Жердев: сейчас я реально здесь, в сборной!
Текст: Алёна Шилова
Фото: Александр Сафонов

Жердев: сейчас я реально здесь, в сборной!

Последнее усиление сборной, нападающий Николай Жердев – о том, что для него первый в карьере чемпионат мира после первого в жизни плей-офф – в эксклюзивном интервью "Чемпионат.ру".
2 мая 2009, суббота. 12:59 Хоккей

Последнее усиление сборной, нападающий Николай Жердев – о том, что для него первый в карьере чемпионат мира после первого в жизни плей-офф – в эксклюзивном интервью «Чемпионат.ру».

Блог Алёны Шиловой – собственного корреспондента «Чемпионат.ру» на чемпионате мира в Швейцарии.

Эксклюзивный репортаж «Чемпионат.ру» из сборной России: возвращение на лёд Зарипова, «тарасовские методы» Третьяка, приезд Жердева.

«Чемпионат.ру» будет вести текстовую онлайн-трансляцию матча Россия — США. Не пропустите!

Нападающий «Рейнджерс» Николай Жердев прилетел в Берн вчера утром. Он сразу закинул клюшки и форму во дворец и после поехал в гостиницу, где проспал целый день. А вечером вместе с друзьями Александром Радуловым и Сергеем Мозякиным сходил поужинать в один из ресторанчиков в центре Берна и прогуляться по городу. После, устало плюхнувшись в кресло в холле отеля, Жердев дал обстоятельное интервью «Чемпионат.ру», для начала извинившись: устал, мол, и акклиматизация — не взыщите.

Да, серия непростая была. 3-1 мы вели, и нам была нужна ещё одна победа всего, но — проиграли. Так получилось. Но какой негатив? Я думаю, что провёл сезон нормально. Неудачно в плей-офф, может, сыграл. Но такое бывает. Это ведь вообще мой первый плей-офф за всю карьеру. То есть, за столько лет уже получается, никогда в России не играл в плей-офф, и в НХЛ тоже. Был очень рад, что попал. Ну, не получилось.

«Сейчас вот с вами поговорю, пойду в номер, снотворное выпью, и дальше спать», — улыбнулся Николай, ещё, как оказалось, не зная, что уже на следующий день ему выходить на лёд в матче с американцами.

— Я же прилетел только-только. Первый день такой получается разбитый совсем, — говорит Николай Жердев. — Не поймёшь где день тут, где ночь. Полдня спал. Вот сейчас более-менее прихожу в себя.
.

— Зато уже погулять с ребятами по городу успели.
— Ну, так чуть-чуть развеяться. Проснуться хотя бы (улыбается). Просто покушать сходили, поужинали, и обратно. Я уже был тут недавно. Берн мне нравится. Красивый, маленький городок. Уютный такой.

— Воспоминания от Берна хорошие остались?
— Конечно! Выиграли Кубок Виктории. Первый в истории. Интересно очень было. И игра [с магнитогорским «Металлургом»] была интересная. Надеюсь, от чемпионата мира впечатления будут ещё лучше.

— Все вот жалуются, что дворец не особо достроен, везде что-то не доделано…
— Я когда утром на арене был, походил, посмотрел – когда мы на Кубке Виктории здесь играли, тогда ещё хуже, вроде, было. А сейчас хоть что-то сделали.

— А в номере вы с кем поселились?
— С Радуловым. Мы просто знаем друг друга хорошо, ещё с того времени, как он в НХЛ играл. Часто играли между собой, много времени проводили вместе.

— А по ходу чемпионате уже с Радуловым созванивались?
— Нет. У меня же тоже игры были как раз. Так, с Калиной [Дмитрием Калининым] пару раз. Тем более, разница во времени.

— Вы приехали на чемпионат мира после такой упорной серии с «Вашингтоном», где много сил оставили. И такой, знаете, негатив, наверное, тоже есть – обидно проиграть, ведя 3-1...
— Нет. Ничего такого. Да, серия непростая была. 3-1 мы вели, и нам была нужна ещё одна победа всего, но — проиграли. Так получилось. Но какой негатив? Я думаю, что провёл сезон нормально. Неудачно в плей-офф, может, сыграл. Но такое бывает. Это ведь вообще мой первый плей-офф за всю карьеру. То есть, за столько лет уже получается, никогда в России не играл в плей-офф, и в НХЛ тоже. Был очень рад, что попал. Ну, не получилось. Значит, есть над чем работать.

— От первого в жизни плей-офф какие ощущения?
— Интересно, конечно. Другая атмосфера совсем, другой хоккей чуть-чуть. Эмоций очень много. Знаете, не думаешь вообще ни о чём больше. Усталости нет. Играешь на результат и всё.

— Здесь-то больше болели все за «Рейнджерс», чтобы на чемпионат мира вашингтонское звено приехало...
— Ну, правильно (улыбается). И я думаю, все были уверены после 3-1, что «Вашингтон» вылетит, да? Сложно сказать, почему у нас не вышло. Никто не расслаблялся, ничего. А они нас наказали два матча подряд [когда сравняли счёт в серии], а третий [то есть – седьмой, решающий] матч был равный даже. Но игра была до гола. И они забили нам в конце. Конечно, здорово там наши ребята сыграли в «Вашингтоне», вложились в победу по полной. Овечкин, Сёмин, Фёдоров. Варламов в воротах.

— А вам надо было просто дожимать соперника при 3-1...
— Да. Уж в шестом-то матче, когда мы дома играли. Могли дома выиграть спокойно.

Утром на раскатке пойму, что к чему. И я изначально знал, что играю с американцами. Приехал, и тут не должно быть такого, что устал там или нет. Хочешь спать, не хочешь. Если ты приехал играть, то должен играть. Тут уже нельзя говорить, что ой вы знаете, я там спал плохо, летел долго. Если ты приехал играть за сборную, одел майку России, то просто должен выходить и играть.

— А по своей игре вы довольны сезоном? Вы сказали, что неплохой, в общем-то, сезон был, но в «регулярке» вы гораздо лучше играли...
— Неплохой сезон, а плей-офф, да, у меня не получился. Так-то доволен сезоном. А плей-офф…Я старался. Но что-то не везло совсем. Во-первых, игра там другая совсем, и волнение было в начале. Но ладно уже, что тут прошлое-то обсуждать? (улыбается).

— Тем не менее, Вячеслав Быков сказал, что вы ему понравились по седьмой игре.
— Я понравился?

— Да. Было за что?
— Ну, тогда – да. Играл. Делал всё, что мог. Но вот не фартило как-то. Моменты были и игра была, но ничего не мог сделать – ни забить, ни отдать передачу.

— А с ребятами с нашими из «Вашингтона» общались?
— По ходу серии нет. Там больше такая обстановка, что все в командах. В плей-офф же все больше вместе с командой. Они в гостинице, мы тоже, но в другой. А в сезоне, конечно, общались. Но никаких там пари, или что-то, я ни с кем, ни с Овечкиным, ни с кем не заключал – кто кого победит (смеётся).

— В сборную же вас, Николай, не сейчас пригласили, да?
— Да, ещё когда Вячеслав Аркадьевич в Америку [зимой] прилетал. Они на игру к нам приходили, мы после встречались. Договорились, что если в первой серии вылетаем, я приезжаю. А если мы не вылетаем, они, из «Вашингтона», приезжают.

— То есть, и после окончания серии вопросов не было?
— Нет, сразу собрал вещи и прилетел сюда. Получилось, что мы ночью прилетели после игры [из Вашингтона в Нью-Йорк], на следующий день я все свои дела сделал, с тренером надо было переговорить, с менеджером, и утром сразу вылетел сюда.

— А на следующий сезон у вас с «Рейнджерс», будет продлён контракт? Или — какие планы?
— Нет, ничего пока нет у меня. И планов никаких. Сейчас главное на чемпионате мира хорошо отыграть, а там уже решу, что и как. После чемпионата буду созваниваться с руководством, решать, как они там.

Это было в том сезоне, так что не надо об этом вспоминать уже. Сейчас я реально здесь, в сборной! Значит, надо выходить и играть, и всё. Я ждал, конечно, что пригласят. Старался доказать игрой своей, что достоин сборной. И вот — получилось. Да, в первый раз. Престижно сыграть на таком чемпионате, тем более, за сборную России. Очень рад. Конечно, хочется показать всё лучшее, что я могу сейчас. Очень хочется выиграть…

— Но у вас есть желание с «Рейнджерс» продолжить?
— Да, есть.

— А если в Россию вернуться? Радулов ещё не разрекламировал КХЛ?
— Радулов-то… (смеётся). Нет, пока не хочу. В Россию всегда успею (улыбается).

— За нашим чемпионатом из Америки не следили совсем?
— Почему, по Интернету все результаты смотрел. Кто там, чего.
— А за океаном есть интерес к КХЛ? Денис Гребешков вот рассказывал, что они там только негатив про КХЛ выносят на публику, а если что-то хорошее – то молчат
— Что да, то да. Как только что-то случилось, они сразу показывают, рассказывают подробно. А так чтобы про Россию вообще что-то рассказывали — такого нет, конечно.

— Вы говорили уже с Быковым на тему того, какая роль у вас в команде, с кем будете играть...
— Нет пока. Состояние-то пока ещё сонное. Считайте, сколько я там летел. Я думаю, что завтра всё будет.

— То есть, вы ещё не знаете, что завтра будете играть с американцами? Об этом уже объявлено.
— Нет, мы же вообще не разговаривали ещё. Но я так и думал, что буду играть. Я же приехал играть сюда, а не просто так (улыбается). Просто некогда было говорить. Я же спал целый день, сейчас вот покушал и опять спать. Утром на раскатке пойму, что к чему. И я изначально знал, что играю с американцами. Приехал, и тут не должно быть такого, что устал там или нет. Хочешь спать, не хочешь. Если ты приехал играть, то должен играть. Тут уже нельзя говорить, что ой вы знаете, я там спал плохо, летел долго. Если ты приехал играть за сборную, одел майку России, то просто должен выходить и играть. Ни на что нельзя теперь внимание обращать – лёд, клюшки ещё что-то.

— А сами как оцениваете, сможете уже завтра хорошую игру показать? На следующий день после перелёта…
— Да, ла-а-адно, что такого то? Посплю, и всё нормально будет. Завтра покатаюсь ещё утром. И, тем более, что разница будет — если здесь вечер, то там у нас день. Не ночью же игра, поэтому нормально.

— Американцы вам хорошо знакомы. Как нам надо завтра действовать, что победить?
— Просто надо играть в свой хоккей. В командный такой. И всё нормально будет.

— Что-то американцы тут вообще не напрягаются. Гуляют перед матчем по ресторанам, с жёнами приехали. Вратарь Роберт Эш на игру со Швецией ехал на трамвае…
— Да ну? (смеётся) А они всегда, когда в Европу едут, жён с собой берут. Я пока и не понял, кто тут с кем приехал.

— Вот говорят, им и не важен этот чемпионат мира совсем.
— Да, почему? Наоборот! Это же чемпионат мира! Все хотят сюда попасть. И все хотят выиграть. Потому что это очень престижно.

— А в Америке-то следят за чемпионатом мира?
— Вот в Америке об этом вообще не знают, такое чувство. Там сейчас плей-офф Кубка Стэнли. Они там вообще ничего не транслируют. Может, только канадские матчи. Хотя я лично вообще ни одного матча не видел.

— То есть, про игру сборной России бесполезно спрашивать?
— Я её вообще не видел. Да и некогда там было. Только по Интернету смотрел результаты, читал кое-что. Состав у нас хороший, очень сильная команда. Тут даже говорить не надо, понятно, что сборная России — одна из лидеров.

— Реально титул чемпионов защитить?
— Посмотрим. Не буду ничего говорить пока. Должны и всё. Задача есть такая.

— А канадцы — основные конкуренты?
— Я бы не сказал. Что одни канадцы там. Не могу сказать, что только канадцы и американцы соперники. Шведы, финны тоже.

— Просто канадцы пока как монстры какие-то выносят всех в одну калитку.
— Я не интересовался канадцами, я за Россией только смотрел (улыбается)

— Насколько вообще приглашение в сборную для вас неожиданность? Просто перед прошлым чемпионатом мира Быкова тоже про вас спрашивали…
— Это было в том сезоне, так что не надо об этом вспоминать уже. Сейчас я реально здесь, в сборной! Значит, надо выходить и играть, и всё. Я ждал, конечно, что пригласят. Старался доказать игрой своей, что достоин сборной. И вот — получилось.

— Для вас это впервые — чемпионат мира. Что для вас значит это? Чего ждете?
— Да, в первый раз. Престижно сыграть на таком чемпионате, тем более, за сборную России. Очень рад. Конечно, хочется показать всё лучшее, что я могу сейчас. Очень хочется выиграть — с Кубком Стэнли-то пока не получилось…

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 сентября 2017, понедельник
24 сентября 2017, воскресенье
Партнерский контент