Кубок Стэнли
Фото: Reuters
Текст: Максим Замятин

Салливан: в это время года плохой лёд. Поэтому играем попроще

Главный тренер «Питтсбурга» Майк Салливан – о финале Кубка Стэнли, обмене Джо Торнтона и сыне Евгения Малкина.
5 июня 2016, воскресенье. 17:00. Хоккей
После двух матчей на домашнем льду «пингвинов» финал Кубка Стэнли перебрался из Пенсильвании в Калифорнию. Команды получили несколько дней отдыха, а главный тренер «Пингвинз» Майк Салливан нашёл время подробно пообщаться с заокеанскими журналистами. Разговор коснулся не только финала и проигранного «Питтсбургом» третьего матча серии, но и других интересных тем, ведь вероятный будущий обладатель «Джек Адамс Эворд» оставил свой след и в истории «акул».


«В финале надо играть попроще»


— Майк, вы были игроком «Сан-Хосе», когда клуб только-только появился в НХЛ. Какие у вас воспоминания о выступлениях на арене «Шаркс»? Сколько раз после этого вы возвращались сюда?
Как вы сказали, когда я здесь играл, всё было совершенно новым. На этой арене великолепная акустика, и это всегда было захватывающим местом для игры в хоккей. Здесь очень громкие болельщики. Я возвращался сюда многократно и в качестве хоккеиста, и как тренер, и здесь непременно была потрясающая атмосфера. Я знаю, что болельщики здорово поддерживают «акул», но и для гостевой команды здесь достаточно энергии. Так что соперникам «Шаркс» тоже интересно выходить на лёд «САП-центра».

— Как вы считаете, после поражения в третьем матче вашим парням будет легче сосредоточится?
— Нет, я так не думаю. Если бы вы мне задали этот вопрос во время регулярного чемпионата, у меня, возможно, был бы другой ответ. Но сейчас наши хоккеисты в такой ситуации, что нам нужно становиться лучше от матча к матчу, стараться постоянно прибавлять. Так что мы пытаемся нащупать почву для следующего шага, для подъёма на следующую ступеньку. В третьем матче у нас были отрезки, когда мы хорошо атаковали, имели голевые шансы, владели инициативой.
Мы не добились результата, но играли очень хорошо, имели классные моменты, действовали с максимальной отдачей. Будем стараться извлечь из этого пользу.

— За три матча финала вы не реализовали ни одно из шести численных преимуществ...
— Трудно получить большое количество большинства, когда ставки так высоки. Не так просто играть в таком ритме, чтобы соперник хватал удаления. Три первых попытки в первом матче были очень хорошими, было много качественной позиционной игры. Были неплохие моменты, мы могли забить, и если бы сделали это, наш процент реализации сразу бы подскочил. Нужно меньше думать об этом, надо не накручивать себя, а стараться просто успешней играть.

— Что скажете об игре Мэтта Мюррея в третьем матче?
— Он действовал солидно, несколько раз совершил «великие спасения». Сегодня он давал нам шанс на победу, но мы его не использовали.

— Бросилось в глаза, что ваши хоккеисты стали больше блокировать бросков, чаще ложиться под шайбу – это заметно в сравнении и с предыдущей серией, и особенно с регулярным чемпионатом. В этом заключалась часть тренерского плана?
— «Сан-Хосе» — такой соперник, который значительную часть своих шайб забрасывает кистевыми бросками. Нередко бывают и подправления на пятачке после дальних выстрелов. Они используют свои габариты, это помогает им генерировать хорошие моменты в атаке. Наша задача – лишить «акул» возможности бросить. Считаю, что в этом плане наши парни проделали хорошую работу.

— Вы намеренно упростили игру после того, как выиграли два первых матча?
— Да, мы говорили об этом перед третьей встречей. Нужно было стараться доставлять шайбу на пятачок, работать на отскоках и не искать вариантов для лишней передачи. Когда ты доходишь до такой высокой стадии, это необходимо, потому что в это время года очень часто портится качество льда. Шайба подскакивает, и становится очень трудно точно её перемещать.

— Майк, вы были тренером «Бостона», когда «Брюинз» расстался с Джо Торнтоном. Эту сделку называют самой крупной в истории «Сан-Хосе». Вы имели к этому какую-то причастность? Что вы думаете об этом обмене?
— Я тут совершенно ни при чём. Это было так давно, что уже трудно вспомнить подробности. Понятно, что такой трейд был очень значительным для обеих команд. Что касается Джо, то он, без сомнения, великолепный хоккеист, который играет на высоком уровне уже очень долго. Он был таковым для меня и тогда, когда играл в «Бостоне». Вряд ли он изменился, но стал мудрее. Его решения, когда он владеет шайбой, стали более выверенными, расчётливыми.


«Я знал, на что способны Шири и Раст»


— Если вспомнить ваш первый день в качестве тренера «Питтсбурга», вы ощущали понимание со стороны команды, она стремилась вас слушать, воспринимать идеи?
— Трудно сказать. Когда начинаешь тренировать новый коллектив, то неизбежно должен пройти через этот процесс нахождения взаимопонимания с командой. Тренерский штаб старается, чтобы хоккеисты услышали то, что мы говорим. Если этого не происходит, нужно всеми силами стараться этого достигнуть. Для тренера это самый главный вызов, главная задача – привить команде те черты стиля, которые вы хотите. Думаю, что у нас с самого первого дня было это ощущение, что хоккеисты всё воспринимают правильно и полностью выкладываются на площадке.

— Вы начинали сезон в качестве главного тренера фарм-клуба «Питтсбурга». Когда вы «поднимали» в основной состав Конора Шири и Брайана Раста, у вас не было неуверенности?
— Работа в «Уилкз-Бэрри» в начале сезона дала мне хорошую возможность познакомиться с тем, на что способны эти хоккеисты. Я уже знал, как их использовать, на какой позиции, в какой роли. У меня была уверенность в том, что эти парни способны играть в НХЛ. Но вряд ли возможно всё знать наверняка, пока сами игроки не попробуют свои силы на новом уровне. Главное, что у меня была возможность использовать их сильные стороны, с которыми я уже был ознакомлен.

— А Мэтт Мюррей? Он, будучи новичком, выиграл несколько овертаймов. В чём его секрет?
— Да просто у него такой характер. Он очень спокойный, собранный, выдержанный. Он просто весь погружён в работу. Я мало взаимодействую с ним по ходу матча, в перерывах между периодами у него есть определённые вещи, которые он выполняет. Наблюдая за Мюрреем, могу сказать, что по его действиям невозможно понять, какой период сейчас идёт – начало первого или уже третий овертайм. Он просто выходит на лёд и пытается остановить шайбу.

— Вы потеряли из-за травмы Тревора Дэйли, одного из ведущих защитников. Но ваша команда удивительно здорово отреагировала на это, выиграв два первых матча финала. За счёт чего «Питтсбургу» так удачно удалось «ответить» на потерю?
— За счёт уверенности друг в друге, в команде. Мы преодолели непростые отрезки во второй половине сезона, когда у нас выбывали ключевые игроки, и наш коллектив находил возможности не просто оставаться на уровне, а даже улучшать игру и результаты. Мы никого не просим быть заменой травмированному. Если уж на то пошло, то ни Малкина, ни Дэйли заменить практически невозможно. Но мы просим новых хоккеистов выйти на лёд, показать свои сильные стороны и помочь команде победить. Именно это позволило нам перетерпеть те неприятности от травм, которые случились за последние четыре месяца.


«Малкин – отличный парень, мы стараемся его поддержать»


— Давайте отвлечёмся от хоккея. Недавно пришло известие о смерти Мохаммеда Али....
— Это был один из величайших спортсменов прошлого века. Без сомнения, этот человек обладал невероятной харизмой и много сделал для бокса. Кроме того, для него большое значение имел и социальный аспект, здесь он тоже оказывал влияние. Али был известен своими яркими цитатами, и некоторые из них я использую в своей тренерской работе. Его личность в совокупности с величайшим талантом позволили ему иметь влияние на весь спорт, а не только на бокс.

— Защитник Олли Мяяття и несколько других парней писали, что во время одного из выходных посетили штаб-квартиру Google в Кремниевой долине. Для вас важно, чтобы парни имели возможность сбросить психологическое напряжение и отвлечься от хоккея?
— Конечно, это очень важно. У нас настоящая битва, все матчи очень интенсивные. Иногда нужно просто отвлечься, зарядить свои батарейки. Когда есть возможность переключить внимание и заняться чем-то ещё, то все игроки возвращаются на лёд намного более энергичными.

Евгений Малкин недавно стал папой. Как это скажется на его настрое?
— У Джино было несколько очень эмоциональных, захватывающих дней. Мы все очень рады за него, он отличный парень, мы старались всячески его поддержать. Он сказал, что у него две семьи: одна дома, а вторая – это наша команда. Шутил про то, что малыш при рождении весил 7 фунтов и 1 унцию, а игровой номер Малкина – 71.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 17
6 декабря 2016, вторник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →