Все новости
ЧМ-2018
ЧМ-2018
Максим Лебедев
Сборная внарезку – 2
Две ситуации из нашей жизни, далёкие во времени и пространстве, но очень, думается, похожие...
Хоккей / ЧМ по хоккею 2017

Представим себе такую картину, друзья. Вот взяли вы и совершили какое-нибудь административное правонарушение. Например, выкушали во дворе, на детской площадке, бутылочку-другую водки под пол-ириски, попели там же песни — дурным голосом, но от души, и потом разбили пару-тройку стёкол особо не восхитившихся вашим вокалом жильцов. И так далее. На следующее утро невыспавшиеся и злые соседи накатали на вас «телегу» участковому. Может быть такое?

А участковый возьми и передай эту жалобу вам – на предмет разбора и принятия мер. Самым что ни на есть официальным образом.

В первом письме: «Направляем на рассмотрение обращение, поступившее в Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям из Администрации Президента Российской Федерации. Приложение на 1 листе». Во втором: «Направляем на рассмотрение обращение, поступившее в Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям из Секретариата Правительства Российской Федерации. Приложение на 1 листе». Вот, собственно, и всё. А вы чего ждали?

Может такое быть? Конечно же, нет. По отношению к нам, «простым смертным». Но уровнем повыше отправлять человеческие жалобы для «разбора и принятия мер» именно тем, на кого жалуются, является общепринятой практикой. В нашем правовом государстве. Но обо всём по порядку.

Когда наш Первый канал заблаговременно объявил, что будет показывать матчи нашей сборной на Евротуре «как всегда», то есть избранными местами и в «двадцать шестом» часу ночи, это вызвало привычное и, признаем, справедливое недовольство болельщиков. Которые начали писать письма президенту, главе правительства, министру спорта. В общем, во все инстанции, которые теоретически могли бы помочь в решении этого вопроса.

Автор этих строк тоже поучаствовал в подобной акции. И тоже отметился на сайте нашего президента, написав «слезницу» и приложив к ней кучу ссылок на всевозможные материалы СМИ и болельщицкие форумы. А копию – до кучи – отправив главе правительства. Спустя приблизительно пару недель из администрации президента и секретариата правительства пришли письма с очень похожими текстами. В них писалось, что челобитные переданы на «рассмотрение и принятие мер» в Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям. После чего наступила почти трёхмесячная пауза. Видимо, агентство собиралось с силами. Ведь преодолеть нежелание руководства Первого канала показывать спорт во всех его видах, как показывает вся предыдущая практика, возможно только при помощи первых лиц государства.

И вот наконец ответ последовал. Точнее, сразу два, но выполненных снова будто бы под копирку. Аккурат в день старта Шведских игр. Оба ответа были из уже вышеупомянутого агентства, оба по судьбе моих писем президенту и главе правительства. Оба за подписью начальника управления телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Н.Т. Лихачевой. Оба в виде копий, подлинники которых были отправлены по адресу: 127000, г. Москва, ул. Академика Королёва, 12, ОАО «Первый канал». Исходящие номера шли последовательно, а текст гласил следующее.

В первом письме: «Направляем на рассмотрение обращение, поступившее в Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям из Администрации Президента Российской Федерации. Приложение на 1 листе».

Во втором: «Направляем на рассмотрение обращение, поступившее в Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям из Секретариата Правительства Российской Федерации. Приложение на 1 листе».

Вот, собственно, и всё. А вы чего ждали?

Человечеством ещё не придумано, пожалуй, лучшего способа убить любое дело, нежели как переправить его тому, кто его уже не сделал…

– Ле-е-ейтенант, ма-а-ать твою! – вырвалось вместе с клубом пара из приоткрытого окна «Волги». – Почему в тулупе?!

– Так это… Товарищ контр-адмирал… Разрешите доложить. Холодно!

– Ну, мне же не холодно! Снять на…!

И лейтенант снял…

И почему-то вспомнилась история давно минувших дней, казалось бы, совершенно не имеющая отношения к данному делу. Происходило это на самом краю земли, в Приморском крае. Зима 1989-1990 годов выдалась там на редкость морозной – даже несмотря на то, что Владивосток расположен на той же географической широте, что и Сочи. Ртутный столбик в течение двух недель не поднимался выше минус 35 градусов. И это при гуляющих во все стороны приморских ветрах. В домах лопались батареи, люди спасались кто чем. И вот в это самое время один молодой лейтенант с корабля был назначен дежурным по КПП при въезде на базу местной эскадры надводных кораблей Тихоокеанского флота.

Утром температура опустилась под минус 40, а по долгу службы дежурный по КПП должен самолично встречать всё руководство эскадры, которое едет на службу в течение часа-полутора. Чтобы не замёрзнуть, как цуцик, лейтенант натянул на себя взятый с корабля постовой тулуп, надел безразмерные валенки и в этом виде оглашал окрестности воплем «Смир-р-рна!» и отдавал рапорты приезжавшему начальству.

Надо сказать, что начальство к несколько неуставному виду лейтенанта отнеслось с пониманием. До той самой минуты пока на служебной «Волге» не подъехал начальник штаба эскадры контр-адмирал Михаил Печкорин, за свой рост 160 сантиметров «на каблуках и в цилиндре» и врождённую лютость называемый в народе Кровавым Карликом.

– Ле-е-ейтенант, ма-а-ать твою! – вырвалось вместе с клубом пара из приоткрытого окна «Волги». – Почему в тулупе?!

– Так это… Товарищ контр-адмирал… Разрешите доложить. Холодно!

– Ну, мне же не холодно! Снять на…!

И лейтенант снял. И дальше нёс службу в пронизываемой всеми ветрами шинельке и положенных плавсоставу полуботинках. И на следующий день оказался на два месяца во флотском госпитале с двусторонним воспалением лёгких. И со строгим выговором от начальника штаба эскадры, которому при возвращении назад показалось, что оттаивающий у печки дежурный по КПП выпил для сугрева. После чего в личном деле лейтенанта, который в это время валялся на больничной койке между жизнью и смертью, и появилось взыскание с формулировкой, возможной только в нашем военно-морском флоте: «За несение дежурно-вахтенной службы в пьяном угаре». Вот так вот, не больше и не меньше.

Вот и получается, что нашим хоккейным болельщикам, которые как видели, так и будут видеть свою сборную за полночь, хоть вечером она играй, хоть в обед, как в субботу и воскресенье сейчас на Шведских играх, помочь в беде может только Федерации хоккея России, которая имеет полное своё эксклюзивное право распоряжаться правами на показ матчей сборной.

Берегите своё здоровье…

Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент