Почему судейство КХЛ может помешать сборной России?
Фото: Фотобанк КХЛ
Текст: Дмитрий Ерыкалов

«Ныряльщики» и болтуны. Как судейство КХЛ может помешать сборной

Мы обсудили со скаутом сборной России Сергеем Федотовым, как судейство в КХЛ и «рыбки» игроков могут отразиться на национальной команде.
29 марта 2016, вторник. 16:36. Хоккей
Судейство в нынешнем розыгрыше Кубка Гагарина становится темой номер один, затмевая все остальные события. Спорные решения обсуждают игроки, тренеры и руководители. Однако судейские традиции, сложившиеся в КХЛ, могут отразиться и на выступлении сборной России. В преддверии домашнего чемпионата мира мы обсудили эту тему со скаутом национальной команды Сергеем Федотовым.

Плей-офф судейских скандалов


Как определить, что судейская тема стала настолько всепоглощающей, что затмила сам хоккей? Когда Андрей Разин весь сезон через матч взывал к арбитрам и Владимиру Плющеву, это уже никого не удивляло. Когда Дмитрий Квартальнов выражает недовольство судейством – к этому тоже относишься с пониманием. В ЦСКА все первые лица, от генерального директора и главного менеджера до главного тренера, систематически критикуют судей, пытаясь что-то изменить в нашем хоккее. Но когда даже привычно тактичный и сдержанный Игорь Захаркин кипит при виде людей в чёрно-белых одеждах, это поистине тревожный сигнал. Тренера с европейским менталитетом довели в финале конференции с «Магниткой». Да так, что на пресс-конференции он заговорил о вмешательстве третьих лиц, после чего не мог успокоиться и в подтрибунке. Его коллеги, заговорившие о судейской проблеме чуть раньше, попросту отчаялись бороться с ветряными мельницами. Андрей Скабелка разводил руками, уверяя, что его критика уже ничего не изменит, а Петерис Скудра и вовсе заявил, что его буквально тошнит от судейской темы.

Мнение Федотова: Я не считаю, что судейство в этом плей-офф отличается в худшую сторону от того, что было в прошлом году. Просто каждую весну, как правило, тема судейства выходит на первый план. Полагаю, что эти вещи во многом ментальные, связанные с русским характером. На каждой второй пресс-конференции тренеры касаются темы судейства. Мне кажется, они с этим несколько перебарщивают. Потому что если посмотреть на опыт международных соревнований, то руководители не любят, когда тренеры касаются темы судейства. Положительным примером, на мой взгляд, служит Валерий Брагин. Разве судейство на последнем молодёжном чемпионате мира было идеальным? Да ни в коем случае! Вспомните последний матч группового этапа со словаками. Судьи откровенно пытались помочь хозяевам финнам занять первое место. Когда Брагина спросили о судействе, он ответил: «Это не мой вопрос, что его обсуждать? Вы всё сами видели». Такое поведение на международной арене я считаю абсолютно правильным.

Что делать с «теорией Вайсфельда»?


Количество судейских скандалов в этом плей-офф побило все рекорды. Споры о том, стоило ли фиксировать нарушение численного состава у «Магнитки» или нет, несправедливо затмили очередной юбилей Сергея Мозякина. Судьи, устроившие произвол в Хельсинки, своими руками сделали демона из главного тренера «Торпедо», хотя он пытался держать себя в руках на протяжении всего сезона. Судейство проникло даже в бессмертную тему взаимоотношений Ильи Ковальчука и Сергея Зубова. Экс-капитан СКА окончательно утратил доверие после того, как «Динамо» реализовало его удаление в овертайме второго матча серии. Удаление, заметим, весьма спорное. А сколько споров вызывает неравномерное распределение штрафных минут? Конечно, у каждой команды свой стиль и свой уровень дисциплины, но нередко серия свистков в одну сторону прибивает коллектив, заставляя его тратить силы на бесперебойную игру в меньшинстве. Для этого даже не обязательно закрывать глаза на откровенную грязь, достаточно лишь не заметить зацеп у одной команды и зафиксировать у другой. Последним на эту тему высказался Игорь Есмантович, который недоумевал двукратным перевесом штрафных минут у ЦСКА по сравнению с соперником. Принцип уравнивания составов стал для нас настолько привычным, что мы уже не замечаем его порочности.

Количество судейских скандалов в этом плей-офф побило все мыслимые и немыслимые рекорды. Споры о том, стоило ли фиксировать нарушение численного состава у «Магнитки» или нет, несправедливо затмили очередной юбилей Сергея Мозякина.
Мнение Федотова: У нас в стране много хороших арбитров. Что, иностранцы, которые судили в КХЛ, были чем-то лучше? Главная проблема – это разная трактовка одних и тех же эпизодов. Я думаю, это происходит от того, что оказывается огромное давление на судей. Происходит попытка подравнять шансы команд, что называют «теорией Вайсфельда». Если в одну сторону идёт три удаления подряд – ждите в другую. Это очень раздражает. Например, в третьем матче серии ЦСКА — «Торпедо» в первом периоде было 22 штрафные минуты. Свистели всё! Сначала – хоккеистам «Торпедо», потом – в обратную сторону. А всё для чего? Чтобы тренеры не ругали, чтобы все были довольны. Мне кажется, это не совсем правильно. Когда мы с Харийсом Витолиньшем смотрели матчи НХЛ в рамках североамериканской командировки, то поначалу практически на каждый второй эпизод он реагировал: «Это же удаление!». Но, посмотрев несколько матчей НХЛ, Витолиньш сказал, что чистая силовая борьба намного лучше, чем 20 штрафных минут за период. Если пять удалений одна команда заработала – она будет пять раз играть в меньшинстве. И никакого подравнивания!

Обычаи КХЛ подставляют сборную


Спасением для темы судейства КХЛ может стать финал Кубка Гагарина. Только дистиллированный хоккей в главной серии сезона без спорных свистков и громких скандалов способен изменить отношение к этому плей-офф. Но если бы судейский вопрос ограничивался лишь кахаэловским рамками – всё было бы не так тревожно. Глобальность проблемы состоит в том, что судейство во внутреннем чемпионате напрямую отражается на выступлении национальной команды. Более того, воспитывается целое поколение игроков, которые не допускают и мысли, что может быть какое-то другое судейство. В результате искреннее удивление наших хоккеистов на чемпионатах мира и Олимпиадах, которое перерастает в штрафные минуты и, как следствие, большие проблемы для сборной России. Рассинхронизация российского и мирового хоккея ещё никогда не была столь заметной даже невооружённому взгляду стороннего зрителя. Причём различия кроются как на законодательном уровне (правила игры в хоккей ИИХФ и КХЛ несколько отличаются), так и на уровне трактовок. Скажем, на одном из чемпионатов мира одного игрока сборной России за другим удаляли за удары вратаря по ловушке. И только совсем недавно, путём долгих сопротивлений и возмущений, кахаэловцев отучили от столь привычных грязных зацепов. Тактика мелкого фола, процветавшая сперва в Суперлиге, а затем и в КХЛ, попросту не работала на международных соревнованиях.

Мнение Федотова: Игрокам сборной России, особенно из КХЛ, очень сложно подстраиваться под судейство на международном уровне. Вспомните финал последнего МЧМ, когда Владислав Каменев, будучи капитаном, сказал пару нелицеприятных слов виарбитрам и его моментально удалили. На международном уровне это особенно не любят. У нас каждый игрок может подъехать к судье, навтыкать, что-то спросить. Я считаю, что единственный способ борьбы с таким поведением – это жёстко давать 10-минутные штрафы.

У нас каждый игрок может подъехать к судье, навтыкать, что-то спросить. Я считаю, что единственный способ борьбы с таким поведением – это жёстко давать 10-минутные штрафы.
Или взять Кубок Первого канала. В концовке матча со шведами удаляют Ковальчука, а Радулов, не будучи капитаном, отправился разбираться с судьями. В итоге удаляют обоих, и мы лишаемся шансов спасти матч. Игроки, которые будут выступать за сборную, обязаны чётко понимать, что не должно быть никаких разговоров с судьями. В сборной мы будем беседовать с игроками по этому поводу, потому что из-за недисциплинированности наших ведущих хоккеистов мы неудачно выступаем на турнирах. Тем не менее скажу простую хоккейную истину: судьи не выигрывают матчи, они могут усложнить победу. На судейство можно сколько угодно жаловаться, но арбитры не выигрывают и не проигрывают матчи.

Симуляции как новый бич хоккея в России


Настоящим трендом этого сезона КХЛ, пришедшим к нам из не менее популярного вида спорта, стали повальные симуляции. Хоккей, всегда считавшийся истинно мужской игрой, погряз в артистичных «нырках». Как говорил наставник «Магнитки» Илья Воробьёв, игроки пытаются подороже продать каждое своё падение. «Итальянский футбол», пытающийся заменить старую-добрую игру с шайбой, поразил КХЛ словно вирус. Дошло до того, что в мини-досье на соперников, которые развешаны в раздевалках команд, чуть ли не главной характеристикой игрока становится то, симулирует он или нет. Первыми неприятную тенденцию выявили тренеры-иностранцы. Началось всё с Майка Кинэна. Для него, как специалиста старой закалки, заставшего «олдскульную» НХЛ, талантливые конвульсии на льду – дикость. То, что в нашей лиге игроки привыкли подолгу лежать на льду, отмечал и Эркка Вестерлунд. Это ли не показатель того, что нигде в мире вопрос симуляций не стоит так остро, как в России? Пообщавшись с одним из игроков, не чурающихся «рыбок», мы спросили о главном – о мотиве таких поступков. Ответ был примерно следующим: «Для победы команды сделаю всё, что угодно». Взывать к совести хоккеистов бессмысленно, нужно принимать меры сверху. И если в КХЛ арбитры в лучшем случае выписывают обоюдное удаление: одному – за нарушение, жертве – за «рыбку», то иностранные судьи не будут столь благосклонны.

Мнение Федотова: Как мне по секрету рассказывал один известный арбитр, среди иностранных судей существует стереотип, что русские игроки – одни из главных «ныряльщиков». Вспомните матч против сборной Финляндии в финале молодёжного чемпионате мира. Тогда судьи не дали несколько удалений, потому что посчитали, что наши игроки «ныряют». Проблема симуляций есть и в НХЛ. И там нашли, на мой взгляд, очень действенный способ – бить по карману игрока. Специальная комиссия рассматривает эпизоды с «нырками». У игроков есть своя кредитная история. Первая симуляция – человек платит одну сумму, вторая – штраф существенно увеличивается. Они очень внимательно отсматривают такие вещи. Абсолютно такая же практика принята и в НБА. Я думаю, нечто подобное можно воспроизвести и в нашем хоккее.

Силовой хоккей не поощряется


Ещё одна насущная проблема — отношение к силовой борьбе в российском хоккее. Правда, этой теме не год. Ещё когда Дарюс Каспарайтис приезжал в КХЛ на закате своей карьеры, он искренне поражался, как в нашей лиге трактуют привычные для него силовые приёмы. Неслучайно в преддверии Кубка мира мы рассматриваем Алексея Емелина как практически безальтернативного кандидата на роль силового защитника. В России попросту нет условий для взращивания игроков такого формата. В этой связи решение Никиты Трямкина отправиться в НХЛ выглядит естественным и единственно верным. «Русский Хара» с первых же матчей за «Ванкувер» нацелился на то, что ему необходимо проводить по пять-шесть силовых приёмов за игру. Выступая за «Автомобилист», он не мог рассчитывать на такие показатели без риска быть удалённым за чисто проведённый хит. Однако предвзятое отношение к любителям жёсткой борьбы по правилам, которое сложилось у наших арбитров, это полбеды. На международной арене наши хоккеисты демонстрируют банальное неумение грамотно провести силовой приём. Наиболее ярким примером служит трёхматчевая дисквалификация Вадима Шипачёва на чемпионате мира в Минске, где он ударил в голову финна Пекку Йормакку. В России не воспитывается культура силовой борьбы, в чём виноваты как детские тренеры, так и судьи, задающие определённую планку жёсткости.

Среди иностранных судей существует стереотип, что русские игроки – одни из главных «ныряльщиков». Вспомните матч против сборной Финляндии в финале чемпионате мира. Тогда судьи не дали несколько удалений, потому что посчитали, что наши игроки «ныряют».
Мнение Федотова: В НХЛ судьи задают более высокий уровень борьбы, понимают, что это хоккей, не свистят всё подряд. Другое дело – безопасность игрока. Свистят всё, что связано с клюшкой, поднятой выше плеча. Игра высоко поднятой клюшкой, удар в область головы, откровенная грубость, толчок на борт – фиксируется жёстко. Всё остальное, что у нас трактуется как атака игрока не владеющего шайбой, в НХЛ не свистят, а дают играть. Между тем, где идёт силовая борьба, а где – откровенная грубость, существует очень тонкая грань. Сейчас активно обсуждалась тема удара коленом в голову Вадиму Шипачёву со стороны Джеффа Плэтта. На самом деле, подобных случаев в НХЛ было предостаточно, и все они очень жёстко карались. Потому что сейчас приоритет – безопасность игрока. Сыграв примерно в таком же стиле против Брэда Маршанда, Джеймс Нил получил ещё более длительную дисквалификацию. Да, в НХЛ позволяют больше играть в тело, но как только вопрос касается безопасности, можно получить очень длительную дисквалификацию.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 61
9 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →