Кубок Вызова
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Дмитрий Ерыкалов

«Отговаривал сына быть вратарём…». Парадоксы династии Красоткиных

На Кубке Вызова МХЛ сборную Запада представляли Дмитрий и Антон Красоткины. Как так получилось, что сын не пошёл по стопам отца?
16 февраля 2016, вторник. 16:15. Хоккей
В нашем хоккее немало хоккейных династий. За океаном играют внук великого тренера Виктора Тихонова и сын Андрея Тарасенко – участника Олимпийских игр в Лиллехаммере. До недавнего времени в КХЛ выступал сын двукратного олимпийского чемпиона Бориса Михайлова, а в «Сибири» сейчас капитанит сын эксперта, комментатора «Матч ТВ» и заслуженного тренера страны Сергея Гимаева. Не стоит забывать и о вратарской династии Владислава Третьяка.

Как правило, наследники идут по стопам своих отцов и дедов, беря с них пример. В семье Красоткиных всё по-другому. Трёхкратный чемпион России в составе «Локомотива» Дмитрий Красоткин – легенда Ярославля, а ныне – главный тренер молодёжной команды, которая идёт на первом месте в чемпионате МХЛ. Его сын, Антон Красоткин, является основным вратарём «Локо», а в ноябре дебютировал в КХЛ за главную команду. Сначала он вышел на замену в выездном матче с «Магниткой», а затем провёл полноценную игру против «Барыса» на родном ярославском льду.

Отец и сын Красоткины вместе отправились в Нижнекамск, где помогли Западу одержать победу в Кубке Вызова. Это первый случай, когда в эмхаэловском Матче звёзд приняли участие отец и сын. Мы встретились с семьёй Красоткиных и попытались выяснить, почему сын не пошёл по стопам известного защитника.

«Сыну нравилась экипировка Подомацкого, и он захотел стать вратарём»


С главным тренером «Локо» и Запада мы пообщались ещё до Кубка Вызова. Спустя сутки он приведёт своих подопечных к победе, а они, не задумываясь, начнут его победно качать. Как отметил 44-летний Дмитрий Иванович, Кубок Вызова – первое, что он выиграл в своей тренерской карьере.

— На Кубок Вызова вы ездили со своим сыном. Для МХЛ это уникальный случай. Что это значит для вашей семьи?
— Хотите — верьте, хотите — нет, я к этому нормально отношусь.
Всё началось с того, что Антон посещал раздевалку «Локомотива», когда я играл за клуб. И больше всего ему нравилась экипировка Егора Подомацкого. Постоянно играл с его шлемом, блином. Так он и захотел стать вратарём.
Приятно, но не более того. К сожалению, я был защитником, а Антон – вратарь…

— Почему к сожалению?
— Хотелось, чтобы всё-таки он не в воротах играл. Я его в детстве отговаривал-отговаривал, но он сам решил. Ничего не поделаешь.

— Как же так получилось, что сын легендарного для Ярославля защитника пошёл во вратарскую профессию?
— Всё началось с того, что Антон посещал раздевалку «Локомотива», когда я играл за клуб. И больше всего ему нравилась экипировка Егора Подомацкого. Постоянно играл с его шлемом, блином. Так он и захотел стать вратарём. Когда встал на коньки – переубедить было сложно.

— Обычно между отцом-тренером и сыном-игроком складываются такие отношения, что отец спрашивает с сына ещё больше, чем с других игроков. Как обстоят ваши отношения с Антоном?
— У нас в команде с вратарями занимается Егор Подомацкий. Он определяет, кто будет играть, работает с ребятами. У нас все вратари хорошие, не только Антон. Да, у него есть перспектива, но ещё нужно много работать. Всё зависит только от него.

— То есть вы, несмотря на то что Антон ваш сын, как и большинство тренеров, предпочитаете не вмешиваться в работу с вратарями?
— Не то что стараюсь не вмешиваться. Просто у нас есть специализированный тренер, который в любом случае даст Антону больше. Я могу что-то подсказать в общих чертах, но не более того.

— Он переживал из-за того, что не попал на минувший молодёжный чемпионат мира, хотя был в числе кандидатов?
— А что переживать? Жизнь на этом не заканчивается. Тренеры так решили, нужно уважать их выбор. Отбор был по спортивному принципу. Тем более у него ещё будет шанс.

— С какими напутствиями отпускали Антона в главную команду перед его дебютом в КХЛ?
— А я его даже не видел! Он тогда всё время проводил с основой «Локомотива». А матч, разумеется, смотрел, переживал. Сыграл он достойно, так держать. Теперь всё будет зависеть от него. Думаю, он и сам это понимает. Не 10 лет ведь уже, взрослый парень.

«Неизвестно, где бы я был, если бы не Воробьёв»


— Вы играли под руководством Петра Воробьёва, а потом начинали свою тренерскую карьеру в его штабе. Можете сказать, что он стал тем, кто повлиял на ваши взгляды тренера?
— Великий тренер, что ещё сказать? Он всё выиграл. Я с ним работал как игрок, знаю прекрасно его методику. Для меня это была хорошая школа. Он многому меня научил в профессиональной деятельности. Ещё неизвестно, чему бы я научился в хоккее, если бы не удалось поработать с таким тренером.

— Вы недавно встречались с ним в регулярном чемпионате МХЛ. Его СКА-1946 с вашим «Локо»…
— Пресса писала, «ученик против учителя!» (Смеётся.) Я к этому нормально отношусь. Ну какой я ученик? Просто одна команда играла против другой. Я своих ребят выводил не против другого тренера, а против соперника. По стечению обстоятельств получилось так, что обменялись с Петром Ильичом победами.

— Как оцениваете, у вас тренерский почерк разный с Воробьёвым или же есть что-то общее?
— Естественно, у меня есть что-то своё, но много и у него почерпнул. У Петра Ильича есть много хороших упражнений, задумок. Он читает хорошие книги. Нужно быть развитым человеком, правильно говорить, учиться. Я у него много взял, а что касается стиля, то сейчас везде хоккей примерно одинаковый. Стараемся в «Локо» не в откат играть, а действовать активно, агрессивно. Все пятеро в атаке, все пятеро в обороне. Плюс ребята должны быть физически готовы, чтобы команда добивалась каких-то результатов.

— Не удивились, что Воробьёв вернулся к активной работе? Хотя он говорил, что готов ещё тренировать.
— Так-то нет. Я знал, что рано или поздно он возглавит какую-нибудь команду. Человек столь лет отдал хоккею. Когда мы созванивались, то чувствовалось, что он скучает без работы. Отдых отдыхом, но есть любимое дело.

«Я первый год главный тренер, ещё хочу поработать в МХЛ»


— Каково вам работать в системе, где регулярно привлекают молодёжь к основе, в результате чего вы теряете лидеров «Локо»?
— Я наоборот рад, что ребята выпускаются, играют в КХЛ. Если игроки переросли этот уровень – они должны идти дальше. В этом и заключается работа тренера, чтобы как можно быстрее подготовить игрока как физически, так и тактически.

— Когда ярославская тройка Коршков – Красковский – Полунин уезжала на молодёжный чемпионат мира, вы ожидали, что она возьмёт на себя роль лидеров?
— Они тренировались у меня перед чемпионатом мира. Я пожелал им удачи. Конечно, я понимал, что они ребята перспективные. Зачем ехать на чемпионат мира и не быть лидерами? Может быть, в финальной игре сыграли неудачно, а так – они способные ребята. У них есть способности, что они и доказали.
Мне тренеры с самого начала говорили, что я могу выйти на лёд в любую секунду и нужно быть готовым ко всему. В Магнитогорске я испытал невероятные ощущения! Мозякин, Зарипов, Коварж, Кошечкин…

— «Локо» идёт на первом месте в МХЛ, вы были тренером на Кубке Вызова. Нет желания попробовать себя на другом уровне?
— Я, по сути дела, работаю первый год главным тренером. Я хочу пока здесь поработать.

— Потолка ещё не чувствуете?
— Дело не в потолке. Пока я даже не думаю о чём-то другом. Надо здесь поработать, что-то доказать, а не перепрыгивать с места на место. Первое место – это ничего не значит, необходимо для начала что-то выиграть. Надо годика два-три поработать главным тренером, набраться опыта и потом задумываться.

«Мне нравилась игра Подомацкого, и сразу тянуло в ворота»


Антон Красоткин в Кубке Вызова пропустил всего одну шайбу и помог Западу добиться победы. Что не удивительно, так как последнее время Красоткин-младший тренируется и играет на другом уровне. На сегодняшний день на его счету три матча и две победы в КХЛ. Через год он наверняка станет одним из конкурентов Ильи Самсонова за место на последнем рубеже молодёжной сборной России на чемпионате мира.

— Какие чувства испытываете от того, что выиграли Кубок Вызова вы не один, а с отцом-тренером, который возглавлял команду Запада?
— Конечно, приятно, что и я поехал в Нижнекамск, и отец. Но на Кубке Вызова мы были не отцом и сыном, а игроком и главным тренером.

— Какие у вас отношения складываются с отцом, учитывая, что он главный тренер команды, за которую вы выступаете?
— На льду мы не общаемся. У нас есть тренер вратарей, и я в основном разговариваю с ним.

— Отец рассказал, что вы стали вратарём благодаря Егору Подомацкому. Сами помните этот момент?
— Когда я был маленьким, то после игр «Локомотива» всегда заходил в раздевалку команды. Но первым делом почему-то шёл не к отцу, а к Егору Геннадьевичу Подомацкому. Мне нравилась его игра, шлема, блины, ловушка. Постоянно просил Егора Геннадьевича дать мне форму.

— В то время вы уже занимались хоккеем?
— Нет. Это был 2003 или 2004 год. Только-только хотел пойти заниматься в школу «Локомотива».

— Даже мыслей не было стать полевым игроком?
— Честно, нет! (Смеётся.) Сразу тянуло в ворота.

— То есть отец даже не переубеждал? Не уговаривал пойти по его стопам?
— Он всегда поддерживал мой выбор. Разве что первые пару лет пытался до меня донести, что вратарь – это очень ответственная профессия. Но когда понял, что я хочу играть именно в воротах, стал со мной соглашаться.

— Отец предупреждал вас, что вратарская позиция – самая ответственная. Сейчас, спустя годы, ощутили это на себе?
— Безусловно. Мне приятна эта ответственность. Я с детства выбрал этот путь, и мне он нравится.

— В детстве вас к выбору позиции подтолкнула амуниция Подомацкого. А какие отношения между вами складывались в дальнейшем?
— Поначалу Егор Геннадьевич играл в Ярославле, но потом уехал. Я долгое время его не видел. Мы встретились только после того, как он завершил карьеру и пришёл к нам в «Локо» тренером вратарей. Сейчас с ним работаем вместе.

— Насколько он пытается делать из вас вратаря, похожего на него самого? Есть ли у вас какие-то общие черты?
— Мне кажется, он ни из кого не пытается сделать себя. Но при этом многие стараются быть на него похожими.

«В Магнитогорске я испытал невероятные ощущения! Мозякин, Зарипов, Коварж, Кошечкин…»


— Расскажите о тех эмоциях, что вы испытали при дебюте в КХЛ.
— Когда была игра с «Магниткой» — я не ожидал, что приму в ней участие. Нельзя сказать, что я не был готов. Мне тренеры с самого начала говорили, что я могу выйти на лёд в любую секунду и нужно быть готовым ко всему. В Магнитогорске я испытал невероятные ощущения! Мозякин, Зарипов, Коварж, Кошечкин…Когда дома доверили сыграть полный матч – хотелось порадовать своих болельщиков победой. Слава Богу, всё получилось.

— Ветераны «Локомотива», такие как Илья Горохов, какие-то слова поддержки сказали перед дебютом?
— Конечно, меня все в команде поддерживали, подбадривали. Особых каких-то слов не было, но поддержку я ощущал.

— Илья Сорокин как-то говорил, что из КХЛ сложно возвращаться в МХЛ, где всё другое. Вы испытываете подобные проблемы, когда после основного состава «Локомотива» переходите в молодёжный?
— Есть такое. Говорят, что тот, кто приезжает из КХЛ в «молодёжку», должен быть на голову выше. Но всё равно перестроиться очень сложно. Разные скорости, движение, броски другие, всё другое!

— Вы привлекались в молодёжную сборную России уже в этом году, но на МЧМ в Финляндию поехали другие вратари. Были к этому готовы?
— Я старался об этом не думать. Надо играть за клуб, там себя проявлять, а если тренеры сборной тебя заметят – это огромный плюс.

— Как считаете, если будете играть в КХЛ, это повысит ваши шансы на поездку на следующий чемпионат мира?
— Да, если играешь в КХЛ – будет намного больше шансов поехать на молодёжный чемпионат мира.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 21
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →