Воробьёв: мне не стыдно ни за что...
Текст: Алексей Цветков

Воробьёв: мне не стыдно ни за что...

Свой 60-й, юбилейный, день рождения заслуженный тренер России и заслуженный тренер Латвии Пётр Ильич Воробьёв встретит на хоккее...
27 января 2009, вторник. 15:15. Хоккей
Свой 60-й, юбилейный, день рождения заслуженный тренер России и заслуженный тренер Латвии Пётр Ильич Воробьёв встретит в ставшем для него родным Тольятти. В этот день его «Лада» сыграет с «Сибирью», и Пётр Ильич, как обычно, займёт место на тренерском мостике своей команды. В нынешнем российском хоккее Пётр Ильич — один из самых возрастных специалистов, который, тем не менее, без работы больше трёх месяцев не сидит.

ВОРОБЬЁВ Пётр Ильич
Заслуженный тренер России, заслуженный тренер Латвии, мастер спорта
Родился 28 января 1949 года в Москве.
Женат. Двое сыновей: Илья и Алексей.

Серебряный призёр Олимпиады (1998 – Нагано, Япония)
Чемпион МХЛ (1993 — «Динамо» Москва), чемпион России (1997 — «Торпедо» Ярославль), серебряный призёр чемпионата России (2005 — «Лада» Тольятти), 4-кратный бронзовый призёр (1998, 1999 — «Торпедо» Ярославль, 2003, 2004 – «Лада» Тольятти)
2-кратный серебряный (1998, 2000) и бронзовый призёр (1997) молодёжного чемпионата мира
2-кратный серебряный призёр Кубка европейских чемпионов (1991, 1993 — «Динамо» Москва), обладатель Континентального кубка (2006 – «Лада» Тольятти)
Игрок: воспитанник «Динамо» Москва, выступал за «Динамо» Киев (1967-68), «Динамо» Рига (1968-79), вторую сборную СССР
Тренер: главный тренер «Латвияс Берзс» (1980-82), второй тренер «Динамо» Рига (1982-90), второй тренер «Динамо» Москва (1990-92), главный тренер «Динамо» Москва (1992-93), главный тренер «Франкфурт Лайонз», Германия (1993-96), главный тренер «Торпедо»/«Локомотив» Ярославль (1997-2000), главный тренер «Лада» Тольятти (2001-2006), главный тренер «Химик» Моск. обл (2006-07), главный тренер «Торпедо» Н. Новгород (2007-08), главный тренер «Лада» — с 2008 по настоящее время.
Награждён орденом Дружбы (1996).
Тренерский путь Воробьёва столь долог и богат на события и достижения, что, право слово, об этом не статьи – книги нужно писать. Одним томом, если по уму, не обойдёшься. «Чемпионат.ру» же скромно поздравил наставника с 60-летием накануне даты, а Пётр Ильич не отказался ответить на вопросы нашего корреспондента.

— Подарков дорогих ждёте?
— Я человек такой, знаете, что дорогие подарки мне могут преподнести лишь близкие мне люди. Супруга, вместе с который уже столько лет вместе. И дети. Старший сын, играющий в Германии, и младший, у которого никак не получается стать пока игроком «Лады».

— Где и как планируете отметить 60-летие? В этот день у вас матч с «Сибирью».
— Вы правы (усмехается), сам день рождения отмечать мне будет некогда. В разгаре чемпионат, а «Лада» сейчас решает задачу попадания в плей-офф. А вот в паузе, числа 7-го, обязательно выберемся в ресторан. Посидим с друзьями, вспомним прошлое. Помечтаем о будущем.

— Какой лучший подарок для вас могут преподнести хоккеисты «Лады» — понятно...
— Да. Выложиться в оставшихся матчах до конца и выйти в плей-офф. Это будет для меня самым нужным подарком сейчас.

— Вам исполняется 60, Пётр Ильич. Не обидитесь, если спросим вас о...
— Да вы спрашивайте, спрашивайте.

— Нынешняя «Лада» — последний тренерский проект в карьере Петра Ильича Воробьёва?
— Не берусь этого сказать. Поживём — увидим. Мне в любом случае очень интересен нынешний проект, связанный с тольяттинским клубом. В команде много молодых мальчишек, которым пора давать дорогу в большой хоккей. И я сам пока «завязывать» вовсе не собираюсь.

— От кого-то из игроков вашей нынешней и прошлых команд ждёте отдельных поздравлений?
— Наверняка многие ребята будут звонить-поздравлять. Я, знаете, как-то совсем не тщеславен в этом отношении. Но всегда приятно встретиться с теми, кому когда-то открыл дорогу в большой хоккей. Поговорить с кем-то, с кем просто работал в одной команде. До сих пор с теплотой вспоминаю олимпийскую сборную в Нагано, где мы с Билялетдиновым были помощниками у Владимира Владимировича Юрзинова. Великолепная была команда, с которой стали вторыми. А если бы не Гашек в финале, то должны были брать золотые медали.

— Получается этакое возвращение в прошлое, Пётр Ильич?
— Не живу вчерашним днем. А если и вспоминаю какие-то моменты из прошлых дней, то стараюсь их просто анализировать. Не более того.

— В той олимпийской команде Юрзинова вы с Билялетдиновым отвечали каждый за две пятёрки, так ведь?
— Совершенно верно. У меня было два состава, и у Сашки [Билялетдинова] две пятёрки.

— Мне не стыдно ни за что, ни за один из прожитых сезонов. Считаю, что всегда работал не только на результат, но и на перспективу. Ни один город, ни один из клубов, в которых я работал, не может сказать, что я не оставил после себя перспективу… Не всё всегда получалось. Но своё дело я делал.
— А почему — у Сашки?
— Так Зинэтулу Хайдяровича звали в годы его игроцкой молодости. И мы работали с этими пятёрками, проводили тактические установки, давали задания каждому игроку на каждый следующий матч.

— А Юрзинов, получается, осуществлял общее руководство?
— Да, Владимир Владимирович был этаким генеральным менеджером и главным тренером в одном лице.

— Про лидера той команды Павла Буре сейчас мало что слышно.
— Видел я его как-то летом на отдыхе. Обнялись при встрече, пообщались тепло так, душевно. У Паши свои дела. От большого хоккея он пока отошёл. Но за тем, как идут дела у всех знакомых, он следит. При встрече спросил меня, где я буду работать дальше. А я к тому моменту ещё не подписал контракт с «Ладой». То есть он в курсе был всех дел. И Пашка очень был удивлён тому, что я без работы.

— Со звёздами, с большими игроками работать тяжело? Вот про вас говорят, что вам лучше работать с молодыми.
— Нет. Работать со звёздами не тяжело. Надо просто понимать, что каждый великий игрок — это всегда неординарный человек. И важно найти с таким хоккеистом общий язык. Ведь надо же понимать, что без великих мастеров серьёзных результатов ни одна команда добиться не сможет.

— Александр Сёмин, нынешняя звезда «Вашингтона», может стать великим мастером?
— Он уже сейчас большой игрок. А будет ещё больше и лучше. Сейчас в «Вашингтоне» в тройке с ним и с Сашкой Овечкиным играет мудрый центральный нападающий Серёга Федоров. Знаю его очень давно и убеждён, что для «Вашингтона» — это настоящая находка. Таких, как он, игроков – во всём мире всего ничего.

— Тройка Овечкин — Фёдоров — Семин не только блестяще играет за «Вашингтон», но и в российской сборной на чемпионате мира в Квебеке была на ведущих ролях.
— О чём я и толкую. Все вышеперечисленные вами игроки — личности. Но они живут не своими интересами, а интересами команды. Кто знает, как бы сложилась судьба сборной Быкова на последнем чемпионате мира, если бы Сёмин затаил обиду за отчисление с первенства мира в 2007-м в Москве, помните?

— Любимчиков у меня никогда не было. Были лишь игроки, к которым относился с симпатией… Фамилии могу перечислять очень и очень долго… Я могу только подсказать и дать шанс. Как давал его Сёмину, всем остальным ребятам. А дальше всё зависит от ребят, от их желания стать большими игроками.
— А вы что думаете по этому поводу?
— Опоздал-то всего на несколько часов, а Быков от него сразу взял и отказался. Такая же ситуация и в отношении Овечкина — Сашку в Москве отправили в четвёртое звено. Он выходил в большинстве на месте защитника. Получилось, что его сильные стороны не использовались вовсе. Но Санька — игрок команды, и он про всё забыл и вместе с ребятами выиграл чемпионат мира в Квебеке.

— Пётр Ильич, известен факт, когда вы не смогли справиться с молодыми и талантливыми Свитовым и Ковальчуком. На молодёжном чемпионате мира в Москве в 2001 году.
(Усмехается.) Был такой момент в моей тренерской биографии. Был. Но все вопросы о провале на том чемпионате мира в Москве адресуйте к руководству ярославского на тот момент уже «Локомотива».

— Почему?
— Потому что несколько лет Ярославль стабильно занимал места на пьедестале почёта, а руководству клуба было нужно одно лишь золото. Меня и сняли с работы за несколько недель до чемпионата мира в Москве. Подорвав тем самым мои позиции в кругу ребят, которые были у меня в команде. Естественно, что это и сказалось на результате. До сих пор вспоминаю тот проигранный четвертьфинал со шведами. Когда вместо того чтобы играть, мои лидеры, Ковальчук и Свитов, устроили разбирательства с игроками соперника.

— Случается такое, что хоккеист, поработавший под вашим руководством, после завершения карьеры начинает критиковать ваши методы работы?
(Смеётся.) Случается.

— Что можете ответить?
— Я пример приведу из нынешней жизни. Андрюха Коваленко играл у меня в сборных, и знакомы мы с ним уже два десятка лет. Так вот, став руководителем профсоюза игроков, он всячески мешает мне работать (смеётся). Говорит о том, что нужно давать игрокам больше времени на отдых. А я считаю иначе. Если хоккеист отдыхает больше, чем работает, то и проку с такого игрока будет совсем немного. Вот два мнения. Одно – игрока. Другое – тренера.

— Оглядываясь назад, можно сказать о том, что, случись возможность ещё раз начать тренерскую карьеру сначала, построили бы её именно так, как сейчас? Понимаем, что это банальный вопрос. Но всё-таки, Пётр Ильич?
— Мне не стыдно ни за что, ни за один из прожитых сезонов. Считаю, что всегда работал не только на результат, но и на перспективу. Ни один город, ни один из клубов, в которых я работал, не может сказать, что я не оставил после себя перспективу. В Ярославле, Тольятти, московском «Динамо», да даже в Нижнем Новгороде, в котором я отработал чуть более двух месяцев, в команде появлялись перспективные молодые игроки. Не всё всегда получалось. Но своё дело я делал.

— Кто из игроков был или остаётся самым любимым для тренера Воробьёва?
— Любимчиков у меня никогда не было. Были лишь игроки, к которым относился с симпатией.

— Кто, например?
— Таких ребят было много. И покойничек Рома Ляшенко, которому стать большим игроком помешала только гибель. И те же тольяттинцы Воробьёв, Кондратьев, Семёнов, Сёмин, Крысанов, Бумагин. Фамилии могу перечислять ещё очень и очень долго.

— В российском хоккее бытует мнение, что и самого корявого игрока вы, Пётр Ильич, научите играть в свой хоккей.
— Корявого? (Улыбается.) Я могу только подсказать и дать шанс. Как давал его Сёмину, всем остальным ребятам. А дальше всё зависит от ребят, от их желания стать большими игроками.

— На самом пороге 60-летия не могу не спросить вас о собственных мемуарах. Сергей Михайлович Михалёв вот книжку написал. А вы?
— В голове они пишутся. Сейчас есть мысль с одним человеком написать книгу о своей работе в большом хоккее. Получится или нет, не знаю. Но мысль такая у меня есть. Мне есть что вспомнить. И много что рассказать.
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
28 марта 2017, вторник
27 марта 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, по вашему мнению, должен стать новым главным тренером ЦСКА?
Архив →