Марк Кроуфорд
Фото: Reuters
Текст: Илья Ермаков

Кроуфорд: наступит момент, когда в НХЛ будет российский тренер

Известный канадский тренер Марк Кроуфорд рассказал, почему эго позволило ему вернуться в помощники и о современных вызовах профессии.
24 мая 2016, вторник. 12:15. Хоккей
Одним из ключевых спикеров на международном тренерском симпозиуме в Москве, который проходил в рамках чемпионата мира, был всемирно известный наставник Марк Кроуфорд, обладатель Кубка Стенли, который последние годы проработал в Швейцарии, а с будущего сезона в качестве ассистента главного тренера «Оттавы» возобновит работу в НХЛ. Кроуфорд рассказал о своём тренерском пути и о подходах современных наставников к игрокам, а после выступления согласился побеседовать с корреспондентом «Чемпионата».

«Тренер должен уметь сочетать в себе профессии мусорщика, рекламщика, кассира и многие другие»


— Я прошёл множество ступеней в своей жизни. Это моё путешествие, через которое я прошёл перед тем, как стал тренером. Всё, что мы делаем в жизни, через что проходим, – всё это формирует нас как тренеров. Когда я был ещё ребёнком, я работал на заправке. Там я научился тому, что всегда должна быть система в том, что ты делаешь.
У нас была униформа, наш начальник всегда проверял, чтобы мы быстро подбегали к машине, заправляли, проверяли масло – осуществляли все необходимые действия.

Потом я красил дома. Когда я покрасил один дом на улице, заказчики сказали, что работа им понравилась, и я получил заказ из дома поблизости. За лето я мог покрасить семь-восемь домов, и главное, что я вынес из этого, – умение управлять своим временем, организовывать его. Затем, работая в магазине, я освоил ещё множество профессий – вплоть до кассира. Любимой же работой юности была работа мусорщиком – на ней я провёл два лета. Мне встретилось много дерьма на моём пути, но я работал несмотря ни на что. В 17-18 лет я был удивлён, сколько девушек бегали за молодым, тогда ещё привлекательным молодым мусорщиком.

Работая в рекламе, я понял, что нужно уметь доносить свои мысли так, чтобы люди воспринимали их. Я тогда хотел работать в хоккейной индустрии. Смотря на работу тренеров в детской школе, я усвоил, что нужно уметь позиционировать себя на льду, уметь организовать процесс, чтобы все понимали, что и за чем идёт. Во время пребывания в колледже, как студентом, так и впоследствии преподавателем, я был уверен, что молодые игроки, которые хотят стать тренерами, должны уметь сочетать в себе того самого продавца, рекламщика и многие другие профессии. Нужно уметь донести, продать своё сообщение, чтобы люди поверили в то, что ты говоришь. Это очень помогало при индивидуальном общении с игроками.

Игрок в хоккей – самая важная профессия, которая у меня была. Ты понимаешь хоккей и других игроков благодаря этому. Мой первый тренер говорил, что, если ты любишь молодых игроков, ты должен помогать им проходить через какие-то трудности, подкидывать новые идеи. Моей первой тренерской профессией была должность помощника.

В UHL, где я начал работать тренером, под моим началом были в том числе молодые игроки, которым необходимо было помочь с формированием. У меня было огромное количество энтузиазма, причём я совмещал работу главного тренера с генеральным менеджером. Генменеджеру необходимо также видеть, где его команда сейчас, где она будет в будущем.

В последние годы я много выступал на семинарах и симпозиумах, работал главным тренером. И вот моя следующая должность – снова ассистент главного тренера. Для меня это великолепное время. Моё эго позволило мне сделать шаг назад, сказало мне: окей, помогу этой организации. Надеемся, у нас сложится хороший союз с тренерским штабом и с командой.

«Подарок отца – смотреть, как этот человек работал каждый день в хоккее с удовольствием»


— Мой отец играл за сборную Канады в 1959-м. Этот человек сделал мне огромный подарок. Он любил хоккей и работал в хоккее всю жизнь как тренер, игрок, скаут, помощник. Как говорят, яблоко от яблони недалеко падает. Но его подарок – это смотреть на то, как этот человек работал каждый день и любил своё дело. Это лучшая вещь, которую он мог сделать для меня, потому что я считаю, что я делаю так же. Мы работаем в великолепном поле, когда мы окружены молодыми людьми, делимся с ними идеями, которые позволяют им расти.

Вы подчерпываете что-то от каждого тренера. От кого-то умение распоряжаться эмоциями, от кого-то тактику. Как играть в нападении, как играть в защите, какую позицию занимать – всё это мы воспринимаем от тренеров, которые с нами работают во время карьеры.
Если вы готовы работать вторым тренером, то ваш главный тренер должен знать, что вы лояльны к нему, вы не пытаетесь получить его работу и уважаете его. В «Колорадо» я был очень благодарен замечательным людям вокруг меня. От того, какие люди окружают главного тренера, напрямую зависит результат команды.
Роль тренера именно как наставника очень велика. Ты смотришь на свою команду и думаешь: а что ещё я могу сделать, чтобы выступление было более успешным?

Очень важно иметь соревновательный характер. В моей семье было семеро мальчиков, трое из них старше меня. И я всё время хотел стать лучшим. Мне необходимо было равняться на старших братьев и не давать младшим приблизиться к себе. Каждый день – это вызов, когда тебе хочется показать, что ты лучше своих партнёров по команде. У тренеров то же самое, да, это соревновательная профессия. Тебе всё время хочется показать, что твои идеи работают лучше, чем у другого тренера. После каждой игры ты задаёшься вопросом: а как мы сегодня бросали? Какие акценты были расставлены? Сколько у нас отборов шайбы, как мы её отбирали и как входили в зону? Сколько у нас было голевых моментов и как мы ими распорядились? И каждый раз понимать, над чем ещё надо поработать. И опять же всё сводится к занимательному соревнованию.

Тренеру важно найти точки, которые выгодны для его будущего работодателя. На первом собеседовании хозяева вас спросят, какой вы видите будущую команду. Не надо увлекаться и говорить, какой вы хотите построить свою команду. Вы должны рассказать им, как вы можете сделать их команду лучше, это то, что от вас хотят услышать. Хозяева и сами имеют видение своей команды, и тут обязательно должны быть точки соприкосновения.

«Сегодня в НХЛ тот, кто забил первым, в 70% случаев добивается успеха»


— Мы аккумулируем знания, каждый опыт ведёт к последующему. Сейчас перед каждой тренировкой я делаю собрание у доски, где объясняю первые четыре упражнения. Игроки их знают, но постоянно нужно напоминать им, делать акцент – здесь мы хотим длинный пас, здесь короткий. Я уверен: если ты начинаешь тренировку без вкатывания, подготовленным, со знанием, что ты будешь делать, то ты и игры будешь начинать без раскачки. В сегодняшней игре команды, которые начинают хорошо, добиваются успеха. Мы делаем акцент на скорости и качестве, чтобы игроки выполняли упражнения правильно. Первые упражнения у нас занимают 20-25 минут, всё происходит очень быстро. В НХЛ команда, которая забивает первой, выигрывает примерно в 70% случаев. Команда-преследователь должна изменять свою тактику.

Игроки не думают о многом, о чём думают тренеры. Игрок не всегда задумывается, какие упражнения делает, зачем. У тренера должны быть ответы на все эти вопросы. Никогда нельзя говорить игрокам, что они не могут что-то сделать.

Важны также инстинкты. Инстинкт – это голос внутри тебя, который говорит: «Сделай это». Будучи молодым, я просто делал какие-то вещи. Это нужно чувствовать. С опытом приходят те самые инстинкты. Опыт учит тебя: делай, но будь осторожен.

«Главный тренер должен знать, что помощник лоялен и не пытается получить его работу»


— Хотелось бы сказать о своей новой должности, на которую я заступаю. Это помощник главного тренера в НХЛ. Одна из областей работы – это видео. Мы можем показать игроку со стороны, как он действовал. Это гораздо лучше, чем просто рассказ. Современные игроки без перерыва должны получать наши сообщений. Они постоянно ищут информацию, в «Гугле» или где бы то ни было. Нужно постоянно поддерживать с ними контакт.

Я командный работник. Если вы готовы работать вторым тренером, то ваш главный тренер должен знать, что вы лояльны к нему, вы не пытаетесь получить его работу и уважаете его. В «Колорадо» я был очень благодарен замечательным людям вокруг меня. От того, какие люди окружают главного тренера, напрямую зависит результат команды. Я готов быть опорой для главного тренера. «Доверяй мне, я буду пытаться иметь хорошее влияние на тебя». Как он использует его – это зависит не от меня. У второго тренера есть большие возможности способствовать развитию навыков игроков. Следующий аспект – управление на скамейке, ты должен контролировать, какую информацию получает главный тренер. Кроме того, необходимо выстраивать отношения между игроками и персоналом. Ты должен быть другом для главного тренера.

«Сегодня игроки привыкли постоянно получать информацию»


После выступления Кроуфорда окружили его коллеги, присутствовавшие на семинаре. Кто-то хотел фото на память, кто-то задать интересующий вопрос. Но и после этого уже подуставший тренер не отказался от небольшого интервью специально для «Чемпионата».

— Странная вещь: в НХЛ играют много россиян, многие добиваются успеха и становятся звёздами. Но главных тренеров по-прежнему нет. В чём проблема?
— Это хороший вопрос. Когда я рос, я видел множество очень хороших российских тренеров. Я был в Ванкувере, они приглашали Тарасова – одного из лучших тренеров всех времён, и он работал там. У меня были чудесные беседы с ним, я испытываю огромное уважение к нему, этот человек – икона, не только российского, но и мирового хоккея. С Юрзиновым я также провёл некоторое время, когда он тренировал, в Турку, ТПС в Финляндии. Я имел возможность с ним пообщаться на разные темы. Я думаю, безусловно, настанет день, когда в НХЛ появится российский тренер. Некоторые отличные тренеры уходят сейчас, и некоторые отличные игроки смотрят на них и думают: «Хорошо, тренерская работа — это для меня, чтобы развиваться». Есть Немчинов или Каспарайтис, Фёдоров – те люди.

Дверь открывается для других: финские, шведские специалисты были в НХЛ. Сейчас много американских тренеров. Я считаю, что, когда вы переезжаете в другую культуру, как я в своё время в Швейцарию, тебе приходится изучать культуру страны, и надо работать над языком, общением, осознанием того, что происходит в этой стране. И у тренеров из той страны всегда есть преимущество над тобой, потому что они живут в этом, понимают это, и гораздо глубже, чем тебе когда-либо удастся. Это не значит, что в другой стране ты не добьёшься успеха. Я достиг действительных успехов в Швейцарии, потому что я по-настоящему работал над собой. Ты должен знать, что происходит у игроков, ты должен знать, как работает свой тренерский штаб, как они принимают и передают сообщения.
С Юрзиновым я также провёл некоторое время, когда он тренировал, в Туркку, ТПС в Финляндии. Я имел возможность с ним пообщаться на разные темы. Я думаю, безусловно настанет день, когда в НХЛ появится российский тренер.
Опять же, когда вы работаете вместе, удаётся достичь нужной атмосферы. Я думаю, так и должно произойти с первым тренером из России в НХЛ. Я думаю, некоторые игроки закончат и будут помощниками, как Гончар. Я могу припомнить многих ребят. Чем больше ты понимаешь, тем легче получить большой пост. Это обязательно случится.

— Согласны ли вы с Владимиром Юрзиновым, что сегодня тренеры во всём мире больше внимания уделяют работе с командой, а не с игроками по-отдельности?
— Надо стараться совмещать и то и другое. Сегодня игрокам нужно постоянное персональное общение. Они сегодня очень привыкли к постоянному получению информации. Если вы хотите получить ответ на что-нибудь, вы смотрите в свой телефон, в Интернет, за секунды. Так и хоккеисты: если они хотят узнать что-то о технике, они лезут в Интернет и смотрят, как играть в защите, как забивать голы и лучше бросать. Они принимают информацию гораздо лучше. И тренеру нужно быть очень умелым в общении. Это стало гораздо более важным со времён моей молодости, когда тренер мог сказать: «Делай так». И ему приходилось делать, не задавая вопроса «почему?». Всё изменилось. Сейчас он может спросить: зачем? И ответы у тренера должны быть наготове. Ты должен владеть огромным количеством информации. Должно быть сотрудничество, в котором влияние имеют и тренер, и игрок. И вместе вы разрабатываете план, это работает.

— Вы наверняка следите за московским чемпионатом мира. Почему происходит так, что у ведущих сборных есть молодые звёзды, такие как Лайне, Мэттьюс, Ахо, но не у России?
— Я бы сказал, что молодым игрокам трудно пробиться в российскую команду, так же, как и в, например, канадскую команду. Это получается только у игроков с исключительным талантом. Тренеры сегодня от игроков ожидают быстрой техники, и молодые игроки лучше к этому готовы. Если вы посмотрите на Мэттьса, Лайне, Пульюярви, любого из классных молодых игроков России – я думаю, тренеры сегодня готовы доверять молодым игрокам. Но их не должно быть слишком много, опыт также важен, особенно в том, что касается командной тактики. Опыт позволяет понять, как играть в командную игру.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 23
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →