Mission impossible
Текст: Максим Лебедев

Mission impossible

Как родилась эта самая версия Пола Келли, по которой Радулов рвётся обратно в НХЛ, но играет в "Салавате Юлаеве" по причинам, которые назвать нельзя...
16 сентября 2008, вторник. 15:48. Хоккей
Перед главой профсоюза хоккеистов Полом Келли американские журналисты, сами того не подозревая, поставили очень трудную задачу. Mission impossible даже – невыполнимую миссию. Как объяснить рядовым американцам, привыкшим к тому, что в Америке всё, включая хоккей, самое лучшее, тот факт, что весьма неплохой по меркам "Нэшвилла" хоккеист в здравом уме и трезвой памяти уехал из такой великой Америки в какую-то немытую Россию? Объяснить то, что среднестатистический американский ум не сможет принять и постичь в принципе?

Но объяснять поведение Радулова как-то было нужно. Так, чтобы поняли. И так, чтобы поверили. Так и родилась эта самая версия Пола Келли, в которой методом засекречивания и недосказанности совмещается несовместимое... Дальше уже каждый слушатель вправе домысливать, что захочет.
Конечно, легче всего было бы аргументировать всё это внезапным "размягчением мозга" или резким "вздутием черепной коробки" указанного хоккеиста. Или даже, сославшись на жуткие санитарные условия бывшего СССР, поведать миру страшную историю о том, как маленького Сашу Радулова, родившегося в темноте, повивальная бабка сослепу выронила темечком прямо на грязный кафель. Отчего и возникли у него впоследствии столь несовместимые с американским здравым смыслом поступки.

Беда лишь в том, что, во-первых, любой, услышавший такое, может легко зайти в Интернет и убедиться, что Радулов жив-здоров и даже забивает шайбы за русский клуб – как его там? Salavat Ulaev? Who is it? UFA? What is it? А, во-вторых, возник бы другой вопрос. Как же руководство "Нэшвилла" всего этого своевременно не заметило и заключило многолетний контракт с человеком, который, судя по диагнозу, должен не на лёд выходить, а лежать обездвиженно на больничной койке, пускать слюни и с трудом фокусировать взгляд?

Но объяснять поведение Радулова как-то было нужно. Так, чтобы поняли. И так, чтобы поверили. Так и родилась эта самая версия Пола Келли, в которой методом засекречивания и недосказанности совмещается несовместимое. В которой, с одной стороны, Радулов – вполне нормальный и адекватный человек. А с другой – он всё-таки уехал в Россию. С одной стороны – мечтает играть в НХЛ и рвётся назад в славный штат Теннеси. А с другой – несмотря на такое неистовое желание, не может это сделать по причинам, которые назвать нельзя. Споили его что ли Hennessy?

Ну, не может, не должен быть новичком чемпион мира и форвард лучшей в мире сборной. А если ваши энхаэловские законы не позволяют вашим клубам прямо сейчас заключить с ним нормальный и человеческий контракт, то законы эти – не такие хорошие. И он уехал туда, где законы на данный момент лучше. Человечнее. Демократичней...
Дальше уже каждый слушатель вправе домысливать, что захочет. Кто-то подумает о тяжело больном дедушке в Уфе, прикованном к кровати, и внутренне согласится, что любящий внук должен быть рядом. А кто-то вспомнит про русскую hockey mafia, леденящие душу истории о которой были страшно популярны в Америке ещё совсем недавно. В общем, полёт для фантазии, начало которому положил мистер Келли, совершенно безграничен.

Но мы отсюда, из России, можем ответить всем американским и канадским радиослушателям без всяких недоговоренностей и секретов. И ответ этот будет весьма прост. Понимаете, господа, человеку в возрасте 22 лет, ставшему на глазах всей Канады, в год 100-летия хоккея чемпионом мира, негоже играть даже в НХЛ по контракту новичка. Пусть даже и последний год, пусть даже и с блестящими перспективами. Ну, не может, не должен быть новичком чемпион мира и форвард лучшей в мире сборной. А если ваши энхаэловские законы не позволяют вашим клубам прямо сейчас заключить с ним нормальный и человеческий контракт, то законы эти – не такие хорошие. И он уехал туда, где законы на данный момент лучше. Человечнее. Демократичней.

А если пойти дальше, то отъезд Радулова зримо высветил ещё одну энхаэловскую проблему, глубину которой за океаном, похоже, ещё не осознают. Заключается она в том, что костяк любого энхаэловского клуба составляют 8-10-12 человек. Которые имеют хорошие многолетние контракты и вполне справедливо называются звёздами. Но таких игроков – абсолютное меньшинство. А большинство – это те, кто имеют двусторонние контракты, проводят по 10-20 матчей в основной команде за сезон, а большую часть времени играют за фарм-клуб за совершенно смешные по современным меркам деньги. Так вот, это уже не их, НХЛ, клиенты, а наши – КХЛ. Российские. И с каждым следующим сезоном всё больше тамошнего народа начнёт задумываться, точно так же, как задумался Радулов. Что лучше: царствовать в аду или прислуживать на небесах? Причём начнётся это обратное движение уже сейчас, когда откроются энхаэловские тренинг-кемпы. Когда тренеры начнут определяться с составом на сезон и отправлять игроков пачками назад, в фармы, в АХЛ.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
7 декабря 2016, среда
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →