Нам нужно всё против нас!
Фото: Издательство "Эксмо"
Текст: Максим Лебедев

Нам нужно всё против нас!

Обозреватель и колумнист "Чемпионат.ру" подходит к сборной России по-философски и накануне чемпионата мира формулирует наш главный принцип.
22 апреля 2009, среда. 12:30. Хоккей
Обозреватель и колумнист "Чемпионат.ру" подходит к сборной России по-философски и накануне чемпионата мира формулирует наш главный принцип.

Чем больше углубляешься в статистику выступлений сборной России на чемпионатах мира, тем отчётливей осознаёшь: нашей команде нельзя помогать ни в коем случае. Ни в каком виде! А лучше всего и вовсе – мешать как можно больше, по максимуму использовать естественные и создавать искусственные препоны. И тогда можно считать, что результат у нас в кармане.

И дело тут не только в статистике, хотя и она имеет немалое значение. Дело в нашем менталитете, в том, что русский человек всегда жил и развивался под девизом "Через тернии к звёздам". А рутинная и монотонная работа в соответствии с планами и графиками – это не для нас. И когда мы берёмся помогать, то хуже от этого становится всем, а нам самим в первую очередь…

Смекаете, друзья? У них, там, в Париже, их французские диспетчеры ради их, французского, президента не посмели задержать ни единого регулярного рейса. Так и мучился сердешный Ширак в своём президентском самолёте - прямо как мы. А у нас, в Сочи, наши, российские диспетчеры ради не нашего, а французского президента закрыли к чёртовой матери на три часа всё воздушное пространство...
Лет этак пять назад довелось автору этих строк возвращаться из Сочи в разгар курортного сезона. Наверное, к Олимпиаде-2014 в этом славном городе наконец-то достроят великолепный аэропорт, по сравнению с которым Шереметьево-2 покажется собачьей будкой, но до этого ещё надо дожить. А тогда, как и сейчас, аэропорт Адлера был ангарно-сарайного вида и "душегубочного" типа.

И вот, пройдя под испепеляющим июльским солнцем все круги ада в виде регистрации и посадки, мы наконец-то запихнулись в перегретую утробу "ИЛ-86". И все уже немного расслабились и стали ждать взлёта с сопутствующей ему прохладой – но не тут-то было. До взлета всем трём с лишним сотням пассажиров пришлось просидеть в раскалённом корпусе самолёта почти три часа. При этом никто ничего не объяснял, самолеты в аэропорту в это время не садились и не взлетали.

Наконец приземлился первый лайнер – с флагом Французской Республики на хвосте. После чего целая куча вылетающих самолетов стала выстраиваться в очередь на взлёт. И лишь только дома, приняв ванну и включив телевизор, удалось узнать причину нашей задержки. Оказалось, что в Сочи прилетел президент Франции, ещё прежний – Жак Ширак. Для того чтобы в Красной Поляне встретиться и пообщаться с нашим президентом. А ещё диктор рассказал, что французский руководитель задержался с прилётом на два часа, поскольку в парижском аэропорту имени Шарля де Голля тамошние диспетчеры долго не могли найти "окно" для вылета президентского чартера. А задерживать регулярные рейсы никто не посмел. "Ах, какая демократия!" – восхищались ещё репортёры.

Смекаете, друзья? У них, там, в Париже, их французские диспетчеры ради их, французского, президента не посмели задержать ни единого регулярного рейса. Так и мучился сердешный Ширак в своём президентском самолёте - прямо как мы. А у нас, в Сочи, наши, российские диспетчеры ради не нашего, а французского президента закрыли к чёртовой матери на три часа всё воздушное пространство. Из-за чего пара тысяч вылетающих пассажиров просидели три часа "в собственном соку", а ещё столько же приземлилось вместо Сочи в Анапе и Краснодаре. И потом уже долетали по адресу.

Вы спросите: к чему этот пример? Да к тому, что любая наша помощь в итоге оказывается известной уже поговоркой: "хотели как лучше, а получилось, как всегда".

И чем больше пытаются помочь, тем больше в итоге масштаб разрушений и бедствий. Вот, скажем, была у нас в 2005 году очень даже симпатичная хоккейная сборная. Которая на чемпионате мира дошла до полуфинала, где угодила на канадцев. Тот чемпионат проводился в Вене, где при исполнении служебных обязанностей находился наш министр иностранных дел. То ли саммит у него в это время какой-то случился, то ли симпозиум – не суть важно. Важно то, что решил наш министр наших хоккеистов поддержать. Прямо вот прийти перед полуфиналом в раздевалку и так воодушевить родную сборную, чтобы полетели от канадцев клочки по закоулочкам.

Вот так у нас в основном и получается – "как всегда". И когда всё складывается одно к одному, всё идет удачно, всё, кажется, получается – жди большой беды. Лучший тому пример – домашний чемпионат мира 2000-го года. Тогда и календарь был свёрстан под хозяев, и под знамена сборной удалось собрать едва ли не всех лучших энхаэловцев. А чем в итоге всё закончилось, полагаю, напоминать никому из не нужно. Но и помнить всё это совсем не хочется...
Заходил наш министр в раздевалку или нет – история умалчивает. Зато доподлинно известно, что его служба охраны подошла к этому вопросу так, как подходит всегда. Даже несмотря на то что дело, напомню, происходило в совершенно чуждой нам Вене. То есть где-то за час до прибытия министра наши бравые ребята перекрыли все внутренние помещения, примыкающие к раздевалке сборной России, и не пропускали никого, хоть весь аккредитациями обвешайся. В итоге финская судейская бригада сперва полчаса мокла под холодным венским дождиком, а потом долго, упорно и безуспешно пыталась пройти в свою раздевалку. Куда в итоге её потом всё-таки пропустили – минут за 10 до начала матча.

То-то вся Россия потом сходила с ума перед телевизорами, глядя на устроенный финскими арбитрами беспредел. Сказать, что в первую половину игры нашу команду "посадили на свисток" – значит, не сказать ничего. Игра в первом периоде вчетвером была для нашей сборной за счастье, а удаляли наших даже за косой взгляд в сторону не соперника, а трибун, и вообще - в любую сторону. И даже не косой. И даже не взгляд. В итоге 3:0 после первого периода, 4:0 – в начале второго… и пишите письма мелким почерком.

На следующий день комментатор Первого канала Виктор Гусев в какой-то кафешке случайно наткнулся на главного судью. Интеллигент Гусев описал эту встречу как неуёмное желание разобраться, что же случилось. Хотя с большой долей уверенности можно говорить о том, что даже у выпускника института иностранных языков имени Мориса Тореза в тот момент самым большим желанием было одеть судье всё то, что он ел, прямо на уши. Финский килл… извиняюсь, арбитр объяснил произошедшее накануне временным помутнением рассудка. Отчего ни Гусеву, ни всем нам легче не стало. Жаль, что тогда всю предысторию никто из наших так и не узнал. Достоянием общественности она стала много позже, когда спал накал страстей. И уже при холодном рассудке финского судью, в принципе, по-человечески понять можно. Он поступил так, как на его месте поступили бы многие из нас – даже при том, что судьи по роду своей деятельности обязаны в любых условиях сохранять спокойствие и непредвзятость.

А что же у нас складывается теперь? Пожалуй, серединка на половинку. Особого счастья в виде не доехавших до плей-офф Дацюка, Малкина и вашингтонского трио мы не дождались. Возможно, пока. Зато есть главный творец прошлогоднего золота Ковальчук с изрядно подправленной кармой. Нет и не будет в воротах Набокова, но нет и "полного ахтунга", когда на четвертьфинал у нас было заявлено полтора голкипера.
Вот так у нас в основном и получается – "как всегда". И когда всё складывается одно к одному, всё идет удачно, всё, кажется, получается – жди большой беды. Лучший тому пример – домашний чемпионат мира 2000-го года. Тогда и календарь был свёрстан под хозяев, и под знамена сборной удалось собрать едва ли не всех лучших энхаэловцев. А чем в итоге всё закончилось, полагаю, напоминать никому из не нужно. Но и помнить всё это совсем не хочется...

А вот едва ли не самой слабой, по мнению всех экспертов, наша сборная была два года спустя. И в течение сезона, на всех этапах Евротура её разве что только, извините, не размазывали. И непосредственно к чемпионату мира тогдашний главный тренер Борис Михайлов вдрызг разругался чуть ли не со всеми легионерами. И по делу разругался: пытались "звёздные ребята" перед ним пальцы гнуть да свои порядки в сборной устанавливать. На что Борис Петрович заявил: мол, нам ещё один "пропитый" чемпионат не нужен. И послал всех легионеров туда, куда их, осенённых великой лигой, до него ещё ни один тренер вслух не посылал. И отправился на чемпионат со сборной, так сказать, "внутреннего розлива". И дошёл с ней до финала, а мог бы и золото выиграть – уж очень зубастой и неуступчивой получилась у него та команда.

А теперь, так сказать, для полноты экибаны вспомним прошлогоднюю победу. Где был чемпионат мира? В Канаде. Да ещё в 100-летний юбилей всего хоккея. Да ещё на местных узких площадках. Да ещё практически по энхаэловским правилам. Да при местной торсиде, истосковавшейся по большому хоккею после безвременной кончины "Квебек Нордикс", как таможенник Верещагин по хлебу. Да с вылетаемыми у нас один за другим вратарями. Нашу сборную бережно, как бесценное яйцо Фаберже, вели к финалу, где должны были закопать на три аршина вглубь под ликование местной публики. Чтобы увековечить тем самым бессмертное величие канадского хоккея на фоне его главного за это столетие соперника. И судьи поначалу свистели так, как надо. И игра у нас не клеилась, и всё-таки мы победили. Вопреки всему.

И чтобы уж окончательно расставить все точки над "ё", вернемся к тому, с чего начали. Тогда, в венском полуфинале-2005, когда к финским судьям пусть частично, но вернулась адекватность и они даже стали удалять за явные нарушения правил раздухарившихся канадцев, наши три шайбы из четырёх отыграли. И будь ещё немного времени – отыграли бы и четвёртую. Поскольку на последних минутах паника в стане канадцев стояла не хуже той, что была в квебекском овертайме. А почему отыграли? Да потому что всё стало против нас!

А что же у нас складывается теперь? Пожалуй, серединка на половинку. Особого счастья в виде не доехавших до плей-офф Дацюка, Малкина и вашингтонского трио мы не дождались. Возможно, пока. Зато есть главный творец прошлогоднего золота Ковальчук с изрядно подправленной кармой. Нет и не будет в воротах Набокова, но нет и "полного ахтунга", когда на четвертьфинал у нас было заявлено полтора голкипера.

Год назад у нашей сборной было целых два внутриклубных звена – из Вашингтона и Казани. Первые ещё играют, что же касается вторых, то, как показала практика прошедшего сезона, это не Зиновьев украшал собой морозовскую тройку, а Морозов с Зариповым выткали золотом зиновьевский нетленный образ "первого центра Суперлиги".

В общем, особых предпосылок к сокрушительному повторению прошлогоднего результата вроде бы нет. Но и причин для провала не наблюдается. А значит, всё будет решаться "на тоненького" в каждом из трёх последних матчей. То есть фактор удачи будет иметь немаловажное значение.

А вот что касается её, родимой, то тут можно сказать точно: если в ЦСКА у Быкова с Захаркиным с этим вопросом было не очень, то в сборной они Фортуну до сего момента держали в нужной позиции.

Будем надеяться, что из неё и не выпустят - по крайней мере, до конца нынешнего чемпионата мира.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →