Все новости

Перро: я был такой злой! Такой злой!

Дисквалифицированный КХЛ на четыре матча тафгай "Витязя" тренируется и ждёт возвращения на лёд, винит себя и свои нервы и не скупится на похвалы России и нашему хоккею...
Хоккей

Канадский тафгай подмосковного «Витязя» Натан Перро за драку в матче с «Динамо» — за то, что, уже будучи удалённым, он вернулся на площадку и продолжил выяснение отношений, — был дисквалифицирован КХЛ на четыре игры. Но отнюдь не был наказан своим клубом. Тренеры «Витязя» заявили, что нервная обстановка вокруг игры объясняет действия Перро, а поэтому руководство команды не стало налагать дополнительные штрафы на своего игрока.

Сам Перро сейчас тренируется с первой командой, ждёт окончания дисквалификации и всю вину за случившееся берёт на себя. По поводу того «человека в кепке», кстати, который (якобы?) его «послал в бой» второй раз, Перро только пожимает плечами: «Какой человек? Я сам принял это решение. Знаете, иногда люди делают ошибки, что поделать. Моя команда проигрывала, и я очень хотел ей помочь. Словом, нервы».

Я всё равно считаю, что КХЛ очень сильная лига. «Металлург» проиграл «Цюриху» только один матч, ну – почти два, но это ни о чём не говорит по большому счету. Я лично считаю, что в России очень сильный хоккей. Вторая лига в мире — это факт… В любом случае, мне тут очень интересно.

Об этом, о тяжёлом сезоне своей команды, о судействе в КХЛ и своей симпатии к России – в эксклюзивном интервью нападающего «Чемпионат.ру».

— Как вы сами, Натан, относитесь к тому, что КХЛ дисквалифицировала вас на четыре матча за тот эпизод в матче с «Динамо»?
— Это не моё решение, а ответственных лиц из КХЛ. Какой смысл обсуждать сейчас справедливость этого решения. Мы должны его принять и уважать.

— Но вообще, вы считаете, что поступили верно? Выскочив на лёд уже после того, как арбитр вас удалил? Почему вы так поступили?
(вздыхает) Теперь я не думаю, что это был верный шаг. Но я был такой злой! Такой злой!

— Я разговаривала с тренером вашей команды Александром Харламовым. Он заявил, что клуб понимает ваши действия и списывает их на нервную ситуацию в матче на тот момент. Поэтому никаких дисциплинарных наказаний на вас не наложит. А у вас был какой-то разговор с тренерами или руководством команды по этому поводу?
— Нет, никакого такого разговора не было. Мне просто сказали, что я дисквалифицирован на четыре игры. Но я же просто старался помочь своим партнёрам по команде. Такие вещи иногда происходят на льду. Так что все отнеслись с пониманием. Никто никого ни в чём не обвиняет.

— Сейчас вы тренируетесь с основной командой или...?
— Да. Я работаю с «Витязем» каждый день. Хожу в тренажёрный зал. Готовлю себя к играм, в которых смогу принять участие. Приходится стараться, потому что я очень хочу вернуться на лёд. У меня сейчас получается немаленький перерыв в игре, и мне надо быть уверенным, что я буду готов выйти на лёд, когда дисквалификация закончится. Знаете, у меня в карьере были такие моменты, когда я вынужден был оставаться без игровой практики. Поэтому я уже имею опыт самостоятельной подготовки к матчам. Думаю, что и на этот раз будет всё нормально. Обидно, конечно. Но что тут поделаешь.

… В Канаде мы играем в более силовой хоккей. Даже по-настоящему талантливые и техничные игроки не избегают силовых приёмов… Здесь, в России, это встречается намного реже. Чаще технари физические приёмы не применяют. Понимаете, о чём я? Действительно, на международных соревнованиях это может стать проблемой, потому что там арбитры, как правило, работают в более североамериканской манере.

— Вы в свободное время ведь любите боксировать?
— Да, это так. В начале сезона, когда мне пришлось вернуться домой в Нью-Джерси, я там занимался в зале. В том числе боксом. Несколько месяцев. До тех пор, пока не позвонил мой агент и сказал, что «Витязь» хочет меня вернуть, потому что Дарси [Веро] травмирован и ему надо лечиться. А руководство клуба хочет видеть меня в команде. Поэтому я стал ещё более усиленно тренироваться, чтобы приехать сюда и быть готовым, если понадобится, постоять за своих партнёров по команде. Так что, когда завершится чемпионат, я вернусь в Нью-Джерси и снова приступлю к тренировкам по боксу.

— У вас есть персональный тренер по боксу?
— Да, есть. Моего тренера зовут Джо Грир. Он тренировал чемпиона мира в среднем весе среди юниоров, между прочим. Так что он оказывает мне профессиональную помощь в боевой подготовке.

— Каковы ваши впечатления от КХЛ? Тот факт, что России не удалось выиграть хоккейную Лигу чемпионов, сильно повлиял на имидж КХЛ за границей?
— А что, вы проиграли?! Вау!

— А вы не знали?!
(Смеётся.) Шучу. Я смотрел финал. Я, кстати, хорошо знаю швейцарский хоккей, потому что пару лет назад играл матчи плей-офф в составе «Берна».

— И что думаете? «Цюрих» действительно сильнее «Магнитки»?
— Я всё равно считаю, что КХЛ очень сильная лига. «Металлург» проиграл «Цюриху» только один матч, ну – почти два, но это ни о чём не говорит по большому счёту. Я лично считаю, что в России очень сильный хоккей. Вторая лига в мире — это факт. К тому же, я вижу хорошие перспективы этой лиги, особенно если она будет развиваться дальше. Если тут действительно появятся новые клубы, а те, которые уже играют, будут развиваться и совершенствоваться. В любом случае, мне тут очень интересно.

… Мне нравится тут играть. Отличный хоккей, прекрасные партнёры. Мне очень нравятся ребята, с которыми мы вместе играем в команде. В России, конечно, иная культура, но мне очень понравилось тут. Другая страна, другая часть света — я действительно получаю удовольствие от жизни в России.

— Наверное, вам есть что сказать о судействе в нашем чемпионате? Ещё раз вернусь к интервью с Александром Харламовым. Он выразил уверенность в том, что работа наших арбитров пока отличается от работы судей на международном уровне.
— Да, это самая настоящая правда. Разница серьёзная. Например, в Канаде мы играем в более силовой хоккей. Даже по-настоящему талантливые и техничные игроки не избегают силовых приёмов и готовы биться. Здесь, в России, это встречается намного реже. Чаще технари физические приёмы не применяют. Понимаете, о чём я? Действительно, на международных соревнованиях это может стать проблемой, потому что там арбитры, как правило, работают в более североамериканской манере. Они позволяют на льду больше борьбы. С другой стороны, обратите внимание, американские и канадские команды иногда позволяют себе даже больше, чем судьи готовы простить, поэтому частенько получают удаления. Но всё равно мне такой хоккей нравится. Я, когда в Канаде был последний раз, посещал матчи молодёжного чемпионата мира в Оттаве. Матч между сборными России и Канады [в полуфинале, когда канадцы сравняли счёт за пять секунд до конца третьего периода и выиграли потом, и вышли в финал, и стали чемпионами мира] был одним из самых интересных, что мне доводилось видеть в жизни!

— Вы были на этом полуфинале?
— Да. И на финале был, когда канадцы обыграли шведов. Всё-таки полуфинал был более интересным. Мне интересны оба стиля игры.

— Вы наверняка разочарованы теми результатами, что показывает «Витязь». Конечно, тот факт, что клуб не попадает в плей-офф, не сенсация. Но наверняка в Россию вы ехали с надеждами добиться чего-то большего.
— Да. Знаете, этот сезон складывается непросто лично для меня: потеря паспорта, травмы. А как команда мы прошли через многие разочарования в этом году: не самое удачное выступление, тренерская отставка, смерть Черепанова на льду… Это самое страшное, что вообще может произойти в жизни. Это очень сложный сезон. В другой ситуации мы, может, и претендовали бы на место в плей-офф, но не сейчас. Впрочем, мы делаем работу на будущее. Уже создаём определённый задел для работы в следующем сезоне. Конечно, как и любой профессионал, я стремлюсь побеждать. Но, с другой стороны, как любой профессионал, я должен продолжать работать в любой ситуации. Вне зависимости от текущего результата.

— У вас контракт до конца сезона?
— Совершенно верно. И я знаю, какой будет ваш следующий вопрос (улыбается).

— У вас есть предложение о продлении контракта?
— Нет, пока у меня нет такого предложения. Думаю, мой агент будет над этим работать. Тем более что мне нравится тут играть. Отличный хоккей, прекрасные партнёры. Мне очень нравятся ребята, с которыми мы вместе играем в команде. В России, конечно, иная культура, но мне очень понравилось тут. Другая страна, другая часть света — я действительно получаю удовольствие от жизни в России.

— Вы же до того, как приехать в Россию, только в Северной Америке жили? Ну, в Швейцарии немного...
— Да, я играл за «Берн» в плей-офф три года назад. Для меня это был первый опыт игры в Европе.

— И всё же: что вам так понравилось в России? Большинство легионеров только и говорят, что о пробках на дорогах.
— Да уж, дорожное движение тут совсем иное. И, кстати, система дорог для меня новая. У вас тут нет главных дорог. В прошлом году мы с чешскими игроками ездили, а в этом я реально боюсь водить. Предпочитаю на такси (смеётся). Так спокойнее, меньше нервов.

— Наверное, вас расстроил тот факт, что клуб вынужден был отзаявить Дарси Веро?
— Дарси получил травму, и у него будет операция — чтобы вообще продолжить играть в хоккей. Из-за этого, собственно, я и вернулся в Россию. Ничего страшного, это не такая уж серьёзная операция. Но я лично действительно с удовольствием играл с ним в одной команде, потому что он играет в очень похожей на мою манере. Может, ещё поиграем? (подмигивает, улыбаясь).

Комментарии (0)
Партнерский контент