Контракт – это всё
Текст: Леонид Михайлов

Контракт – это всё

"Чемпионат.ру" сравнивает "забастовку" Сергея Зиновьева в "Ак Барсе" с прецедентом в НХЛ, и приходит к выводу, что в Америке Зиновьеву мало бы что светило...
24 ноября 2008, понедельник. 15:51. Хоккей
Случай с Сергеем Зиновьевым и казанским "Ак Барсом" – первый в недолгой истории КХЛ. И раз уж наша новообразованная лига во многом является калькой с Национальной хоккейной лиги, не худо было бы обратиться к имеющемуся заокеанскому опыту, уяснить, как там решали подобные споры.

Сразу стоит оговориться, что поведение Зиновьева, который, имея действующий контракт с клубом, по сути, отказался играть, вполне попадает под определение "забастовка". Но обычно в Северной Америке принято бастовать в состоянии "без контракта": то есть формально за клубом остаётся часть прав на игрока, но действующего соглашения нет, а в вопросах относительно подписания нового договора генеральный менеджер команды и хоккеист не могут найти согласия. И тогда игрок объявляет забастовку.

Подобная аналогия для случая с Зиновьевым никак не годится – у него действует контракт до 2012 года, и речи о подписании нового или недовольства условиями настоящего нет. А прецедент, когда бунт устроил игрок с действующим контрактом, был в НХЛ всего один - клуб был "Оттава", а звали этого хоккеиста Алексей Яшин.

...Руководство "Оттавы" и всей НХЛ прекрасно понимало, что если согласиться с требованиями Яшина (которого по-человечески можно было понять), то вслед за ним в очередь за "добавкой" встанут все, и контракты станут просто филькиной грамотой
Дело было около 10 лет назад, когда Яшин стал суперзвездой НХЛ в составе "Оттавы" – именно благодаря Алексею "сенаторы" набирали тогда немногочисленные для себя очки, а в 1997 году впервые попали в плей-офф.

Чуть позже Яшина выбрали капитаном "Оттавы", а в регулярном чемпионате-1998/99 он набрал рекордные для себя 94 (44+50) очка, стал вторым в голосовании за приз MVP сезона "Харт Трофи", попал во вторую сборную всех звёзд – словом, был игроком номер один в клубе. И вот после этого рекордного сезона Алексей торжественно отказался доиграть последний год действующего контракта. Вся штука была в том, что договор Яшина с небогатой "Оттавой" был очень скромным – всего 3,6 миллиона долларов за сезон, в то время как имеющие такую же (или худшую) статистику Стив Айзерман и Джо Сакик получали по 6-7 миллионов.

Яшин через своего агента Марка Гандлера сначала потребовал повышения зарплаты, затем потребовал обмена, а после и вовсе пригрозил невыходом на лёд. Реакция "Сенаторз" была резкой: Яшина тут же лишили звания капитана, искать варианты обмена руководство клуба отказалось, а позже игрок был клубом дисквалифицирован. Алексей попытался перекантоваться в Швейцарии, но, поскольку трансферный договор между ИИХФ и НХЛ тогда был в силе, Яшину запретили играть за любой клуб, кроме "Оттавы", до разрешения спора.

Таким образом, Алексей потерял целый год, не играя нигде, а лишь тренируясь у Владимира Юрзинова-старшего, а на следующий сезон вернулся в "Оттаву", где был вынужден отработать пресловутый год контракта на старых условиях. Конечно, Яшина можно понять: боссы канадского клуба были настроены к нему явно не лучшим образом. Здесь и явная протекция со стороны руководства "сенаторов" по отношению к франко-канадцу Александру Дэглу, которому дали контракт даже больше яшинского, и нашумевшая история с миллионным пожертвованием Яшина Национальному фонду искусств Канады, когда половину из этой суммы должны были получить родители Яшина за "консультационные услуги".

Бретт Халл: Уэйн, не вздумай переходить к нам. У нас работает этот дурак Кинэн!
Ясно одно: Яшин пытался создать прецедент, и ему в предельно жёсткой форме не дали этого сделать. Сработал главный и нерушимый постулат североамериканского спорта: контракт – это всё. Если есть контракт, то он гарантирован – ты своё получишь, даже если стал играть хуже школьника или переломал руки-ноги, никто не имеет права тебя отчислить или прекратить выплаты. Но раз уж поставил подпись на договоре, будь добр его отработать целиком и полностью и не чирикай. И руководство "Оттавы", и всей НХЛ прекрасно понимало, что если согласиться с требованиями Яшина (которого по-человечески можно было понять), то вслед за ним в очередь за "добавкой" встанут все, и контракты станут просто филькиной грамотой. Ну а то что для Алексея эта история стала началом конца его энхаэловской карьеры и испортила его отношения буквально со всеми (болельщиками, хоккеистами, прессой), это уже следствие.

Некоторую аналогию случая с Зиновьевым можно увидеть и в том, что случилось с Дарюсом Каспарайтисом пару лет назад. Защитник прибыл в тренировочный лагерь "Рейнджерс" абсолютно неготовым и растренированным. После начала регулярного сезона Дарюса, имеющего весьма неплохой односторонний контракт, дважды посылали в фарм-клуб для набора физических кондиций, но Каспер даже в фарме не блеснул, а затем и вовсе перестал выходить на лёд (у игрока, переживавшего развод в семье, были большие психологические проблемы). Никаких скандалов в этом случае между Каспарайтисом и "Рейнджерс" не происходило, всё решилось мирно: выплаты хоккеисту были остановлены, а когда Дарюс снова попытался вернуть себе место в составе, было поздно – защитники "Рейнджерам" уже не требовались.

В третьей игре серии первого раунда плей-офф-97 против "Оттавы", когда Гашек, заявив, что у него растяжение связок колена, потребовал замену. Многие полагали, что вратарь симулирует повреждение, "сплавляя" неугодного тренера Тэда Нолана. В прессе начались скандалы, в результате которых Гашек избил журналиста "Баффало Ньюс" Джима Келли и получил трёхматчевую дисквалификацию
Конфликты же капризного звёздного игрока и жёсткого тренера в НХЛ – вещь совершенно обычная. Причём, как правило, исход этих противостояний предрешён заранее: своенравный игрок остаётся в клубе, а упёртого наставника увольняют, так как он и сам по себе в силу должности постоянно находится в "опасной зоне", и контракт у тренера куда как меньше.

Наиболее ярким случаем в истории считается противостояние знаменитого Бретта Халла и не менее знаменитого Майка Кинэна в "Сент-Луисе", когда Золотой Бретт, лучший бомбардир и снайпер "Блюз", на дух не переносил Железного Майка, публично называя его идиотом. При этом Кинэн продолжал ставить его в состав, а Халл продолжал набирать массу очков.

"Уэйн, не вздумай переходить к нам. У нас работает этот дурак Кинэн!" - говорил Халл Уэйну Гретцки, когда Великий в конце сезона-1995/96 раздумывал над вариантами продолжения карьеры. В итоге Гретцки в "Сент-Луис" всё же перешёл, Кинэн в середине следующего сезона был уволен, а Халл через пару лет оказался в "Далласе", где завоевал Кубок Стэнли.

Хорошо знакомый теперь нам всем Яромир Ягр также отметился "увольнением" тренера: в "Питтсбурге" случился конфликт Ягра и его соотечественника, главного тренера Ивана Глинки, и всё закончилось в пользу игрока. Знаменитый Доминик Гашек тоже был замешан в подобных делах: в конце 90-х в "Баффало" пришёл главный тренер Тэд Нолан, которого Доминатор сразу невзлюбил. Апогеем противостояния игрока и тренера стала третья игра серии первого раунда плей-офф-97 против "Оттавы", когда Гашек, заявив, что у него растяжение связок колена, потребовал замену. Многие журналисты и одноклубники полагали, что вратарь симулирует повреждение, "сплавляя" неугодного наставника. В прессе начались скандалы, в результате которых Гашек избил журналиста "Баффало Ньюс" Джима Келли и получил трёхматчевую дисквалификацию. Так или иначе, но после длительной войны Доминатор остался в клубе, а Нолан вынужден был уйти.

Таким образом, если мерить ситуацию с "Ак Барсом" и Зиновьевым заокеанскими мерками, то хоккеисту мало бы что светило. Забивай, отдавай передачи, будь лидером – и ради тебя уволят любого тренера. Но отсутствие желания играть или, чего хуже, открытый бунт с саботированием своих обязанностей – это худший из грехов заокеанского профессионального спорта.
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
20 января 2017, пятница
19 января 2017, четверг
Будете ли вы смотреть Матч звёзд КХЛ-2017?
Архив →