Алексей Кудашов
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Дмитрий Ерыкалов

Игра в молчанку. Почему тренеры КХЛ не хотят говорить о хоккее?

С наступлением плей-офф КХЛ тренерские пресс-конференции напоминают игру в молчанку. Почему специалисты не хотят говорить о хоккее?
25 февраля 2016, четверг. 14:15. Хоккей
Все привыкли, что на пресс-конференциях с участием Зинэтулы Биялетдинова не стоит ждать откровений. Главный тренер «Ак Барса» редко критикует судей, ещё реже – своих игроков, и пытается держать жизнь команды за огромным засовом. Когда в лиге один такой тренер – это фишка, личностная особенность. Но когда в один момент на все пуговицы застёгивается львиная доля специалистов, впору кричать «караул!» и бить в репортёрский набат.

Старт нынешнего плей-офф – это сгусток эмоций. В Москве в подтрибунном подполье непечатной экспрессией меряются Александр Радулов и Владимир Плющев. Между Ярославлем и Санкт-Петербургом в драматичном ключе решается судьба самого дорого игрока лиги Ильи Ковальчука.
В Хельсинки впервые за долгое время сдают нервы у Петериса Скудры, что помешало Торпедо» повести 2-0 в серии. Ещё в нескольких городах игроков награждают большими штрафами, а жена Алексея Угарова в соцсетях обвиняет Сергея Шумакова в симуляции. В эти моменты понимаешь, насколько нелепы разговоры об отмене плей-офф. И только тренеры, словно сговорившиеся говорить штампами и не больше двух предложений за раз, собственноручно тушат интерес к ключевой части сезона.

В Новосибирске Андрей Скабелка после краткой речи своего коллеги Александра Андриевского лишь соглашается с ним, добавляя к кивку поздравления болельщикам с победой. Ещё один вопрос обоим тренерам – реакция Скабелки аналогична, полное единодушие с соотечественником и давним товарищем. Спишем это на то, что Скабелка и Андриевский – единомышленники. Сергей Зубов и Алексей Кудашов вместе не играли, но уже после первого матча договорились, что «была игра равных соперников» и предложили сразу перейти к вопросам. Стоит ли говорить, что ошарашенные ярославские журналисты из-за отсутствия даже краткого резюме несколько растерялись?

Игра в молчанку в ярославско-питерской серии, которая должна быть гвоздём программы на Западе, продолжилась и после второй игры. «Счёт 1:1, мы движемся дальше», — вот и все слова, которыми смог описать победный матч своей команды Зубов. Подобную характеристику можно было понять, если бы на льду «Арены-2000» состоялась совершенно несодержательная игра, после которой сложно подобрать слова. Но в Ярославле был суперматч с суперпредысторией! Удаление Бучневича, джокер Барабанов, чуть было не упущенная «армейцами» победа и, в конце концов, горячая тема Ковальчука! Но вместо прямой речи из пекла событий мы слышим протокольные фразы.

С наступлением кубковых матчей даже обычно словоохотливый и готовый делиться своими мыслями Игорь Захаркин перешёл в режим «не сказать бы чего-то лишнего». На протяжении регулярного чемпионата наставник «Салавата Юлаева» обогащал лексикон журналистов такими словами как «композитет», воздействовал на свою команду, называя подопечных «сытыми котами», «крестьянами» и «парализованными», а главное – был готов говорить о хоккее. Разумеется, не в ущерб своей команде и в меру подкованности собеседников. К Игорю Владимировичу можно относиться по-разному, но он всегда оставался редким для нашего хоккея тренером, готовым заниматься просветительской деятельностью. Увы, вирус тотальной закрытости поразил даже его.

Журналистов часто обвиняют в непрофессионализме, глупых вопросах, а главное – в желании говорить о чём угодно, кроме самого хоккея. Мол, представителям второй древнейшей профессии нужны только жареные факты и ничего больше. Но как нам, проводникам между миром хоккея и болельщиками, можно углубиться в вид спорта, находясь за железным занавесом, который устанавливают сами специалисты? Только рассказывая нюансы и останавливаясь на деталях, можно вырастить понимающую публику. Кому, как не тренерам, впору брать на себя эту миссию? В их руках находится как интерес к хоккею в целом, так и уровень дискуссий на виртуальных лавочках. Будь тренеры более открытыми, быть может, в комментариях обсуждалась бы смена позиции Василием Токрановым или ренессанс Николая Жердева, а не то, каков процент цензурных слов в речи Радулова.

Вернёмся в Ярославль. На той самой пресс-конференции после второго матча между СКА и «Локомотивом» Зубов наотрез отказался комментировать вывод Ковальчука из состава. В момент, когда вся страна обсуждает опального капитана обладателей Кубка Гагарина, человек, на ком, собственно, и лежит ответственность за это решение, уходит от ответа. Формально наставник петербуржцев прав, предлагая задавать вопросы по игре, таковы правила послематчевых пресс-конференций. Но и на эти вопросы Зубов отвечает заранее заготовленными фразами, которые не дают публике никакой информации. Тренеры сами вынуждают журналистов идти не к ним, а на вокзал ловить в полутьме Ковальчука, только-только сошедшего с поезда. Замалчивание – прямой путь к домыслам и догадкам.

Конечно, у каждого тренера свои методы. Кто-то, как Евгений Корноухов, относится к пресс-конференциям как к повинности. Петерис Скудра и Андрей Николишин не боятся устраивать публичную порку своим игрокам, используя прессу как рупор, через который можно достучаться до команды. Другие тренеры, напротив, будут защищать подопечных до последнего патрона. Однако с наступлением игр на вылет все они, за редким исключением, взяли один курс. Услышав из уст оппонента односложную фразу, даже любитель подробного разбора игры возьмёт с него пример. Главное – не сказать ничего лишнего, не дать сопернику фору. Будто бы от того, что тренер опишет ход матча по периодам или оценит действия своего игрока, его план на серию рухнет. В профессиональных штабах в обязательном порядке готовится досье на соперника, и наивно полагать, что в эпоху Интернета можно сохранить какие-либо секреты. Есть закрытые темы, вроде состояния здоровья хоккеистов, но травму колена уже давно научились маскировать под «нижнюю часть тела».

«Плей-офф – это война!» — убеждают нас участники матчей на вылет. А на войне, как известно, все средства хороши. Здесь и пленных не берут, и с трещинами в ноге выходят на лёд, и уровень секретности устанавливают максимальный. Тренеры как никто ощущают хрупкость бытия. Одно неосторожное слово, и можно лишиться своего поста. Однако многие специалисты забывают, что все они – часть большой индустрии, где болельщики платят деньги за билеты (в кризис поход на хоккей особенно бьёт по карману), журналисты получают деньги за яркие репортажи, а для того чтобы считаться звездой, нужно не только умело владеть клюшкой, но и участвовать в благотворительных акциях и сниматься в рекламе. Зубов, отыгравший в НХЛ полтора десятка сезонов, должен это понимать как никто другой. Да только на крик души тележурналистки из Ярославля, которой после пустой пресс-конференции не из чего «слепить» репортаж, тренеры лишь разводят руками.

Господа тренеры, давайте говорить о хоккее и уважать труд друг друга! Или же будем честными и вслед за рукопожатиями откажемся в плей-офф от пресс-конференций, дабы не раздувать фарс до вселенских масштабов. Только в таком случае придётся откреститься от идеи догнать и перегнать НХЛ, заодно признав, что пресловутая «игра для болельщиков» – это лишь красивые слова, которые не имеют ничего общего с реальностью. В конце концов, хоккей куда ближе к гладиаторским боям, чем к войне.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 62
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →