Гренье: надо быть хорошим парнем...
Текст: Игорь Жуков

Гренье: надо быть хорошим парнем...

"Тафгай" "Трактора" подводит итог своим трём месяцам в России, остаётся "хорошим парнем", не хочет раздувать свою "историю" с Саймоном и ждёт угощения чёрной икрой
14 декабря 2008, воскресенье. 13:35. Хоккей

«Тафгай» «Трактора» 28-летний канадский защитник Мартен Гренье подводит итог своим трём месяцам в России, остаётся «хорошим парнем», не хочет раздувать свою «историю» с Крисом Саймоном и ждёт угощения чёрной икрой.

И немного удивляет своей «миролюбивостью», расходящейся с реноме, которое сопровождает его. Впрочем, этому у Гренье есть объяснение – как и всему остальному, что происходит с ним в России.

— Когда я только приехал в Россию, я ещё не знал всех тонкостей правил. Не знал, что тафгаям грозят дисквалификации после боёв. Да и вообще, из нас с Крисом раздули уж слишком большую историю. В реальности дела обстоят несколько иначе. Мы играем в хоккей…

— Клубный тренер «Трактора» по физподготовке утверждает, что вы равнодушны к тренировкам со штангой и грушей и вообще к боксу. Как так?
— Лишь отчасти. Я боксировал в молодости, это очень жёсткий спорт. Вообще я, конечно, могу провести пять-шесть часов в зале, отрабатывая удары на груше. Но когда выходишь на лёд – это совсем другое дело. Меня часто спрашивают, почему я в России практически не дерусь…

— Так почему, Мартен? В одном из своих первых интервью в России вы пообещали устроить войну с Крисом Саймоном из «Витязя», а в итоге в первом матче вы вообще не подрались, и только во втором – немного...
— Таковы правила лиги, вот почему! Когда я только приехал в Россию, ещё не знал всех тонкостей правил. Не знал, что тафгаям грозят дисквалификации после боёв. Да и вообще, из нас с Крисом раздули уж слишком большую историю. В реальности дела обстоят несколько иначе. Мы играем в хоккей.

— В этом-то и неожиданность, что играете. Реноме-то ещё до приезда у вас было совсем другим. Насколько это неожиданно для вас самих – то, что здесь по большому счёту «танцевать» с бойцами других клубов не нужно?
— Себе самому я нисколько не удивлён. Всегда знал, что умею играть в хоккей. И мне все происходящее нравится! Я получаю много игрового времени, выхожу на лёд, в том числе и в овертаймах. Главное, что наших игроков не трогают. А вот если возникают «вопросы», мне приходится вмешиваться.

— Но бойцов НХЛ и АХЛ вы регулярно по Интернету смотрите. Для чего? Из любопытства?
— Потому что это часть моей работы. Большинство этих бойцов мне хорошо известны – у меня с ними были «встречи». И я смотрю, подмечаю детали, которые могут пригодиться в дальнейшем. Я должен всегда оставаться в форме, знать, как дерутся там, на родине.

— Когда я играл в низших лигах, тренер сказал мне: «Ничего не стоит быть хорошим парнем». Хорошая мысль, не находите? Я просто не считаю себя лучше людей, которые меня окружают, не считаю, что я какой-то особенный…

— Ещё тренер говорит, что вы можете приседать со штангой в 180-200 килограммов, а выжимать не менее 120-и…
— Такой я здоровый парень(улыбается). Я люблю работать со штангой. Цель этого – поддерживать свой вес, поддерживать в тонусе организм, чтобы как можно лучше играть в хоккей.

— После трёх месяцев в России вы выглядите самым адаптированным легионером «Трактора». По крайней мере и Пьер Дажене, и Андре Лакош кажутся более замкнутыми...
— Когда я играл в низших лигах, тренер сказал мне: «Ничего не стоит быть хорошим парнем». Хорошая мысль, не находите? (улыбается) Я просто не считаю себя лучше людей, которые меня окружают, не считаю, что я какой-то особенный.

— Каковы ваши самые яркие впечатления о России и Челябинске?
— Впечатления? Яркие – от путешествий по стране, конечно. Вот мы были в Москве. Большой город, все о нём только и говорят. А я родился в городке, который не только меньше Москвы, но и меньше Челябинска.

— Расскажете?
— Это Лаваль, город в 15 минутах езды от Монреаля. Сейчас я, правда, живу в Сен-Жероме, который тоже неподалёку. Но в Монреаль я ездить не люблю – из-за пробок… Конечно, дома всё по-другому. Но я могу сказать только самые теплые слова о России и о Челябинске. Мне всё здесь нравится.

— А перелёт в Хабаровск?
— О, да, это нечто! (улыбается.) Далековато. Я вообще-то не люблю самолёты. Когда мы прилетели в Хабаровск, были сильно уставшими, но как только вышли на лёд – обо всем, кроме игры, забыли. Тот матч мы выиграли. Кроме того, успели посмотреть город – мне лично он понравился. А ещё мои партнеры набрали [красной] икры. Тогда я ещё не знал, что это такое. Но в этом и прелесть – всегда узнаёшь что-то новое. А так я рад, что нам больше не придется туда лететь (смеётся.).

— Я не хочу сказать ничего плохого про русскую еду… Подход к кухне в наших странах разный. Здесь еда более здоровая, чем у нас — американского типа, с жареной картошкой фри, гамбургерами. С тех пор как я в России, я вот так просто сбросил достаточно килограммов, и мне это нравится.

— Икру вы так и не попробовали?
— Наш кипер Сергей Мыльников рассказал мне, что есть ещё и чёрная икра, и она дороже, чем красная. Обещал угостить, но что-то не спешит пока с этим.

— Что вы рассказываете в интервью северо-американским СМИ о себе в России и в «Тракторе»?
— Никто пока не связывался со мной. Но если мне позвонят, я скажу только самые хорошие слова о городе и о команде.

— А что говорят ваши друзья в Канаде и ваша семья обо всём этом?
— Вначале родители волновались. А вот у друзей был большой интерес. Я пообещал им всё рассказать, когда приеду домой следующим летом. Сейчас семья видит, что у меня всё хорошо, и они спокойны.

— Чего канадского тебе больше всего не хватает здесь?
— Еды! (смеётся.) Канадская и русская кухня очень отличаются. Я не хочу сказать ничего плохого про русскую еду – на базе, когда мы туда заезжаем перед играми, нас кормят очень вкусно. Просто подход к кухне в наших странах разный. Здесь еда более здоровая, чем у нас — американского типа, с жареной картошкой фри, гамбургерами. С тех пор как я в России, я вот так просто сбросил достаточно килограммов, и мне это нравится.

— Кого из канадцев, выступающих в КХЛ, вы знаете?
— По большому счету – никого. Когда мы играли с Ригой, там был один игрок, которого я немного знаю. Но он мне не понравился и я не стал с ним разговаривать.

— Разница в размерах площадок. Привыкли уже?
— Я думал, что будет труднее. А сейчас уже и не чувствую разницы. Я уже думаю, как буду обратно привыкать (смеётся).

— Если бы «Трактор» играл в НХЛ, то… Как думаете?
— Не знаю. В НХЛ другая система организации игры. Хотя недавно вот Магнитогорск играл с «Рейнджерс» и выглядел неплохо, да?

— А как в итоге сыграет «Трактор» в КХЛ, Мартен?
— Наш бюджет не такой большой, зато команда с характером. Главная цель – выйти в плей-офф. Неплохо было бы там «зацепить» одну из «больших команд». Это было бы отлично и для Челябинска, и для КХЛ. Сенсации — это ведь хорошо, правильно?

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
26 июля 2017, среда
25 июля 2017, вторник
Партнерский контент