Потапов: главной задачей было найти компромисс
Текст: Сергей Бегишев

Потапов: главной задачей было найти компромисс

Это во многом знаковое событие должного внимания не привлекло... А между тем 30 июля было подписано коллективное соглашение между профсоюзом игроков и объединением работодателей.
6 августа 2008, среда. 05:29. Хоккей

Звонок корреспондента «Чемпионат.ру» застал президента омского «Авангарда», а по совместительству и председателя объединения работодателей Константина Потапова в «чемоданном настроении», ведь уже с 6 августа у него долгожданный отпуск, который не мог начаться до тех пор, пока не будет подписано коллективное соглашение между профсоюзом игроков и возглавляемым Потаповым объединением. И вот на прошлой неделе это событие свершилось, 30 июля соглашение было подписано, при этом почему-то оставшись незамеченным российскими СМИ.

Прежде всего задачей при подписании коллективного соглашения было найти компромисс, и к нашей общей радости мы его нашли, даже несмотря на то что порой профсоюз во главе с Андреем Коваленко очень жёстко ставил условия по некоторым спорным вопросам.

– Константин Николаевич, в переговорах по коллективному соглашению принимали участие большое количество людей, но все они в основном живут в Москве либо ближайших регионах, вам же с Владимиром Сараевым пришлось налетать за два с лишним месяца не одну тысячу километров. Не напрасно это было сделано?
– Безусловно, время проведено не напрасно, а очень даже полезно. Мне кажется, все клубы, которые поручили нам заниматься этим вопросом и которые избрали меня председателем объединения работодателей, были настроены на то, чтобы не 10 или 15 человек занимались этим вопросом, а двое. Но при этом по всем острым вопросам, которые нуждались в компромиссах, мы консультировались с руководителями клубов либо по телефону, либо в электронном виде. Поэтому могу сказать, что переговоры вели все руководители клубов: все серьёзные вопросы были согласованы.

– Что при подписании коллективного соглашения оказалось самым тяжёлым?
– Прежде всего задачей при подписании коллективного соглашения было найти компромисс, и к нашей общей радости мы его нашли, даже несмотря на то что порой профсоюз во главе с Андреем Коваленко очень жёстко ставил условия по некоторым спорным вопросам.

– Каким, например?
– Например, по молодым игрокам. Первоначально в регламенте было написано, что на игру от команды заявляется 20 игроков, в том числе два молодых. Но профсоюз настоял на том, чтобы в заявке на матч остался только один молодой игрок, но чтобы он обязательно был. Вот так появился этот пункт соглашения (имеется в виду, что теперь команды обязаны выставлять на каждый матч минимум по одному молодому игроку, ведь ранее некоторые клубы просто заявляли на матчи меньшее число хоккеистов, а молодых не было совсем. — Прим. «Чемпионат.ру»). Или, например, спорный вопрос возник по заработной плате игрока с первым контрактом хоккеиста, потолок этой зарплаты был не очень большой, и профсоюз настоял на значительном его повышении. И так далее. Таких спорных пунктов было немало, но мы смогли найти по ним компромисс.

Сейчас обозначена некая стратегия, которая позволит нам быстрее и, может быть, ещё глубже охватить вопросы согласования того коллективного соглашения, которое будет заключено на три года в следующем сезоне. Сейчас мы договорились о том, что будем ежемесячно собираться и некоторые позиции целенаправленно оговаривать. Поэтому работа будет продолжаться, и она не останавливается ни на секунду.

– Коллективное соглашение подписано на год. Что дальше?
– Сейчас обозначена некая стратегия, которая позволит нам быстрее и, может быть, ещё глубже охватить вопросы согласования того коллективного соглашения, которое будет заключено на три года в следующем сезоне. Сейчас мы договорились о том, что будем ежемесячно собираться и некоторые позиции целенаправленно оговаривать. Поэтому работа будет продолжаться, и она не останавливается ни на секунду.

– Когда же можно будет ознакомиться с текстом коллективного соглашения?
– Наверное, через очень короткое время. Когда я приеду из отпуска, думаю, мы с Александром Ивановичем Медведевым и Андреем Коваленко с удовольствием представим текст соглашения на всеобщее обозрение.

– Почему к ведению переговоров, а затем и к подписанию коллективного соглашения было проявлено так мало интереса со стороны СМИ и общественности?
– Я думаю, что пока в России до конца не понимают, насколько этот документ регламентирует права и обязанности двух сторон — как работодателей, так и хоккеистов. Наверное, для этого нужно определённое время — может быть, год, два или больше, поэтому давайте не будем торопить время. Сейчас идёт общее построение новой лиги — КХЛ, построение взаимоотношений в лиге, поэтому, может быть, сейчас большого интереса к соглашению и не было. Но в будущем всё станет, как в НХЛ, где общественное внимание к подписанию коллективного соглашения очень высоко, где и хоккеисты, и работодатели следят за тем, что происходит на переговорах, и ждут каких-то изменений в свою сторону.

– От объединения работодателей в процессе переговоров участвовали только два человека – вы и Владимир Сараев?
– Да. Хотя, безусловно, на переговорах периодически присутствовали и представители лиги, в том числе Владимир Шалаев и Родион Тухватуллин. Поэтому процесс переговоров мы осуществляли совместно с лигой, она не была в отрыве от событий. Александр Иванович Медведев очень часто интересовался ходом проведения наших переговоров. Зачастую именно он принимал участие в тех или иных компромиссах, которые у нас возникали. Так что работа велась с трёх сторон.

Пока в России до конца не понимают, насколько этот документ регламентирует права и обязанности двух сторон – как работодателей, так и хоккеистов. Наверное, для этого нужно определённое время, может быть, год, два или больше, поэтому давайте не будем торопить время. Но в будущем всё станет, как в НХЛ, где общественное внимание к подписанию коллективного соглашения очень высоко.

– Не помешало ли ведению переговоров то, что в их процессе сменился глава профсоюза – вместо Александра Харламова им стал Андрей Коваленко?
– Знаете, обсуждение коллективного соглашения началось даже чуть раньше, чем появились Харламов, а затем и Коваленко, ведь ещё в Федерации хоккея России эту тему начали обсуждать. С созданием новой лиги игроки сделали свой выбор – сформировали состав своего правления, выбрали руководителя. Я думаю, их право выбирать, их право доверять конкретному человеку. Я бы не хотел сейчас обсуждать, с кем лучше было вести переговоры, с кем хуже. Есть выбранный представитель, с ним мы и работаем. Другое дело, какую команду он с собой приводит, ведь он же, естественно, работает не один, есть люди, которые отвечают за конкретные направления, и они очень сильны в этих направлениях.

– И какие же это направления, кто присутствовал на переговорах?
– Были и хоккеисты из совета игроков профсоюза, и юристы, и адвокаты, в том числе Александр Харламов, поэтому периодически состав комиссии, которая обсуждала коллективное соглашение, менялся, он не был одинаковым по ходу всех переговоров.

– Незадолго до завершения переговоров глава профсоюза Андрей Коваленко побывал в Северной Америке, где встречался с главой профсоюза игроков НХЛ. Привёз ли он оттуда какие-то задумки и успел ли их воплотить в жизнь?
– Я не знаю. Но зато могу сказать, что Андрей был очень опытным игроком, который поиграл и в России, и в НХЛ, он очень хорошо знает хоккей изнутри, знает, что нужно молодым игрокам и ветеранам, поэтому именно он сейчас и отстаивает интересы хоккеистов. Я считаю, что ему не нужен был дополнительный опыт для ведения переговоров, он и так был готов к ним.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
26 июня 2017, понедельник
25 июня 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Кого вы считаете лучшим российским вратарём в истории НХЛ?
Архив →