Быков и Захаркин
Фото: РИА Новости
Текст: «Чемпионат»

От Быкова с Захаркиным до Скабелки. Фастовский сохраняет тренеров

Генеральный менеджер «Сибири» Кирилл Фастовский по просьбе Владимира Юрзинова-старшего выступил перед тренерами на международном симпозиуме.
15 мая 2016, воскресенье. 23:45. Хоккей
14-15 мая в Москве прошёл международный тренерский симпозиум ИИХФ. В нём принимали участие многие тренеры из ВХЛ и КХЛ, в частности Алексей Кудашов, Андрей Скабелка, Анвар Гатиятулин, Павел Езовских, Александр Гулявцев, Дмитрий Юшкевич, Евгений Корноухов, Андрей Николишин, Олег Ореховский и другие. А выступали известные специалисты Майк Кинэн, Марк Кроуфорд, Эркка Вестерлунд, Роджер Реннберг, Дарюс Каспарайтис, Алексей Яшин, Андрей Николишин, Александр Хаванов и другие.

На выступлении нескольких докладчиков остановимся более подробно. В воскресенье перед участниками симпозиума выступил генеральный менеджер ХК «Сибирь» Кирилл Фастовский. Его доклад был на тему «Профессиональный менеджмент в современном хоккее. Построение тренерского штаба».

— Это генеральный менеджер с направлением развития клуба и главное с желанием развивать тренеров. Самое главное он сохраняет тренеров. В Красную книгу кого у нас заносят? Амурского тигра, да? А Фастовский сохраняет тренеров, продлевает им жизнь и развивает их. Это Кирилл Валерьевич пригласил Быкова и Захаркина в ЦСКА, работал с ними очень долгое время. Затем в его руках побывал сегодняшний тренер ЦСКА Дмитрий Квартальнов. Дмитрий Юшкевич тоже хорошо работал в Новосибирске. Один из ведущих тренеров Петерис Скудра. И сейчас в «Сибири» работает Андрей Скабелка. Его команда играет очень интересно, подготовили несколько игроков для сборной России. И очень важно, что стадион в Новосибирске заполняется на все матчи, — представил Фастовского Владимир Юрзинов-старший, дав понять, что опыт, которым способен поделиться хоккейный функционер, будет полезен.

«Чтобы избежать хаоса, важно организовать процесс»


— Спасибо Владимиру Владимировичу за такое количество добрых слов. Приятно. Я и не думал, что мы таким глобальным делом занимаемся. Тем более я не ожидал, что соберётся такая аудитория и немножко стушевался в том плане, о чём нужно рассказывать, — признался Фастовский.

В итоге он рассказал о ключевых принципах своей работы.

— До сих пор помню, как Владимир Владимирович сказал мне, чтобы я не лез в хоккейную раздевалку. Я очень хотел стать администратором команды. Почему-то я считал, что это вообще верх того, чего можно добиться в жизни. У меня высшее инженерное образование, я проектировал металлургические заводы, работал инженером, а потом ушёл в коммерцию. Я продавал всё на свете. Везде важен подход. Инженерное образование хорошо тем, что тебя учат решать задачу. Инженер не должен быть эрудированным, знать всё, но должен уметь пользоваться существующими материалами и искать решение проблемы. Это главное достоинство, которое помогает мне в работе. В Новосибирске я генеральный директор, генеральный менеджер и ещё директор дворца. Поэтому задач хватает.

По мнению Фастовского, тренеры не видят всю работу клуба, и он предположил, что расскажет вещи, о которых специалисты не знали.

— У хоккейного клуба должна быть единая задача и абсолютно продуманные поступательные шаги. Все структуры клуба должны быть подчинены решению этой задачи. И все сотрудники должны решать именно эту задачу. Должна работать вся система. Каждый должен выполнять свои обязанности. Крайне важно, чтобы обязанности не пересекались. Когда я пришёл в Новосибирск, столкнулся с такой проблемой, что есть люди, которые хотят работать, но почему-то хватаются за всё и делают это одновременно. Чтобы избежать лёгкого хаоса, очень важно правильно организовать процесс. Важно, чтобы все работали правильно. Это тоже инженерный подход.
Генменеджер отметил, что очень ценит творческих людей.

— Но важно, чтобы этот креатив кем-то оценивался. Инициатива должна быть, но в рамках единой задачи. И только один человек должен определять, в правильном направлении эта инициатива или нет.

— У меня серьёзный опыт работы с разноплановыми тренерами. Я пришёл в ЦСКА, когда главным тренером был Борис Петрович Михайлов. Дальше были Крутов с Иреком Гимаевым. В 2004 году произошло объединение двух ЦСКА, кошмар закончился и главным тренером стал Виктор Васильевич Тихонов. При Тихонове инициативы не надо было проявлять, была монополия, и один человек решал всё. Это тоже отличный опыт. Самый важный вывод, который я сделал для себя тогда, что мне всё-таки нужно вникнуть в этот процесс, поскольку в мире хоккея я человек чужой. После работы с Тихоновым я для себя сделал два главных вывода: тренер должен быть молодой и русскоговорящий, чтобы мы могли общаться и понимать нюансы. Я до сих пор следую этому принципу и не скрываю, что эта позиция позволяет изначально снимать многие проблемы.

Как только ты останавливаешься на кандидатуре тренера, дальше менеджер обязан довериться этому человеку полностью. Это не значит закрывать на всё глаза. Но человеку надо доверять.

Я не приемлю критические высказывания в прессе. Иначе начнётся раскол в клубе и тогда никакого результата точно не будет. Только сообща и доверяя друг другу, можно чего-то добиться, особенно в клубах со средним бюджетом, каким тогда являлся ЦСКА, а сейчас является «Сибирь». Это моё основное убеждение. Моя задача помочь тренеру, создать для него условия, чтобы мы добились результата. Причём условия должны создать все сотрудники клуба. Все работают на одну задачу.

«Работая с Быковым и Захаркиным, получил огромный опыт»


Фастовский отметил, что пять лет работы с Быковым и Захаркиным дали ему очень много пищи для размышлений.

— Они достаточно снисходительно отнеслись ко мне, понимая, что они гранды, а я никто. Хотя с другой стороны, в тот момент, когда они пришли в ЦСКА, они были ещё больше никто. И мы втроём начали двигать дело. Это огромный опыт, который мне очень много дал. Я общался с Быковым и Захаркиным по различным вопросам, учитывая, что эти люди с утра до ночи находились в клубе. В этом плане мы с ними схожи, трудоголики.

Я понял несколько очень важных нюансов. Например, как относиться к спортивному персоналу, какова их роль во всём процессе, как они должны себя вести. Должен массажист шутить и улыбаться с игроками? Как себя вести в дни игр? Для меня эти вопросы были странные, удивительные, и я бы никогда в жизни о них не задумался, если бы не окунулся в это. Как раз Быков с Захаркиным считают, что у них должна быть специфическая роль, они чётко разграничивали каждого сотрудника, который входит в раздевалку. Раздевалка – это закрытый мир, и вход любого человека в раздевалку вносит определённые изменения. Это вроде бы незаметные вещи, но из этих деталей и складывается большое дело. Необходимо обращать внимание на любые мелочи.
В 2009 году Фастовский был спортивным директором МХЛ.

— Мы с Владимиром Владимировичем писали первый регламент МХЛ и запустили этот чемпионат. Меня хватило только на год бумажной работы. Я не смог усидеть и всё-таки рванул в «Сибирь» в 2010 году. По прошествии шести лет, конечно, не жалею. Главным тренером был Андрей Владимирович Тарасенко. В первом сезоне мы неплохо выступили, а дальше начались некоторые проблемы. Тогда «Сибирь» не помышляла ни о чём, кроме как о попадании в плей-офф, всё остальное казалось невозможным.

Фастовский сфокусировал внимание на своём подходе к подбору персонала и помощников главного тренера, а также организации работы всех сотрудников клуба.

— Здесь, конечно, должно быть доверие главному тренеру. Главный тренер подбирает себе помощников, единомышленников, с кем ему удобно работать. Важно соединить спортивную часть работников клуба с офисной. Тут каждый начинает перетягивать одеяло на себя. Одни говорят про регламент, вторые про первостепенность тренировок и результата. Это самый непростой момент, как соединить эти ниточки. И это трудно понять, находясь на какой-то из этих сторон. Хоккеист выходит на лёд и не задумывается, откуда у него в руках эта клюшка, почему он одет именно в эту форму, кто принёс ему шайбы. Он смотрит на хоккейную жизнь со стороны льда. А мы должны посмотреть на жизнь с двух сторон – помимо льда со стороны офиса и трибун. Понимая, что для организации нормального тренировочного процесса нужно залить лёд. И кто-то должен это сделать. Соединить всё и добиться того, чтобы все стороны уважали друг друга. Для меня это крайне важно. Тогда клуб начинает работать и жить правильной жизнью.
Когда не гоняют пресс-атташе и не кричат: «Уйди отсюда со своим фотоаппаратом, у нас тут срочная тренировка». Такой максимализм, наверное, правильный, но надо грамотно расставлять приоритеты. В чём тут опять же преимущество более молодых тренеров? Они современные и правильно относятся к этому, понимая, что без этого не бывает хоккея. Тем более что мы работаем в публичном пространстве, о нас говорят, пишут, и мы должны соответствовать определённому статусу. Поэтому важно соединять все направленности работы клуба, контролировать, чтобы на этой почве не возникало конфликтов. Иначе дальше может начаться озлобленность, и кто-то из сотрудников перестанет выполнять свои обязанности. Эта проблема станет клубной.

Я абсолютно чётко убеждён, что побеждает клуб. Стараюсь этому следовать всегда и везде. Все акции с болельщиками, пресс-конференции, общение с прессой необходимы для солидного профессионального клуба и любой тренер должен это понимать.
Фастовский признался, что вырабатывает некоторые принципы, которые влияют на команду.

— В день игры лично я стараюсь в раздевалку не заходить. Потому что это вносит дисбаланс, отвлекает внимание. Общаюсь только с тренерами, с игроками стараюсь не разговаривать. От работников офиса я тоже прошу не отвлекать игроков. При этом в межсезонье ситуация обратная. Приходится убеждать тренеров, что в этот момент данная работа важнее. Во вне игровые дни подходы не такие как в межсезонье, но регламентные вещи клуб обязан выполнять, как пиар акции и публичные мероприятия. Клуб должен быть на виду и не только за счёт игры в хоккей. Поэтому иногда приходится жертвовать какими-то своими подходами. Такие мелкие незначительные вещи для меня крайне важны со стороны руководителя.

Генменеджер вспомнил, что в ЦСКА у него первоначально было всего шесть сотрудников, сейчас в «Сибири» порядка 30. Некоторые клубы КХЛ приближаются к количеству в 200 сотрудников.

— Я не боюсь делать ошибки и никого за ошибки в своём коллективе не казню. Мой подход простой. Человек может ошибаться, в этом нет ничего страшного. Если человек хотел сделать правильно, но ошибся в нюансе, он может этого и не понимать. Каждый из моих сотрудников имеет право на ошибку, но, конечно, не на фатальную.

Если ты принял решение, ты кого-то подписываешь, то мало того что это доверие. Ты становишься за него ответственным. Я перефразировал афоризм из «Маленького принца» Экзюпери, где «ты в ответе за тех, кого приручил», а я говорю «ты в ответе за тех, кого подписал». Это касается всех – хоккеистов, тренеров, офисных работников. Если ты поставил подпись, ты с этим человеком вместе, и за всё вы будете отвечать вместе. Но с тренерами у нас всё разграничено. Если игрок приходит ко мне жаловаться, что ему дают мало игрового времени, я его отправляю обратно. Каждый отвечает за свой участок. Только так сообща и вместе можно чего-то добиться.
Последовало несколько вопросов.

— Ты обещал построить каток в Новосибирске. В каком году? – спросил Юрзинов.
— Вы, конечно, такого мнения обо мне… Я к строительству этого катка не очень имею отношение, но немножко в теме. Да, каток будет строиться в Новосибирске. Это грандиозное событие для города. Те, кто там был и работал, понимает, насколько это важно. На конгрессе ИИХФ в конце мая будет определено, кто примет молодёжный чемпионат мира в 2022 году. От России в кандидатах Новосибирск, есть один конкурент — шведы, у которых будет 100 лет федерации хоккея. Если решат, что чемпионат мира пройдёт в Новосибирске, для нас это будет невероятным подспорьем, сдвинет процесс.

— Допустим, вы подписали главного тренера, но команда проигрывает 7-8 матчей. Вы смените тренера?
— Ничего незыблемого не бывает. Если человек не даёт результат, то, естественно, приходится идти на такие меры. Но я не сторонник того, чтобы менять тренера даже при проигрыше подряд 7-8 матчей. У нас такое было в прошлом сезоне. Тут важно найти причину. И причина определяется именно вместе с тренером, а не так, что каждый отдельно бежит наверх и кому-то что-то рассказывает. Мы не перекладываем ответственность и вину на кого-то, только вместе. Но иногда приходится менять тренера. Я проходил это. Но ни с кем, кого пришлось уволить, у меня нет плохих отношений. Просто всё должно быть объективно.

— Как происходит работа с молодёжной командой?
— Первая команда без молодёжной команды не может существовать. Две команды должны быть как минимум. Есть ещё школа в некоторых клубах. У нас школа организационно устроена несколько по-другому. Но молодёжная команда проводник идей первой команды. Надо готовить игроков для первой команды путём взаимодействия тренеров двух команд. Наша молодёжная команда в этом году завоевала бронзовые медали, это невероятный успех для новосибирского хоккея. Потихонечку начинаем двигаться. Хотя честно скажу, что в Новосибирске школа достаточно слабая. Сейчас есть идея о серьёзной реорганизации хоккейного хозяйства. Я сейчас пишу глобальную концепцию новосибирского хоккея. Если это получится, то надеемся на серьёзный скачок.

— А какие шансы у меня попасть в ваш штаб? Возраст молодой… — напоследок поинтересовался Юрзинов.
— Да, Владимир Владимирович, у вас шансы всегда есть (улыбается).
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 38
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Назовите лучшего хоккеиста первой половины регулярного чемпионата КХЛ
Архив →