Семён Варламов
Фото: Reuters
Текст: «Чемпионат»

Варламов: те, кто пытался запятнать моё имя, понесли наказание

Семён Варламов – о перспективах на ЧМ-2016, сборной России, будущем Александра Радулова в «Колорадо» и выводах общения с девушками.
22 апреля 2016, пятница. 17:00. Хоккей
Самой сильной в сборной России на данный момент выглядит вратарская линия. Как и на Олимпиаде в Сочи, у сборной есть два сильнейших вратаря, выступающих в НХЛ, – Семён Варламов и Сергей Бобровский. Оба они в составе национальной команды готовятся к чемпионату мира в Москве. В рамках Евротура в первом матче со шведами в четверг ворота сборной России защищал Варламов, и матч выдался непростым. В день перерыва между играми в шведском городке Сёдертелье Варламов пообщался с журналистами.

«Я фанат Емельяненко, как и все российские болельщики»


— Семён, вы фанат единоборств. В вашем «инстаграме» есть фото Конора Макгрегора.
— (Улыбается.) Любовь к UFC мне привил тренер вратарей Юсси Паркила, когда приезжал ко мне в гости в Вашингтон. Первый раз мы с ним посмотрели бои с участием спортсменов в 2010 году, мне очень понравилось, и с тех пор я наблюдаю за боями без правил. Конор Макгрегор неординарная личность, я его считаю великим спортсменом, пусть он даже ещё и молодой, но уже многого успел добиться, выиграл титул. Думаю, его ждёт большое будущее. Хотя недавно он объявил о завершении своей профессиональной карьеры, но пока это всё на уровне слухов.

— Что привлекает вас в этом виде спорта?
— Это очень зрелищный вид спорта. И в любой момент бой может закончиться, этим он и интересен. Бой может продлиться 25 минут, и нокаут случится на последних секундах, а может закончиться и на 13-й секунде, как Макгрегор показал год назад.

— А кто из наших бойцов вам нравится?
— Фёдор Емельяненко – один из величайших спортсменов в этом виде спорта. В UFC он никогда не участвовал, но всю жизнь дрался в ММА. Я тоже наблюдал за его боями и фанат Фёдора, так же как и все наши российские болельщики.

— Патрик Руа славился тем, что иногда дрался сам. У вас такие моменты возникали, что хотелось кому-то засветить?
— Пока таких моментов в НХЛ у меня не было. Один раз, помню, Рей Эмери меня звал к себе, когда мы играли против «Филадельфии», какая-то заварушка случилась у ворот. Пытался вызвать меня на бой. Но все мы прекрасно знаем бойца Рея Эмери, вратаря, который не боится драться даже с тафгаями. Я просто помахал ему головой, что нет, пока ещё не готов (смеётся). К бою с ним мне нужно подготовиться основательно. Может быть, какие-то уроки у Конора взять.

— С грушей в зале не работаете?
— Нет, с грушей не работаю (улыбается).

«Каждому вратарю хочется играть весь турнир»


— Вы сыграли против шведов, Знарок сказал, что было даже жалко бросать вратаря в такое пекло… Первый же бросок — и гол.
— Да, игра началась вчера весело для меня. Первый бросок — первый гол. Давно я уже не играл за сборную. Нужно привыкнуть в первую очередь к большим площадкам. Очень хорошо, что есть такая возможность — сыграть на Евротурах. Следующий матч будет играть Серёга Бобровский, а после ещё будет два матча с финнами, и я сыграю в одном из них. Здорово, что будет такая возможность перед чемпионатом мира. Всё-таки нужно акклиматизироваться к игре, здесь совершенно другой хоккей, он намного отличается от энхаэловского стиля, и нужно время, чтобы адаптироваться.

— В «Колорадо» у вас постоянная нагрузка, а в игре со шведами не было такого давления. Это сложнее?
— Совершенно разный хоккей, другие скорости, игроки действуют по-другому. В НХЛ при каждой возможности игроки бросают по воротам, больше идут на ворота, стараются закрыть вратаря. Здесь игра складывается по-другому. Игроки больше выдерживают паузу, стараются больше отдать передачу в зоне и атаку с броска не начинают. К этому нужно привыкнуть, потому что иногда хочется заранее сесть, чего ни в коем случае нельзя делать, потому что сразу же будешь отыгран пасом. К этим моментам нужно привыкнуть.

— Действительно ли у вратарей элитного уровня есть такое, о чём открыто говорит Илья Брызгалов, что либо он первый, либо на чемпионат мира не вызывайте? Говорят, Варламов и Бобровский вместе не могут быть.
— Я соглашусь с тем, что всем хочется играть весь турнир. Но в то же время нельзя быть эгоистом и думать только о себе. Когда ты приезжаешь играть за сборную, нужно думать о команде, о победе. Чемпионат мира — скоротечный турнир, он проходит две с половиной недели. Мы собираемся здесь для того, чтобы добиться результата, выиграть чемпионат мира. Я вообще считаю, что в сборной нет первого, второго и третьего номеров. В сборную каждый приезжает, чтобы помочь команде выйти в финал и выиграть золотые медали.

— Игру Ильи Сорокина вы видели?
— Да, Сорока провёл отличный сезон, здорово сыграл. Мне кажется, он был открытием сезона вообще для хоккейного мира. Здорово себя проявил. Я не наблюдал за всем чемпионатом КХЛ, смотрел только финальные матчи, и мне показалось, что у этого парня стальные нервы. В решающих матчах он показал, что может отыграть на уровне и не дрогнуть в нужный момент. Это очень важно.

— Про ЦСКА говорили, что они играют в североамериканский хоккей, носятся туда-сюда. «Колорадо» так же играет?
— Мне кажется, 90 процентов команд НХЛ играет в таком стиле. Проходят красную линию, забрасывают шайбу и начинают прессинговать. Очень агрессивный хоккей. В него очень тяжело играть в России. Площадки большие, и это очень энергозатратный стиль игры. Для этого нужно быть готовыми физически на все 100 процентов, а может быть, и больше. ЦСКА играл в этот хоккей весь сезон, и против них было тяжело играть.

— А за кого переживали в финале?
— Обе команды были достойны играть в финале, но я всегда болею за «Локомотив».

«Надеемся, Радулов поедет в «Колорадо» и поможет нам выиграть Кубок Стэнли»


— Не секрет, что для Патрика Руа Александр Радулов как второй сын, он даже жил у него дома в Квебеке. И когда говорят, что Радулов может оказаться в НХЛ, наверное, первая команда, куда он может пойти, это «Колорадо». Как он впишется?
— Мы его с нетерпением ждём. Если он приедет, я думаю, он будет одним из ключевых игроков в нашей команде. Особенно он играет здорово в большинстве, а нам как раз сейчас не хватает этого… Надеемся, Радулов на следующий год поедет в «Колорадо» и поможет нам выиграть Кубок Стэнли.

— Будете уламывать его, когда сейчас увидитесь в сборной?
— Уламывать я никого не собираюсь. Думаю, что достаточно будет позвонить Патрику, поговорить с ним как следует, и он вернётся в НХЛ.

— Как оцениваете этот сезон? В плей-офф не попали.
— Сезон получился сложный. Мы провалили первые два месяца сезона. У меня игра не шла, и команда находилась не в лучшем состоянии. Теряли много очков, проиграли командам, у которых должны были выигрывать, забирать все очки, а в конце сезона нам не хватило всего пяти очков, чтобы попасть в плей-офф. И ещё провалили концовку чемпионата.

Мы с нетерпением ждём Радулова. Если он приедет, я думаю, он будет одним из ключевых игроков в нашей команде. Особенно он играет здорово в большинстве, а нам как раз сейчас не хватает этого… Надеемся, Радулов на следующий год поедет в «Колорадо» и поможет нам выиграть Кубок Стэнли.
— А как Патрик вёл себя, когда у вас шла серия из поражений? Он был спокоен или по раздевалке летали мусорные бачки?
— Он очень эмоциональный. Сейчас он себя ведёт более сдержанно. Бачки не летали, он спокойно пытался наладить игру, взбодрить команду, поддержать. Патрик вообще в этом плане молодец, он никогда не срывается на игроках. Его отличительная черта, что он никогда не давит на игроков, а старается помочь выйти на новый уровень игры, проявить все свои лучшие качества.

— Вам помогало, что, когда игра не шла, он говорил: «Варламов наш первый вратарь»?
— Конечно, это помогает. Когда ты постоянно чувствуешь поддержку тренерского штаба, играть легче.

— В этом году заиграл Михаил Григоренко. Какие у него шансы в будущем прибавить?
— Григоренко провёл свой лучший сезон в НХЛ. Первый сезон, когда ему удалось сыграть полностью чемпионат. Начинал он сезон в четвёртом звене, где много не наиграешь. Григоренко было тяжело поначалу приспособиться к такому хоккею. Он парень техничный, с хорошей скоростью, голова у него на льду работает. Но это игрок не четвёртого звена. И когда его поставили в первое звено с Маккиноном и Дюшейном, с которыми может раскрыться любой игрок, Григоренко раскрылся именно в первом звене, и вторую половину сезона он сыграл здорово. Если он будет продолжать работать в том же духе, его ждёт большое будущее.

— А что скажете про Никиту Задорова?
— Задоров очень талантливый, здорово прогрессирует, играя в НХЛ. Ему нужно продолжать работать в этом же ключе и больше слушать тренера, Патрика, выполнять установку на игру. Бывает, что он увлекается своей игрой, много себе позволяет. Там, где нужно сыграть построже, он пытается играть красиво, чего нельзя делать в обороне. Если он отойдёт от такого свободного стиля, то заиграет.

— Вы как вратарь можете ему «воткнуть» за это?
— Да, бывает, что и я ему «втыкаю» (улыбается). Вообще, это работа тренерского штаба.

— В чём секрет Овечкина, который постоянно щёлкает из левого круга и забивает? У него клюшка какая-то особенная или реакции не хватает вратарям?
— У него лучший бросок с ходу в лиге, от этого все вратари испытывают проблемы. Дело в том, что, когда бросает Овечкин и ты не успеваешь подстроиться под бросок, он тебя ловит на противоходе или на движении. Обычно как бывает? Когда игроку отдают перепас на точку вбрасывания, у тебя есть возможность подумать, как отбить бросок. Ты можешь оттолкнуться, поставить корпус перед броском, затормозить и подготовить своё тело к броску. А с Овечкиным происходит другая ситуация: он бросает с ходу. Он не принимает шайбу, а бросает, и у вратарей нет возможности подготовиться к броску. И как раз в эту долю секунды он тебя и ловит.

— Сейчас «Вашингтон», за которым вы наверняка следите, похож на главного фаворита Кубка Стэнли?
— Да. С «Вашингтоном» мы сыграли два матча в прошлом году, и это были самые тяжёлые игры для нас. Мне довелось принять участие в одной из них в апреле, и это была самая тяжёлая игра в сезоне. Они очень здорово играют в атаке, в прессинг. Холтби очень надёжен в этом году, практически побил рекорд Мартина Бродо. Я честно болел за него, чтобы он побил.

— Вы с ним пересекались в «Вашингтоне»?
— Да, мы с ним в третий мой сезон в НХЛ пересекались.

— Он тогда уже был такой одарённый?
— Он очень атлетичный вратарь. Если посмотреть на его игру, то может сложиться впечатление, что он вообще никогда не устаёт. Холтби начинает и заканчивает игру в одном стиле. У него нет такого, чтобы он по ходу матча мог физически подсесть или слабо выглядеть. Когда он начинал играть за «Вашингтон», у него были небольшие проблемы с психологией, были неудачные матчи в регулярном сезоне и плей-офф, но сейчас он устранил эту проблему и выглядит очень здорово. Я считаю, что он обязан выиграть «Везина Трофи» в этом году и, возможно, как Кэри Прайс в прошлом году, заберёт себе MVP.

— А как же Патрик Кейн?
— Да, он тоже достоин. Овечкин достоин – он забил в этом сезоне 50 голов, надо отдать ему должное. Забрасывать по 50 шайб за сезон в этой лиге с годами становится всё тяжелей и тяжелей.

У Овечкина лучший бросок с ходу в лиге, от этого все вратари испытывают проблемы. Дело в том, что, когда бросает Овечкин и ты не успеваешь подстроиться под бросок, он тебя ловит на противоходе или на движении.
— Насколько важно иметь своего тренера вратарей? С вами уже работал Артур Ирбе, сейчас Франсуа Оллар. Был тренер, который вас раздражал, и, наоборот, тот, который помог в карьере?
— Давайте не будем о тех, кто раздражал (улыбается). На самом деле, из работы с тренером вратарей я всегда делаю выводы, стараюсь брать что-то для себя. С Ирбе я провёл два года. С Кирком Макклейном довелось поработать, с Дэйвом Праером. Сейчас работаю с одним из лучших тренеров вратарей за всю историю, но не знаю, Оллар останется с нами в следующем сезоне или нет – у него закончился контракт. Надеюсь, что он продлит его. Он очень грамотный специалист, который учит тебя играть в воротах и полностью отдаётся хоккею, старается помочь. Он разбирается во вратарском искусстве.

— В сборной, наверное, у тренера вратарей немного другая роль, так как в клубе он находится с тобой в течение всего сезона. Вы не были знакомы с Рашидом Давыдовым?
— Нет, до этого момента я не был с ним знаком, недавно познакомились. Он грамотный специалист. По тренеру вратарей сразу понятно, разбирается ли он в стилях игры и может ли чему-то тебя научить. 16-летнего парня ещё можно обмануть, но, когда ты уже поиграл в КХЛ, НХЛ, поработал со многими специалистами, можно сразу заметить, разбирается человек или нет. С Давыдовым сейчас идёт плотная подготовка к чемпионату мира. Есть моменты, над которыми мне с ним следует поработать, которые нужно подправить, чтобы показать свою лучшую игру на чемпионате мира.

«Олимпиада в Сочи для меня уже пройденный этап»


— За исключением сборной Швеции, за последние 30 лет домашняя команда на чемпионатах мира не побеждала. Очевидно, что по сравнению с остальными сборными состав у команды России будет сильнейшим. Не давят ли постоянные разговоры о том, что мы должны на домашнем турнире занять первое место? Игроки на это обращают внимание?
— Давление присутствует на всех турнирах. Куда бы ты ни приехал, оно есть всегда. Болельщики, журналисты создают это давление. Наша задача – отречься от всего и думать только о поставленных целях. Это тяжелее всего – отречься от всего и думать только о хоккее. Многие из нас читают отзывы в прессе, чего делать нельзя ни в коем случае (смеётся), потому что сегодня тебя любят, завтра ненавидят, а послезавтра вообще говорят, что тебе пора заканчивать с хоккеем.

— Самое тяжёлое и страшное давление на вас было в день четвертьфинальной игры на Олимпиаде в Сочи?
— Я старался готовиться по-обычному, так же как и в предварительных играх турнира. Старался ни о чём не думать и концентрироваться только на матче.

— После этого Мышкина много критиковали, что выбрал не того вратаря… Вы вычеркнули тот день из памяти?
— Олимпиада – это уже история. Нужно жить сегодняшним днём и смотреть в будущее. Впереди чемпионат мира. Надеюсь, в моей карьере будет ещё много турниров, много побед. К этому я стремлюсь и на этом концентрируюсь. Об Олимпиаде уже давно всё разжевали, обсудили, кто прав, кто виноват. Это уже пройденный этап, нужно всегда смотреть в будущее и готовиться к следующим турнирам.

— Если смотреть в будущее, то в этом году у нас после чемпионата мира будет Кубок мира, куда приедут все сильнейшие. Что там светит сборной России? В чём нюанс игры в сентябре, практически без тренинг-кэмпов?
— На Кубке мира я пока ещё не играл, но до него ещё дожить нужно. Я пока ещё не планировал подготовку на лето. Опять же, я сейчас сижу перед вами и говорю, что живу сегодняшним днём. Впереди чемпионат мира, и мне пока не хотелось бы думать о Кубке мира.

— Бобровский обычно проводит предсезонку в Австрии. Он нашёл там себе базу, где ему очень нравится. Вы где проходите?
— Я прохожу предсезонку в штате Пенсильвания вместе со своим тренером по физподготовке Стивом Сандерсом. Туда, кстати, два года подряд ездил наш ярославский «Локомотив», возил молодых ребят. Там есть компания, которая работает с разными спортсменами – с баскетболистами, хоккеистами, бейсболистами. Ты приезжаешь туда, для тебя готовят программу, расписывают её, и по ней ты готовишься к сезону.

Это отдалённое место. Город Ланкастер, недалеко от Херши находится. Как раз с Сандерсом я познакомился, когда играл за «Херши Бирз» свой первый сезон в Америке. И после двух не совсем удачных сезонов в «Вашингтоне», в которых меня постоянно преследовали травмы, он позвонил мне и предложил приехать и попробовать поработать с ним летом. Он сказал, что может помочь мне разобраться со всеми физическими проблемами. Я приехал к нему, потренировался там на протяжении двух месяцев и после этого провёл 53 матча за «Колорадо», в которых чувствовал себя здорово. Всем советую (смеётся).

У меня состоялся гражданский суд, два года назад был криминальный суд. Оба суда были выиграны, и сейчас я очень рад, что вся эта история наконец-то закончилась и про неё можно забыть, как страшный сон. Люди, которые пытались запятнать моё имя, понесли наказание.

«В России чувствую себя комфортнее, чем в Америке»


— После локаутного сезона вам предлагали остаться в КХЛ, но вы всё равно уехали в Северную Америку. А были обратные ситуации, например с Ковальчуком. Или с Набоковым, который не смог закрепиться в составе СКА. Почему у энхаэловских звёзд не всегда получается стабильно заиграть в России? Насколько им трудно строить карьеру, когда они приезжают обратно? Сейчас вот Павел Дацюк может вернуться.
— Я б не сказал, что домой возвращаться очень сложно. Когда ты приезжаешь сюда, тебя окружают родные и близкие, родной язык, родная речь, свои ребята в раздевалке. Я комфортнее чувствую себя здесь, чем в Америке. У всех игроков судьба складывается по-разному. Кто-то приезжает сюда из НХЛ и продолжает показывать должный уровень, играя на пределе своих возможностей, а кому-то кажется, что он может на одной ноге обыграть всю пятёрку и забить гол. Удачным будет твоё возвращение или нет, зависит от многих факторов. У каждого свой путь. Всё зависит от того, готов ли ты вернуться в Россию.

— Вы очень хорошо описали Овечкина как форварда. Опишите Дацюка с точки зрения вратаря. Он абсолютно непредсказуемый? Жалко будет терять такого соперника, если он уедет из НХЛ?
— Дацюк возвращается в Россию?

— Он заявил об этом.
— Макгрегор тоже говорил, что хочет завершить карьеру, а спустя три дня сказал, что устал сниматься в рекламе и хочет сконцентрироваться на подготовке и на себе лично.

Паша – один из лучших центральных нападающих во всём мире. Я считаю, что он входит в тройку лучших. Не знаю, вернётся он в Россию или нет, но «Детройт» потеряет одного из лучших своих игроков за свою историю, и им его будет не хватать.

— Кстати, вы играли матч с «Детройтом» на открытом воздухе, и там температура была "+17". Как вратарю играть в такую погоду?
— В 2010 или 2011 году «Вашингтон» должен был сыграть против «Питтсбурга», но тогда игру отменили из-за погодных условий, так как шёл дождь. Тогда на улице было "+20". Вообще, погода в Денвере очень быстро меняется, так как поблизости горы и высота у нас полторы тысячи метров над уровнем моря. Если утром у нас "+17", то вечером температура может упасть до 5 градусов.

Вообще, тогда интересно было играть. Не каждый день происходит такое событие, когда играешь на бейсбольном стадионе под открытым небом при поддержке 60 тысяч болельщиков. Я получал удовольствие от игры. Очень жаль, что мы проиграли.

«Те, кто пытался запятнать моё имя, понесли наказание»


— Фраза «всё, что нас не убивает, делает нас сильнее» — это про вас?
— Однозначно.

— Сильно вас вся та история выбивала из колеи как игрока?
— Какую историю вы имеете в виду?

— Ту самую нашумевшую судебную историю с Евгенией Вавринюк? Когда мы впервые об этом узнали, то обалдели, потому что мы знаем Варламова как тихого и спокойного парня. И когда вся эта шумиха началась, у нас были круглые глаза. Как вы всё это пережили?
— Можно много разговаривать и обсуждать эту тему. Я так скажу: люди, которые пытались запятнать моё имя, понесли наказание. Это всё, что я могу сказать.

У меня состоялся гражданский суд, два года назад был криминальный суд. Оба суда были выиграны, и сейчас я очень рад, что вся эта история наконец-то закончилась и про неё можно забыть, как страшный сон. Самое интересное, что это может произойти с любым человеком, никто из нас не застрахован, особенно в США. Американские законы порой очень странные, как мне кажется. Я очень рад, что всё позади. Сейчас я могу сфокусироваться только на игре в хоккей. Живу и продолжаю радоваться жизни.

— Вы изменились после этого? Стали осторожней с девушками?
— Я всегда был осторожен с девушками (улыбается). Не могу сказать, что сейчас я буду обходить девушек стороной, но я буду более аккуратным в этих моментах.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 41
5 декабря 2016, понедельник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →