Михнов: мы праздновали совсем не то, что хотели...
Фото: khl.ru
Текст: Алёна Шилова

Михнов: мы праздновали совсем не то, что хотели...

Основная часть интервью с нападающим уже, на текущий момент, не сборной России Алексеем Михновым – о поражении в финале, в котором "Локомотив" виноват сам, и реакции на него...
22 апреля 2009, среда. 19:39. Хоккей
Основная часть интервью с нападающим "Локомотива" и уже, на текущий момент, не сборной России Алексеем Михновым – об обидном поражении ярославской команды в финале Кубка Гагарина с "Ак Барсом", в котором она виновата сама, о том, как серебро вместо золота было воспринято самими игроками, главным тренером команды Кари Хейккиля и руководством клуба.

Интервью Алексея Михнова "Чемпионат.ру" за день до отчисления его из состава сборной на чемпионат мира.

Блог Алёны Шиловой – собственного корреспондента "Чемпионат.ру" на финале Кубка Гагарина.

У нас тоже были проблемы. Многие ребята играли на уколах. Тоже травмированными выходили. Многие сейчас лягут на операции. Просто мы старались никому об этом не говорить. Не надо, чтобы об этом кто-то знал. Сейчас-то уже нет смысла ничего скрывать, а тогда всё держалось внутри коллектива... Мы газеты, конечно, читали. Слушали интервью, то есть что говорит соперник, и свои интервью, кто давал. Но не обращали на это какого-то особого внимания. Понимали, что это финал и говорить можно всё что угодно, а на лёд всё равно будут выходить и биться до последнего все.
– Если говорить о "Локомотиве", то вас разве можно с серебром поздравить? Я вспоминаю этот лёд в Казани после финальной сирены седьмого матча, и в памяти перевёрнутые ворота, слёзы Александра Гуськова, и вы, Алексей, потом в раздевалке…
– Ну, как… (Вздыхает.) Вроде всё было в наших руках, а мы – мы сами всё проиграли. Единственное, мы проиграли действительно сильной команде. Мы вроде всё сделали, что от нас зависело, но... Всё равно второе место – это то, что… многие о таком мечтают. А мы второй год вроде вторые уже. А всё равно… Сейчас уже отошло. А тогда, в Казани... Вы сами всё видели. Всё было в наших руках… Надо было дома [в шестом матче] дожимать.

– То есть думаете, в шестом матче финал проиграли?
– Нет, проиграли в седьмом. Но самый реальный шанс дожать был именно в шестом, особенно когда повели – 2:1. Здесь надо было… А мы очень быстро пропустили. Надо было их там дожимать, в том моменте, и всё.

– Чего реально не хватило "Локомотиву"?
– Двух голов в последней игре. (Улыбается.) И всё. А так… Я даже не думал об этом, честно. Как закончилось это всё, я не вспоминал, не думал про эти игры, старался отключиться просто. Потому что если думать сразу обо всём этом, то можно было бы уже просто съехать с катушек.

– Знаете после финала все только и говорили, что, мол, вот Яшин никогда не выигрывает такие матчи, кубковые…
– Насколько я знаю, Яшин – двукратный чемпион России, ещё МХЛ, чемпион мира. Яшин вёл за собой команду. Стал самым лучшим бомбардиром плей-офф, только Морозов его опередил. Так что те, кто так говорят, пусть они об этом вспомнят.

– А как вам разговоры на счёт того, что в финале у "Ак Барса" были большие проблемы с составом, у Ярославля не было?
– У нас тоже были проблемы. Многие ребята играли на уколах. Тоже травмированными выходили. Многие сейчас лягут на операции. Просто мы старались никому об этом не говорить. Не надо, чтобы об этом кто-то знал. Сейчас-то уже нет смысла ничего скрывать, а тогда всё держалось внутри коллектива.

– Может, не надо было? Вот помощник Билялетдинова Валерий Белов, например, такое интервью дал перед четвёртой игрой, как будто они уже проиграли, как будто у них играть некому…
– Это всё ерунда. Мы газеты, конечно, читали. Слушали интервью, то есть что говорит соперник, и свои интервью, кто давал. Но не обращали на это какого-то особого внимания. Понимали, что это финал и говорить можно всё что угодно, а на лёд всё равно будут выходить и биться до последнего все.

– Но ведь по праву "Локомотив" до начала финальной серии называли фаворитом, согласитесь?
– Нет! Я вообще не понимаю, почему мы – фавориты. Казань вообще-то регулярный чемпионат закончила выше нас, по-моему, на 11-12 очков. Это разница в четыре победы. Команды были равные, и шансы одинаковые до начала серии у всех.

– Но так лихо "Локомотив" прошёл все стадии плей-офф, что даже "Магнитка" – без шансов...
– Наверное, поэтому и называли нас. Мы-то себя не считали фаворитами.

– Да разве, Алексей?!
– Ну, мы были уверены в себе, да.

Юрий Николаевич тоже был очень расстроен. Они с губернатором сразу после игры зашли в раздевалку, поблагодарили за сезон, сказали, что хотелось большего, но, мол, не расстраивайтесь, насколько это возможно. И что будем стремиться в следующем году забрать это золото себе... Там мы вели в серии с Уфой в первом матче, потом проигрывали 1-2. Вытянули четвёртый матч, и в пятой игре не хватило буквально чуть-чуть, в середине третьего периода мы пропустили решающий гол. А здесь вроде вели в серии и в решающем матче вели, в шестом. Так что... победа была ближе. Но сейчас уже нет смысла об этом говорить, правда?
– А не задевали разговоры, что вот "Локомотив" прошёл плей-офф до финала легко, а"Ак Барс" бился?
– Это только видимость, что всё легко было. Взять ту же серию со "Спартаком" – мы два матча вытянули на последних минутах. И там неизвестно было ещё. Но вот мы оказывались сильнее опять же в мелочах, в концовках, в каких-то нюансах. То есть на самом деле совсем нелегко нам было, просто такая внешняя видимость лёгкости, понимаете?

Алексей Морозов сказал, что "Ак Барс" сердцем выиграл, и многие игроки Казани говорили, что победили за счёт характера, командной сплочённости...
– Я не могу сказать, что у нас с характером проблемы. Но где-то они оказались уже сильнее, в какой-то мелочи. В чём – в чём, а в характере мы им точно не уступили! Возможно, у них сказалось более высокое мастерство именно в реализации моментов, Морозов здорово сыграл на добивании, почувствовал момент, куда шайба отскочит. Почувствовал момент! Но вот в характере мы точно не уступили. Обе команды были достойны. Сказались именно нюансы.

– Вы после каждой игры финала говорили, что "Локомотив" гнул свою линию. Так до конца и догнули…
– Да, мы играли до конца. Конечно, в седьмой игре на последних минутах, когда проигрывали, то, может, уже сбились на какой-то навал. Но там уже ничего другого и не оставалось.

– Знаете, Кари Хейккиля после последней игры не пришёл на пресс-конференцию. Так сильно расстроился, видимо. Говорил он с командой?
– Да, он зашёл в раздевалку. Сказал, что в этом году мы были ближе к победе, нам оставалось чуть-чуть, но опять не смогли дотянуть. Сказал, что будем работать, что есть к чему стремиться. Ничего плохого, никаких оскорбительных речей не было. Всё было достойно.

– А руководство как? Президент Юрий Яковлев очень ждал этой победы…
– Да… (Пауза.) Юрий Николаевич тоже был очень расстроен. Они с губернатором сразу после игры зашли в раздевалку, поблагодарили за сезон, сказали, что хотелось большего, но, мол, не расстраивайтесь, насколько это возможно. И что будем стремиться в следующем году забрать это золото себе.

Мы прилетели, а люди просто приехали на своих машинах. Такой стихийный митинг. Мы вышли из автобуса, пофотографировались, пораздавали автографы, кто-то слова говорил. Я знаю, что на "Шиннике" было много народа во время матча, установили большой экран прямо на поле. А потом, когда мы к арене подъехали, было всё уже более организованно, там сцена стояла, "Мамульки" выступали... У нас в следующем году тысячелетие Ярославля. Вот мы и оставили весь праздник на следующий год.
– "Это золото"... Если сравнивать этот финал с прошлогодним, с "Салаватом", то выиграть тут было более реально?
– Да. Там мы вели в серии с Уфой в первом матче, потом проигрывали 1-2. Вытянули четвёртый матч, и в пятой игре не хватило буквально чуть-чуть, в середине третьего периода мы пропустили решающий гол. А здесь вроде вели в серии и в решающем матче вели, в шестом. Так что... победа была ближе. Но сейчас уже нет смысла об этом говорить, правда?

– После четвёртой ваши, "Локомотива", игроки говорили, что были уже мысли, что всё, сейчас мы их добьём. И что, поэтому проиграли? Правда, поэтому?
– Всё может быть. И когда ведёшь в серии 3-2 и тебе остаётся одну игру выиграть – ну, вы понимаете, какие мысли. Но когда ты уже приезжаешь непосредственно на матч, остаётся два-три часа до игры, то эти мысли уже уходят. Мыслей вообще нет. Ты уже полностью сконцентрирован и думаешь уже о том, как сыграть первую смену, сыграл её, приехал и думаешь о следующей. И так дальше. То есть во время игры никаких таких мыслей точно нет.

– В Ярославле, конечно, такое творилось перед шестой игрой – столько народа приехало отовсюду, и все за победой...
– Я знаю. Очень жаль, что мы не смогли их порадовать. Но, знаете, всё равно, даже после седьмой игры, была очень тёплая встреча в Ярославле. Много болельщиков приехало в аэропорт, на арену. Нас очень хорошо встречали. Немножко пройдёт времени, и все успокоятся и будут считать, что второе место – тоже хороший результат.

А встреча команды была организованная?
– Нет. Мы прилетели, а люди просто приехали на своих машинах. Такой стихийный митинг. Мы вышли из автобуса, пофотографировались, пораздавали автографы, кто-то слова говорил. Я знаю, что на "Шиннике" было много народа во время матча, установили большой экран прямо на поле. А потом, когда мы к арене подъехали, было всё уже более организованно, там сцена стояла, "Мамульки" выступали. Мы сначала пообщались с болельщиками на улице, на сцене, а потом был просто закрытый банкет для команды.

– А настроение было? Для банкета?
(Улыбается.) Естественно, не очень хорошее. Но все понимали, что надо перетерпеть. У нас в следующем году тысячелетие Ярославля. Вот мы и оставили весь праздник на следующий год.

– Три года подряд выход в финал – это успех всё равно серьёзный...
– Насколько я знаю, ещё никому этого не удавалось. Мы будем к этому стремиться. Вся работа будет направлена на это. Естественно, что костяк у нас сохранится полностью. Думаю, что практически все ребята останутся. Будет, скорее всего, как в прошлом году, когда поменялось буквально четыре-пять человек, и всё.

– А помните, как перед этим сезоном все говорили, что с вратарской линией у "Локомотива" проблемы? А Гелашвили-то просто красавец!
– Да, все почему-то считали, что Гелашвили слабый вратарь и не потянет. А я сразу сказал, что он отличный вратарь, помните? Это было видно по первым же тренировкам – уверенный в себе, достойно заменит Варламова.

– А за Семёном следите, как он в НХЛ играет?
– Особенно молодые ребята в раздевалке у нас постоянно рассказывали всё. Когда его там в фарм-клуб опускали, потом вызывали обратно наверх. Сейчас вот он в плей-офф играет.

– Какое самое приятное впечатление от прошедшего сезона?
– Самое приятное было, когда мы Кубок Первого канала выиграли дома. Знаете, такие эмоции потрясающие получил. Это в сборной. А в клубе – это выход в финал. Причём, знаете, после победы над "Магниткой" было потрясающе тоже. Атмосфера была такая в раздевалке. Но опять же если сравнить с прошлым годом, то в том году мы тоже обыграли "Металлург" в полуфинале, тогда, я помню, вообще был восторг, все уже были счастливы, все начали праздновать. В этом году такого не было. Мы обыграли "Магнитку", но все понимали, что главная задача ещё не выполнена, и отложили все празднования на потом… Но праздновали уже совсем не то, что хотели...
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
9 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →