Кто должен играть с Овечкиным и Кузнецовым?
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: Дмитрий Ерыкалов

Головоломка для Знарка. Как использовать Овечкина и Кузнецова?

Сборная России получила усиление из «Вашингтона», что привело к очередным перестановкам. С кем должны играть Овечкин и Кузнецов?
14 мая 2016, суббота. 14:00. Хоккей
Приезд Александра Овечкина и Евгения Кузнецова на чемпионат мира – колоссальное усиление для сборной России. В то же время пополнение из «Вашингтона» обеспечит Олегу Знарку новую, пусть и приятную, головную боль. Как вписать «столичных» в команду? Как их использовать: вместе или порознь? На какой позиции выпускать Кузнецова: на родной российской или актуальной американской? Дело в том, что приезд парочки форвардов «Кэпиталз» не решает проблему с правым крайним нападающим, которая возникла после травмы Александра Радулова. Мы рассмотрим четыре варианта того, как тренерский штаб сборной России мог бы использовать Овечкина и Кузнецова.

Вариант 1. В связке и с Бурмистровым


Овечкин – Кузнецов – Бурмистров

Большую часть клубного сезона Овечкин провёл вместе со своим старым шведским товарищем Бэкстрёмом, но был период, когда Барри Тротц наигрывал русскую связку. Вот и в серии с «Питтсбургом», когда «Вашингтону» уже некуда было отступать, главный тренер «столичных» воссоздал её в пожарном порядке. Долго вспоминать, как действовать вместе, Овечкину и Кузнецову точно не придётся. Взять вашингтонский блок и построить вокруг него третье ударное звено – это самое очевидное решение, какое может сейчас принять Знарок. Овечкин и Кузнецов понимают друга друга на площадке, отлично ладят в жизни и находятся примерно в одном игровом ритме. Зачем искать от добра добра? К тому же использование форвардов «Кэпиталз» в одном звене пройдёт с минимумом ущерба для других звеньев.

В современном хоккее важны не столько сыгранные тройки, сколько связки. Причём неважно «крайний — крайний» или «крайний — центральный». Имея такой блок, к нему можно добавлять разные элементы, в том числе чередовать третьего в зависимости от ситуации. Овечкин и Кузнецов способны вести игру звена и тянуть за собой партнёра, но проблема выбора от этого меньше не становится. Александр Бурмистров — не самый очевидный кандидат, но именно его на вчерашней тренировке наигрывал Знарок. Спорным этот вариант видится по той причине, что родная позиция Бурмистрова в центре нападения, и именно на ней он провёл первые игры чемпионата мира. Эксперимент с игрой на фланге, который проходил во время Евротура, провалился. В то же время очевидно, что Бурмистров – главный кандидат на повышение. Имея всего одно очко на турнире, он в каждом матче создаёт по паре моментов исключительно за счёт наглости и индивидуального мастерства. Если в четвёртом звене казанцу попросту не с кем обыграться, то Овечкин и Кузнецов станут для него идеальными партнёрами. Сборная же получит третье ударное звено.

Вариант 2. В связке и с Плотниковым


Овечкин – Кузнецов — Плотников

Если принципиально не трогать первые два звена и выбирать партнёров для Овечкина и Кузнецова из оставшихся сочетаний, то Бурмистров – кандидат №1. По крайней мере, своей игрой он заслужил повышение. Сергей Плотников – пример обратный. Начиная чемпионат мира в третьем звене, он быстро скатился в четвёртое, но и там ничем, кроме попадания в датскую штангу, себя не проявил. Логичным продолжением стала бы командировка Плотникова в запас. Хотя бы на матч-другой. Приезд двух форвардов из столицы США должен был только ускорить этот процесс. Однако парадокс в том, что ни Овечкин, ни Кузнецов не являются прямыми конкурентами Плотникова. Форвард, чья безголевая серия длится больше года, остаётся представителем дефицитной позиции правого крайнего.

Накануне игры со Швейцарией Плотников балансировал между звёздным часом и забвением. Другими словами, был одинаково близок как к игре со звёздами «Вашингтона», так и к попаданию в запас. С Бурмистровым они поочерёдно тренировались в звене с Овечкиным и Кузнецовым. Что может дать Плотников вашингтонцам? Прежде всего, это черновая работа, борьба в углах, отчасти – игра на пятаке, хотя на этом чемпионате Сергей не так часто идёт на ворота. Появление Плотникова в этом звене позволит построить ведущие звенья примерно по одному принципу с центром-диспетчером, праворуким снайпером и вингером-энерджайзером. Сергею, чтобы вписаться в это звено, не придётся перестраиваться. Во-первых, он выйдет справа – там, где и привык. Во-вторых, он уже играл с Овечкиным на чемпионате мира в Минске, пусть и не на протяжении всего турнира.

Если принципиально не трогать первые два звена и выбирать партнёров для Овечкина и Кузнецова из оставшихся сочетаний, то Бурмистров – кандидат №1. По крайней мере, своей игрой он заслужил повышение.

Вариант 3. С Кузнецовым на правом фланге


Мозякин – Дацюк – Кузнецов
Овечкин – Любимов (Бурмистров) – Телегин (Плотников)


Зачем изобретать велосипед? Дыру, образовавшуюся на правом фланге первого звена, можно заткнуть парнем, который ещё совсем недавно считался одним из сильнейших молодых игроков мира, выступающих на этой позиции. Кузнецов и в «Тракторе» играл справа, и за «молодёжку» блистал в этом ампула, да и двукратным чемпионом мира стал в качестве крайнего форварда. Его уже третий год методично переучивают в центра, и, похоже, перевоплощение завершено. Но почему бы не вернуться к корням? По крайней мерее, временно. В конце концов, взгляните на Канаду, которая привозит на Олимпиаду россыпь центров и раскидывает их по флангам без ущерба для результата. Кузнецов приобрёл оборонительные навыки, стал лучше играть на вбрасываниях, но при этом его катание и креатив ничуть не пострадали. С Мозякиным и Дацюком они бы могли показывать не менее «советский» хоккей, чем тройка Шипачёва.

В пользу этого варианта говорит то, что Мозякин, Дацюк и Кузнецов изъясняются на одном хоккейном языке. Притирка в этой тройке составит одну-две тренировки, не больше. Тем более что Дацюк и Кузнецов имеют мало-мальский опыт совместной игры на ЧМ-2012. К тому же Тротц лепил Кузнецова-центра по образу и подобию Дацюка. Есть, правда, у этого подхода и очевидные недостатки. Первый вопрос заключается в том, кто на себя возьмёт работу в углах и помощь защитникам? Не случайно ведь Знарок ставит к 35-летнему Мозякину и 37-летнему Дацюку то Телегина, то Санникова – форвардов-работяг. Готов ли Кузнецов выполнять челночную работу? И стоит ли растрачивать его талант таким образом? Второй вопрос, естественно, касается Овечкина. Оставлять Александра Великого без топ-центра, к которым он привык, как в клубе, так и в сборной, кощунственно. Тройка Овечкин – Любимов – Телегин выглядит поистине сюрреалистично. В таком случае потенциал одного из лучших форвардов планеты будет реализовываться исключительно в большинстве. В том что Знарок найдёт ему место в спецбригаде, сомневаться не приходится. Впрочем, можно рассмотреть вариант, при котором центром для Овечкина станет Бурмистров. Чем не шанс для казанца доказать, что его не зря сватали в ведущие звенья?

Вариант 4. Суперзвено с Мозякиным и Овечкиным


Мозякин – Дацюк – Овечкин
Широков (Любимов) – Кузнецов – Бурмистров (Телегин)


При данном сценарии Знарку не придётся возвращать Кузнецова в его кэхаэловское прошлое. Можно будет в полной мере насладиться теми изменениями, что произошли с челябинцем за два полноценных сезона в НХЛ. Ему вполне по силам стать мозговым центром звена и вести его игру. Вне зависимости от того, кто будет по краям: Широков и Бурмистров или Любимов с Телегиным. Сегодняшний Кузнецов, ставший по итогам энхаэловской «регулярки» четвёртым ассистентом лиги, «прокачает» любого партнёра.

Всё куда сложнее с местом для Овечкина. Звено Мозякин – Дацюк – Овечкин могло бы стать по-настоящему убийственным. Но только в том случае, если речь идёт о компьютерном симуляторе. Насколько совместимы Овечкин и Мозякин в реальной жизни – большой вопрос. Оба любят играть слева, обладают правым хватом, а главное имеют патент на броски из левого круга вбрасывания: Овечкин – в Северной Америке, Мозякин – на территории Европы. Как они поделят эту точку, непонятно. При этом сама вероятность перевода Овечкина на правый фланг не так утопична, как кажется на первый взгляд. Всего пару лет назад под руководством Адама Оутса он переучивался в правого крайнего, заодно меняя многолетние привычки. Этот эксперимент нельзя назвать удачным, но «полтинник» Александр Великий выбивал даже на непривычной позиции. Проблема лишь в том, что для игры справа Овечкину нужен левый крайний иного формата, нежели Мозякин. Вместе их можно представить, но только с изменением функционала. Кому-то придётся подвинуться.

Звено Мозякин – Дацюк – Овечкин могло бы стать по-настоящему убийственным. Но только в том случае, если речь идёт о компьютерном симуляторе. Насколько совместимы Овечкин и Мозякин в реальной жизни – большой вопрос.

Кто отправится в запас?


Судя по последней тренировке сборной России, за пределами основного состава тренерский штаб видит Сергея Широкова и кого-то из пары Бурмистров/ Плотников. Первый только из-за отдыха, предоставленного Панарину, тренировался с основным составом. За четыре матча, проведённые на чемпионате мира, Широков запомнился лишь голом в ворота датчан. В остальном – потери, падения и игра вдали от ворот. Комбинационности своему звену, вопреки ожиданиям, он не добавил. Учитывая перебор левых крайних, с большой долей вероятности Широкова в ближайших матчах мы не увидим. Бурмистров и Плотников между собой разыграют джекпот – место в тройке с лидерами «Вашингтона». Проигравший конкуренцию рискует отправиться на трибуны. Впрочем, не исключён вариант, при котором Знарок может сыграть по схеме «7+13». Тогда тот же Плотников может попасть в заявку как экстра-форвард.

Однако всё это – исключительно видение тренерского штаба. Мы же не устаём удивляться способности Сергея Калинина растворяться на льду. Кто-то может возразить, что омич из «Нью-Джерси» проделывает большой объём работы и сборной нужны форварды оборонительного плана. Вот только и в борьбе за шайбу Калинин отнюдь не выглядит «терминатором». По игре на «точке» в сборной России он также далеко не лучший. Единственный всплеск в его игре – голевая передача на Любимова в матче с Казахстаном. Калинин выглядит слабым звеном в центральной оси нашей команды, а с прибытием Кузнецова напрашивается его командировка в запас. Вот только Знарок, убеждённый, что в сборной должно быть разделение на атакующие и обороняющиеся звенья, и не думает трогать нападающего, который за весь турнир нанёс один бросок. Есть ли место таким ограниченным «ролевикам» в составе сборной Канады? Вопрос скорее риторический.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 20
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →