Вячеслав Буцаев
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: «Чемпионат»

Буцаев: у «Сочи» нет бронзы? Досады нет, есть недопонимание

Вячеслав Буцаев рассказал о работе в ХК «Сочи», серии с «Динамо», своём будущем, планах клуба и отношении к хоккею в регионе.
11 марта 2016, пятница. 11:45. Хоккей

Вячеслав Буцаев в гостях у «Чемпионата». Фоторепортаж



ХК «Сочи» второй год подряд пробился в плей-офф КХЛ. Как и год назад, сочинцы не смогли выиграть ни одного матча в играх на вылет, но приятно удивили в регулярном чемпионате, финишировав на четвёртом месте в общей турнирной таблице. Итоги нынешнего сезона и будущие планы клуба мы обсудили с главным тренером команды Вячеславом Буцаевым, который стал гостем редакции «Чемпионата».

«В плей-офф ХК «Сочи» рассчитывал на другой результат»


— Два года ХК «Сочи» играет в КХЛ. Что удалость сделать за это время, что не получилось?
— Говорить о полном завершении строительства команды преждевременно. Клуб – молодой, ещё очень много надо сделать. Есть клуб, но нет хоккейной вертикали – молодёжной команды и детской школы. Желательно ещё иметь фарм-клуб в ВХЛ. Всё это только предстоит сделать. Надеюсь, это займёт не так много времени. Что касается результатов команды, то за два сезона мы добились прогресса.

— Что изменилось? В прошлом сезоне ваша команда проигрывали практически все матчи топ-клубам, а в этом, наоборот, одержала много громких побед.
— Во втором сезоне появился состав, который был способен решать поставленные задачи. В первом сезоне клуб всё-таки создавался на пограничной полосе, когда большинство игроков уже были разобраны другими командами. Даже по ходу сезона нам приходилось делать какие-то обмены для усиления игры.

— Команда хорошо финишировала в регулярном чемпионате, но второй год подряд проиграла первый раунд плей-офф со счётом 0-4.
— Действительно, это ложка дёгтя во втором сезоне. Мы рассчитывали на другой результат. Есть пища для размышления – что мы сделали не так, что должны улучшить, что нужно делать, чтобы быть более успешными в плей-офф в плане характера.

— Какие вы видите проблемы?
— Не хотел бы их называть. Она не одна, их много. У нас была возможность зацепиться за серию с «Динамо», да и в первом сезоне мы показывали достаточно неплохую игру в серии с ЦСКА. Тогда нам где-то не хватило везения и мастерства. В этом сезоне были другие причины. Всё было в наших руках, мы могли повернуть исход серии и не проиграть — 0-4.

Все ждали, что это будет упорная серия.
— Да. Мы увидели в этих матчах недостатки, которые не так явно проявлялись в регулярном сезоне.

— «Сочи» не хватило кубковых бойцов?
— Наверное, нельзя назвать одну причину этих неудач в плей-офф. Они разные, как субъективные, так и объективные. Мы испытывали проблему с глубиной состава. В третьем матче серии из-за болезни не играл один из наших ведущих центральных нападающих. Сыграло роль и то, что наша уверенность переросла в самоуверенность. Мы на высокой ноте закончили регулярный чемпионат, и где-то это, может быть, сыграло с нами злую шутку.

— Хотя в составе команды много опытных игроков.
— Это так. Многие ребята уже играли на таком уровне и выигрывали. Но были и те, кто проводил первый сезон в КХЛ. Для них всё было впервые, тем более матчи плей-офф. Это совсем другой уровень, другой накал. Поэтому я и говорю, что нет одной причины.

«Судьи оказались не готовы к плей-офф»


— На пресс-конференциях по ходу серии с «Динамо» вы много говорили про работу арбитров. По вашему мнению, судьи действительно влияли на итоговый результат?
— Все мы думали, что качество и уровень судейства в плей-офф будем другим. Но, как показал первый круг игр, судьи оказались не готовы. Вроде бы опытные ребята допускали элементарные ошибки. Можно связывать это с человеческим фактором. Но это не человеческий фактор, а простой профессионализм людей, которые работают в этой профессии. И когда лига присылает ответ на нашу претензию по одному из матчей, что арбитру, скажем так, вынесли предупреждение – это разговор ни о чём.

Здесь идёт битва. Выговор можно выносить в чемпионате. Не говорю, что наше поражение связано с этим, но, тем не менее, судьи лишали нас шанса изменить ход той или иной игры. Говорю о фактах.

Мы не оспаривали ни одного удаления, хотя по некоторым из них у нас были сомнения. Мы действительно заработали много ненужного штрафа, но со стороны соперника были более грубые нарушения, которые не фиксировались. Если бы они были, то у нас мог бы появиться дополнительный шанс. Играли бы, например, в концовке не «5 на 4», а «5 на 3».

— Буллит не назначили в одном из московских матчей.
— Это тоже было странно. Хотя лига прислала нам ответ, в котором было сказано, что буллита не было. Нам многое непонятно, потому что перед сезоном говорят одно, а потом начинают говорить, что здесь совсем другое. Очень много вопросов по судейству. Думаю, что в этом направлении лига должна более жёстко работать. В плей-офф проявляется характер, мастерство каждого игрока. Прежде всего мы для себя делаем плохо. Ведь потом мы выходим на международную арену, а там не прощают. Наши хоккеисты должны быть готовы играть честно, по правилам. Как сказал главный арбитр лиги в одном из интервью: «Арбитры должны работать по правилам ИИХФ». Вот и вопрос: они у всех одинаковые? Или они у всех разные?

Андрея Разина в сумме оштрафовали на 250 тыс. Вам штрафы за критику арбитров не приходили?
— Такого не было. Можно высказываться в разных формах и в разном эмоциональном состоянии.
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«С Анисиным всё решили на берегу, над Уитни я в душе посмеялся»


— Приглашение Барулина оправдало себя?
— Мы знали его уровень и возможности. Считаю, что сезон он провёл достаточно успешно.

— Вратарь Шикин хорошо проявил себя в регулярном чемпионате, а в плей-офф вы ему шанса не дали. Была ставка на опытного Барулина?
— Во-первых, хочу сказать, что Костя сыграл достаточно надёжно. Наши принципы таковы, что мы хотели определиться с основным вратарём на плей-офф. Барулин игрой доказал, что был достоин быть первым номером. Дмитрий тоже провёл блестящие матчи за нас. Мы знали, что, если не пойдёт игра у Кости, Шикин сможет выйти на замену.

— Как вам работается с Анисиным? Проблем с дисциплиной у него не было, как в предыдущих клубах?
— За два сезона у нас с ним не возникло никаких проблем. Мы сразу всё решили на берегу. Он знал наши условия. Поэтому я не могу сказать, что за два сезона у нас были проблемы с Михаилом Анисиным.

— Ещё был Жердев в команде. Вы понимали, каких непростых людей приглашали?
— Конечно. Мы объясняем людям, что знаем об их проблемах. Но это было до нас. Если хотите начать всё с чистого листа, то это ваш шанс.

— Не все понимают?..
— Я не скажу, что мы сталкивались с бытовыми проблемами игроков за два сезона. Такого не было. Те условия, которые мы ставили при подписании контракта, они были соблюдены всеми сторонами. Что касается Жердева, то здесь чисто спортивный момент. Вы же видите, что во многих клубах кто-то уходит, кто-то приходит. Это чисто спортивная составляющая.

При вас Николай Жердев не раз в Сочи терял свою собаку, которую искали всем хоккейным миром. Вы участие в поисках не принимали?
— Нет, по ночам не ходил с дозором (улыбается). А так, конечно, знаю эту историю, ведь мы все работаем в одном коллективе.

— Бывший защитник «Сочи» Райан Уитни в интервью не очень корректно высказывался о клубе и жизни в России. Как вы отреагировали на его слова?
— Лично я просто в душе посмеялся над этим парнем. Я читал это интервью и в оригинальной версии, и в переводе. Ну, где бы ещё Уитни мог увидеть учения МЧС? Не знаю, удивило его это или напугало… А если говорить о его личности… Знаете, я отвечу хорошей американской пословицей: бумеранг всегда возвращается.

Все мы думали, что качество и уровень судейства в плей-офф будем другим. Но, как показал первый круг игр, судьи оказались не готовы.

«Мы набираем в команду не туристов и отдыхающих»


— Как изменится состав «Сочи» в межсезонье?
— Определённости пока нет. У нас команда, которая комплектуется исключительно свободными агентами. С кем-то мы не захотим продлевать контракт, кто-то может выбрать другой клуб. У нас не так много молодых игроков, которых мы можем растить годами и строить команду не на один год, а с дальнейшей перспективой.

— Планируете предлагать контракты Барулину, Костицыну, Анисину?
— А вам прямо всё расскажи! (Смеётся.) Будет много аналитики, размышлений, что мы можем получить с рынка свободных агентов. Смогут ли те игроки, которые были в прошлом сезоне, стать сильнее? Здесь спешка не нужна.

— А по легионерам? Максвелл, Петерссон…
— У Петерссона есть контракт на следующий сезон. Это, наверное, один из 10 человек, у кого он есть. Нужно всё обдумать, искать варианты усиления. Этот процесс ежедневный.

— Легионеры вообще прижились в команде? Они, наверное, как в Майами ходят по Сочи.
— Нет, в Майами теплее (улыбается). По Сочи так не походишь, как в Майами, особенно зимой. У нас на всей территории России четыре времени года. В Сочи да, мягкий климат. Но ребята приезжают не на курорт, а работать. Не спорю, отличные условия и для работы, и для жизни. Но, повторюсь, мы набираем в команду не туристов и отдыхающих в пансионатах, а ребят, которые будут играть за клуб и давать результат.

— Многие ведь в итоге даже квартиры в Сочи покупают.
— Это дело личное. Приглашая игрока, ты должен собрать информацию, знать, что он собой представляет, какой у него уровень. Можно пригласить кого угодно, но не всегда это оправданно.
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«Не надо обращать внимание на «Сочи». Разве есть клубы, где всё хорошо?»


— По ходу этого сезона были разочарования?
— Я скажу, что и по первому, и по второму сезону у нас не было разочарований. Только спортивное в плане того, что мы не смогли достойно выступить в плей-офф. Вся наша организация, все сотрудники старались, чтобы команде было комфортно и она ни в чём не нуждалась. Да, по ходу сезона были перебои с финансированием, но мы смогли всё это пройти. Ребята отнеслись с пониманием. Никто не опустил рук.

— Серьёзных сложностей не было?
— За исключением перебоев с финансированием – нет.

— Это давило на ребят?
— У каждого игрока есть права и обязанности. Есть регламент лиги. Повторюсь, что нам удалось держать эту ситуацию под контролем и убеждать ребят, что это временные трудности. Тем более такие проблемы были не только в хоккейном клубе «Сочи», а во многих командах. Кто-то даже за прошлый сезон не рассчитался.

— Как мотивировали игроков?
— Финансовый вопрос важен, но важнее то, как ты относишься к своей профессии и работе, как ты её выполняешь. Одним днём жизнь не заканчивается. Поэтому они профессионально подходили как к тренировкам, так и к играм. Я думаю, именно сплочённость коллектива позволила достичь таких больших результатов в регулярном чемпионате.

— Доходило ли до вас то, что кто-то из игроков пытался устроить забастовку?
— У нас? Нет, у нас не пытались.

— А как же Никита Щитов?
— Щитов? А он уже не у нас. В этом сезоне он был в команде недолго. У нас всегда открытый диалог с ребятами. Может быть, кто-то и хотел чего-то, но это были единицы. И им не удалось расшатать ситуацию и получить свою выгоду из этого.

— Как вы, тренеры, переживали ситуацию с задержками зарплаты?
— Да никак. Мы делали свою работу. Нам нужно было выполнить её от начала и до конца. Мы знали, что проблемы решаемы и здесь не тупиковая ситуация, а просто стечение обстоятельств.

— В переговорах с новичками нестабильное финансирование добавляет сложности?
— А кто сейчас может гарантировать стабильное финансирование? Разве есть другие клубы, где всё хорошо? Просто не надо обращать внимание на «Сочи». Повторюсь, у многих клубов есть такие проблемы. «Сочи» не хуже других с ними справляется.

— Удивлены прогрессом Зията Пайгина? После такого сезона его, возможно, захочет вернуть «Ак Барс».
— Удержать его в это межсезонье будет сложно, скажу честно. Его игру я отметил ещё на молодёжном чемпионате мира. Большому кораблю – большое плавание. За этот сезон он получил очень много в развитии, много игрового времени. Мы доказали, что можем работать не только с опытными игроками, но и с молодёжью. Если взять нашу молодёжь, то у нас заиграли и Вадим Щегольков, и Егор Морозов.

Зият – более яркий пример. В прошлом сезоне у нас Павел Коледов привлекался в национальную команду и провёл там несколько матчей. Мы рады, что ребята, работая с нами, растут, набираются опыта. Причём растут не только как игроки, но и как личности.

— Вы спокойно доверяете молодёжи?
— Почему мы не должны доверять молодёжи? Если мы приобретаем игрока, то для того, чтобы он играл и прогрессировал.

«Желание остаться в «Сочи» есть, нужно обсудить детали»


— У «Сочи» сменился генеральный директор. Рассчитываете, что теперь у клуба не будет проблем с финансированием?
— У нас не было проблем с генеральным директором. Финансовые проблемы не зависели от него.

— Кто будет новым спонсором «Сочи»?
— Это опять же администрация Краснодарского края.

— Вы совмещаете должности генерального менеджера и главного тренера. Какие плюсы и минусы видите от этого совмещения?
— Не хочу вдаваться в предысторию, так получилось, что мне предложили: давай попробуем так. Сначала думал, нужно или не нужно совмещать. В итоге так пошло. Есть в мире разные системы: где-то определяющей фигурой является генеральный менеджер, где-то, как в советском хоккее, главный тренер. Нельзя говорить, что лучше, а что хуже. Работодатель решает, что для него предпочтительнее. В нашем случае так получилось, что эти должность совмещал я. Пока на конечный результат не жаловались.

С новым генеральным директором клуба Сергеем Воропаевым уже общались?
— Да, встречались. Вопросы по следующему сезону обсуждать только предстоит. Нужно доработать этот сезон. У нас есть понимание, как нужно выходить из ситуации.

— Пожалуй, главный вопрос – о вашем будущем. Вы остаётесь в «Сочи»?
— Разговариваем.

— Пока конкретики нет?
— Почему нет? Если есть переговоры – значит, есть и конкретика.

— Вы сами хотите продолжить работать в этом клубе?
— А почему нет?

— От чего будет зависеть?
— Желание остаться в ХК «Сочи» есть. Есть детали, которые нужно обсудить и прийти к полному пониманию.

— Например, Андрей Скабелка говорил, что уйти из «Сибири» его может заставить только предложение, от которого нельзя отказаться. У вас такая же позиция?
— Нет, у меня нет такой позиции. Не знаю, что имел в виду под этими словами Андрей Скабелка. У «Сибири» немного другая структура клуба. Там есть генеральный менеджер в лице Фастовского, есть главный тренер, который нанимается им на работу. И я не знаю всей ситуации, которая есть в «Сибири». Если Скабелка так сказал, то подтекст этой фразы известен только ему.

— То есть вас никакой топ-клуб при желании, ни за какие деньги купить не сможет? Связывались ли с вами представители других команд?
— На сегодняшний день я разговариваю только по ХК «Сочи».
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«В конце регулярного чемпионата вышла грязная статья про наших игроков»


— Ходили слухи, что вы можете прийти в «Ак Барс» на место Зинэтулы Билялетдинова… Не было такого варианта?
— Всё это происходило во время ключевых моментов плей-офф. А на войне для достижения результата все способы хороши. Не исключаю, что это был один из таких моментов. Но что мне больше всего не понравилось – очень грязная статья на одном из порталов, в которой в течение дня менялся заголовок, менялся текст несколько раз. Подобное не украшает издания и понимание профессии журналиста. Я расстроился из-за нашей спортивной журналистики. Считаю, что мы должны уважать профессии друг друга.

— А что за статья?
— Непосредственно про команду, про наших игроков. Родственники, жёны, агенты наших ребят спрашивали – что такое, откуда это? Вот этого ни в коем случае не должно быть. Я считаю, что это не достижение журналистики, а её непрофессионализм и низкий уровень. Это было в конце регулярного чемпионата.

— Вы считаете, что это связано с плей-офф?..
— Исключать в этой жизни ничего нельзя. Я говорю о факте.

— Вас подобные моменты задевают? Многие тренеры говорят, что просто не читают прессу…
— Я думаю, всё-таки лукавят. Мы живём в таком мире, где информации в разных её проявлениях более чем достаточно. Мы работаем в коллективе, есть пресс-служба, есть родственники игроков, которые обращаются по неприятным моментам.

И такая информация меня не задевает, я смотрю на неё спокойно. Потому что информация информации рознь. Есть критика, которую ты понимаешь и принимаешь, и что-то потом меняешь. А есть вещи, которые называются мусором. И если ты будешь разбрасываться своей энергией по таким мелочам, это ни к чему не приведёт. Просто после этой публикации мне стало обидно за нашу спортивную журналистику, поразился – неужели мы опустились до такого уровня.

— На пресс-конференциях вы не боитесь общаться с журналистами, отвечаете на все вопросы даже после поражений, разъясняете все моменты. Многие ваши коллеги поступают иначе, не видят в этом необходимости. У вас на этот счёт принципиальная позиция?
— Я уважаю профессию журналиста, как и любую другую – это непростой труд. Кроме того, мы, всё-таки, публичные люди: на нас смотрят, за нас болеет множество людей. У каждого есть свои болельщики. Хоккей в России – спорт номер один, и каждый хочет услышать не просто фразу: «Мы сыграли хорошо», а чуть больше. Это помогает привлекать новых болельщиков, новых любителей спорта. Путём правильного общения можно добиться того, чтобы хоккей любили ещё больше. Важно не просто проанализировать игру, а своими словами постараться поспособствовать популяризации хоккея.

В нашем клубе все ребята опытные, знают, как надо общаться. В определённые моменты мы даём рекомендации, как лучше разговаривать, чтобы их эмоции были направлены на работу, а не на ненужные склоки.

Желание остаться в ХК «Сочи» есть. Есть детали, которые нужно обсудить и прийти к полному пониманию.

«В Сочи нет проблем с досугом»


— Можно ли уже сказать, что Сочи стал по-настоящему хоккейным городом?
— Я не могу сказать, что там до образования ХК «Сочи» хоккей был в диковинку. Да, там не было дворца спорта. Но когда строились олимпийские объекты, там проходили тестовые соревнования – и Кубок Первого канала, и юниорский чемпионат мира. И уже тогда Сочи собирал полные дворцы. Сочи сегодня – это не только сочинцы, но и очень многие люди, которые переехали сюда жить из хоккейных регионов – Сибири, Урала, Дальнего Востока, Поволжья. И для этих людей плюс, что в Сочи пришёл большой хоккей. И посещаемость ХК «Сочи» на протяжении двух сезонов показывает, что популярность хоккея растёт.

— Приятно играть в олимпийском дворце?
— Естественно. Любому игроку, любому тренеру приятно работать в таких комфортных условиях. Посмотрите недавнюю историю нашего российского хоккея: где строились новые дворцы – там посещаемость сразу возрастала. Потому что человеку приятно приходить на красивую, комфортную арену, поболеть за свою команду. Думаю, в этом плане у нас есть ещё много перспектив для развития работы с болельщиками. Нужно просто это использовать, и я уверен, что мы будем собирать больше зрителей.

— Как команда проводит досуг в Сочи? На Формулу 1 выбираетесь?
— А она у нас за окном ездит, даже выбираться не надо. Из дворца вышел – и вот она.

— А на море всей командой?
— Может быть, ребята и собираются. Я не вижу в этом ничего плохого. Это даже правильно, что строится коллектив. Почти все ребята живут рядом с морем. Работаем и играем мы в Олимпийском парке, который посещает много туристов. В летний сезон там много концертов проводится на открытых площадках. В зимний – курорт «Роза Хутор» в 30 минутах езды от дворца спорта. Так что проблем с культурной общественной жизнью в Сочи нет.

— Вы тоже в горы успеваете ездить?
— Бывает, когда есть пара выходных.

— Лыжи, сноуборд?
— Я катаюсь на лыжах. Но туда ещё можно съездить просто погулять, провести время с семьёй, там красивое место. Место, достойное европейских курортов.
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«Есть идея провести предсезонный турнир в Сочи»


— В Сочи нет пока предсезонного турнира. Хотелось бы его организовать?
— Идея такая есть, мы думаем об этом совместно с руководством КХЛ. Считаю, что это было бы здорово. Конечно, есть традиционные турниры, которые проводятся много лет, и участники этих турниров практически не меняются. Но если получится организовать такой турнир в Сочи, то недостатка в участниках мы испытывать не будем.

— А как вы относитесь к лиге фарм-клубов? «Сочи» будет в ней участвовать?
— Идея очень хорошая, потому что это будет вертикаль, где будут наигрываться хоккеисты, находящиеся в системе клуба. Но система должна развиваться. Здесь, как мне кажется, не спортивная составляющая является проблемой по созданию такой лиги, а финансовая. Но саму идею я полностью поддерживаю, потому что молодёжь должна набираться опыта именно в матчах. На сегодняшний момент клубы заключают договоры с командами ВХЛ, и не все удовлетворены таким сотрудничеством. Это происходит по разным причинам.

— Появится ли клуб МХЛ в Сочи?
— Именно у нас такой клуб появится вряд ли, но мы прорабатываем перспективу заключения договора о сотрудничестве. У нас пока что маловато своих молодых игроков, нет своей школы. В Краснодаре была школа, были клубы МХЛ и ВХЛ, но с прошлого сезона их расформировали.

— Если отменят драфт юниоров, это ещё больше свяжет руки клубу?
— Это действительно будет проблемой. Если раньше мы могли рассчитывать на пополнение молодыми хоккеистами за счёт драфта юниоров, то его отмена плюсом явно не станет. Даже если мы сможем создать свою школу, то первые выпускники появятся не раньше, чем лет через десять. Это значит, что путь комплектования будет только один – как и раньше, мы будем набирать команду с рынка свободных агентов. Плюс в том, что, может быть, будет создана детская школа.

Считаю, что нельзя менять правила каждый год. Если уж мы о чём-то договариваемся, то это должен быть длительный срок, а мы, не попробовав что-то до конца, переключаемся на другие вещи. На мой взгляд, позиция должна быть более чёткая и конкретная.

Я думаю, есть Кубок Гагарина, а есть регулярный чемпионат. Как вы назовёте это соревнование, чемпионат страны или Кубок континента, на важно, но это должно вознаграждаться.

«Именно такой хоккей, как в плей-офф, нам нужен»


— С кем-то из ЦСКА продолжаете общаться?
— Конечно. А почему я не должен общаться с «армейцами»? У меня сын играет в школе ЦСКА, и когда я туда прихожу, вижу людей, с которыми я работал. Я слежу и за матчами ЦСКА, и за другими играми плей-офф. Это моя профессия, и мне необходимо готовиться к следующему сезону, понимать, за счёт чего побеждают команды. Это ежедневный процесс обучения.

— Какие команды в плей-офф сейчас на вас производят наибольшее впечатление? Как вам «Зелёное дерби» из семи матчей?
— Две сильные команды, была равная игра. Вообще, я считаю, что плей-офф очень интересный. Кто-то говорит, что плей-офф нам не нужен. Ребята, нет, именно такой хоккей, как в плей-офф, нам нужен. Именно в этом хоккее и проявляются все качества игрока, все качества команды. Я считаю утопией говорить, что нам плей-офф не нужен. Опять же, все международные турниры, связанные с ИИХФ, они строятся на системе плей-офф.

Да, в советские времена был гладкий чемпионат, потом поменяли регламент чемпионата мира, сделали его под плей-офф. Мы проиграли чемпионат мира, начали говорить, что у нас нет плей-офф, мы не умеем там играть, давайте сделаем плей-офф. Сейчас мы говорим опять, что нужно возвращаться к советской системе. Нет, нужно идти в ногу со временем, работать, двигаться, и именно такие матчи дают очень много.

— Не удивлены, что на Западе «низовые» команды прошли, кроме ЦСКА? Вылетели вы, «Йокерит», «Локомотив».
— У нас нет «низовых» команд в восьмёрке. Каждая команда в какой-то момент испытывала определённые трудности, например, с составом. Вы посмотрите. Итоговое место в «регулярке» — это одно. Разве по игре можно сказать, что «Йокерит» слабее ЦСКА или «Локомотив» слабее «Торпедо»?

— Если сравнивать «скамейку» ЦСКА и «Йокерита», то, наверное, можно.
— Вы знаете, а если сравнивать «скамейку» «Сочи» и «Динамо», то… Мы говорим по факту, какое место заняли. Мы говорили, что прошлый чемпионат был очень насыщенный, сильный. Но этот чемпионат более непредсказуемый по тому, кто является фаворитом, кто имеет преимущество. Команды подравнялись.
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«В регламенте должна быть конкретика на 5-10 лет, а не на три месяца»


— Досада осталась от того, что в этом году по итогам «регулярки» не вручают медали чемпионата России? «Сочи» стал бы бронзовым призёром…
— Вы знаете, не досада, а непонимание – да. Мы сделали так, через год мы сделаем так… Я ещё раз говорю: должна быть конкретика не на два-три месяца, а на пять-десять лет. Мы заняли четвёртое место в регулярном чемпионате, третье среди российских команд. Всё равно должен быть какой-то принцип… ЦСКА опять – если они были чемпионами в прошлом году, в этом году они опять первые. Получается, поучаствовали просто что ли? Я думаю, есть Кубок Гагарина, а есть регулярный чемпионат. Как вы назовёте это соревнование? Чемпионат страны или Кубок континента, на важно, что за это ребята должны вознаграждаться. Они сражались весь сезон.

— В матче с «Динамо» вы стали первооткрывателями новшества с просмотром момента, предшествовавшего голу. Нужное новшество, как считаете, полезна эта реформа судейская?
— Если мы идём в ногу со временем, если мы хотим быть передовой организацией в плане хоккея, то мы должны не только брать что-то, но и привносить что-то новое, чтобы весь хоккейный мир мог у нас это перенимать. Я считаю, что здесь нет ничего зазорного, что мы ввели это. Где-то есть матчи, которые из-за таких ошибок проигрываются, серьёзные матчи. Это больше момент, где восторжествует справедливость. Я воспользовался, потому что действительно были сомнения. Коли это есть в правилах, то почему нет? Единственное, мы ввели это правило и оказались не готовы к этому.

— Там же отбирают тайм-аут?
— Это уже спортивный регламент. Мы же были не готовы технически. Посмотрели мы с видеокамер запись, которую смотрели арбитры, и там чётко ничего нельзя было определить.

— В мае домашний чемпионат мира, сборная России активно готовится. Если бы к вам подошёл Олег Знарок и спросил: «Кого можешь порекомендовать? Какие рекомендации бы вы дали?
— Знаете, я всегда работаю на благо общего дела. И с национальной командой на любой вопрос я предоставлю Олегу Знарку, его штабу честную и полную информацию. Я вижу и имею мнение, поэтому здесь не нужно ничего скрывать. Мы работаем для общей цели, мы работаем для сборной команды. Всегда так было. Это было и в славные советские времена, когда был тренерский совет, когда обсуждались кандидатуры, когда тренер сборной команды спрашивал у коллег рекомендации. Мы с Олегом Валерьевичем общались чуть пораньше по поводу одного кандидата.

— По Пайгину?
— Ну, пусть по-вашему будет — по Пайгину (улыбается). У нас много ребят, которые играют за рубежом и в нашей стране.

— За океан он не захочет силы попробовать?
— Это уже такой вопрос…

«Нельзя удерживать человека, который хочет в НХЛ, – головой он уже там»


— Трямкин вот уже уехал…
— Пожелаем ему удачи, это выбор игрока. Вопрос запрещать не запрещать неправилен. Каждый человек стремится к совершенству, быть лучше, выше, сильнее. Неправильно говорить человеку, что не нужно ехать в НХЛ.

— Никого удерживать не будете?
— А почему я должен удерживать? Если парень принял решение и он уже настроился – какая от него будет польза, если он головой не здесь? Это его шанс, его выбор, если регламент позволяет ему уехать в НХЛ.

— Вы наверняка анализируете свою работу, ошибки после сезона. Дмитрий Квартальнов в прошлом году, например, после проигранной серии СКА взял всю ответственность на себя. Как оцените за эти два года свою работу, свой прогресс?
— Любой тренер, любой человек анализирует ту или иную ситуацию. Нельзя говорить так: я выиграли или я проиграл. Проигрывают все вместе. Просто Квартальнов в прошлом году взял ответственность за то поражение на себя. Но не один Квартальнов работает в ЦСКА. Работает очень большая группа помощников, специалистов, хоккеистов. Любой тренер анализирует, что сделал не так, делает выводы и по игрокам, и по общей ситуации. Любой матч, и проигранный, и выигранный – это опыт, без этого никуда.

— Вы довольны своим тренерским штабом? Если будете продолжать работу, то именно в таком составе?
— Да, у нас хорошая команда.
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»

«В нашей профессии нельзя быть ветераном»


— Из тренеров КХЛ наиболее интересно наблюдать за чьей работой?
— Мы должны наблюдать за своей работой прежде всего. А наблюдать за работой тренеров – это другие люди. Ты не смотришь за работой штабов, ты смотришь за игрой команды. У каждого есть свой характер, своя импульсивность. Ты смотришь, чем эта команда сильна, чем эта, где есть недостатки. Говорить, что это хорошие, а это нехорошие – нет. У каждого свой характер, своя специфика, методика работы.

— Радует, что всё больше молодых российских тренеров? Тот же Орешкин в «Динамо» раскрылся уже по ходу сезона.
— Я скажу так, что во всём мире такая ситуация. У нас был период с иностранцами? Значит, не хотели мы доверять, думали, что там сильнее люди. Я не говорю, что я против иностранных специалистов. Но если мы вернёмся в историю – они тоже не пришли в профессию в 50-60 лет, они пришли в молодом возрасте. И все наши великие начинали в 35-40 лет.

— Вы себя не считаете ветераном тренерского цеха?
— Нет, а почему? Почему я должен считать себя ветераном?

— Если сравнивать, допустим, есть Илья Воробьёв, у которого первый сезон...
— Илья Петрович работает уже не первый сезон, он был помощником, работал с отцом. Алексей Кудашов четвёртый год работает. Билялетдинов? Крикунов? Какие они ветераны?! Ветеран – это человек, который находится на пенсии, много имеет за плечами и проводит семинары. А про человека, который имеет больше опыта в профессии и ежедневно кропотливо работает – нельзя говорить «ветеран». Нельзя говорить «ветеран» про спортсменов. Ветераны выходят у нас на Красную площадь – за них душа радуется, слёзы наворачиваются. А мы работаем в той профессии, где нельзя быть ветераном. Ты тут не можешь быть иконой. Ты должен каждый день, каждый сезон доказывать, что конкурентоспособен. Ты всегда должен быть в тонусе, и у тебя нет права на ошибку.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 29
9 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →