• Главные новости
  • Популярные
Текст: Константин Нуждёнов

Кочнев: я был готов к переезду в Россию

Голкипер "Спартака" Дмитрий Кочнев: о том, как он оказался в "Спартаке", и о травме, помешавшей с начала сезона занять место в рамке, - в первой части своего интервью "Чемпионат.ру".
21 ноября 2008, пятница. 21:52 Хоккей

В конце лета руководители, тренеры и болельщики «Спартака», узнав о том, что травма основного голкипера команды Дмитрия Кочнева, полученная им 28 августа во время игры с «Динамо» на Кубке мэра, оказалась серьёзной и вратарю потребуется операция, испытали шок. Кочнев обиднейшим образом, в послематчевой серии буллитов пытаясь рукой остановить скользящую в ворота после броска Чаянека шайбу, неудачно упал и повредил плечо.

Лечился голкипер в Германии, в «Спартак» вернулся лишь 11 ноября и уже на следующий день вышел на лёд, правда, в ворота пока не вставал. На выезд с командой по маршруту Новокузнецк — Новосибирск — Хабаровск Дмитрий не летал, продолжая готовиться в Сокольниках, где с ним и пообщался корреспондент «Чемпионат.ру». В первой части эксклюзивного интервью – о том, как Дмитрий Кочнев оказался в именитом столичном клубе, и о травме, помешавшей дебютировать в составе красно-белых в календарных матчах регулярного сезона. Вторую часть беседы с голкипером читайте здесь.

Корреспондент «Чемпионат.ру», ожидая Кочнева, присел на скамейку запасных, смотря на лёд ДС «Сокольники», где ещё совсем юные фигуристы изучали азы техники катания на коньках.

— Ого! Сколько детей! – искренне удивился Кочнев, выйдя из раздевалки. – Меня зовут Дмитрий, здравствуйте.

САМАЯ ТЯЖЁЛАЯ ТРАВМА В КАРЬЕРЕ

— В какие сроки планируете набрать форму?
— Я её и не терял. Кондиции у меня есть. Они в порядке. Через неделю после операции я уже крутил педали велосипеда. А в последние три недели тренировался в зале, бегал. Так что ноги работают. Так же, как и дыхалка.

— Лёд — совсем другое дело, не так ли?
— Конечно. Но и здесь, надеюсь, проблем не будет. Чтобы почувствовать себя на льду, мне достаточно одной-двух недель.

— Плечо, кстати, не беспокоит?
— Небольшие болевые ощущения пока остаются, врачи сказали, что они будут ещё месяца два. Но прогресс в восстановлении я ощущаю ежедневно. Чувствую себя очень хорошо, работаю по два раза в день с нашим тренером вратарей Сергеем Ивановичем (Голошумовым. — Прим. «Чемпионат.ру»).

— Процедуры продолжаются?
— Да. Трижды в неделю.

— Помните, что случилось в том эпизоде, когда получили травму?
— Был бросок, после которого шайба оказалась за мной. Я хотел её подобрать рукой и в этот момент неудачно упал. Понял сразу: случилось что-то серьёзное. Как и пять лет назад, когда повредил колено и не мог играть шесть недель.

— Травма плеча была самой серьёзной в вашей карьере?
— Да.

— Необходимость операции вам была объявлена после первого же обследования?
— В Москве один специалист сразу посоветовал делать операцию. Можно было обойтись и без неё, причём времени на восстановление ушло бы меньше. Но в таком случае был возможен риск повторного получения подобного повреждения – проблема с плечом вновь возникла бы с вероятностью в 50-60 процентов.

— Что почувствовали, узнав о том, что выбыли из строя надолго?
— Расстроился, конечно. Но мне 27 лет, и десять из них я профессионал. И понимаю, что травмы – часть спортивной жизни, пусть и неприятная. Случившееся уже не изменить. А значит, надо сосредоточиться на лечении.

— За «Спартаком» в Германии следили?
— Естественно. У моих родителей есть российское телевидение, смотрел пару матчей. Читал в Интернете khl.ru и «Чемпионат.ру», звонил ребятам, чаще всего Эдуарду Левандовскому, руководству. Болел, переживал, очень хотел помочь. По хоккею я сильно соскучился. Сейчас мы в середине таблицы. У нас в команде много новых игроков, плюс коллектив в «Спартаке» подобрался молодой. Жаль, но в команде ещё идут травмы. Надеюсь, мы будем прогрессировать с каждой игрой и к плей-офф подойдём в хорошей форме.

— Подметили, что оборона «Спартака» далека от совершенства? Команда слишком много пропускает.
— Заметил. Думаю, в сезоне изменить это будет нелегко. Как я понял, в игре акцент делается на атаке. Это, конечно, для вратаря не очень приятно. Но в любом случае лучше 5:4 выиграть, чем 1:2 проиграть. Самое главное – победа команды. Другие вещи – потом. Но над игрой в обороне нам, конечно, нужно работать.

— Вашего возвращения в строй в «Спартаке» ждут все – от руководителей до болельщиков. Вы после обмена Лобанова и расставания с Прусеком – безоговорочный первый номер команды.
— Стать основным голкипером «Спартака» было моей целью с того момента, как только я заключил с клубом контракт. В этом ничего нового для меня, кстати, нет, ведь последние семь лет я был первым номером, играя в сезоне в процентах 80 матчей.

«СПАРТАК» — ВЕЛИКИЙ КЛУБ!

— Как оказались в «Спартаке»?
— Первые контакты с Россией на предмет моего перехода в какую-либо команду страны появились после чемпионата мира 2007 года. Тогда в Москве и Мытищах сборная Германии выступила неплохо в целом, а в частности я – против канадцев (2:3. — Прим. «Чемпионат.ру») и чехов, у них мы выиграли 2:0. Именно тогда и у меня самого появился интерес к возможному переходу в российскую лигу. У меня был двухлетний контракт с «Нюрнбергом», и на меня там рассчитывали как на немца, в Германии ведь есть лимит на легионеров. Да и найти за два-три месяца другого вратаря очень тяжело. Поэтому договориться о моём переходе тогда было нелегко, и я, кстати, совсем не жалею, что ещё год провёл в Германии. Контакты со «Спартаком» начались где-то в январе-феврале 2008-го. Мне позвонили и сказали, что этот клуб проявляет большой интерес к моей персоне. Моему переходу мог помешать действующий контракт с «Нюрнбергом», но, когда закончился сезон, «Спартак» договорился с моим клубом, и меня отпустили.

— До 2007 года не было желания попробовать свои силы в России?
— Нет, тогда уезжать из Германии я даже и не думал. Дело в том, что в Германии тоже очень сильная лига и уровень хоккея в ней высок. Кроме того, у меня тогда была цель, которая являлась главной, – попасть в сборную и закрепиться в ней, играть на чемпионатах мира. Чтобы этого добиться, мне нужно было постоянно находиться на глазах тренеров немецкой сборной.

— Чем привлекло предложение «Спартака» в 2008 году?
— К 2008 году я уже был готов к переезду в Россию. На чемпионате мира в Москве я своими глазами увидел город, организацию, стадионы. Уровень хоккея в стране постоянно рос и к моменту моего приезда достиг очень серьёзного масштаба. Организовалась новая лига, уровень которой очень сильный. Стали лучше зарплаты, а клубы выплачивают всё, что обещали. Многое в хоккейной России изменилось к лучшему за последние годы. На мой выбор играть в «Спартаке» также повлияло то, что это великий клуб. И к тому же он находится в Москве, где много возможностей. Допустим, если я лечу в Германию, то еду в аэропорт и через три часа я уже там.

— Тяжело было срываться с насиженного места?
— Я в любом случае когда-нибудь хотел поиграть где-нибудь за пределами Германии. А волновался при переезде несильно, ведь Россия — страна, которую я знаю, всё-таки 10 лет жил в соседнем Казахстане.

— Ожидания от «Спартака» оправдались?
— Я многого не ждал, потому что перед подписанием контракта я никогда не был на стадионе «Спартака», не знал парней, играющих в команде. И когда приехал в «Спартак», увидел организацию и всё остальное, мне понравилось. Впечатления от клуба исключительно положительные.

О том, как он пришёл в хоккей, о выступлениях в составе немецкой сборной и о жизни вратаря в Германии Дмитрий Кочнев рассказывает во второй части своего эксклюзивного интервью «Чемпионат.ру».

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
23 сентября 2017, суббота
22 сентября 2017, пятница
Партнерский контент