Александр Шинин
Фото: photo.khl.ru
Текст: «Чемпионат»

«Получаю реальный кайф от блокировки бросков! Это не мазохизм»

Капитан «Трактора» Александр Шинин – о преимуществах отцовства, потолке зарплат и самоотверженность, от которой получаешь кайф.
11 ноября 2016, пятница. 10:30. Хоккей
Челябинский «Трактор» выдал серию из семи игр с очками и закрепился в зоне плей-офф. Мы поговорили с капитаном челябинской команды о нынешнем сезоне и многом другом.

Бизнес, отцовство, завышенные ожидания


— На предсезонке вы тренировались с клюшкой «ЗаряД», которую произвёл завод Даниса Зарипова и Ивана Савина. Почему не пользуетесь ей в сезоне?
— Мне сделали один экземпляр, а потом я высказал ребятам определённые пожелания. У меня
индивидуальный загиб клюшки, а на его изготовление требуется время. Но в ближайшем будущем я точно выйду на лёд с клюшкой «ЗаряД». Она лёгкая, прочная и подходит по всем параметрам для игры.

Вообще, меня восхищает упорство Вани. Он изучал технологию, летал за границу на заводы конкурентов, вникал в маркетинг, закупал станки. Титанический труд. Уверен, у них всё получится на российском рынке.

— Вы тоже позаботились о будущем и вдвоём с супругой открыли собственный ледовый дворец «Айсберг».
— У нас тренируются и любители, и школы. И мы сами с опытной командой тренеров открыли детско-юношескую школу «Старт». Причём у нас работают специалисты как по хоккею, так и по фигурному катанию. Они ставят конёк, учат правильному скольжению и катанию. Закладывают отличную базу. Сегодня у нас занимаются четыре возрастные группы.

— Бизнес упал на плечи супруги?
— Я включаюсь в процесс, но это капля в море. Всё держится на жене. Оля занимается развитием дворца от и до. По образованию она юрист и психолог, но ей приходится вникать в самые разные процессы. Потому что в любом бизнесе работает житейское правило: хочешь, чтобы всё было хорошо, – сделай это сам!

— У вас с женой двое детей. Вы как отец прошли бессонные ночи, пелёнки и прочие родительские «круги ада»?
— С первым ребёнком я просыпался по ночам, со вторым уже нет. Жена меня разбаловала. Понятно, что накануне игр я ухожу в другую комнату и сплю там. Иначе никак! Но когда у тебя двое детей, полноценно отдыхаешь только на выезде (улыбается).

— Когда вы по-настоящему ощутили себя отцом?
— Сразу же! Я вообще очень люблю детей. Это такое удовольствие приходить домой и видеть сына с дочкой. Понятно, что с появлением второго ребёнка переключаешься на него. И порой ловишь себя на мысли, что старшему тоже нужно уделить время. Артёму 6 лет, и он хочет стать вратарём. На прошлый Новый год мы ему подарили ловушку и блин. Сейчас у него один интерес: «Папа, побросай мне!». К игровой приставке он практически не подходит.

— Детские тренеры часто винят родителей в завышенных ожиданиях. Только привели ребёнка в секцию, а уже думают о драфте, НХЛ и контрактах уровня Овечкина.
— Смотрю на это, и, честно говоря, мне не хочется, чтобы Артём с головой уходил в хоккей. Другие родители
Мы сами с опытной командой тренеров открыли детско-юношескую школу «Старт». Причём у нас работают специалисты как по хоккею, так и по фигурному катанию.
водят сыновей на две тренировки в день и требуют от них невозможного. У ребят детства-то толком нет. Жена порой тоже говорит: «У нашего сына катание не очень!». Я её успокаиваю, мол, он же всего полгода на коньках стоит. Неважно, что кто-то из сверстников сейчас лучше – через пять лет всё может измениться с точностью до наоборот. Хоккей непредсказуем.

— В ваше время иначе происходило?
— Мы были больше предоставлены сами себе. Я вставал в шесть утра. В половине седьмого тащился с баулом на остановку. Садился на автобус, а потом ещё «пилил» до секции минут 10. Перед тренировкой всей командой очищали скребками лёд от снега. Суровые условия закаляли. Наш год в «Тракторе» был сильнейшим, каждый год медали брали. Да и то на высшем уровне заиграли единицы.

— Кто считался звёздочками вашей команды и регулярно ездил в сборную?
— В основном я и вратарь Денис Худяков. Как сейчас помню поездки на поезде, домашнюю курочку и огромный вратарский баул Дениса, который с трудом влезал в купе. До московского вокзала добираешься, а дальше самостоятельно до базы «Динамо». Так вместе мы и дошли до юниорского чемпионата мира, где в финале проиграли канадцам в две шайбы. Хотя команда была приличная: Бабчук, Мирнов, Жердев. Коля на льду «божил» как суперзвезда. И дальше такие вещи в НХЛ вытворял, что я глазам не верил. Три года назад мы с ним встретились в Череповце. К сожалению, он уже не показывал такого уровня, как в Северной Америке.
Александр Шинин с партнёрами по «Трактору»
Фото: photo.khl.ru

Александр Шинин с партнёрами по «Трактору»

Серовский беспредел, судьи, потолок зарплат


— В начале нулевых вы перебрались из Челябинска в Череповец, в мощнейшую по тем временам «Северсталь», и с ходу взяли серебро. Как состоялся трансфер?
— Сергею Михалёву предложили посмотреть молодого 18-летнего защитника из «Трактора», и он согласился. Состав тогда действительно был серьёзнейший. В раздевалке сидели люди вроде Андрея Сапожникова и других знаменитостей. Но ветераны нас как раз «подтаскивали». Помню наш первый разговор с Сапожниковым. Через две-три недели после сборов он меня спросил: «Эй, слышь, парень, ты что на меня всё время смотришь?». Я растерялся, начал отнекиваться. Тогда Андрюха дружелюбно поинтересовался: «Ты из Челябы? А чего молчал? Пойдём, будешь с нами заниматься!». Так он и стал мне дядькой-наставником. Общаемся с ним по сей день. Он для меня всё ещё ориентир, как на льду, так и в жизни.

— Из Череповца вас на год «ссылали» в «Мечел», где вы за сезон отдали 20 передач.
— Я играл с большими мастерами вроде Вадика Гловацкого, Андрея Сапожникова и Сергея Гомоляко. Зашёл в чужую зону, отдал им пас, а дальше они всё сами делали (улыбается).

— Много жести происходило в Высшей лиге середины 2000-х?
— Да, особенно в мрачных местах вроде Серова, где болельщики курили прямо на трибунах. Один раз там
Тогда Андрюха дружелюбно поинтересовался: «Ты из Челябы? А чего молчал? Пойдём, будешь с нами заниматься!»
нашему вратарю зарядили бутылкой в голову. Бывало, что и судьи откровенно душили. С развитием телевидения и Интернета в этом плане всё прозрачнее стало.

— Но даже сейчас в КХЛ порой происходят странные истории, вроде удалений в недавнем домашнем матче «Трактора» и «Сибири».
— Это психология. Если арбитр в первом периоде судит в одну сторону, то во второй двадцатиминутке вернёт долг. Просто чтобы уравнять ситуацию. Мне больше нравится, когда выдерживается одна линия. Ты сразу понимаешь расклад: так, сегодня надо действовать аккуратнее, потому что на скамейку сажают за любые зацепы, или наоборот судьи дают бороться, и можно играть пожёстче.

— На правах капитана часто разговариваете с судьями?
— Смысл? Две минуты они всё равно не отменят. А чем больше ты их дёргаешь, тем сильнее арбитры «греются» на тебя и команду. Посмотрите на НХЛ, разве там игроки ругаются с судьями? Нет! Принцип следующий: если ты выходишь на лёд – выгляди солидно. Мат со скамейки не красит хоккеистов, но иногда эмоции преобладают. Лучше лишний раз сконцентрироваться на своей работе, чем обращать внимание не судей.

— Какими качествами должен обладать идеальный капитан?
— Подавать во всём пример, объединять команду мыслью о победе, быть связующим звеном между коллективом, тренерским штабом, персоналом и руководством. Порой ребятам требуется сменить обстановку. Побыть с семьёй и получить иную эмоцию. Я как капитан прихожу с этой мыслью к Анвару Гатиятулину и его помощникам. Они идут навстречу, потому что между нами есть контакт.

В «Тракторе» сейчас действительно такая положительная атмосфера, единое сердцебиение. Когда мы попали в своего рода кризис, когда пошла серия неудач, Анвар Рафаилович сказал нам на собрании: «Ребята, если команда плохо играет, значит, мы делаем что-то не так. Мы проигрываем вместе и выигрываем тоже вместе!». Мне импонируют его слова. Бывает, что тренеры критикуют отдельных игроков в прессе. Читаешь о себе плохое и думаешь: «Ну, как мне после этого биться за тебя на льду?».
Александр Шинин
Фото: photo.khl.ru

Александр Шинин

>>> Самые яркие группы поддержки КХЛ. Восточная конференция

— Настоящим капитаном вы называли Андрея Коваленко, ныне главу профсоюза КХЛ. Вам не кажется, что работа его ведомства плохо вяжется с нашими реалиями. Всё-таки в России принято не выносить сор из избы.
У нас есть всё, чтобы добиться результата и попасть в восьмёрку. Достойное финансирование, замечательные болельщики, хорошие тренерский штаб, коллектив и руководство.
— Может, кому-то профсоюз и помог, но лично мне проще решать вопросы напрямую с руководством. Просто я человек неконфликтный. Зато у нас вроде как пенсия копится. Хотя с нашей экономикой сегодня она есть, а завтра нет (смеётся).

— Коваленко постоянно говорит о необходимости ввести жёсткий потолок зарплат для клубов.
— Пока есть гранды с большим финансированием, а есть бедные команды, где с трудом концы с концами сводят, ничего не выйдет. Хоть с луны об этом кричи. Ну, какой им потолок, если некоторые от пола оторваться не могут? (улыбается).

Операции, боль, самопожертвование


— У вас репутация самоотверженного мужчины. Инстинкт самосохранения на льду с самого детства исчез?
— Я таким стал со временем. Если в меня шайба летит – отвернуться не могу. Болячки надоели, но мне грех жаловаться. Хоккей – моя работа, за которую я получаю деньги.

— Когда вы оказывались на операционном столе, ни разу не думали завязать?
— Мне нравится мой мир. Я люблю приходить в раздевалку утром и видеть команду. Люблю налить чашечку кофе и поболтать с ребятами. Потом настроиться на игру или тренировку. Конечно, когда ты на полгода оказываешься вне спорта из-за порванных «крестов», как однажды произошло, – это психологически прибивает. Но, слава богу, мы живём в XXI веке и можем «ремонтировать» себя в зарубежных клиниках. Разрыв крестообразных связок уже не такая страшная травма. После восстановления я ради эксперимента вставал на прооперированную ногу. Баланс был идеальным! А потом встал на другую ногу и понял, что мне сложнее удерживать равновесие.

— Тренер «Автомобилиста» Андрей Разин называет симулянтов и «перестраховщиков» – девочками. А что вы думаете о хоккеистах, которые берегут себя на льду?
— Я не люблю навешивать оскорбительные ярлыки, но таких игроков не уважаю. Когда один парень пластается, ложится под шайбу, а ты в сторонку уезжаешь – это равносильно преступлению. В глазах команды, тренеров и болельщиков ты сразу портишь себе репутацию.

Знаете, в моей жизни был период, когда травмы замучили. Жена посоветовала сходить к психологу, чтобы сбросить негативный фон. На сеансе меня спросили: «Что вас больше всего заводит в работе?». Я задумался и пришёл к неожиданному выводу. Мне нравится самоотверженность. Блокируешь бросок, команда заводится, болельщики хлопают. Реальный кайф! Это история не про мазохизм, нет. Ты как будто совершаешь нечто важное, защищаешь свои ворота любой ценой.

— Вы были частью двух по-настоящему больших команд: «Северстали» Сергея Михалева и «Трактора» Валерия Белоусова. А какой потенциал у вашей нынешней команды?
— У нас есть всё, чтобы добиться результата и попасть в восьмёрку. Достойное финансирование, замечательные болельщики, хорошие тренерский штаб, коллектив и руководство. Нужно просто делать свою работу. Я не люблю загадывать, и поэтому Вовка Денисов считает меня суеверным. Но я на 300 процентов уверен, что в этом сезоне «Трактор» выступит достойно.
Александр Шинин в игровом эпизоде
Фото: photo.khl.ru

Александр Шинин в игровом эпизоде

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 26
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →