Ерёменко: так что мне, ехать играть за океан?
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.ру"
Текст: Алёна Шилова

Ерёменко: так что мне, ехать играть за океан?

Накануне своей первой игры на этом чемпионате "не первый" номер сборной России рассказал "Чемпионат.ру", как он к этому относится...
26 апреля 2009, воскресенье. 18:39. Хоккей

Накануне своего первого на этом чемпионате мира матча вратарь сборной России Александр Ерёменко дал интервью «Чемпионат.ру» и рассказал, как он относится к тому, что он в команде не «первый номер», как видит своё и своей «банды» будущее в «Салавате» или другом клубе и в чём никогда нельзя быть уверенным на все сто процентов.

Блог Алёны Шиловой – собственного корреспондента «Чемпионат.ру» на чемпионате мира в Швейцарии.

«Чемпионат.ру» будет вести текстовую онлайн-трансляцию матча Россия – Франция. Не пропустите!

— Всё нормально. Настроение хорошее. Главное, что дадут поиграть, — улыбается Александр Ерёменко.

— А вы когда узнали о том, что будете играть в матче против Франции?
— В субботу после утренней тренировки Вячеслав Аркадьевич [Быков] мне сказал. Я ожидал, что в принципе дадут сыграть. Ждал!

Так что мне, ехать играть туда, за океан? Если возьмут. Да, на самом деле есть такая вещь — если ты поиграл в НХЛ, значит, ты в полном порядке. Я ничего не могу сказать про вратарей НХЛ, да, они хорошо играют. И я не знаю, что нужно сделать мне такого, чтобы заслужить место на чемпионате мира.

— Вы весь сезон за сборную играли, а тут получается, что приехал из НХЛ Брызгалов и… Как воспринимаете?
— Нормально. Опять так ждал этого. Всё же читается, прогнозируется. Даже по прессе всё видно, что, как будет происходить. Что сделаешь? Будем доказывать.

— После игры с Германией Быков сказал, что вратарь из НХЛ — он считается номер один автоматом.
— Так что мне, ехать играть туда, за океан? (Смеётся.) Если возьмут. Да, на самом деле есть такая вещь — если ты поиграл в НХЛ, значит, ты в полном порядке. Я ничего не могу сказать про вратарей НХЛ, да, они хорошо играют. И я не знаю, что нужно сделать мне такого, чтобы заслужить место на чемпионате мира.

— А в прошлом году у вас травма всё испортила.
— Да, тогда-то мог бы. Был тогда шанс. Но видите, судьба, значит, такая. И мы выиграли зато (улыбается). Это самое главное. И сейчас самое главное – выигрывать. Надо обо всём вот об этом забыть, выходить и играть. Коллектив у нас сейчас просто отличный. У нас уже каждый год такая атмосфера в команде замечательная. И это не какие-то слова лестные в адрес тренерского штаба и вообще — это реально так.

— Как вы для себя этот сезон именно по сборной оцениваете?
— Неплохо в целом. Но что-то концовка мне не понравилась, очень много напропускал. А так неплохо.

.
— Из-за чего так, как думаете? Может, просто потому, что вы играли без перерыва весь сезон?
— Может. Но даже не физически, а чисто морально было сложно. Одно и то же, день сурка постоянно. А сейчас я отдохнул, и опять захотелось заново доказывать и играть. Давно я так рано сезон не заканчивал, и организм вообще не понимал, что надо делать.

Вы говорили после окончания серии с «Авангардом», что не можете пока ничего о своём будущем сказать. Как сейчас?
— Есть предложения, рассматриваем. Но пока ещё я ничего конкретного не могу сказать. Время есть ещё. Возможно, что я и в Уфе останусь, потому что всё в принципе устраивает.

— В «Салавате» до сих пор не ясно, кто будет главным тренером…
— Да. Может, возлагали надежды на… (пауза). Нет, не знаю пока. Опять всё из прессы узнаёшь. Я уж не знаю слухи — не слухи. Посмотрим, как будет. Все интересуются этим вопросом. Для меня, например, это очень важно, но пока ничего. Так что, вот. Возможно, что я ещё в период чемпионата мира какой-то контракт подпишу. Это дело времени просто.

— Знаете, все сейчас в ожидании, куда же направится вся ваша компания из Уфы, как из Казани в своё время…
— Наша банда? (Улыбается.) Всё может быть. А может, и разбежимся (вздыхает)… А может, и нет. Дай бог, конечно, поиграть ещё вместе. Хотелось бы. Но всё по-разному может сложиться. Хочется, но не всё от нас зависит. Но мы будем стараться вместе держаться.

Мы привыкли уже у себя дома к новым стадионам, где всё отлично. А тут таких мелочей не хватает. В раздевалке очень влажно. Вытяжки никакой нет. Форма не сохнет, а только отсыряется. Лёд вот тоже — на тренировочном катке тяжёлый какой-то, я не могу нормально двигаться. На основном катке более-менее нормально, но тоже так себе. Игроки-то, может, спокойнее к этому относятся, а вратарь-то — совсем по-другому.

— А вы реально так договариваетесь с клубами, что держите друг друга в курсе — кто с кем и как?
— Да. Потому что очень хочется вместе. Привыкли.

— Просто непривычно это выглядит, никто так вот «бандами» не переходит уже из клуба в клуб...
— В том-то и дело. Мы столько лет вместе.

— Вы вообще как тут время проводите? Из гостиницы выбирались куда?
— Мало ещё куда-то ходили. Гуляли по городу. Очень понравилось. Красиво тут. Воздух какой! Как на курорте, да? (Улыбается.) Вот хотелось бы чуть получше в хоккейном плане – раздевалки чтобы, то да сё. Просто мы привыкли уже у себя дома к новым стадионам, где всё отлично. А тут таких мелочей не хватает. В раздевалке очень влажно. Вытяжки никакой нет. Форма не сохнет, а только отсыряется. Лёд вот тоже — на тренировочном катке тяжёлый какой-то, я не могу нормально двигаться. На основном катке более-менее нормально, но тоже так себе. Игроки-то, может, спокойнее к этому относятся, а вратарь-то — совсем по-другому. Мне очень важно почувствовать лёд. Вот в чём дело. Мы на самом деле всего два раза на арене раскатились, а хочется побольше. Я думаю, что просто всё только начинается, организаторы будут делать выводы.

— Быков сказал, что, мол, всячески пытаются «укусить» нашу команду…
— Наверное. Хотя мне кажется, что к нам тут, наоборот, очень хорошо относятся. То есть вообще стали относиться лучше к сборной России. Уважают больше нас.

— Болельщиков встречали в городе? Не «разорвали» они вас?
— Встречали, но спокойно всё прошло, адекватно (улыбается). Тут городок-то совсем небольшой, нереально гулять, чтобы тебя не узнал никто. Мы же все в форме сборной России ещё.

— Какие у вас отношения с Василием Кошечкиным и Ильёй Брызгаловым?
— Нормальные. С Васей-то мы давно уже общаемся. С Ильёй я мало знаком. Так потихонечку разговариваем. Просто мало друг друга знаем. Мы один раз с ним только виделись, по-моему, на Евротуре, года три назад, и всё. Не корефаны пока, скажем так.

— Брызгалов, сразу видно, человек специфический…
— Своеобразный просто. Все мы неидеальны, да? Такой вот человек — сам по себе. Может, это и есть его индивидуальность в этом. С прессой не общается, насколько я знаю. Вообще не общается?

Вот я и говорю, что это правильно, что не зацикливаются на каком-то одном вратаре, а именно стараются расценить, кто находится в лучшей форме на данном этапе. Вот это будет честно и будет правильно… А как иначе? Мы же готовились к этому чемпионату мира. Мы добивались этого места в составе, это я про наших ребят, российских.

— Вообще. Как приехал, только один раз дал интервью журналисту, которого знает, и всё.
— Ну, не знаю. Может, он для себя так решил, что не общается. Может, суеверный. Или, может, не хочет говорить. В раздевалке Илья со всеми ребятами совершенно нормально общается.

— Игра с Францией, по сути, должна быть для России проходной. Как расцениваете этот матч для себя?
— А для себя я её оцениваю как нормальный очередной матч. И мне абсолютно не важно, с кем играть. Есть вот цель — нам надо выиграть, и всё. Всё остальное на задний план – у кого, с каким счётом. Я готовлюсь по максимуму.

— Вы для себя этот матч воспринимаете как шанс прежде всего, так?
— Да, конечно. Это ещё один шанс, который нужно использовать. Для меня каждая игра – это шанс. Будь то в Евротуре, будь то на чемпионате мира тем более. Здесь чуть оступился, и можно всё потерять. Такова наша судьба. Так что каждому нужно готовиться по максимуму.

— Игорь Захаркин сказал, что тренеры, безусловно, рассчитывают на вас тоже. Вы это чувствуете?
— Тренеры стараются как-то подбодрить. В принципе ведь всё видно. Не надо лишних слов. Я думаю, что всё равно — не то, что будет делаться ставка на одного вратаря, а опять-таки — как пойдёт игра. Тут никто ни от чего не застрахован.

— Как в Канаде год назад?
— Да. Вот я и говорю, что это правильно, что не зацикливаются на каком-то одном вратаре, а именно стараются расценить, кто находится в лучшей форме на данном этапе. Вот это будет честно и будет правильно.

— Пока все ждут, как там в НХЛ плей-офф, то есть ещё может кто-то приехать. Хотя тренеры на этом внимание не акцентируют, видимо, давая понять вам, что доверяют тем, кто тут есть.
— Это правильно. А как иначе? Мы же готовились к этому чемпионату мира. Мы добивались этого места в составе, это я про наших ребят, российских. Я думаю, что это честно, по крайней мере.

— Александр, у вас самого какие ожидания от этого чемпионата?
— Конечно, хочется выиграть. Потому что прошлогоднее чувство — хочется ещё и ещё (улыбается). И, конечно, хочется очень находиться на поле в этот момент, или, скажем так, хотя бы быть в составе.

— Сложнее будет здесь, чем в Канаде?
— Не знаю, как сложится.

— Просто все сейчас ждут финала Россия – Канада опять…
— Ну, до финала нужно дойти. Я думаю, что и в Москве ждали финала с Канадой, но помните, как получилось? Это хоккей, и никогда нельзя вот так прямо на сто процентов быть уверенным. Мы будем стараться выходить и выигрывать. У нас больше нет никаких целей.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 1
25 июня 2017, воскресенье
24 июня 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Кого вы считаете лучшим российским вратарём в истории НХЛ?
Архив →