До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Текст: Алёна Шилова

"Назаров уничтожал людей. В НХЛ так и делают..."

Новый вратарь "Локомотива" Георгий Гелашвили – о своём огромном желании играть в Ярославле и поначалу тяжёлом расставании с родным Челябинском...
21 августа 2008, четверг. 23:57 Хоккей

Новый вратарь «Локомотива» рассказал «Чемпионат.ру» о том, как много он ждёт от своего выступления в ярославской команде, и о том, как, на его взгляд, несправедливо обошлись с ним в родном городе, Челябинске, и родной команде «Трактор».

Предваряя это интервью, состоявшееся после контрольного матча «Локомотива» с «Атлантом» в Мытищах, нужно отметить, что Гелашвили — очень нечастый гость газетных полос — оказался приятным и интеллигентным собеседником. Но, в то же время, ему было что сказать и о своём неприятном недавнем прошлом. А Гелашвили очень хотел это сделать.

— Когда я попал в Суперлигу, вообще говорили, что вратаря у команды просто нет. Нет, вот поднимите прессу — что с таким вратарём у «Трактора» нет ни единого шанса. А через полтора года те же написали, что достаточно среднего уровня, оказывается, вратарь. Это, получается, я за полтора года в Суперлиге с нуля до среднего уровня дорос? Дай тогда бог и дальше так расти – ещё полтора года, и Гашек.

— Подготовка к сезону в «Локомотиве» вообще замечательная. И что важно, чувствуешь, что прибавляешь, — отвечал вратарь на вопрос, как ему в новой команде – особенно в плане конкуренции за место первого номера в воротах. — А играем пока по матчу каждый. И [Сергей] Гайдученко, и Серёжа Звягин, и я. Конкуренция у нас — здоровая. Знаем: кто будет лучше готов к чемпионату, тому и доверят быть первым. Поэтому и отношения между нами, коллегами-вратарями, замечательные просто. Подружились. А раньше и знакомы не были (улыбается).

— Сергей Звягин в вашей компании самый опытный вратарь. Вы хотите, чтобы он остался в Ярославле?
— Я, честно говоря, ничего не знаю про его контрактные дела (у Звягина с «Локомотивом» пока пробный контракт). Руководству виднее. Мне лично с Сергеем работать очень приятно.

— После Семёна Варламова в прошлом сезоне складывается впечатление, что в «Локомотиве» молодым вратарям доверяют с удовольствием.
— Семён-то тоже это доказывал всё игрой. Два года подряд. Вот и было доверие. Вася Кошечкин точно так же был молодой, здорово играл, и ему было доверие. Ребята удовольствие это добывали потом и кровью.

— А вы готовы — потом и кровью?
— У меня огромное желание поймать свою игру, выйти на уровень, который у меня был в Челябинске, и выше. Конечно, и в команде все мне помогают. И даже помимо команды, все окружающие, до массажистов, поддерживают. Единый коллектив у нас.

— Нам Анатолий Хоменко сказал, что почувствовал в последнем матче с «Атлантом» волнение у вас в игре.
— Так я и волновался. Волнение – это нормальное явление. И даже опытные ребята говорили, что первые пять минут волнения не может не быть. У меня же это одна из первых игр. Как говорил Геннадий Фёдорович Цыгуров, вратарь должен 10-15 матчей отыграть уверенно, а потом уверенность придёт, и будет всё нормально.

— Для вратаря «Локомотив», наверное, очень подходящая команда? Все полевые отрабатывают в защите, ему, вратарю, помогают?
— Безусловно. В Челябинске мне тоже помогали. Но в Ярославле с обороной всё куда более серьёзно – ребята ловят шайбы на себя, ложатся под броски постоянно, а это очень помогает вратарю.

— Сейчас вратарскую линию «Локомотива» считают слабым звеном команды. Что скажете?
— К этому я нормально отношусь. Когда я попал в Суперлигу, вообще говорили, что вратаря у команды просто нет. Нет, вот поднимите прессу — что с таким вратарём у «Трактора» нет ни единого шанса. А через полтора года те же написали, что достаточно среднего уровня, оказывается, вратарь. Это, получается, я за полтора года в Суперлиге с нуля до среднего уровня дорос? Дай тогда бог и дальше так расти – ещё полтора года, и Гашек (смеётся).

Назаров категорически отказывался продавать меня или что-то ещё – просто потому, что я контракт [с «Трактором»] не продлевал. Он мне это так и объяснил. То есть — либо в фарм, либо вообще не играешь. Либо, понятно, подписываешь и играешь в первой. Варианты были — только подписать. Но желания на те условия, которые предлагали, не было. Назаров мне сразу сказал, что столько, сколько ты просишь денег, он не заплатит. А на самом деле, сумма небольшая (улыбается) — все смеяться будут.

— Раньше вас в Челябинске расценивали как местную звезду – вы тогда были типа Олега Пигановича сейчас. Почему всё изменилось?
— Олежек-то вообще перевернул целую страницу истории Челябинска. Но это стоило и командных усилий. Да, на меня возлагали надежды. И это город, в котором я родился и хочу жить и играть. Но времена меняются… и люди сменяются. Возлагали, возлагали, а потом увольняли. Нет-нет, я ни на кого обид не держу. Просто если возлагаешь надежды, нужно соответственно относится и к просьбам. Моим агентом были поставлены условия, но они не хотели их выполнить. Ничего страшного не произошло. И тем более у «Трактора» сейчас неплохая линия вратарей – Алистратов и Мыльников. Они посчитали, что не стоит меня удерживать. А так я Челябинску и особенно его болельщикам очень благодарен за поддержку.

… А дальше Гелашвили, будто собираясь с духом, чуть помолчал, и, что называется, выдал по полной…

— Произошло всё ещё с начала прошлого сезона. А начиналось – ещё с предпоследней игры чемпионата 2006/07, в Мытищах как раз. [Андрей] Назаров (на тот момент ещё генеральный менеджер «Трактора») зашел в раздевалку и обвинил меня в поражении. Хотя на тот момент задача была остаться в Суперлиге – мы её выполнили. Но вот не получилась та игра – я пропустил два гола в первом периоде, и меня Геннадий Фёдорович [Цыгуров] поменял… («Трактор» проиграл тот матч 3:6, Гелашвили был заменён на 15-й минуте). А претензии ко мне перед всей командой высказал Назаров. С самого начала следующего сезона он (Назаров уже стал главным тренером) писал во всей прессе, что у нас нет первого вратаря, но мы и выигрывали – всей командой, и были тяжёлые моменты – когда девять матчей кряду проиграли. А потом у меня получилась травма, и начался дурдом.

— После травмы вы больше уже не играли в первой команде, так ведь?
— Да. Мне сказали, чтобы я шёл во вторую команду. И на этом сезон в «Тракторе» закончился. А форма у меня после восстановления неплохая была. У меня же разрыв связки был и вывих пальца. Поэтому я шайбу не ловил, но на льду находился каждый день. Палец в гипсе — недели три. Потом вышел и быстро форму набрал, буквально через неделю уже готов был. Но меня на второй-третий день уже во вторую команду послали, и я понял сразу, что к чему. Со второй командой сыграл шесть матчей, и все шесть, по-моему, выиграли… (пауза). Слава богу, что ещё в «Мечеле» сезон закончил. Ведь никуда вообще не хотели отпускать. Дозаявка последняя была только в Высшую лигу. И Назаров категорически отказывался продавать меня или что-то ещё – просто потому, что я контракт [с «Трактором»] не продлевал. Он мне это так и объяснил. То есть — либо в фарм, либо вообще не играешь. Либо, понятно, подписываешь и играешь в первой. Варианты были — только подписать. Но желания на те условия, которые предлагали, не было. Назаров мне сразу сказал, что столько, сколько ты просишь денег, он не заплатит. А на самом деле, сумма небольшая (улыбается) — все смеяться будут. Скажу, что сейчас у ребят в «Тракторе» контракт заканчивается — раза в три больше той суммы, которую я просил, сразу предлагают.

— А люди, которые на это посмотрели, поняли всё, и им надо было уходить, не стали сразу нагнетать. Причем, заметьте, многие ушли из таких ребят, на которых надежды возлагались, которые начинали в «Тракторе» ещё с Цыгуровым… Мне говорили, в НХЛ так и делают, я не знаю… У Назарова есть опыт НХЛ. Может, он оттуда перенимал? Там при подписании нового контракта человеку дают меньше играть, чтобы он набирал меньше очков и, естественно, чтобы ему больше не платить. Вот и у меня так получилось. Только не в НХЛ – в Челябинске…

— И после этого Назаров вам играть совсем не дал, получается?
(в голосе явно слышна ирония) Андрей Викторович тогда в центральной прессе всё просто объяснил: те люди, которые, мол, со мной, с Назаровым, не хотят подписывать контракт, умирают для меня как личности. Я это прекрасно помню. Я просто стал заложником ситуации. Но я не один был в «Тракторе» такой.

— То есть?
(пауза). Назаров просто уничтожал людей!.. (пауза). Вот Витя Другов, центральный нападающий, сейчас в Тольятти играет, тоже отказывался подписывать контракт. И что с ним сделали?! Усадили на лавочку точно так же! Он где-то два месяца не играл, находился во второй команде. Отпустили кое-как, полгода человек поиграл и сразу, как пришёл в Тольятти, сделал хет-трик, и всё пошло у него. Вот он тоже просто отказывался контракт подписывать с «Трактором». Или Дима Уткин — сколько промучился? Полгода вообще никуда! Понимаете, сама обстановка там какая?

— Но я ни о чем не жалею, — чуть успокоившись, продолжает вратарь. — Это тоже опыт своего рода. А люди, которые на это посмотрели, поняли всё, и им надо было уходить, не стали сразу нагнетать. Причем, заметьте, многие ушли из таких ребят, на которых надежды возлагались, которые начинали в «Тракторе» ещё с Цыгуровым… В жизни всякое бывает. Мне говорили, в НХЛ так и делают, я не знаю… У Назарова есть опыт НХЛ. Может, он оттуда перенимал? Там при подписании нового контракта человеку дают меньше играть, чтобы он набирал меньше очков и, естественно, чтобы ему больше не платить. Вот и у меня так получилось. Только не в НХЛ – в Челябинске.

— Тогда ваша обида на Назарова понятна...
— Нет, честное слово, никакой обиды. Поначалу, знаете, было желание доказать. Была обида от несправедливости. Я же с нуля начал играть при новом тренере и, казалось, доказал всё. Но когда стало получше в команде, когда стали выигрывать, он вот так поступил со мной. Со временем отлегло от сердца — были задачи с «Мечелом», было игровое время, выигрывали. Так что я ни на кого не держу зла, а ребятам, с которыми играл в «Тракторе», очень благодарен — со всеми друзьями остались. Единственное – было тяжело из Челябинска уезжать. Но потом я понял, что смысла не было оставаться. Ну, где я там буду? Так что, с легким сердцем поехал уже. Потому что я ехал играть в «Локомотив». Было и есть огромное желание проявить себя в новой команде. Желание выиграть чемпионат с «Локомотивом».

— Как думаете, если бы Цыгуров остался в «Тракторе» — было бы всё иначе?
— Я никогда не думаю, что было бы если бы. Конечно, замена главного тренера повлияла. Это понятно. Этот человек (Цыгуров) меня приглашал, и он мне дал дорогу в Суперлигу. Может, Андрею Викторовичу я был не по нраву просто? Я не знаю, не заглядывал ему в душу. Случилось так, как случилось. Но должен сказать, что у Цыгурова всё было справедливо. Работаешь — будешь получать игровое время. Доказываешь, что играешь хорошо — тем более будешь получать. Мне очень нравились эти правила тренеров старой закалки. Да, много работали физически, нагрузки были очень большие. Но и результаты это давало. И тем более, это с теми людьми, — он же молодняк тогда набрал – Петров, Черников, Кривоножкин, Баев, Ежов, — команда играла, забивала. Эти люди за полтора года бы выросли, и команда поднялась в плей-офф. Если бы оставили тот костяк, то бились бы очень прилично. Видно было по обстановке, что растёт молодежь при Геннадии Фёдоровиче. А так — мне просто утром позвонили и сказали, что Геннадий Фёдорович покинул «Трактор». Я спросил: а кто главный тренер? Разговоры-то шли о Назарове. Мне сказали: он, да…

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
26 сентября 2017, вторник
Партнерский контент