Как «Сибирь» 12 часов добиралась домой из Владивостока
Фото: ХК «Сибирь»
Текст: Дмитрий Ерыкалов

12 часов в самолёте. Как «Сибирь» застряла во Владивостоке

Журналист «Чемпионата» оказался в том самом самолёте, где хоккеисты «Сибири» шесть часов ждали вылета из Владивостока в Новосибирск.
29 февраля 2016, понедельник. 11:22. Хоккей

Невиновный снегопад


Андрей Скабелка снимает вратаря в попытке спасти игру и закончить серию с «Адмиралом» во Владивостоке, но Егор Дугин броском по пустым воротам продлевает это противостояние как минимум на один матч. «Сибири» в любом случае нужно было отправляться в аэропорт Владивостока, но в зависимости от результата матча серьёзно разнился её статус. Вытащи новосибирцы четвёртый матч – они погружались бы в самолёт победителями, имеющими право пусть на кратковременный, но отдых. Мини-празднества можно было устраивать прямо на борту, благо до старта второго раунда ещё целая вечность. Однако, уступив «морякам» в четвёртом матче, подопечные Скабелки оставались непримиримыми соперниками «Адмирала». И вместо отмечаний от сибиряков требовалась предельная мобилизация. Её то и подорвал скандальный случай, прогремевший на всю страну.

Когда в прессе появились первые новости о задержки рейса Владивосток – Новосибирск, местные жители поспешили списать это на погодные условия. Действительно, во время матча с сибирской командой над «Фетисов Ареной» шёл настоящий снегопад. Для дальневосточного города, располагающегося на одной широте с Сочи, это настоящее событие. Снег шёл и после финальной сирены, но когда автобус с командой домчал до аэропорта, снежная буря утихла. К тому моменту, когда хоккеисты «Сибири» поднимались по трапу в самолёт, все осадки прекратились, и не было никаких предпосылок к тому, что рейс будет задержан. А вот дальше нас ждёт увлекательная история, непосредственным свидетелем которой стал обозреватель «Чемпионата», отправившийся вместе с «Сибирью» на дальневосточный выезд.

Задержка рейса Владивосток – Новосибирск


Первое, что замечаешь, заходя в чартер, – низкая температура, не многим выше, чем за окном. Многие игроки не спешат снимать пуховики, будто зная наперёд, что они им понадобятся на протяжении предстоящих часов. Проходит полчаса, час, два. Ситуация выходит за рамки стандартной. Представители клуба пытаются узнать, в чём причина задержки вылета рейса. Выясняется, что всё дело в технических неполадках УВЗ. Что это такое? Наземная мобильная установка, предназначенная для запуска двигателя. Применяется она в том случае, если ВСУ (вспомогательная силовая установка), установленная в самих самолётах, по каким-то причинам не может самостоятельно запустить двигатели.

Самолёту, на котором «Сибирь» должна была отправиться в Новосибирск, понадобилась УВЗ. По какой причине? Вариантов – миллион, от поломки ВСУ до сбоя в автоматике и условиях внешней среды. Отдельно отметим, что неполадки с ВСУ не имеют ничего общего с неполадками двигателей, так что проводить полёты вполне безопасно. Как бы то ни было, авиакомпанией «Ямал», которая перевозила новосибирский клуб, перед полётом был отправлен соответствующий запрос в аэропорт Владивостока. Ответ был следующим: УВЗ имеются в наличии и исправны. Следовательно, можно смело готовить самолёт ко взлёту. Но вместо этого возле чартера «Сибири» долгое время стояла одна-единственная УВЗ, не способная отправить команду домой. Вокруг неё то появлялись, то пропадали работники аэропорта, создавая видимость активной деятельности. Тем временем вести о времени вылета на борт самолёта не поступали, команда и тренерский штаб находились в неведении. После двух часов задержки прошла информация о том, что «всё решится в течение часа», но и по прошествии этого времени ничего не изменилось.
Запрос авиакомпании «Ямал»

Запрос авиакомпании «Ямал»


«Всё, что не убивает, делает нас сильнее!»


Напомним, что всё это время «Сибирь» в полном составе сидела в промёрзшем самолёте. Причём если ближе к кабине пилота, где располагается руководство и персонал, стояла более-менее приемлемая температура, то в хвосте самолёта был самый настоящий сибирский дубак. Именно в этой части воздушного судна сосредоточилась большая часть хоккеистов. Все они имели реальный шанс заболеть. А Виталий Меньшиков и вовсе всё это время сидел со сломанным ребром. Питание, которое было загружено на борт, игроки, только-только закончившие тяжелейший матч плей-офф, съели примерно на второй час задержки. На борту осталась только вода в бутылках. До взлёта, все шесть часов, вода отсутствовала в санузлах. Какие неудобства это доставляет, объяснять вряд ли стоит.

Когда вы на протяжении шести часов находитесь в замкнутом пространстве, настроение меняется моментально, людей может бросать то в жар, то в холод. Поначалу игроки «Сибири» держались молодцом. Общее настроение выразил Максим Игнатович. «Всё, что не убивает, делает нас сильнее!» — заявил защитник на весь салон. «Видите, какие у нас парни!», — гордо подметил Андрей Скабелка. Руководство клуба относилось к происходящему философски. «Это плей-офф, это война, к этому надо быть готовым», — не раз звучало на борту воздушного судна. Вспомнили даже «самолётные войны» в финале Кубка Гагарина — 2014, когда «Магнитка» и «Лев» обменялись любезностями. Никто тогда не доказал причастность клубов, но разве не за такие истории мы любим плей-офф? Однако если два года назад задержки ограничивались парой часов, что обыденно и для туристических чартеров, то пребывание «Сибири» в самолёте превысило все мыслимые и немыслимые пределы.
Иван Верещагин и Максим Шалунов в самолёте

Иван Верещагин и Максим Шалунов в самолёте


«Мы намерены серьёзно разбираться с аэропортом Владивостока»


Только на четвёртый час работники аэропорта вспомнили о «сибирской зиме» внутри самолёта и подогнали к борту некий «обогреватель», который с температурой около 80 °C подогрел обшивку воздушного судна. Хоккеисты наконец-то могли сбросить пуховики, но при этом в салоне стало невыносимо душно, проник неприятный запах, из-за которого разболелась голова. Врач команды Сергей Шигаев только и успевал раздавать игрокам таблетки. А вот питания, которое обязаны были предоставить, до сих пор не было. Во Владивостоке стояла глубокая ночь и представители авиакомпании «Ямал» не могли найти ответственных за всё происходящее. Поднять на уши пытались всех: от руководства аэропорта до властей края, и лишь на шестой час экипаж добился того, что питание доставили на борт. К тому времени нервы всех пассажиров самолёта натянулись до предела. Иронию и смешки сменили повышенный тон и напряжение, зависшее в воздухе.

«Мы сидим в самолёте более четырёх часов. Ситуация пока непонятна. У нас есть подтверждение, что у аэропорта есть всё необходимое оборудование для приёма и отправки бортов. Тем более это «Аэробоус-А320» — наиболее массовый самолёт. Всё, что сейчас происходит, это полный привет. Во Владивостоке ночь, мы не можем заказать дополнительное питание. Всё, что было заказано, хоккеисты съели. Ситуация идиотская и ненормальная. Мы намерены серьёзно разбираться с аэропортом Владивостока. Он не смог обеспечить ничего на свете! Тем более странно, потому что это международный аэропорт», — прокомментировал ситуацию генеральный менеджер клуба Кирилл Фастовский.

У Салака отбили желание играть в КХЛ


В конце концов работники аэропорта всё-таки нашли запасную УВЗ, предоставленную авиакомпанией «Аврора». Почему на это потребовалось пять часов, авиакомпании «Ямал» и хоккейному клубу «Сибирь» так и не объяснили. Международные аэропорты, как правило, обладают несколькими машинами УВЗ. Тогда как Владивосток, по субъективному мнению автора, оказался попросту не готов к подобной ситуации. Кто в этом виноват? Что будет дальше? Как эта история повлияет на серию «Сибирь» — «Адмирал»? Не будем строить теории, что дальневосточный клуб причастен к столь неприятной ситуации. Тем не менее «Адмирал», как принимающая сторона, наверняка мог оказать содействие в разрешении «аэропортной Санта-Барбары».

Уже утром генеральный директор аэропорта Владивостока выступил с заявлением о том, что капитан командир корабля отказался от размещения в гостинице. Нам доподлинно неизвестно, велись ли переговоры, но до тренерского штаба и игроков такая информация доведена не была. Да и есть ли необходимость команде, у которой в разгаре решающие матчи сезона, а каждая минута – это возможность для восстановления, тратить время на размещение в гостинице, выселение и повторную загрузку в самолёт?

«Сибирь» приземлилась в «Толмачёво» в 5:20 утра по местному времени, тогда как по первоначальному плану должна была прибыть в Новосибирск около полуночи. 12-часовое пребывание в самолёте может выбить из колеи любого, даже самого подготовленного спортсмена. Вместо того чтобы выспаться на базе и провести утреннюю тренировку, тренерскому штабу пришлось перенести сбор на 16:00. С этого сезона перерыв между домашними матчами составляет один день, а не два, и такие сдвиги могут оказаться критическими. Александр Салак и вовсе после этого инцидента заявил, что больше не желает выступать в КХЛ. Сколько ещё легионеров и просто высококачественных хоккеистов отпугнёт эта история?

После трагедии с «Локомотивом» любые неполадки, связанные с самолётами, воспринимаются особенно болезненно. За время ожидания и полёта игроки «Сибири» пережили настоящий стресс. Помимо шестичасового ожидания новосибирцы столкнулись с неприятной «болтанкой» на взлёте. Впрочем, всё это может получить обратный эффект. Полдня, проведённые вместе в самолёте, способны сплотить игроков «Сибири», а также раззадорить новосибирских болельщиков, которые всё это время разрывали телефоны и звонили по всевозможным инстанциями. Местным фанатам не нужно давать лишний повод устроить на трибунах массовое безумие.

Вы можете принять участие в нашем голосовании и высказать мнение о том, кто должен нести ответственность в такой ситуации.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 155
5 декабря 2016, понедельник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →