонительные ряды именно по части игры в защите.

— Насколько сильно спутал планы «Адмиралу» запрет на регистрацию новичков?
— Он помешал по срокам. Те хоккеисты, которых мы рассматривали, остались в нашем поле зрения. Двоих мы заявили, планируем сделать ещё пару приобретений. Всё упирается в ограниченность зарплатного бюджета. Все эти ограничения связаны с прошлыми долгами. Там много нюансов, о которых я не могу говорить. Они связаны и с взаимодействием нашего клуба с КХЛ, и с договорённостями с бывшим руководством лиги. Из-за этого образовался долг. Мы от него не отказываемся. Уже начали выплачивать хоккеистам долги по бонусам, компенсациям – 30 процентов уже выплатили. До конца сезона по согласованному графику с КХЛ и профсоюзом игроков мы выплатим остальные долги.

— С Андреем Коваленко у вас возникла напряжённая ситуация?
— Никакой напряжённости нет. Мы с Андреем друзья, встретились с ним в Москве, нашли взаимопонимание и спокойно работаем.

По вашим заявлениям в прессе сложилось впечатление, что конфликт с Коваленко всё-таки был.
— Было недопонимание внеличностного характера, технический момент. Андрей говорил, что нас закидывают письмами, а они до нас не доходили. Одно письмо пришло, и мы на него оперативно ответили. В этом и заключалось какое-то недопонимание. Но потом мы встретились и решили все вопросы в течение часа.

— Особняком в этом вопросе стоит история с Энвером Лисиным.
— Здесь глубокий вопрос. На тот момент его представители начали общаться с нами в жёсткой форме. Мы предложили определённый график хоккеисту, по которому бы выплатили все причисляющиеся ему бонусы до 31 октября. Это было в августе. Но хоккеист, или его представители, мягко говоря, не пошли на это. Мы же решили, что раз нам никоим образом не хотят идти нам навстречу, переведём все эти взаимоотношения в некую другую плоскость. На данный момент мы идём друг другу навстречу, первую часть долга Энверу мы выплатили. Больше чем кому-либо из остальных игроков. Мы нашли взаимопонимание с лигой и профсоюзом игроков, но его представители, наверное, всё равно останутся недовольны. Они хотят всё и сразу.

— Почему именно Лисину заплатили больше, чем остальным игрокам?
— У нас перед ним самый большой долг по бонусам. Это было одним из условий лиги по открытию нашей дозаявочной ситуации. Мы пошли на определённые жертвы, потому что в целом финансовое состояние клуба стабильное, но вот эти долги немного выбивают нас из колеи.

— Получается, нынешнее руководство «Адмирала» стало заложником ситуации? Вам приходится разгребать дела прежних руководителей клуба?
— Не могу раскрывать всех нюансов. Там были определённые договорённости с КХЛ, исходя из которых Филиппенко и Могильный создавали свою команду, прописывали какие-то условия хоккеистам. На поверхности всё выглядит так, что прежнее руководство клуба оставило нам долги, но на самом деле это не совсем так.
Ильдар Мухометов
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

Ильдар Мухометов


«Хотим подстраховаться перед плей-офф и усилить вратарскую линию»


— Какие линии хотите усилить и где будете искать игроков?
— Усилится вратарская линия. У нас два вратаря примерно одного уровня, но у меня был плохой опыт в «Барысе», когда перед началом плей-офф у нас травмировались оба вратаря и играл молодой парень. Поэтому перед плей-офф мы хотим усилить эту линию и подстраховаться. Ещё работаем по нападению. Мы не так много забиваем, и, по моему мнению, не так агрессивно играем в атаке.

— Новый вратарь будет легионером?
— Работаем в обоих направлениях.

— Это будет вратарь с опытом?
— Если иностранец, то опытный. Если россиянин, то могут быть варианты. Молодой вратарь тоже может справиться с этой задачей. Это не принципиальный момент. Мы доверяем молодёжи, после «Кузни» у нас самая молодая команда в КХЛ.

— От Игоря Бобкова вы ждали большего?
— Немного большего. Но у меня к Игорю особых претензий нет. Ну да, в некоторых играх он не выручал. Но можно с другой стороны посмотреть: некоторые матчи – в Новокузнецке и Магнитогорске – он выигрывал для нас в одиночку.
Мы стремимся к тому, чтобы выстроить вертикаль. Следующая ступень в её организации — команда МХЛ. Возможно, даже не одна команда, а две. Чтобы все ребята были задействованы.
Я с ним разговаривал. У него нет проблем с адаптацией, но надо понимать, что для вратаря Игорь ещё достаточно молод. Я думаю, с его габаритами и техникой Бобков вырастет в хорошего вратаря.

— Дуэт российских вратарей – это ваша принципиальная позиция?
— Так было в начале сезона. Я видел, что по части иностранцев акцент нужно сделать на полевых игроках, потому что, исходя из того состава, который был, и принимая во внимания новичков, мы понимали, что нам будет не хватать опытных хоккеистов. Нам нужны были легионеры, которые принесли бы «Адмиралу» пользу прямо сейчас. Хотя получилось так, что мы немного ошиблись с легионерами. Хотя предпосылок к этому не было. У Паскаля Пеллетье практически каждый год была хорошая статистика, но он не смог адаптироваться в нашем клубе. Он играл с разными партнёрами, но не получилось.

«Бергфорс – самый высокооплачиваемый игрок, он должен приносить больше пользы»


— В «Адмирале» был ещё Кори Тривино, с которым вы также расстались.
— Тривино – достаточно молодой хоккеист, хорошо зарекомендовавший себя в американских лигах. Мы собирали много информации, мнений, репортов. И все они были хорошие. Более того, он приехал в «Адмирал» на просмотровый контракт, что для легионера нонсенс. На предсезонных турнирах он выглядел неплохо, поэтому было принято решение оставить Тривино в команде. Однако потом, с наступлением регулярного чемпионата, уровень его игры опускался всё ниже и ниже. Кори был не лучше тех хоккеистов, которые есть в нашей команде, а легионеры должны быть как минимум на голову выше российских ребят. У нас и сейчас возникают вопросы по Никласу Бергфорсу. Человек, который был лидером команды и показывал отличную статистику, сейчас ничем не отличается от наших средних хоккеистов.

— Бергфорс же самый высокооплачиваемый игрок «Адмирала»?
— Да, именно так. Поэтому у нас и возникают вопросы. Будем их решать.

— Не считаете, что легионеры, подписывая второй, третий контракт в КХЛ, успокаиваются?
— Не скажу так про Бергфорса. Я знаю хорошо этого хоккеиста, он работяга, который не будет заниматься какими-то «фальшивыми» моментами. Никлас хочет играть в хоккей, он умеет играть в хоккей. Не знаю, почему у него не идёт в этом сезоне. Я сам лично с ним разговаривал два раза. Мы до последнего оттягивали момент помещения его в список отказов, но в итоге пришлось это сделать. Сейчас посмотрим на него несколько игр и будем принимать решение, что делать. Самый высокооплачиваемый игрок команды, иностранец должен приносить больше пользы команде, чем он приносит сейчас.

— Получается, вы предоставили Бергфорсу последний шанс?
— По сути, да.

— Та ситуация, которая сложилась в «Адмирале» с легионерами, связана с дефицитом игроков на рынке?
— Мы изначально столкнулись с дефицитом. Когда новый менеджерский и тренерский состав заходил в клуб, на дворе было начало июня. На тот момент практически все хорошие игроки были разобраны. Мы собирали состав из того, что было, вырывая игроков правдами и неправдами. Но надо понимать, что из-за местонахождения Владивостока игроков тяжело заманивать. Особенно располагая небольшим бюджетом. С каждым хоккеистом приходилось разговаривать, убеждать, что это твоя команда, тебе нужно здесь играть. Тех, кто остался в команде, также пришлось практически уговаривать. Некоторые ребята меня приятно удивляют. И в начале сезона, и до сих пор. Мне это доставляет радость. Потому что это сложно — играть в команде с такими перелётами, с таким календарём. Поэтому мы и старались собрать молодую команду, которая смогла бы адаптироваться к таким нагрузкам.

— Летом вы провели с «Амуром» самый масштабный обмен в истории КХЛ. Насколько довольны его итогами сейчас, спустя почти полгода?
— Я очень доволен этим обменом. Михаил Фисенко и Дмитрий Лугин хорошо влились в коллектив. Выбивается немного Евгений Орлов, но с ним была неоднозначная ситуация. Был один клуб КХЛ, с которым была договорённость по Орлову, но потом он отказался от него, поэтому парень играл у нас до обмена в Новокузнецк. Что касается Лугина и Фисенко, то тренерский штаб доволен ими, они являются одними из лидеров «Адмирала». А те, кого мы обменяли, это в лучшем случае игроки третьего-четвёртого звена, за исключением Тома Ванделля. Поэтому мы спокойно их поменяли.

— Что скажите по Яну Коларжу?
— Коларж не был участником того обмена, он покинул клуб как неограниченно свободный агент. Сначала у него был подписан контракт с «Адмиралом», но потом этого контракта не оказалось, и он перешёл в «Амур». Эта ситуация, признаюсь, мне не до конца понятна.

— По ходу сезона Андрей Сафронов отправил к вам Егора Дугина. Он уже успел раскрыть свой потенциал?
— Дугин – хороший центральный. Насколько мне известно, на него претендовали несколько клубов КХЛ. В том числе, из его родного города (Челябинска. – Прим. «Чемпионата»). Но мы поговорили с его агентом, а потом с самим Егором, и после личного разговора он принял решение перейти именно в «Адмирал».

— А что происходит с Лугиным? Он хорошо начал сезон, про него говорили как про игрока сборной, но он не забивает уже больше 20 матчей.
— Не знаю. Я тоже разговаривал с ним. Парень переживает, пытается найти ту игру, что он показывал в начале чемпионата. Тренерский штаб старается подобрать для него идеальное сочетание, потому что мы знаем его уровень. Думаю, он вот-вот начнёт забивать. Дима точно не безразличен ко всему происходящему и очень хочет приносить пользу «Адмиралу», это я знаю точно. Мастерство и кондиции никуда не уходят, нужно просто в голове что-то перестроить, по-другому посмотреть на свою игру.
Ильдар Мухометов в редакции «Чемпионата»
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

Ильдар Мухометов в редакции «Чемпионата»


«Андрей Разин сам красивый мужчина, может и про судей это говорить»


— Принято считать, что к дальневосточным клубам особое отношение. В Хабаровске в своё время были уверены, что их клуб выживают из Суперлиги. Вы как-то ощущаете на себе, что лига или судьи вас зажимают?
— Я не вижу этого. Вы знаете, я много хоккея смотрю, и я не вижу, чтобы в отношении нашего клуба были какие-то предвзятые моменты. Судьи такие же люди, они ошибаются, и опытные судьи ошибаются. Сейчас ввели оценки судей в КХЛ. И нам приходят письма с информацией о каких-то наказаниях и предупреждениях судьям. Я смотрю, там достаточно много опытных судей ошибается, и их наказывают, и неопытных. Судьи ошибаются и тогда, когда обслуживают топ-клубы, скажем так, в сторону, противоположную от этих топ-клубов. Недовольные были и будут всегда, но я не вижу предвзятого отношения к нам лиги или со стороны судей. Такого нет. Я нормально общаюсь практически со всеми руководителями лиги. Все, наоборот, с сочувствием относятся к нашим перелётам. Я бываю неделю в Москве, потом неделю во Владивостоке. Все удивляются, как нам живётся с этими перелётами, адаптацией. Ничего, нормально, работаем. Повторюсь, не вижу ничего такого. Всё нормально, цивилизованно.

— Владимир Плющев был гостем редакции «Чемпионата» и рассказывал нам, что оценивают судей в том числе и клубы.
— Я считаю, что мы оцениваем судей объективно. После каждой игры мы смотрим повтор спорных моментов. Скажем так, мы никогда по горячке не пишем какие-то письма. Есть 24 часа после игры, за которые мы можем выслать в судейский комитет претензии и выставить оценки. Поэтому мы спокойно отсматриваем видеоматериал с игр по ошибкам, которые, по нашему мнению, были совершены. И если мы видим, что там судья ошибся, мы пишем, чтобы обратили внимание на такой-то и такой-то момент. Нет никакого смысла занижать судьям оценки. Судьи, когда ошибаются, он сами отлично это знают. Поэтому претензий с их стороны тут нет и быть не может.

— Но ведь кто-то публично осуждает судей. Андрей Разин даже красоту судей оценил.
— Ну, Андрей Разин сам красивый мужчина. Смотрится неплохо на экране. Наверное, может и про судей говорить то же самое.

«Игроков заманиваем красотами Владивостока»


— Вы привыкли к тем неудобствам, которые причиняет разница во времени между Москвой и Владивостоком? Вам ведь могут и среди ночи позвонить, забыв об этой разнице.
— Бывает такое, ничего страшного.

— Не отключаете телефон?
— Нет, он всегда включен, потому что могут звонить руководители, которые находятся в Москве. Ничего страшного в этом нет. В начале сезона было такое, люди не сразу привыкли, что я нахожусь во Владивостоке. А сейчас уже практически нет таких звонков. Все отлично знают, что большую часть времени я нахожусь во Владивостоке, поэтому таких звонков нет. А в единичных случаях нет ничего страшного.

— Вы говорили о том, что непросто заманивать в «Адмирал» игроков. Как это происходит?
— Ну как, личным общением, звонками. Приходится объяснять…

— Что Владивосток — красивый город?
— Владивосток очень красивый город, кстати. Я даже сам был удивлён, первый раз очутившись там. И местоположение на берегу океана, это тоже много значит. Ребята, когда приезжают, остаются очень довольны. Когда есть время погулять, можно увидеть много красивых мест и во Владивостоке, и в его окрестностях. Легионеры очень довольны. Наши ребята немного привыкли к российским красотам, а иностранцы это всё время отмечают. У нас и город красивый, и болельщики хорошие. Ребятам это тоже немаловажно. Мы старались брать игроков на какие-то конкретные позиции для усиления. Не просто заткать дырки, а на определённые роли. Если хоккеист соглашается на эту роль, мы договариваемся и подписываем соглашение. У нас нет такого, что человек, который будет играть в третьем звене, не будет играть в большинстве, станет выражать этим недовольство.
У нас таких нет. У нас есть люди на непосредственные позиции, кто играет в большинстве, кто в меньшинстве и больше оборонительного плана. В «Адмирал» ребята идут добровольно. Никто у нас никого силком не затаскивает. Люди понимают, куда идут. Я стараюсь всем объяснять, куда они едут и зачем они едут.

«Я бы постарался решить конфликт с Кольцовым полюбовно»


— Предположим, что скоро «Салават Юлаев» расторгнет контракт с атакующим защитником Кириллом Кольцовым. Вы рассматриваете возможность его приобретения?
— Нет, мы даже рассматривать не будем. Во-первых, у нас есть уже защитник такого плана, даже два. Поэтому, нет, не рассматриваем. Да и финансовая составляющая здесь немаловажную роль играет. Контракт такой, что мы не потянем. Если бы даже хотели.

— А то, что характер у Кольцова сложный, влияет?
— К любому хоккеисту можно найти подход. Для хоккеиста самое главное — играть. Чтобы ему давали игровое время. Важно правильно объяснить его обязанности и роль в команде. Я ещё раз повторюсь, к любому хоккеисту можно найти подход, самое главное, чтобы у него с бытовой дисциплиной было всё хорошо. Это немаловажный аспект.

— Вас не удивили те заявления, которые Кирилл сделал в интервью «Чемпионату»?
— Кольцов достаточно опытный и взрослый хоккеист и человек, который отдаёт себе отчёт полностью. Что он говорит и когда он говорит. Если он так высказался в СМИ, значит…

— Наболело?
— Не то чтобы наболело, но он был готов к этому. Я не думаю, что он просто так взял и с горячки сказал это, дал бы такое интервью. В любом случае, думаю, были какие-то разговоры, переговоры с менеджментом и тренерским штабом. Наверное, они не нашли взаимопонимание, вот и всё.

— Если бы у вас случилось такое с игроком, вы бы постарались решить всё внутри команды?
— Я бы постарался как-то полюбовно внутри коллектива разрешить эту ситуацию. Но опять же, не знаю, что там происходит, не могу это комментировать в полной мере, потому что в каждом клубе своя кухня, и менеджеры друг от друга отличаются, как и хоккеисты.

— А если бы вы оказались в такой же ситуации, как Леонид Вайсфельд, вы бы тоже прекратили сотрудничество с таким хоккеистом?
— Опять же я не знаю всех внутренних моментов. По игровым кондициям я, может быть, соглашусь, где-то Кольцов снизил свои показатели. Но, по моему мнению, там сказалась травма.

— Как эта ситуация соотносится с Бергфорсом? Он тоже высокооплачиваемый игрок, тоже не играет.
— Кольцов всё-таки игрок обороны. Здесь немножко другая ситуация. Да, у него там показатель полезности «-3», но это немного на самом деле, просто от него ждут большего в плане созидания, в плане голов и голевых передач, как в прошлые годы. Наверное, оттуда идут претензии. Не знаю, я бы постарался поговорить с агентом, полюбовно решить. Опять же, я не знаю, какие там переговоры идут, не могу это комментировать.
Ильдар Мухометов
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

Ильдар Мухометов


«Не надо кардинально открывать лигу, но повысить лимит до семи хоккеистов можно»


— В «Адмирале» есть люди с тяжёлым характером?
— Мы стараемся таких хоккеистов не приобретать. У каждого хоккеиста непростой характер. Самое главное, чтобы это не влияло на атмосферу внутри коллектива. Он может быть каким угодно. Если он делает результат и не мешает другим это делать, не взрывает микроклимат внутри коллектива, то я не вижу проблем в этом хоккеисте. Даже если у него сложный характер. Хоккеист даже со сложным характером должен быть профессионалом. Он делает свою работу и должен отрабатывать свою зарплату. Не получать её, а именно отрабатывать. Это моё мнение.

— Обсуждали с руководством КХЛ тему вступления китайского клуба в лигу?
— В наш город приезжал с визитом вице-президент КХЛ Георгий Викторович Кобылянский. На одной из рабочих встреч мы обсуждали это. Наш клуб и весь Приморский край только за то, чтобы лига расширялась в сторону востока. Но мы за то, чтобы это была подготовленная ситуация. Чтобы и клубы в спортивном плане соответствовали уровню КХЛ, и вся инфраструктура соответствовала уровню КХЛ. Не должно быть такого принципа, что, мол, давайте заходите, а потом всё решим. Если есть организация на хорошем уровне в этом клубе и в этом городе, а люди понимают уровень и готовы в этот клуб вкладываться, то я только за. Смотрел некоторые игры Азиатской лиги, там есть несколько клубов с неплохим уровнем. Если их в игровом плане усилить добротными хоккеистами, то они будут конкурентоспособны в КХЛ.

— Как быть с тем, что у нас и на 28 клубов высококвалифицированных игроков не хватает?
— Я не думаю, что клубы из Китая, Кореи или Японии будут комплектоваться российскими хоккеистами. В большей части наверняка своими, а также иностранцами. Для них существуют иные правила, нежели для других клубов КХЛ. Поэтому я не вижу здесь проблемы. Да, в российских клубах есть дефицит добротных игроков. Это ни для кого не секрет. С отъездом некоторых хороших хоккеистов за океан проблема усугубилась. Конкуренция внутри команд ослабилась, это влечёт за собой определённый спад общего уровня. Но, с другой стороны, посмотрите на этот чемпионат. Все клубы по очкам примерно равны. Есть буквально два-три клуба, кто оторвался, а между остальными ведётся борьба. От третьего до восьмого места шесть-семь очков. Ты проиграл две игры, а твой конкурент выиграл. Буквально позавчера ты был на четвёртом месте, а сейчас уже на восьмом.

— Вопрос же не только в напряжённости борьбы, но и в качестве хоккея. Как с этим дела обстоят?
— С моей точки зрения, уровень в КХЛ немножко упал. Но с другой стороны, повторюсь, все клубы подровнялись. Чемпионат от этого выигрывает в плане зрелищности и в плане борьбы. Не как в прошлых чемпионатах, когда кто-то набрал очки и решает локальные вопросы. Сейчас почти у каждого клуба идёт игра на выживание, чтобы попасть в заветную восьмёрку. Даже в Восточной конференции ни один клуб не может себе такого позволить. Может быть, «Магнитка», как мне кажется, по игре выглядит получше, хотя каждый матч проходит очень тяжело. Приходится вырывать каждое очко.

— Как можно решать вопрос с понижением уровня? Сокращать количество клубов в КХЛ?
— Тяжёлый вопрос. Если в регионе или в городе есть один клуб, то как его сократишь? А в этом регионе кроме хоккея по большому счёту ничего нет. У меня есть мнение, но оно сейчас непопулярно в КХЛ и в ФХР. Повышение лимита на легионеров. Не надо кардинально открывать лигу, но повысить лимит до семи хоккеистов можно. Пока не подрастут новые таланты, это повысит общий уровень лиги.

— А второсортных иностранцев не станет больше?
— Не станет. Хороших легионеров, которые играют в Америке, в Канаде, которые не попадают в НХЛ, достаточно. Они добротные и показывают в этой лиге хороший хоккей. Взять тройку из «Барыса». Люди по большому счёту в НХЛ практически не играли, а показывают такой хоккей. В «Динамо» Мэт Робинсон, в «Магнитке» есть хорошие иностранцы. Хоккеистов будет достаточно, найти их не проблема. Тем более финансовые условия в наших клубах, мягко говоря, несколько лучше, чем в низших лигах Америки или же в Европе.

— Но там ведь зарплаты в валюте, а не в рублях.
— Всё равно это ниже, и игроки едут сюда. По уровню КХЛ – это вторая лига в мире.

«Пример «Ак Барса» — посыл другим клубам, чтобы они доверяли молодёжи»


— Учитывая, что руководство в клубах часто меняется, будет ли у людей желание развивать школу, подтягивать своих воспитанников?
— Я не могу сказать, что это так. Во многом всё зависит от финансового положения клуба. Допустим, в том же Новокузнецке каждый год появляются какие-то таланты. Но из-за небольшого бюджета приходится кого-то отдавать за денежные компенсации, чтобы оставаться на плаву. И многие клубы так делают. Стараются своих воспитанников подтягивать, параллельно решая финансовые вопросы. Должна быть дальновидность у руководителей клубов. Давать шанс тренерскому штабу и менеджменту, чтобы местные хоккеисты играли. Сразу, может быть, не будет желаемого результата, но впоследствии это будут воспитанники хорошего уровня. Как пример – казанский «Ак Барс» в этом году. Они несколько сократили зарплатную ведомость в пользу того, чтобы местные хоккеисты играли в составе. И они играют, получают опыт. Я думаю, что на следующий год это будет другая команда. Они и в этом году показывают неплохой хоккей.

— Но уровень игры у «Ак Барса» сейчас не тот.
— Упал. Но для того, чтобы местные молодые хоккеисты прогрессировали. Насколько я знаю, в Казани много хорошей молодёжи. И зачастую она пропадала, уезжала за океан или уходила в другие клубы, чтобы иметь игровую практику. Чтобы такого не происходило, были приняты меры. И это очень хороший пример. На следующий год молодые хоккеисты с опытом игры в КХЛ выйдут на другой, более высокий уровень. И это посыл другим клубам, чтобы они больше доверяли своей молодёжи.

— У вас подобная ситуация?
— Во-первых, у нас школа появилась только в этом году. Мы набрали семь возрастов, и я считаю, что это хорошо. Наверное, если говорить объективно, старшие ребята до уровня КХЛ уже не дорастут. Но мы будем ориентироваться на нашу молодёжь. Пригласили хороший тренерский штаб для школы. Одна из основных задач, которую перед нами поставил губернатор Приморского края Владимир Миклушевский, как раз заключается в том, чтобы воспитывать свою молодёжь для команды КХЛ. Конечно, должно пройти время, лет шесть-семь. Но, по крайней мере, мы ставим себе такую задачу.

— Сергей Фёдоров рассказывал, что когда он пришёл в ЦСКА, то начал выстраивать систему. Вы действуете по его примеру?
— Мы планируем это сделать, создать систему. Первый шаг — это открытие школы. Приблизительно весной начнётся строительство подготовительного спортивного центра для зимних видов спорта. Месторасположение его пока ещё неизвестно, но решение такое принято.
Мы поговорили, и хоккеисты поручились за Андриевского. Сказали, что хотят играть только с этим тренером. Я был не против, потому что Александра Леонидовича знаю хорошо. Знаю, что он может найти выход практически из любых сложных ситуаций.
Это будет центр с интернатом, там будут жить и учиться ребятишки со всего Приморского края. Мы стремимся к тому, чтобы выстроить вертикаль. Следующая ступень в её организации — команда МХЛ. Возможно, даже не одна команда, а две. Чтобы все ребята были задействованы. Потому что можно промахнуться. В команду МХЛ входит 25-27 хоккеистов из школы плюс какие-то приобретения на ярмарке юниоров. То есть ребят может быть больше, поэтому нужно создавать подобие академии. В Приморском крае любят хоккей, и мы хотим, чтобы именно «Адмирал» стал хоккейным центром для Приморья.

«Момент, когда Андриевский подал в отставку, стал переломным для команды»


— Почему тренерский штаб «Адмирала» покинули Равиль Гусманов и Иван Кривоносов?
— Там чисто житейская ситуация, житейские проблемы. Равилю было тяжеловато жить вдали от семьи. Не всегда его жена и дети могли находиться с ним. Все люди по характеру разные, все по-разному относятся к таким моментам. Поэтому мы переговорили с ним, попытались выйти из этой ситуации. Не получилось. Приняли совместное решение расстаться. С Иваном Кривоносовым получилось так же — его супруга проживала в Минске, одна. Никаких подводных течений в этих ситуациях не было.

— Расскажите достаточно необычную историю, когда Александр Андриевский подал в отставку, а вы её не приняли. Что вы ему объясняли и как удерживали человека?
— Там была неоднозначная ситуация. Мы проиграли три игры дома подряд. Александр Леонидович несколько импульсивный человек. Он отлично видит и понимает, как болельщики в Приморье относятся к команде. Он чувствует их недовольство, болезненно к этому относится. Тем более третью игру мы тогда проиграли «Торпедо» с крупным счётом. И по завершении этого матча он сгоряча принял такое решение, не проанализировав ситуацию в целом.

Хоккеисты долгое время не могли понять, почему так случилось, что произошло. Но потом сами игроки, костяк команды, пришли ко мне. Я высказал им свои мысли, свои претензии. Я считаю, что тренер даёт задание, но играют всё-таки хоккеисты. И за любые поражения хоккеисты в большей степени отвечают, чем тренер. Поэтому мы поговорили с ними, и хоккеисты поручились за Андриевского. Сказали, что хотят играть только с этим тренером. Я был не против, потому что Александра Леонидовича знаю хорошо. Знаю, что он может найти выход практически из любых сложных ситуаций.

Но сейчас это уже не секрет: игрокам я объявил, что из последующих четырёх встреч (а у нас оставалась одна домашняя и три выездных) мы должны были побеждать в трёх в любом формате. Только в таком случае этот тренер остался бы с ними и продолжил работать. Хоккеисты с этим согласились, Андриевский тоже, и мы пошли дальше. И выиграли три матча из четырёх. И я сейчас доволен тем, как разрешилась та ситуация. Потому что именно сейчас у игроков с тренером появилась некая химия. На пользу пошёл и ноябрьский перерыв. Они хорошо поработали, хорошо поговорили. Александр Леонидович у нас весёлый человек, он может и пошутить с хоккеистами в неформальной обстановке. Но когда идёт работа — он серьёзен. Может и покричать, когда нужно. Я думаю, с хоккеистами сейчас у него полный контакт.

— Получается, что это заявление Андриевского было переломным моментом и в целом оно помогло команде?
— Я думаю, не только его заявление, но и вся ситуация. Там отступать было некуда, на самом деле. Проиграли три матча подряд дома, причём не могу сказать, что безнадёжно. Немного чего-то не хватило, я не видел безнадёжности ситуации. Наверное, и это повлияло на непринятие отставки. С другой стороны, когда хоккеисты приходят постоять за тренера, значит, у них есть доверие к нему. Значит, они понимают и уверены, что именно с этим наставником они могут достичь положительного результата.
Ильдар Мухометов в редакции «Чемпионата»
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

Ильдар Мухометов в редакции «Чемпионата»

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 23
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Назовите лучшего хоккеиста первой половины регулярного чемпионата КХЛ
Архив →